Главная » Книги

Развлечение-Издательство - Кровавый алтарь

Развлечение-Издательство - Кровавый алтарь


1 2


Кровавый алтарь

Нат Пинкертон - король сыщиков. Выпуск 19.

Санкт-Петербург: издательство "Развлечение", 1908.

   Создание файла (nbl), март 2011 г.
  

Глава I. Редкая конкуренция

   Нат Пинкертон сидел в своей конторе и читал газету. Его взгляд остановился на одном объявлении, и по губам его скользнула насмешливая улыбка. Это было объявление, напечатанное жирным крупным шрифтом и занимавшее почти четверть газетной страницы. Пинкертон надавил кнопку звонка.
   Боб Руланд тотчас вошел в кабинет и спросил:
   - Что прикажете?
   - Подойди поближе. Боб, и полюбуйся на это странное объявление. А потом скажи мне откровенно, что ты о нем думаешь.
   Боб подошел к столу и, взяв в руки газету, вполголоса прочел большое, окаймленное толстой черной рамкой объявление:

"Внимание! Сыскная контора "Справедливость"!

   Единственное вполне современное учреждение! Преследование преступников, охрана частных лиц, раскрытие мрачных тайн на строго религиозной почве. До сего времени - исключительный успех. Низкие цены, быстрое исполнение. Адрес: Марк-стрит, 234, пятый этаж. К. Мак-Берри, директор".
   Боб опустил газету и в недоумении посмотрел на своего начальника. Затем он расхохотался и презрительно бросил газету на пол.
   - Это просто восхитительно! - воскликнул он. - Я думаю, что нам скоро придется сложить оружие перед такой конкуренцией. Народ, наверное, толпами побежит туда. Ведь ничего подобного еще не бывало. "Преследование преступников на строго религиозной почве"! Этим сказано все! Сыщик, преследующий преступника с Библией в руке и боящийся задеть хоть один волосок на его голове, - это ведь прелестно, такого действительно еще не бывало на свете!
   - Не обернулась бы эта прелесть трагедией... - произнес Пинкертон серьезным тоном.
   - Ну, не думаю, шеф, - возразил Боб. - Похоже, что эта достославная контора обязана своим существованием какой-нибудь благочестивой секте, которая со священным трепетом заметила, что нехорошие сыщики не всегда учтиво обращаются с бедными преступниками. И вот эта секта решила прийти на помощь гонимым и арестовывать их при поддержке священных текстов, благочестивых брошюрок, мягкостью и убеждением! Во всяком случае, мистер Мак-Берри - святоша весьма оригинальный, и неплохо было бы познакомиться с этим господином поближе.
   Нат Пинкертон кивнул.
   - В этом ты прав, и я обязательно займусь этой историей. И я вовсе не склонен рассматривать это объявление с юмористической точки зрения. Именно "строго религиозная почва" наводит меня на мысль, что какая- то банда задумала все это, чтобы поживиться. Я намерен серьезно и досконально расследовать это дело. Если твое предположение справедливо, - а это не исключено, - тогда Господь с ними: пусть они себе продолжают свою криминально-религиозную деятельность, я не буду мешать. Но если за этим благочестивым обществом скрывается кое- что другое, - тогда извините!
   Боб тоже стал серьезным. Он понял, что его шеф в очередной раз преподал ему урок: настоящий сыщик ни к какому делу не должен относиться так легкомысленно.
   Тут Нату Пинкертону доложили, что какая-то дама желает с ним говорить. На визитной карточке стояло: мисс Леони Франк.
   - Ага, это, должно быть, дочь мистера Гаральда Франка, который пропал без вести около недели тому назад. Я долго ждал, чтобы кто- нибудь обратился ко мне по поводу этого исчезновения, - и напрасно. Так всегда бывает: люди являются за помощью лишь в крайнем случае, в самый последний момент.
   При появлении молодой элегантно одетой дамы сыщик встал, вежливо поздоровался и предложил ей стул. Она села, подняла вуаль, и он увидел бледное красивое лицо с большими синими глазами.
   - Вы, верно, уже слышали о деле, по которому я пришла к вам? - спросила она приятным мелодичным голосом.
   Речь идет о бесследном исчезновении вашего отца, - ответил он. - Если не ошибаюсь, это случилось восемь дней назад?
   - Совершенно верно, - сказала она, несколько смутившись.
   - Почему вы не обратились ко мне раньше?
   - В день исчезновения отца ко мне явился директор другой сыскной конторы, который убедил меня поручить ему ведение этого дела.
   - Позвольте спросить: что это за контора?
   - Она называется "Справедливость", а ее директора зовут Мак- Берри.
   - И вы обратились ко мне потому, что эта контора до сего времени не добилась успеха?
   - Да, мистер Пинкертон. По крайней мере, у меня такое впечатление, хотя Мак-Берри ежедневно твердит мне, что уже напал на след. Я вынуждена впустую тратить огромные деньги. Вообще все это довольно неприятно. Я потеряла всякое доверие к мистеру Мак-Берри.
   - Вам не следовало вовсе принимать его предложение, мисс Франк, - серьезно заметил сыщик. - Вы хорошо сделали, что обратились ко мне.
   - Но я не должна была этого делать! - возразила она. - Я дала обещание мистеру Мак-Берри не обращаться ни в какую другую сыскную контору. Он на этом особенно настаивал!
   - Вот как? И ко мне он не советовал обращаться? В каких же выражениях?
   - Он говорил, что вам важно лишь любой ценой перещеголять других, и что рассчитывать на вашу помощь ни в коем случае нельзя. Он даже требовал, чтобы я дала клятву в часовне, принадлежащей его секте, о том, что не изменю ему.
   - Значит, он вам говорил, что принадлежит к какой-то секте?
   - Да, он сказал, что его контора основана сектой. Бог уже осенил их своей благодатью, без имени Божьего они не предпринимают ни одного дела и обязательно хотят, чтобы клиенты, нуждающиеся в их помощи, вступали в их секту хотя бы на время расследования, которое проходит успешнее, если обе заинтересованные стороны совместно возносят свои молитвы... Этот фанатик взял с меня обещание, что я в назначенный день вознесу у алтаря его часовни особую молитву к Богу, дабы он даровал нам свое милостивое содействие.
   Нат Пинкертон недоверчиво покачал головой.
   - Этот Мак-Берри производит странное впечатление... И преступников он выслеживает оригинальным способом. Однако не думаю, что его способ приносит положительные результаты.
   - Но он рассказывал мне о многих делах, успешно проведенных конторой "Справедливость"...
   - Мне отлично понятны мотивы, которыми он при этом руководствовался, - заметил Пинкертон. - Значит вы, мисс Франк, пришли, чтобы поручить мне это дело, и чтобы я расследовал обстоятельства исчезновения вашего отца?
   - Да, - подтвердила она.
   - В таком случае я прошу вас быть со мной совершенно откровенной и не утаивать от меня ни одной мелочи. Вы согласны?
   - Конечно! Охотно расскажу вам обо всем, ибо полностью вам доверяю.
   - Сколько лет было мистеру Гаральду Франку?
   - Шестьдесят два.
   - Как велико его состояние?
   - Его можно оценить, по крайней мере, в три миллиона долларов.
   - Составил ли он завещание?
   - Как же, - составил.
   - И вы, конечно, его наследница?
   - Мне не досталось ни единого доллара: наследником объявлен мой двоюродный брат Чарлз Тальбот...
   - Вот этого я не понимаю! - воскликнул Пинкертон. - Вы, единственная дочь Франка, не получите ни доллара?
   - Тем не менее, это факт, - подтвердила она. - Отец потребовал, чтобы я вышла замуж за его племянника Чарлза. И я уже обручена с ним. Ему и переходит все состояние, но с тем условием, что если Тальбот не сдержит слова или умрет, наследницей становлюсь я.
   - Значит, этим завещанием отец принуждает вас выйти замуж за вашего двоюродного брата?
   - Принуждения тут, в сущности, нет: мы любим друг друга и счастливы, что скоро обвенчаемся...
   - Теперь мне ясен смысл завещания, - заявил сыщик. - Ваш двоюродный брат живет здесь, в Нью-Йорке?
   - Нет. Он офицер и служит на канадской границе. Из-за него у меня даже произошла крупная размолвка с инспектором Мак-Конеллом.
   Нат Пинкертон слегка улыбнулся. Он уже догадывался, в чем дело.
   - Подумайте только! - продолжала мисс. - Он осмелился подозревать моего двоюродного брата...
   - Неужели он допускает, что он имеет отношение к исчезновению вашего отца?
   - Вот именно. И хотя я энергично протестовала, он предпринял кое- какие розыски, которые, разумеется, ни к чему не привели... Моего жениха задержали по служебным делам, и он не смог освободиться, так что приедет лишь завтра.
   - Все, что вы мне сейчас рассказали, вы говорили, конечно, и мистеру Мак-Берри?
   - Да, - ответила она. - Этот сыщик осведомлен о некоторых моих семейных делах.
   - Значит, он заранее навел справки? - заметил Пинкертон. Он все более убеждался в том, что этот благочестивый сыщик вовсе не так уж благочестив, и окончательно решил познакомиться с ним поближе.
   - Известно ли мистеру Мак-Берри, когда приедет ваш двоюродный брат?
   - Конечно! Я сказала ему, что брат приедет завтра после полудня на Центральный вокзал.
   - А что он ответил вам на это?
   - Он ответил, что будет завтра на вокзале, встретит моего брата, отвезет его ко мне и добавил, что намерен тесно с ним взаимодействовать.
   - Вы, конечно, тоже будете его встречать?
   - Я собиралась, но мистер Мак-Берри потребовал, чтобы ко времени прибытия брата я уже была в часовне его секты, помолилась бы там Богу и прошла бы через обряд приобщения к секте, покуда идет расследование. Один из "благочестивых братьев", как назвал его Мак-Берри, приедет за мной в половине шестого, чтобы отвезти в часовню.
   - Нет ли у вас с собой фотографии вашего брата?
   - Вот она. Я чуть было не отдала ее Мак-Берри, который ее у меня просил.
   - Оставьте ее, пожалуйста, мне. А мистеру Мак-Берри можете отдать, если хотите, другую, - сказал Пинкертон.
   - Нет, этого я не сделаю. А уж возносить молитву у алтаря вообще не собираюсь. Я не желаю больше иметь с ним никаких дел.
   Нат Пинкертон подумал немного, затем встал и заявил твердым тоном:
   - И все-таки, мисс Франк, вам следует сделать все, что он от вас требует: у меня есть все основания думать, что этот оригинальный сыщик задумал гнусное дело, и его надо поймать на месте преступления... Кроме того, я почти уверен, что в результате мы узнаем и то, куда девался ваш отец.
   От неожиданности она изумленно взглянула на него и произнесла:
   - Право... Это несколько... Впрочем, я готова исполнить все, что вы мне скажете. Жду ваших указаний.
   - О, я буду краток! - ответил великий сыщик. - Прежде всего: не отказывайте этому Мак-Берри в просьбе дать ему фотографию. У вас, конечно, есть второй экземпляр?
   - У меня их несколько.
   - Затем вы безропотно последуете за посланником, который явится к вам завтра, чтобы отвезти в часовню, и проделаете там перед алтарем все, что от вас потребуют. Вам нечего будет бояться: я буду недалеко от вас. Далее: попрошу вас дать мне рекомендательное письмо к брату. Без него он не доверится ни мне, ни моим людям. Но главное - вы должны держаться с мистером Мак-Берри так, словно полностью ему доверяете!
   - Это будет нелегко, но я постараюсь, - сказала мисс Леони. - Мне самой важно, чтобы Мак-Берри понес заслуженное наказание, если он замыслил что-то гнусное.
   Нат Пинкертон как бы случайно подошел к окну и стал за портьерой, чтобы его не было видно с улицы. Проницательный взгляд его серых глаз пробежал по уличной толпе. Когда, наконец, он выделил среди массы людей высокого господина, одетого во все черное, прогуливавшегося взад-вперед по противоположному тротуару и не спускавшего глаз с дома Пинкертона, тогда он повернулся к своей посетительнице и сказал:
   - Еще одно замечание, мисс Франк. Мистер Мак-Берри, наверное, будет иметь с вами разговор по поводу вашего визита ко мне.
   - Но он ничего об этом не знает! - удивленно возразила она. - Я ему ни слова не говорила о своем намерении посетить вас!
   - И все-таки ему известно об этом, - ответил Пинкертон. - Либо он кому-нибудь приказал следить за вами, либо шпионит сам. Подойдите-ка к окну и станьте за портьерой так, чтобы вас не было видно с улицы.
   Когда она подошла, он указал ей вниз:
   - Не знаете ли вы этого господина в черном, что с таким невинным видом прохаживается по тротуару?
   Она мгновение смотрела туда, куда показывал сыщик, и сразу отпрянула:
   - Боже мой! Это мистер Мак-Берри! Вы правы!.. Но как вы узнали?..
   - Нетрудно было догадаться, - ответил он. - А теперь запомните, мисс Франк. Если Мак-Берри заговорит с вами об этом, скажите, что вы действительно были у меня, и что я уклонился от ведения дела и даже весьма неучтиво обошелся с вами, узнав, что вы уже поручили дело другой сыскной конторе. Не говорите ему, что сообщили мне, в какую именно контору вы обращались! Скажите только, что я был обижен, отказал вам в помощи и рекомендовал удовольствоваться услугами любой другой конторы.
   Мисс Франк обещала исполнить все требования сыщика; он дал ей еще несколько советов относительно того, как держать себя с Мак-Берри, и она ушла.
   Не успела она выйти из конторы Пинкертона на улицу, как услышала громкий, хорошо знакомый голос:
   - А, мисс Франк! Как хорошо, что я вас встретил! Я вне себя, и у меня нет слов...
   Это сказал мистер Мак-Берри, который вдруг оказался рядом с мисс Леони. Она посмотрела на него и спросила:
   - В чем дело, мистер Мак-Берри? Кто вас разгневал?
   - Да вы, вы! Я ведь просил вас не обращаться к другому сыщику! А вы вдруг отправляетесь к Нату Пинкертону, который - я предупреждал вас - не более чем бездарная тупица и норовит только сорвать куш со своих клиентов! Само собой разумеется, что я отныне не желаю иметь никакого отношения к вашему делу: пусть этот Пинкертон вам и помогает!..
   Мисс Леони сделала сконфуженное лицо и виноватым тоном произнесла:
   - Вы совершенно правы, мистер Мак-Берри! Было глупо с моей стороны идти к этому человеку: мне был оказан такой прием, какого я вовсе не ожидала от благовоспитанного джентльмена...
   Мак-Берри насторожился, видимо, крайне заинтересованный:
   - Вам был оказан дурной прием? Не понимаю... Что же сказал вам Пинкертон?
   - По неосторожности я сказала ему, что уже имела дело с другой конторой, и это ему очень не понравилось. Он заявил, что если я обращаюсь к нему через целых восемь дней после исчезновения отца, то, следовательно, я ему не доверяю, а таким людям он не имеет обыкновения помогать.
   Глаза ее собеседника заблестели. Он,едва сдерживал радость.
   - Вы говорили ему, как называется моя контора?
   - Нет. Он и не спрашивал меня об этом.
   Мак-Берри довольно хмыкнул и проговорил любезно:
   - В таком случае я, конечно, не оставлю вас, мисс Франк. Слава Богу, я - джентльмен, а не нахал, как этот Пинкертон! Я никогда не забываю, что имею дело с дамой. И вы можете полностью на меня положиться.
   Она протянула ему руку и сказала дружелюбно:
   - Я искренне рада, мистер Мак-Берри, что вы так добры ко мне. Отныне я всецело доверяюсь вам одному.
   - Значит, вы готовы исполнить все, о чем я ни попрошу?
   - Охотно! - ответила она.
   - Тогда я повторяю: завтра, после обеда, в половине шестого, за вами приедет мой человек, который отвезет вас в часовню секты. Там, у алтаря, вы вознесете, молитву и дадите в присутствии благочестивого брата клятву в верности нашей секте на все время расследования дела. Сам я в шесть часов встречу на Центральном вокзале вашего двоюродного брата и приеду с ним в часовню. Молодой офицер, в свою очередь, тоже вознесет молитву к Богу. Согласны ли вы на это?
   - Согласна, и я буду молить Бога от чистого сердца, чтобы вам удалось поскорее найти моего исчезнувшего отца и вернуть его в мои объятья!
   Пока мисс Леони говорила, Мак-Берри благосклонно кивал. Затем он подал ей руку.
   - До свидания, мисс Франк. Если случится что-либо важное, я дам вам знать письменно. Прошу только не забыть, что завтра в половине шестого вы должны быть готовы.
   Мисс Леони подтвердила, что все будет исполнено. Мак-Берри раскланялся и отправился на Марк-стрит, где помещалась его контора.
   Когда он поднялся в лифте на пятый этаж, то увидел у своей конторы какого-то человека, ожесточенно стучавшего в двери. Он был обут в высокие непромокаемые сапоги, на голове была широкая зюйдвестка, во рту торчала короткая трубка, а ругательства так и сыпались из его уст, ибо дверь, несмотря на стук, не открывалась. Мак-Берри быстро подошел к нему.
   - Что вам угодно?
   - Здесь находится контора "Справедливость"? - спросил моряк.
   - Да, здесь. Вы сюда?
   - Именно. Может, вы и есть директор?
   - Да. Меня зовут Мак;Берри, я директор сыскной конторы " Справедливость".
   Он отпер дверь и пригласил посетителя войти. Моряк, войдя в небольшую, скромно убранную комнату, без дальнейших церемоний уселся на стул. Мак-Берри занял место напротив него, за письменным столом, и спросил:
   - В чем дело?
   - Черт возьми! - сказал моряк. - Мне понравилась ваша контора, потому что называется "Справедливость". Поможете мне?
   - Прежде мне надо знать, в чем дело, - холодно ответил Мак- Берри.
   - Сейчас все расскажу, - начал матрос. - Понимаете, у меня была сестра, писаная красавица. Я только вчера прибыл сюда из Вест- Индии, и тут меня ждет удар. Я узнаю, что моя сестра - моя маленькая Мэри! - умерла! Ее убили, понимаете вы, - убили, и полиция не может даже узнать имя убийцы!.. Она служила у торговца Нортона, на Третьей авеню, и ее нашли зарезанной в спальне! Полиция замяла дело, и проклятый убийца не найден!.. Но я поклялся отомстить, а потому хочу подыскать приличного сыщика, который бы мне этого убийцу нашел!
   - Вы можете назначить приличное вознаграждение за розыск? - спросил Мак-Берри.
   - Да нет! - возразил моряк. - У меня есть каких-то двести- триста долларов, чтобы заплатить тому, кто найдет убийцу.
   На губах Мак-Берри мелькнула насмешливая улыбка:
   - Мне очень жаль, но я не могу взять на себя расследование вашего дела: контора загружена работой. Обратитесь к кому-нибудь другому.
   Моряк поднялся, лицо его побагровело от гнева. Он изо всей силы хватил кулаком по письменному столу и заорал:
   - Ах, так?! Вот что вы называете "Справедливостью"?! Вам, видно, хочется только деньгу зашибить, продажные вы души! Если б я сказал, что заплачу десять тысяч, - вы так бы и вцепились в меня! А теперь вы изволите улыбаться?! Хороша компания, как я погляжу, черт бы вам всем свернул шею!
   Мак-Берри тоже встал и с гневом указал моряку на дверь.
   - Вон! - прорычал он.
   - Уйду, уйду! - проворчал моряк. - Только уж будьте спокойны: мы еще встретимся!..
   Когда моряк вышел и с треском захлопнул за собой дверь, Мак-Берри презрительно расхохотался. Воинственный посетитель медленно спускался по лестнице, все еще бормоча что-то себе под нос.
   Выйдя на улицу, он подозвал кэб и велел кучеру ехать в контору Пинкертона. Там моряка - оказалось, это и был сам Пинкертон - встретил Боб Руланд и вопросительно посмотрел на него.
   - Я был прав! - сказал Пинкертон. - Контора "Справедливость" занимается делами, которые имеют весьма мало общего с раскрытием преступлений. Я видел этого Мак-Берри и выяснил, что он стремится сорвать с клиента побольше денег, нисколько не интересуясь борьбой с преступным миром, этой язвой современного человечества... Кроме того, мне удалось сделать очень интересные наблюдения относительно характера этого человека, и я думаю, что в скором времени нам придется надеть на него браслеты... Тебе, дорогой Боб, предстоит завтра выполнить трудное задание. В течение нескольких часов ты должен будешь играть роль молодого офицера - некоего Чарлза Тальбота, наследника миллионного состояния. Надеюсь, в этой роли ты будешь чувствовать себя отлично и превосходно справишься со своей задачей!

Глава II. Страшный алтарь

   На другой день, ровно в пять часов в квартире мисс Леони Франк раздался звонок. Открывшему дверь лакею пришелец, элегантно одетый господин, подал свою карточку. Он был немедленно принят и препровожден в большую приемную на первом этаже, где уже сидела мисс Леони в черном платье, готовая к отъезду.
   - Ах, это вы, мистер Пинкертон! - сказала она при виде сыщика. - Мне становится не по себе, как только я подумаю, что нужно ехать в часовню. Я боюсь, и если бы не обещание, данное вам, я бы, наверное, отказалась от этой поездки...
   - Не бойтесь ничего, мисс Франк! - ответил сыщик. - Я последую за вами и вашим спутником и не выпущу вас из виду. Я тоже войду в часовню, и пусть хоть кто-нибудь осмелится тронуть вас!
   Слова сыщика немного успокоили молодую женщину, но она все-таки не могла побороть страх.
   - Когда прибудет посланец мистера Мак-Берри, пригласите его сначала сюда и спросите, где находится эта часовня. Вряд ли он даст вам точный адрес, но быть может, мне удастся извлечь кое-какие сведения из его ответа и добраться туда короткой дорогой.
   Она пообещала выполнить его просьбу. Вскоре раздался звонок. Нат Пинкертон немедленно спрятался за ширму, и тут же в комнату вошел долгожданный посетитель. Это был невысокий коренастый человек с круглым бритым лицом и лукавыми глазами. Он был одет во все черное. Его сюртук был наглухо застегнут, в руках он держал шляпу с очень широкими полями. Войдя, он низко поклонился мисс Леони и произнес:
   - Приветствую вас во имя Господа, благородная госпожа! Я приехал, чтобы отвезти вас, по приказанию главы нашего смиренного братства, в святую часовню, где вы должны будете вознести молитвы Господу. Но я должен спросить вас прежде, точно ли и от всего ли сердца решились вы принять участие в предстоящей церемонии?
   - Думаю, что да, - спокойно отвечала она, между тем как сердце у нее так и билось от волнения.
   - Тогда следуйте за мной. Я отвезу вас в нашу святую часовню.
   Мисс Леони подошла к зеркалу, как бы для того, чтобы поправить шляпу и спросила небрежно:
   - А где находится ваша часовня, куда вы намереваетесь меня везти?
   - Я не могу открыть вам ее местонахождение прежде, чем вы станете членом нашей секты. У нас много врагов, и поэтому нам приходится всегда быть настороже. Сам Бог не хочет, чтобы мы доверяли тайну местонахождения часовни людям, не принадлежащим к нашей секте. Но вы не бойтесь, мисс Франк!
   Она покачала головой и улыбнулась.
   - Я не боюсь, - отозвалась она. - У меня легкое сердцебиение. Это, впрочем, вполне понятно.
   - Все это скоро пройдет, - поспешил утешить посланец. - И вы обретете мир и покой...
   Пинкертону, неподвижно сидевшему за ширмой, показалось, что в последних словах "благочестивого брата" кроется какая-то двусмысленность. Ему страшно захотелось выскочить из засады и потребовать у этого типа ответа.
   - Идемте! -сказал тот. -Следуйте за мной! Недалеко отсюда нас ждёт карета, в которой мы поедем в часовню.
   Она бросила напоследок боязливый взгляд на ширму, скрывавшую сыщика, собралась с духом и последовала за своим провожатым. Они вышли из дому, и "благочестивый брат" направился к малолюдному кварталу, расположенному поблизости.
   Сразу же вслед за ними из дома выскользнул Нат Пинкертон. Он тенью крался за ними, прячась, то за выступом стены, то в подъезде всякий раз, как только благочестивый провожатый мисс Франк внимательно оглядывался по сторонам. Пинкертону приходилось все время быть начеку, и он артистически избегал взоров этого человека, не привлекая к себе внимания прохожих.
   Спутник мисс Франк свернул, наконец, в глухой переулок, где стояла карета. Леони стало жутко, и она невольно обернулась, но никаких признаков присутствия Пинкертона в переулке не обнаружила. Тут ее охватил такой безумный страх, что она чуть было не повернула назад, и только с большим трудом заставила себя продолжать путь... А что если Пинкертон потерял их из виду? Если ему не удастся снова отыскать их?..
   Они уже дошли до экипажа, старой обтрепанной повозки, напоминавшей, скорее, запертый сундук, нежели карету.
   - В часовню! - сказал провожатый кучеру, который вежливо поклонился даме.
   Дверцы открылись. Леони мгновение колебалась, еще раз бросив взгляд назад. Пинкертона нигде не было видно. "Благочестивый брат" взял ее за руку и помог взойти в экипаж, а потом и сам сел напротив нее, на переднее место.
   В карете было темно. Леони судорожно обхватила пальцами окованную серебром рукоятку своего маленького револьвера, который она постоянно носила в кармане. Она решила застрелить своего спутника при малейшем подозрительном движении с его стороны.
   Лошади тронули, и карета покатилась по пустынным улицам и переулкам. Девушка напряженно вглядывалась в окошко, но улицы, по которым проезжал экипаж, были ей вовсе незнакомы. От страха у нее помутилось в голове. Теперь она была уже уверена, что Пинкертон потерял ее след.
   Ее дыхание участилось, от волнения не было сил на решительный поступок, иначе она тут же распахнула бы дверцу и выпрыгнула из кареты.
   - Мне что-то не по себе! Я не узнаю тех мест, где мы едем! - сказала она, не в силах скрыть дрожь своего голоса.
   - Мы едем кратчайшим путем и скоро достигнем цели, - заметил ее спутник. - Когда вы преклоните колена перед нашим алтарем, вы немедленно обретете мир и покой...
   На этот раз и мисс Леони почувствовала некоторую двусмысленность в его словах. Уличный фонарь на миг осветил его лицо, и она увидела на нем торжествующе-злобное выражение. Но удивительное дело: ее страх достиг такой степени, что она ощутила спокойствие и даже какую-то твердую решимость. Она еще крепче сжала рукоятку револьвера, собираясь уложить на месте всякого, кто приблизится к ней с враждебными намерениями.
   Мисс Леони чувствовала бы себя гораздо спокойнее, если бы знала, что Нат Пинкертон все это время находился в непосредственной близости от нее. Когда она садилась в карету, он прятался за ближайшим углом, и в тот самый момент, как только лошади тронулись, он с быстротой молнии бросился, пригнувшись, к карете и мигом прицепился сзади.
   В таком положении он и проделал весь путь. Он бы с радостью подал мисс Франк какой-нибудь знак о своем присутствии, но боялся привлечь внимание ее спутника, который до сих пор не подозревал о незваном соглядатае.
   Пинкертону оставалось рассчитывать на то, что у мисс Леони хватит мужества и силы доиграть свою роль до конца. Сыщик отлично знал все улицы и переулки, по которым проезжала карета. Он заметил, что кучер сначала нарочно кружил словно бы без всякой цели, пока не свернул, наконец, в темный переулок, ведущий прямо к гавани. При этом он придержал лошадей, и Пинкертон понял, что теперь уже недалеко. Поэтому он соскочил и спрятался в ближайшем подъезде.
   Кучер остановил лошадей в нескольких шагах от него, у соседнего дома. Сыщик слышал, как он спрыгнул на мостовую и открыл дверцу. " Благочестивый брат" вышел и помог выйти из кареты мисс Франк.
   - Мы приехали, мисс, - сказал он. - Не пугайтесь! Это место, правда, не слишком привлекательно, но что делать, - наша секта еще очень бедна, и поэтому нам приходится довольствоваться этим, пока мы не выстроим большую великолепную церковь поближе к центру...
   Мисс Леони не сказала ни слова. Дрожа, она огляделась вокруг. Лицо ее было мертвенно бледно. Тем временем провожатый обратился к кучеру:
   - Поезжай на условленное место, чтобы доставить сюда мистера Чарлза Тальбота и мистера Мак-Берри. Поезд приходит на Центральный вокзал ровно в шесть часов. Кучер кивнул, взобрался на козлы и тронул лошадей быстрой рысью. Леони взглянула на темное мрачное здание, возвышавшееся перед ней, и боязливо спросила:
   - Это и есть цель нашего путешествия? Но, Боже мой, какая же это часовня? Это, скорее, какой-то склад, или что-то в этом роде!
   - Вы правы, мисс Франк. Это именно склад, и нам надо пройти через него: наша часовня помещается во внутреннем дворе. Не бойтесь ничего, - здесь вы в безопасности! Следуйте за мной!
   Он взял мисс Леони за руку и три раза стукнул в дверь.
   - Кто там? - тихо раздалось за дверью.
   - Один из братьев святой секты "Справедливость"!
   Старая, почерневшая от времени дверь открылась, и "благочестивый брат" вошел, увлекая за собой слабо сопротивлявшуюся мисс Франк. За дверью стоял какой-то чернобородый человек с потайным фонарем в руке. Он сразу же запер дверь за ними.
   - В часовне все готово, Педро? - тихо спросил спутник Леони.
   - Конечно! Светильники возжены, и все готово к совершению молитвы, - ответил чернобородый, бросая странный взгляд на молодую женщину.
   - Оставайся здесь. Через некоторое время впустишь мистера Мак-Берри и с ним - молодого офицера.
   - Хорошо. Я подожду их.
   Спутник мисс Франк взял со столика у двери другой потайной фонарь и попросил ее следовать за собой. Она была в страшном волнении и не вынимала руки из кармана, так как была твердо уверена, что, в конце концов, ей придется пустить в ход свой револьвер.
   Безмолвно следовала она за своим провожатым. Они прошли через склад, забитый тюками, ящиками и прочим товаром, и углубились затем в узенький коридор.
   Теперь она потеряла всякую надежду на помощь Пинкертона. Ей оставалось рассчитывать только на самое себя, и она уже решила, что погибла. После всего происшедшего она не сомневалась, что эти люди замышляют недоброе.
   Пройдя коридор, ее спутник открыл незапертую дверь, и они оказались в большом, заставленном всяческими ящиками дворе. Пробравшись между ними, они вышли на просторную площадку, окруженную высокими стенами, посреди которой помещалась небольшая полуразвалившаяся часовня.
   - Вот мы я пришли, мисс Франк, - сообщил ее спутник. - Войдите и приблизьтесь к алтарю, перед которым вам придется вознести молитву!
   Он отворил низкую, обросшую мхом дверцу и ввел мисс Леони в часовню, озаренную тусклым светом. Ни она, ни он не заметили, что за одной из церковных скамеек, справа от них, неподвижно сидит темная фигура. Это был Нат Пинкертон.
   Сыщик слышал каждое слово из разговора мисс Франк с ее спутником еще на улице, когда они вышли из кареты. Он знал, что часовня находится на заднем дворе. Если бы молодой женщине грозила опасность внутри дома, то у Пинкертона была бы возможность прийти к ней на помощь и со двора. Он мгновенно сообразил все это, когда на секунду зажег свой электрический фонарь и осмотрелся в том подъезде, где прятался. Прямо перед собой он увидел длинный темный коридор, который вел во двор. Дверь была открыта, и он быстро скользнул в нее. Справа от него был каменный забор, отделявший этот двор от соседнего, именно того, куда направилась мисс Леони со своим провожатым. Из-за забора виднелась верхушка старой полуразвалившейся башни.
   В одно мгновенье сыщик вскарабкался на забор и спустился на землю по другую сторону, не производя ни малейшего шума. Тут он и увидел часовню с тускло освещенными окнами, где, вне всякого сомнения, должны были разыграться дальнейшие события.
   Пинкертон осторожно открыл дверь и заглянул в часовню. Она была пуста. Он вошел, затворил за собой дверь и спрятался за скамьей справа.
   Сыщик проверил оба свои револьвера и взял в руки свой неразлучный стальной прут, чтобы быть готовым ко всему.
   Минуты две спустя в часовню вошла мисс Франк со своим спутником. Она была очень бледна, но в полумраке можно было лишь смутно разглядеть черты ее лица. Она направилась к алтарю, но не дошла до него и остановилась посреди часовни, охваченная ужасом...
   На алтаре стояли две зажженные свечи, испускавшие слабый мерцающий свет. Рядом лежали два человеческих черепа. Они так жутко блестели в темноте своими оскаленными зубами, что бедная девушка оцепенела от страха...
   - Не бойтесь, мисс Леони, - снова сказал ее спутник, беря ее за руки. - Приблизьтесь к ступеням алтаря и сотворите молитву!
   Он медленно подвел ее к алтарю. Она остановилась, а он скрылся за алтарем. Она хотела опуститься на колени и молиться, но не смогла. Мысли ее были парализованы страхом, из уст раздался лишь стон. Вдруг она увидела за алтарем белую фигуру с мертвенно-бледным обезображенным лицом, которая глухим голосом произнесла:
   - Стань на колени и молись!
   Не владея собой от страха, она опустилась на колени и закрыла глаза, чтобы не видеть жуткий призрак...
   - Боже всемогущий. Боже всемилостивый, помоги мне... - шептали ее уста. Но слова молитвы вдруг перешли в душераздирающий крик, которому из-за алтаря ответил торжествующий адский хохот...
   Пораженный ужасом Пинкертон увидел, как ступени алтаря опустились под ногами мисс Леони, и она стала погружаться в образовавшийся люк. Она рванулась было назад, но было уже поздно: она исчезла в таинственной глубине. Раздался только глухой всплеск, словно от падения в воду...
   В ту же секунду Пинкертон выскочил из своей засады, в два гигантских прыжка достиг алтаря и страшным ударом стального прута сбил с ног привидение, все еще стоявшее на прежнем месте. Затем он дернул за рычаг, что был позади алтаря, и люк, в котором исчезла мисс Франк, вновь открылся.
   Он посветил электрическим фонарем и увидел, что внизу, под ступенями, протекает глубокий подземный канал с быстрым течением. Канал этот шел, очевидно, к гавани, так что мисс Леони можно было бы считать погибшей, если не оказать ей немедленную помощь.
   Нат Пинкертон вниз головой бросился в холодную, как лед, воду. Вынырнув, он стал продвигаться вперед быстрыми сильными взмахами рук, держа в зубах свой электрический фонарь.
   Уже через несколько секунд он наткнулся на увлекаемое течением тело мисс Леони. Он моментально обхватил его и приподнял над потоком грязной воды хорошенькую головку девушки.
   Ему пришлось плыть все дальше по каналу: другого пути не было. Сыщик еще до прыжка в воду заметил, что стены в месте падения были гладкие и мокрые, а после прыжка люк в полу часовни закрылся за ним сам собой.
   Лишь через четверть часа плавания по водам канала сыщик, наконец, достиг до того места, где канал расширялся, и стены его образовывали колодец с металлической лестницей, которая вела наверх. Это был ход на улицу, которым пользовались рабочие при чистке канала.
   Пинкертон с трудом влез наверх по лестнице, поддерживая одной рукой тело мисс Леони. Добравшись до верха, он уперся плечами в железную крышку колодца и приподнял ее.
   На улице раздались удивленные возгласы прохожих. Они со всех сторон бросились к колодцу и поспешили принять у Пинкертона тело мисс Франк. Среди них был и полисмен. Он спросил было суровым тоном:
   - Что это значит?!
   Пинкертон вылез между тем на поверхность и прошептал полисмену:
   - Возьмите эту даму, поймайте кэб и отвезите ее в дом Леони Франк, на Палас-стрит, 265. Я Нат Пинкертон. Скорее! Где здесь ближайший полицейский участок?
   Полисмен почтительно поклонился, услышав имя знаменитого сыщика, объяснил, где находится участок, и остановил кэб, на котором отправил бывшую без сознания мисс Франк по указанному адресу.

Глава III. Боб в роли лейтенанта

   В поезде, шедшем в тот день от канадской границы в Нью-Йорк, в одном из купе первого класса со всеми удобствами ехал молодой офицер американской армии. Это был красивый молодой человек лет двадцати шести со светлыми вьющимися волосами и кокетливо закрученными усиками.
   Поезд только что отошел от вокзала северного города Олбани. Когда они пересекли городскую черту и оказались среди полей, молодой офицер случайно взглянул в сторону входных дверей - и вздрогнул от неожиданности...
   В двери входил офицер его полка, тоже, как и он, в чине лейтенанта, но что всего удивительнее, - как две капли воды похожий на него лицом и фигурой. Те же светлые вьющиеся волосы, те же кокетливые усики, - словом, сходство было полное, и всякий мог принять их за близнецов.
   Не успел молодой человек оправиться от изумления, как его двойник подошел к нему и взял под козырек:
   - Имею честь видеть лейтенанта Чарлза Тальбота?
   Тот совершенно опешил. Он ни разу не видел этого "однополчанина" и тем более не знал его имени. Видя изумление молодого лейтенанта, его двойник улыбнулся и сказал:
   - Если вы позволите мне присесть рядом с вами, я вам все объясню.
   - Пожалуйста, прошу вас, мистер... э-э...
   - Боб Руланд, с вашего разрешения!
   Двойник Тальбота опустился рядом, вынул из кармана письмо и подал своему собеседнику.
   - Прежде всего, попрошу вас, лейтенант, прочесть вот это.
   Тальбот схватил письмо и, взглянув на почерк, воскликнул:
   - Это от моей кузины! - и прочел:
   "Дорогой брат, сокровище моего сердца!
   Прошу тебя полностью довериться подателю этого письма. Он - либо сам знаменитый Нат Пинкертон, либо один из его помощников. Я в опасности, и счастье, что обратилась за помощью к упомянутому сыщику. Действуй согласно указаниям подателя письма. Он тебе все разъяснит.
   С сердечным приветом - твоя Леони".
   Молодой офицер протянул Бобу руку и сказал:
   - Я имею честь и удовольствие говорить с Натом Пинкертоном?
   - С одним из его помощников. Имя, что я назвал, - Боб Руланд- не вымышленное.
   Тальбот пожал руку молодого человека.
   - Очень рад, что ваш патрон взял на себя ведение дела! Я очень беспокоился оттого, что моя кузина обратилась в какую-то контору " Справедливость".
   - Опасность, грозящая мисс Франк, - а быть может, и вам, - исходит как раз от этой конторы, - сказал Боб. И он объяснил своему внимательному собеседнику, каким образом мистеру Мак-Берри удалось завоевать доверие мисс Франк.
   Когда он закончил, Тальбот с

Другие авторы
  • Хемницер Иван Иванович
  • Хвощинская Софья Дмитриевна
  • Мятлев Иван Петрович
  • Равита Францишек
  • Кривич Валентин
  • Дельвиг Антон Антонович
  • Коллоди Карло
  • Шаликов Петр Иванович
  • Раевский Владимир Федосеевич
  • Сильчевский Дмитрий Петрович
  • Другие произведения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Стихотворения
  • Вересаев Викентий Викентьевич - В тупике
  • Григорьев Аполлон Александрович - Краткий послужной список на память моим старым и новым друзьям
  • Наживин Иван Федорович - Иудей
  • Белый Андрей - Золото в лазури
  • Грот Константин Яковлевич - Альбом Анны Петровны Буниной
  • Абрамов Яков Васильевич - Бенджамин Франклин. Его жизнь, общественная и научная деятельность
  • Забелин Иван Егорович - Забелин И. Е.: Биографическая справка
  • Ильф Илья, Петров Евгений - Одноэтажная Америка
  • Кони Анатолий Федорович - По делу об игорном доме штабс-ротмистра Колемина
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 472 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа