Главная » Книги

Развлечение-Издательство - Многоженец-убийца

Развлечение-Издательство - Многоженец-убийца


1 2 3


Многоженец-убийца

(Шерлокъ Холмсъ - выпуск 2)

Издательство "Развлечение"

Санкт-Петербург, 1908

  
   - С добрым утром, мистер Шерлок Холмс, получите почту!
   - Спасибо, мистрис Бонет! А Гарри Тэксон еще не возвратился?
   - Нет! Господи, бедного мальчика всю ночь не было дома! Вы меня извините, мистер Холмс, но я не могу скрыть замечание, что вам не следовало бы так напрягать силы молодого человека, которому едва минуло восемнадцать лет, - хоть бы вы оставляли его в покое по ночам!
   - Мистрис Бонет, - возразил Шерлок Холмс, отодвигая свою чашку с чаем, и удобно облокотясь на спинку кресла, - вы меня извините, но в этом вы так же мало понимаете, как свинья в апельсине! Ночная служба именно и есть самое важное в деле сыщика! Впрочем, сегодня ночью Гарри успел хорошо выспаться! Он провел сегодняшнюю ночь в приюте для малолетних. Ведь вы знаете это учреждение, основанное великим англичанином и имеющий целью не имеющих крова и принуждаемых без этого ночевать в ночлежном доме или даже на лоне природы, бедных детей приютить и предоставить им хоть постель, ванну и завтрак. Гарри отправился туда без особой цели, только с тем, чтобы лично ознакомиться с этим учреждением. - А теперь, мистрис Бонет, мы с вами проболтали уже одну минуту и тридцать секунд, а вам известно, - Шерлок Холмс улыбнулся с оттенком иронии, - что я не имею возможности посвящать столько времени моим развлечениям!
   Мистрис Бонет удалилась, а Шерлок Холмс начал открывать письма, пришедшие с утренней почтой.
   Их было всего девять штук. Пять из них он уже успел прочитать без особого интереса и отложить в сторону, как вдруг при виде шестого письма он немного удивился.
   - Почтовый штемпель Ашкирк в Шотландии, - бормотал он, - но мне что-то не помнится, чтобы у меня там были знакомства. Письмо это написано женщиной, и написано измененным почерком, да еще и втайне от других. Следовательно, женщина эта боялась, что за ней наблюдают. Все это видно по почерку, указывающему на то, что рука писавшей дрожала. Что письмо было написано тайком, видно из того, что адрес наброшен карандашом.
   Шерлок Холмс стал рассматривать оборотную сторону конверта.
   - Печать сделана монетой! - воскликнул он. - Отсюда следует, что отправительница не хотела обнаруживать свой штемпель, если вообще таковой у неё имелся!
   Затем Шерлок Холмс поднёс письмо к носу, в течение нескольких минут обнюхивал его, а затем сказал:
   - Письмо это несомненно в течение долгого времени хранилось на чьём-нибудь теле, пока явилась возможность отправить его, так как оно пахнет человеческим потом, а вместе с тем немного и духами фиалок, которыми дамы раздушивают своё бельё.
   Шерлок Холмс открыл письмо ловким движением, а затем вынул из конверта дважды сложенный лист бумаги, простой и гладкий, исписанный также карандашом, и содержащий на двух страницах следующее:
   "Мистеру Шерлоку Холмсу в Лондоне!
   Обращаюсь к Вам, полная отчаяния и, не зная в целом мире больше никого, кому я могла бы довериться!
   Еще полгода тому назад я носила имя Мэри Галтон. Мой отец был храбрым офицером британской армии, дослужившийся в Индии до чина полковника.
   В начале прошлого года, после того, как отец вышел в отставку, мы возвратились в Лондон, так как отец хотел провести остаток своих дней в столице Англии. Мы наняли маленький дом в западной части города. Мы вели самую счастливую жизнь, хотя и были вынуждены жить только на пенсию отца.
   На каком-то концерте я познакомилась с лордом Робином Дэнгравом, уроженцем Шотландии, владеющим и в настоящее время замком в Шотландии; замок этот находится вблизи Ашкирка на реке Альватер, как Вы увидите из почтового штемпеля на письме, среди гор, совершенно вдали от шумного света.
   Лорд Робин Дэнграв увидел меня, стал преследовать и, когда я хотела садиться в экипаж, умолял меня согласиться на свидание с ним. Но я гордо ответила ему, что меня можно видеть только в доме моего отца.
   На другой день я немало испугалась, когда раздался звонок в передней, и наша старая прислуга передала моему отцу визитную карточку лорда Дэнграва.
   Я должна спешить, так как пишу это письмо ночью, лежа в постели, причем не смею даже зажечь свечу. Таким образом я пишу карандашом в темноте".
  
   - Ага, - подумал Шерлок Холмс, - вот откуда взялся этот неровный почерк, кривые строки! Все-таки это подвиг, составить такое письмо в темноте. Однако почитаем дальше.
  
   "Лорд Дэнграв сказал моему отцу, что увидел меня на том концерте не в первый раз, что уже несколько недель тому назад он обратил внимание на меня, и что он всем сердцем любит меня. Он просил разрешить ему бывать у нас, для того, чтобы мы ближе узнали его.
   Разрешение это было дано ему. Странно было бы, если бы отец, если бы мы не почувствовали себя польщенными тем, что член старинного шотландского дворянского рода ищет моей руки! Лорд Дэнграв хотя и обратил наше внимание на то, что он не слишком богат, так как род его при Кромвеле потерял почти все свое состояние за то, что сохранил верность королю, но что он владеет еще красивым замком, имением и довольно значительным наличным состоянием.
   Что касается наружности лорда, то во всяком случае он мне нравился. Лорд Дэнграв высокого роста, стройный выразительное лицо его загорело и обрамлено рыжими бакенбардами, а рыжеватые волосы он носит с пробором по середине. У него большие, серые глаза, а взгляд его как бы гипнотизирует.
   В течение нескольких недель, когда он постоянно бывал у нас, он всегда оказывал мне величайшее внимание. Он осыпал меня подарками, которые я неохотно принимала, ежедневно присылал мне по букету цветов, и при этом вел себя так сдержанно и тактично, как только можно было требовать. Тем не менее я не так скоро согласилась бы выйти за него замуж, если бы мой бедный отец не начал прихварывать; состояние его здоровья становилось все хуже и хуже, так что врач обратил мое внимание на то, что нужно в скором времени ожидать его смерти.
   Таким образом отец сам настаивал на том, чтобы я приняла решение. И я согласилась выйти замуж за лорда Дэнграва. Нас повенчали в одной из Лондонских церквей, но уже отец не мог проводить меня к венцу. Свидетелями при бракосочетании были несколько друзей лорда Дэнграва. Когда мы возвратились из церкви домой, отец лежал при смерти. Он благословил нас и закрыл глаза навеки.
   Мы пробыли еще неделю в Лондоне, но потом лорд настаивал на том, чтобы мы уединились в безмятежный покой его замка. То было, как он говорил, самое подходящее местопребывание для медового месяца. После дивного путешествия мы прибыли в Ашкирк. Там нас уже ожидал экипаж, в котором мы ехали еще около пяти часов, все время по горам, вдоль берега бурного Альватера, а потом мы прибыли в замок.
   Это - дивное романтичное владение, но только оно уединенно, слишком уединенно... У лорда было не много прислуги. Нас встретили только старый лакей со своей женой.
   Первые месяцы прошли для меня в счастье и блаженстве. Я любила лорда, Бог мне судья, я была предана ему всем сердцем!
   Но через короткое время я заметила, что в замке скрыта какая-то тайна. Что-то таинственное носилось в воздухе, какое-то привидение ходило по замку - иначе зачем же лорд сейчас же по нашем прибытии запретил бы мне строго-настрого подниматься по винтовой лестнице, поднимающейся в башню? Для чего он стал бы рассказывать мне о том, что согласно старинному сказанию, упорно переходившему в его семье из рода в род, всякий, кто носит имя Дэнграв, безразлично, благодаря ли рождению или замужеству, должен неминуемо умереть, если переступит порог башенной комнаты?
   А я - переступила его и - пока еще живу, мистер Шерлок Холмс. Но кто знает, долго ли еще я проживу! Но если бы мне пришлось внезапно умереть, то знайте, мистер Шерлок Холмс, что меня убил ни кто иной, как лорд Робин Дэнграв! Да, я знаю, он будет моим убийцей, если мне не удастся бежать. Теперь я без устали работаю над планом бегства.
   Очень и очень трудно, мистер Шерлок Холмс, выбраться из замка. Меня стережет сам лорд Дэнграв, а когда его нет, за мною следят его слуги, старик Самуил и жена его, Кэт. У них зоркие глаза, все, все они видят, и горе мне, если бы они заметили хотя бы по самому незначительному признаку, что у меня зародилось подозрение!
   Тем не менее я хорошо подготовила бегство, по крайней мере я думаю, что оно мне удастся, и каждую ночь я молю Бога, чтобы он дал исполниться моему плану.
   А теперь к цели этого письма, мистер Шерлок Холмс! Умоляю Вас, когда Вам в один из ближайших дней или недель сообщат, что для Вас прибыл большой, желтый сундук, то примите его, уплатив маленький сбор за доставку, который могут потребовать от Вас. Получив сундук, откройте его немедленно!
   Я не смею сообщить Вам в этих строках, что именно будет содержать сундук, так как все-таки существует возможность, что настоящее письмо попадет не в те руки. Но внемлите мне, мистер Шерлок Холмс, Вас умоляет несчастная, не отказывайтесь от принятия сундука, откройте его, откройте его, мистер Шерлок Холмс! Вы помогли уже многим, Ваше имя благословляется многими в Соединенном Королевстве, и вот почему я со своей несчастной судьбой доверчиво обращаюсь к Вам. Неужели я могла ошибиться? Сохрани Боже!

Мэри Галтон".

   Прочитав письмо, Шерлок Холмс откинулся на спинку кресла, достал свою коротенькую трубку, набил ее и закурил.
   - Это либо помешанная, - сказал он, держа трубку в правом углу рта, - либо она обратилась к тому, к кому именно следовало! Лорд Дэнграв - верно, есть такой шотландский род, отличившийся верностью королю во времена Кромвеля. Странно! Эта Мэри Галтон в своем письме сообщает мне почти все, что мне нужно.
   Одного только не сообщает, что было бы важнее всего: какую собственно тайну она открыла в замке Дэнсинам - кажется, это и есть название того старого владения в Шотландии! Она боится, что будет убита лордом, её супругом - ей будто бы не разрешается войти в какую-то комнату в башню, какие-то привидения появляются в замке по ночам - все это так причудливо, и если все это письмо не сводится к глупой шутке, если она не смеется надо мной, то я склонен предполагать, что эта мисс Мэри Галтон или леди Дэнграв страдает разжижением мозга, довольно успешно начавшимся этим письмом. Пока я в этом деле ничего не могу предпринять, кроме некоторых предварительных изысканий, т.е. я могу только навести справки о личностях лорда и леди Дэнграв, с тем, чтобы установить, можно ли вообще ожидать от этого господина какого-либо преступного деяния. А пока буду ожидать дальнейших известий от этой леди.
   - Войдите!
   - Ну, войди, войди, - послышался голос Гарри Тэксона у дверей, - он не кусается!
   - С добрым утром, мистер Шерлок Холмс, я привел Вам визитера!
   Гарри Тэксон, одетый в заплатанный во многих местах, дырявый костюм, с порванными, старыми башмаками на ногах и с помятой коричневой шляпе, сидевшей на его голове, как опрокинутый горшок, ввел в комнату маленького, восьмилетнего мальчугана.
   То был хорошенький мальчик со светлыми волосами, имевший крайне запущенный вид. Лохмотья, висевшие на его худом теле, не заслуживали названия костюма. Ноги его были босы и на них видна была рогообразная кожа, образующаяся оттого, что ноги постоянно скользят по твердой мостовой, соприкасаясь с камнями, гвоздями и осколками стекла.
   - Вероятно, это один из гостей Джое Джефферсона? - спросил Шерлок Холмс, всматриваясь в мальчугана своими большими, темными, пытливыми глазами.
   - Славный мальчишка, не правда ли? - воскликнул Гарри. - Я положительно влюблен в него. А так как я думал, что вы, мистер Холмс, можете быть ему полезным чем-нибудь, то я его и привел с собой.
   Шерлок Холмс сделал знак рукой, и мальчик безбоязненно подошел к нему.
   - Как тебя зовут? - спросил сыщик.
   - Дэнди!
   - Это прозвище, которое тебе дали?
   - Другого имени у меня нет, - ответил мальчик. - Меня всегда звали Дэнди, сначала Брэнди, а потом и мальчишки на улице. Вообще меня зовут Дэнди.
   - А кто это такое - Брэнди?
   - Разве ты её не знаешь? - спросил мальчик. - Она обыкновенно валяется пьяной на улице, но она первая приняла во мне участие, когда я ходил по улицам Лондона, не зная, кто я и куда мне идти. Ты, вероятно, часто видал эту старуху, ведь Гарри рассказал мне, что ты знаешь весь Лондон, как свой карман. У неё красное лицо, она очень толста и пьет очень много водки.
   - Значить, эта Брэнди была как бы твоей воспитательницей? А где же вы с ней жили?
   - В какой-нибудь бочке на рыночной улице или в трубе канала вблизи Брод-стрита. Летом было лучше, тогда мы ночевали на свежем воздухе.
   - А она давала тебе водку?
   - Она ругала меня дураком, за то, что я не хотел пить эту дрянь, но она мне слишком жгла горло и язык.
   - А она била тебя?
   - Да, когда я приносил домой мало денег. Ведь я ходил просить милостыню для неё.
   - Теперь ты уже не живешь у неё?
   - Нет, я удрал.
   - А чем же ты теперь живешь?
   - Я продаю газеты. У меня имеется несколько постоянных покупателей, которые берут у меня газету - я зарабатываю приблизительно 5-6 пенсов в день. Этим я и живу, а когда наступает ночь, я иду к Джое Джефферсону, и там ночую.
   - И ты не имеешь понятия, кто твои родители? Сколько же тебе было лет, когда Брэнди нашла тебя на улице?
   - Точно не знаю. Но теперь мне скоро девять лет, так по крайней мере говорят другие мальчики. Уже год, как я самостоятелен, три года был у Брэнди - если ты умеешь считать, мистер Шерлок Холмс, то ты найдешь, что мне было около пяти лет, когда меня бросили на улицах Лондона.
   - А кто мог это сделать?
   - О, тут нет сомнения - вероятно, мои родители, которым я надоел. Но мне все чудится, не знаю, сон ли это или действительность, будто я прежде жил в большом красивом доме. Он находился среди леса, а через окно я видел высокие горы, я слышал также шум реки, протекавшей мимо нашего дома. Какая-то нежная, красивая женщина очень любила меня и часто меня целовала. Помню также какого-то господина, вероятно, моего отца. А потом - все это покрывается мраком и исчезает. Бледная женщина, высокий, красивый мужчина, красивые комнаты, серебряная посуда, с которой я ел, и о чем я больше всего жалею, - хорошие бифштексы, сладкие блюда и фрукты, - все это исчезло.
   - Гарри, отведи этого маленького господина к миссис Бонет и скажи ей, чтобы она приготовила ему хороший завтрак. А ты, Дэнди, каждый день приходи сюда за завтраком, слышишь, каждый день! Только не рассказывай об этом своим товарищам, не то, они приступом пойдут на мою квартиру.
   - Спасибо, - ответил Дэнди, сохранивший за все время разговора, комичную серьезность. Он подал руку Гарри и дал себя увести. Шерлок Холмс с участием смотрел ему вслед.
   - Сколько их, кто перечтёт их, судьба которых такая же, как у этого ребенка! Имя им легион! Безжалостные родители, или равнодушные родственники выталкивают их на улицу, и они ведут жизнь, как дикие животные. Если им удастся найти доброго человека, который примет в них участие, они становятся ручными. Если же этого нет, они превращаются в хищных зверей, которые рано или поздно становятся угрозой для общества. Ну, а теперь надо отложить письмо Мэри Галтон в архив.
   - Вот так штука! - воскликнул Шерлок Холмс, после того, как он сложил письмо и вложил обратно в конверт. - Письмо было в дороге от Ашкирка до Лондона целых десять дней, вместо суток! Много же времени ему нужно было, пока оно попало в мои руки! Правда, адрес "Шерлок Холмс - Лондон" несколько неполон, но тем не менее почта должна была бы знать меня. В чем дело, Гарри?
   - Это, вероятно, ошибка, мистер Холмс, - ответил Гарри, успевший уже снять лохмотья и превратиться в миловидного молодого человека. - Внизу у дверей стоят два ломовика, которые привезли большой желтый сундук. Они говорят, что сундук предназначен для вас, мистер Холмс!
   - Это не ошибка! - воскликнул сыщик. - Пусть принесут сундук сюда!
   Через несколько минут на лестнице раздался топот ломовиков.
   - Черт возьми! - бранился один из них. - Штука эта так тяжела, точно в ней лежит железо!
   - И при этом на крышке написано "осторожно", "не опрокидывать", - сказал другой.
   - Так-то оно так, а кто же заплатит нам за эту осторожность?
   - Я! - сказал Шерлок Холмс, открывший дверь своего рабочего кабинета. - Я вам заплачу, поставьте сундук сюда, на середину комнаты, и дайте сюда накладную.
   - Вот она! - ответил ломовик. При этом он одной рукой вытер пот со лба, а другой вынул из-за пазухи накладную. - Следует десять шиллингов и семь пенсов!
   - Вот они, а сдачу оставьте себе на водку!
   - Спасибо, мистер, спасибо! - ответил ломовик. - Но прошу расписаться в получении. Так, теперь нам здесь делать больше нечего!
   Оба ломовика удалились.
   Гарри Тэксон качал годовой, рассматривая большой желтый сундук, обитый медными полосами и имевший богатый вид.
   - Ведь это громаднейший сундук, - сказал Гарри, - если позволительно спросить, что же в нем находится?
   - Вероятно, то, что указано в накладной: платье и белье, по крайней мере здесь так сказано, и у меня нет основания сомневаться в этом. А теперь, Гарри, принеси-ка мне мою отмычку, да сразу всю связку.
   - Вы хотите открыть сундук, мистер Холмс?
   - С твоего любезного разрешения, - улыбаясь, ответил сыщик.
   - А разве сундук принадлежит вам?
   - Ничуть не бывало, мой милый, но я имею право его открыть. В этом сундуке несчастная женщина, стремящаяся бежать от ужасной обстановки, присылает мне вероятно предварительно свои платья. Мы тщательно сохраним их.
   Пока Гарри отправился в другую комнату за ключами, Шерлок Холмс опять зажег трубку и в раздумье ходил по комнате.
   - Он отправлен из Ашкирка, - бормотал он, - а так как груз из Ашкирка в Лондон идет по железной дороге не менее шести дней, то сундук отправлен вскоре после письма! А, вот и ты, мой милый, дай-ка сюда ключи, может быть, какой-нибудь из них и подойдет, - связал он вошедшему Гарри. - А если этого не будет, то мы просто-напросто взломаем сундук. А где собственно твой Дэнди?
   - Дэнди? Он сидит у мистрис Бонет на кухне и ест, как волк. А она не нарадуется на него, и восхищена тем, что ежедневно будет его кормить.
   - Добрейшая душа, - сказал Шерлок Холмс.
   Потом он опустился на колени перед сундуком и пробовал открыть его одним ключом за другим. Но он убедился, что не так-то просто открыть замок, что обыкновенным ключом ничего нельзя сделать, и что нужно примерить более сложные ключи. В следующую минуту, когда Шерлок Холмс снова вставил в замок причудливой формы ключ, он радостно воскликнул:
   - Поворачивается... так... вот и открыл! Подними-ка крышку, Гарри!
   Медленно поднялась крышка сундука.
   Но вдруг Гарри с криком отбросил ее, из сундука несся резкий запах. Шерлок Холмс стоял совершенно спокойно и сосредоточенно. Трубка выпала у него из рук, казалось, что глаза его остановились, так недвижно он смотрел в сундук.
   В большом, желтом, кожаном сундуке, на ворохе пропитанного кровью платья и белья лежал труп молодой женщины.
   С ужасом Шерлок Холмс и Гарри отпрянули назад при виде трупа в сундуке, а потом из уст сыщика вырвались слова:
   - Какой-то таинственный негодяй присылает мне на дом свою жертву, он хочет надсмеяться надо мной, но увидим, за кем из нас останется последнее слово!
   С этой яростной вспышкой волнение Шерлока Холмса достигло высшего напряжения, а после этого оно уже стало уменьшаться. Спокойно и хладнокровно он принялся за необходимое расследование.
   - Прежде всего, Гарри, закрой изнутри дверь, - сказал он, - нам никто не должен мешать. А теперь помоги мне вынуть труп из сундука. Черт возьми, ты дрожишь! Если ты намереваешься сделаться хорошим сыщиком, то прежде всего должен привыкнуть к картине смерти!
   - Вы знаете, мистер Холмс, я видел уже много трупов, и я давно отвык от ужаса при их виде. Но этот труп, какая красивая, бедная, молодая женщина! И убита так жестоко!
   - Должно быть ей всадили нож в сердце, это мы сейчас увидим, возьмись-ка, Гарри, перенесем труп на диван!
   Когда бездыханный труп был уложен на мягком диване, Шерлок Холмс низко наклонился над ним, и взгляд его быстро скользнул по всей красивой фигуре убитой.
   - Смерть уже давно скосила эту молодую красавицу! - сказал он.
   Темно-русые локоны спадали длинными прядями через плечи и спину, глаза были полузакрыты, а там, где находится сердце, сорочка была разрезана ножом. Оттуда кровь полилась через сорочку и просочилась на лежавшее в сундуке бельё.
   - Это Мэри Галтон, нет никакого сомнения, - спокойно сказал Шерлок Холмс. Обращенное ко мне письмо, несомненно, было последним в её жизни.
   - Как, мистер Холмс, вам известно имя несчастной?
   - Полагаю, что это её имя, - ответил сыщик, - но дай-ка мне ещё раз осмотреть труп.
   После того, как Шерлок Холмс в течение пяти минуть осматривал труп молодой женщины, он воскликнул:
   - Ее удавили, и удавил ее мужчина! Вот здесь на шее ясно видны следы пальцев. Нож ей всадили уже после этого. Метку, конечно, удалили из сорочки, а потому я полагаю, что мы на платье и белье, находящихся в сундуке, много не увидим, но все же надо и это осмотреть.
   Шерлок Холмс сталь вынимать из сундука одну вещь за другой. Все это были изящные дамские платья, белье, как его носят только знатные дамы, частью обшитое богатыми кружевами, и почти всё настолько новое, что Шерлок Холмс сейчас же воскликнул:
   - Это белье из приданого мистрис Мэри Галтон. Куплено оно около полугода тому назад, но везде недостает меток. А вот и туалетные приборы: венецианское зеркало, несессер с щеточками и напильничками для ухода за руками; а вот и книги: сочинения Байрона, том Шекспира, "Последние дни Помпеи" Бульвера.
   - Мы добрались до дна сундука, больше там нет ничего, - сообщил Гарри.
   - Хорошо, тогда очередь за самим сундуком. Дай-ка мне еще раз осмотреть крышку, Гарри!
   После того, как молодой человек опустил крышку, Шерлок Холмс осмотрел ее, освидетельствовал медную обивку, и вдруг поднял голову, начал ломать пальцы, и чуть ли не радостно воскликнул:
   - Это важно, вот это идея, следовательно, таким образом и было устроено бегство, Гарри, знаешь ли, кто положил несчастную в сундук?
   - Ну, вероятно убийца!
   - Вовсе нет, - она сама легла в сундук! Я расскажу тебе всю историю, Гарри, слушай внимательно: Мэри Галтон намеревалась бежать от своего супруга. Но это было не так просто - несчастная могла вынести из дома под тем или другим предлогом только этот сундук. Вот она сама и легла в него, надеясь доехать таким образом до Лондона. Немедленно по прибытии сундук должен был быть вскрыт, разумеется для того, чтобы освободить её из плена.
   - Но ведь она дорогой умерла бы с голоду - вставил Гарри, - сколько времени багаж находится в дороге от Ашкирка до Лондона?
   - Около шести дней, дорогой мой, но мы, очевидно, недостаточно тщательно осмотрели платья, посмотрим, не найдем ли чего в карманах.
   Они стали выворачивать карманы некоторых платьев, и действительно, оттуда выпали крошки хлеба, а из одного кармана вывалилась пустая винная бутылка.
   - Дело становится все яснее, - сказал Шерлок Холмс. - Теперь я уже знаю, где именно ее убили. Прежде всего, посмотри на крышку сундука, Гарри: ты видишь дырочки на нем? Они не велики, но были достаточны для того, чтобы питать несчастную воздухом во время пути от Ашкирка до Лондона. Вот с боковой стороны тоже продырявлены отверстия. Все это было подготовлено умно и тщательно. А в общем, Мэри Галтон убита не в Ашкирке, а уже в Лондоне.
   - Из чего вы это заключаете, мистер Холмс?
   - Из того простого обстоятельства, что от взятых на дорогу в сундук припасов осталось только несколько крошек и что бутылка выпита до последней капли. Таким образом, убийство совершено здесь в Лондоне, и вероятно на товарном складе той железной дороги, по которой сундук доставлен в Лондон. С целью убийства виновник его, установив факт бегства Мэри Галтон, и узнав, каким именно образом это бегство было совершено, бросился сломя шею в Лондон. Переодевшись во что-нибудь подходящее, он забрался в товарный склад и там прикончил со своей жертвой. Так как он однако не мог унести труп, и тем менее сундук с трупом, то он запер последний опять в сундук, который мне, как получателю, и доставлен. Все это для меня так ясно, как будто бы я лично присутствовал при этом, Гарри, причем все это важно, очень важно!
   И снова Шерлок Холмс стал ломать пальцы.
   - А теперь беги, Гарри, - сказал он, - и приведи мне капитана Форстера со станции Бэкер-стрит. Мы должны заявить о происшедшем полиции и передать ей труп.
   - Сказать мистрис Бонет о нашей ужасной находке в сундуке?
   - Ни слова, - сказал Шерлок Холмс, - это остается между нами, Гарри, и я надеюсь убедить также и капитана Форстера хранить молчание.
   Шерлок Холмс, оставшись один, придвинул кресло к дивану, на котором лежал труп, сел и в течение четверти часа смотрел на покойную красавицу.
   - Подло убита собственным мужем, - произнес он затем глухим голосом, - а у меня она искала последней помощи. И она не ошиблась! Если я уже и не могу ей помочь теперь, то я приму свои меры к тому, чтобы это преступление было отомщено. Я полагаю, что нелегко будет уличить этого лорда Дэнграва, он, надо полагать, отъявленный негодяй, но... А, вот и вы, милейший друг, - воскликнул он, поднимаясь из кресла, и идя навстречу полицейскому капитану, вошедшему вместе с Гарри. - Странное происшествие. - Вы видите там труп на диване?
   - Боже мой, труп красивой молодой женщины! - крикнул капитан Форстер. - Каким образом покойница попала к вам, Шерлок Холмс?
   - Она доставлена мне вот в этом сундуке, - ответил сыщик, - я знаю, кто эта покойница, но считаю за лучшее пока не распространяться об этом, а обращаюсь к вам, капитан Форстер, с просьбой сохранить этот случай в тайне.
   - Это будет возможно только тогда, если вы сами возьметесь за расследование преступления, иначе мы должны будем поручить дело нашим сыщикам.
   - Оставьте меня в покое с вашими сыщиками, - торопливо произнес Шерлок Холмс, - они испортят все дело.
   - А что делать с покойницей? - спросил капитан, участливо глядя на бледную женщину, - придется перевести ее в покойницкую.
   - Этого совсем не требуется, - возразил Шерлок Холмс.- Вы можете спокойно похоронить ее, так как её личность установлена. Это - некая Мэри Галтон, дочь полковника. Она вышла замуж и потом была убита.
   - Так вы обещаете, мистер Холмс, что приложите все старания к тому, чтобы найти убийцу этой несчастной?
   - Обещаю, - ответил сыщик, протягивая капитану свою длинную, костлявую руку.
   - Благодарю вас, мистер Холмс. Я пришлю за трупом.
   - Смею просить - сегодня ночью, - сказал сыщик, - чтобы это дело напрасно не нашумело на улице.
   Капитан обещал принять все меры к тому, чтобы труп был вывезен из дома возможно незаметным образом, потом он обменялся с Шерлоком Холмсом рукопожатием и ушел.

* * *

   Как только за ним закрылась дверь, Шерлок Холмс окликнул своего помощника:
   - Твой мальчуган еще в передней?
   - Он все еще сидит в кухне и как раз пожирает седьмой пирожок, предложенный ему мистрис Бонет.
   - Так скажи ему, чтобы он на минуту прервал свое благородное занятие и пришел сюда, и ты приди вместе с ним.
   Через несколько минут Тэксон привел маленького Дэнди к Шерлоку Холмсу. Мальчик жевал еще во весь рот, и, казалось, еще в последний момент всунул в рот целый пирожок.
   - Ну что, вкусно, Дэнди? - спросил Шерлок Холмс.
   Мальчик что-то промычал, так как еще не мог говорить.
   - Ну-с, подождем еще немного, - засмеялся сыщик и опять зажег трубку.
   - Все в порядке, мистер Шерлок Холмс, - крикнул Дэнди, вогнавший с отчаянными усилиями все количество пищи, наполнявшее ему рот, в желудок. - Благодарю покорно, завтрак был превосходен. Я еще никогда так не завтракал.
   - Вот такие завтраки ты теперь всегда будешь получать, а если ты захочешь, то теперь ты можешь составить себе карьеру.
   - Карьеру? - крикнул Дэнди. - О, на это я всегда готов.
   - Я выражусь немного точнее. Ты получишь хороший костюм, пару прекрасных башмаков, чистое белье и кроме того тебе будет предоставлено право приходить ко мне на дом не только на завтрак, но и на обед в течение целого года.
   - Да здравствует, трижды мистер Шерлок Холмс! - крикнул Дэнди, и вдруг оказался стоящим не на ногах, а на голове.
   - Слушай, да ты ведь акробат!
   - Эх, это умеет всякий уличный мальчик, - ответил Дэнди, принимая опять нормальное положение.
   - Кроме того еще скажу, что в течение этого года ты каждое воскресенье будешь получать от меня по два шиллинга, но только с условием, если ты окажешь мне большую услугу.
   - Мистер Шерлок Холмс, прикажите только и я спрыгну с самой высоты памятника Нельсону!
   - Вследствие чего ты разбился бы вдребезги, но услуга, которую я ожидаю от тебя, тоже не безопасна. Дело в следующем: ты видишь этот сундук?
   - Гм, очень красивый сундук, да такой большой, что в нем можно и жить. Бочка, в которой я жил с Брэнди, не намного больше.
   - Обращаю твое внимание на то, что в этом сундуке есть несколько отверстий для воздуха; мы еще немного увеличим их, и тогда в сундуке будет довольно воздуха.
   - Воздуха - для чего?
   - Для вдыхания.
   - А кто же будет вдыхать?
   - Ты!
   - Это я должен буду жить в этом сундуке?
   - Только три дня. Сундук будет отправлен отсюда большой скоростью туда, откуда он пришел, т.е. в Шотландию, по близости города Ашкирка. Я, конечно, снабжу тебя необходимыми припасами на дорогу, и так как сундук тебе и самому нравится, то собственно, ничего особенного с тобой не может случиться, разве только, если его поставят вверх дном.
   - Но, ведь, тогда я буду стоять на голове, мистер Холмс, а я только что доказал вам, что я умею проводить время стоя на голове, с тем же успехом, как стоя на ногах.
   - Так ты согласен?
   - Мистер Шерлок Холмс, - ответил Дэнди, - то, что вы называете услугой, для меня ровно ничего не составляет. Для меня не будет никакого труда прожить в этом сундуке. Уверяю вас, что с Брэнди мы жили гораздо хуже, и многие из моих товарищей позавидовали бы мне за этот сундук.
   - Так по рукам, молодой человек, - сказал Шерлок Холмс, - когда мы тебе скажем, ты влезешь в сундук, и само собою разумеется, что ты будешь сидеть в нем тихо и смирно.
   - И не пикну, но, неправда ли, когда-нибудь ведь откроют сундук?
   - Через три дня его откроют.
   - А кто же его откроет?
   - Я сам.
   - Где это будет?
   - Вероятно, в одном замке, но я еще не знаю, в каком именно помещении его.
   - А в чем собственно будет моя обязанность? Только разве совершить путешествие в сундуке?
   - Нет, Дэнди, теперь идет самое главное. Слушай меня, Дэнди, иди ко мне и дай мне руку. Я пошлю тебя в этом сундуке в Ашкирк, для того, чтобы ты попал в некий дом и услышал все, что бы ни говорили вблизи сундука. Стенки сундука не так толсты, чтобы через них нельзя было слышать. Попробуем, влезь-ка, Дэнди!
   Дэнди не влез, а ловко впрыгнул через боковую стенку и прикорнул в сундуке. Гарри запер крышку.
   - Пусть пройдет немного времени, - сказал Шерлок Холмс вынимая часы.
   Дэнди очевидно желал доказать, что он может сидеть совершенно тихо, так как из сундука не слышно было ни малейшего звука.
   - Какой воздух в твоей квартире, Дэнди? - спросил Шерлок Холмс громким голосом.
   - Отличный. Здесь лучший воздух, который я когда-либо вдыхал, по крайней мере, не пахнет водкой, как всегда у Брэнди.
   - А, в общем, тебе нравится в сундуке? - спросил Холмс, сильно понизив голос.
   - Ничего себе, только вот надо было бы чего-нибудь поесть.
   - Это ты получишь, - рассмеялся сыщик, и отошёл почти к самому окну, а оттуда спросил почти шёпотом:
   - Вкусны ли были пирожки, которые дала тебе мистрис Бонет?
   - Превосходны! - крикнул Дэнди из сундука своим детским голосом. - В особенности тот с медом и изюмом. Ах, таких вещей не ел еще ни один из моих товарищей!
   - Следовательно, из сундука отлично слышно, - сказал Шерлок Холмс, а Гарри открыл крышку и Дэнди с ловкостью белки выскочил оттуда, - не трудно будет подслушать разговор по близости. Замечай себе все подробно, писать умеешь?
   - Вот с этим дело плохо, - возразил Дэнди с милой откровенностью, - но, вы можете положиться на мою память, мистер Шерлок Холмс. Я сумею рассказать вам все, что услышу из сундука.
   - Ладно же, - ответил сыщик, - наш договор заключен, и я надеюсь, что маленькая услуга, которую ты мне окажешь, принесет тебе счастье. А теперь, Гарри, дай мне пальто, шляпу и палку, мне нужно уходить.
   Не переодеваясь, Шерлок Холмс вышел из своего дома. Он взял извозчика и крикнул кучеру:
   - В товарный отдел Большой Северной дороги!
   Шерлок Холмс должен был совершить довольно длинный путь, так как Большой Северный вокзал, от которого ведет дорога в Шотландию, находится на крайнем севере города.
   Наконец коляска остановилась перед величественным зданием, к которому примыкали громадные склады; тут сыщик сошел и немедленно вошел в контору вокзала.
   - Простите, мистер, - обратился Шерлок Холмс к служащему, сидевшему за письменным столом, - мое имя Шерлок Холмс.
   - А, знаменитый сыщик? Очень рад!
   - Вы доставили мне большой сундук, прибывший из Ашкирка в Шотландии по моему адресу. Я, однако, не намерен принять этот сундук. Он находится у меня на квартире, и я прошу вас отправить его большой, слышите ли, большой скоростью обратно отправителю.
   - А разве сундук предназначен не для вас? - спросил служащий.
   - Слушайте, - ответил Шерлок Холмс, - когда я намеревался открыть сундук, то увидел, что кто-то пытался сделать это подобранным ключом. А так как содержимое сундука представляет собою большую ценность, то я заранее отклоняю всякую ответственность; впрочем, я убежден, что тут произошла кража, которая могла случиться только у вас на складе.
   - Я не считаю это возможным, - возразил служащий, - но я сейчас же позову надсмотрщика.
   Он надавил на кнопку электрического звонка и по рупору передал приказание прислать к нему надсмотрщика.
   Через несколько минут открылась дверь, и вошел надсмотрщик, человек с открытой физиономией, с седой окладистой бородой. Служащий сообщил ему об упреке, сделанном железной дороги.
   - Черт возьми, я так и думал, что тут что-нибудь да обнаружится, - воскликнул надсмотрщик, - я ведь, сейчас же хотел сделать заявление, но так как все товары были в целости и ничего не было украдено, то я думал, лучше не скажу, во избежание канительных следствий.
   - В этом вы поступили очень неправильно, - сказал инспектор, - вы знаете, что должны заявить о всяком происшествии.
   - Господин инспектор, я служу 35 лет; если из-за каждого пустяка делать заявление, то не оберешься их.
   - Так что же собственно случилось?
   - Тому назад дня три, - да, в ночь с понедельника на вторник, - я, как всегда, первым пришел в склад, и увидел, что одно из окон разбито и железные прутья распилены.
   - Самый настоящий взлом, - воскликнул инспектор, - слушайте, об этом вы во всяком случае должны были доложить.
   - Но ведь ничего не было украдено, - упорно стоял на своем надсмотрщик, - ничего решительно. Я сейчас же пересчитал все места и сравнил номера. Но ясно, что нас посетили жулики высокой марки, так как там, где стояло одно из больших мест, - какой-то большой сундук, - я нашел воровскую пилу и ещё один предмет, который меня удивляет, вот он!
   При этих словах надсмотрщик полез в карман и вынул оттуда широкий золотой перстень.
   - Обручальное кольцо! - в один голос крикнули инспектор и Шерлок Холмс.
   Инспектор взял кольцо, рассмотрел его, и сказал, качая головой:
   - Вот тут что-то такое выгравировано. Буква Р и М, а потом: "17 Сентября 1891".
   - Число дня венчания, - сказал Шерлок Холмс, и втайне подумал: - Робин и Мэри, - вот все и доказано, покойница, найденная в сундуке, та Мэри Галтон, или правильнее, леди Дэнграв.
   - Так вы вполне уверены, - сказал инспектор, - что ничего не украдено; но, с какой же целью совершен взлом, если ничего не тронуто?
   - Вот над этим и я ломал голову, - возразил надсмотрщик, - но тоже не нахожу ответа. Вероятно, сундук оказался слишком крепким, или же ворам помешал какой-нибудь шум.
   - Так оно вероятно и было, - отозвался Шерлок Холмс, - отпустите надсмотрщика, господин инспектор.
   И когда дверь закрылась за ушедшим, весьма обрадовавшимся, что отделался легко, сыщик наклонился к инспектору и шепнул ему что-то на ухо:
   - Даю вам обещание! - воскликнул тот. - Вы можете говорить свободно, стены здесь толстые, никто ничего не услышит.
   - Ну, так вот, - сказал Шерлок Холмс, - знаете ли вы, что в ту ночь, когда был произведен взлом, на вашем складе совершено убийство?
   - Убийство?
   - Страшное, жестокое убийство! Убита несчастная, молодая женщина, находившаяся в большом, желтом сундуке, в том самом сундуке, у которого найдено кольцо; ее удавили и кроме того прокололи ей сердце. Но я напал на след виновника, и поэтому, я желаю, - Шерлок Холмс понизил голос, - чтобы вы сегодня еще прислали за сундуком ко мне на квартиру и отправили его по адресу, который я вам укажу. Но сундук должен пойти большой скоростью. Сколько времени он будет в дороге до Ашкирка?
   - Два дня.
   - И

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 342 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа