Главная » Книги

Разоренов Алексей Ермилович - К неоконченному роману "Евгений Онегин". Соч. А. Пушкина, Страница 6

Разоренов Алексей Ермилович - К неоконченному роману "Евгений Онегин". Соч. А. Пушкина


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

sp;        Вздыхали, Богъ-вѣсть о чемъ.
  
                   * * *
  
             Откинувъ время покрывало,
             Сказать бы было что немало
             Про типы старыхъ тѣхъ людей
             Давнымъ давно минувшихъ дней,
             Съ ихъ прежней жизн³ю простою,
             Съ богатствомъ, скупостью большою,
             Съ жеманствомъ важнымъ и смѣшнымъ,
             Когда-то свойственными имъ.
             Но это все обыкновенно,
             Не интересно и блѣдно,
             Однообразно, неизмѣнно,
             И все описано давно...
             Тому прошло ужъ много лѣтъ.-
             Теперь такихъ ужъ типовъ нѣтъ.
  
                   * * *
  
             Но здѣсь - хозяйка исключенье
             Изъ этой касты потому,
             Что къ ней коснулось просвѣщенье -
             Она училась кой-чему.
             Въ младые годы жизнь въ столицахъ
             И чтенье книгъ, и зрѣлость думъ,
             Когда еще была въ дѣвицахъ,
             Развили въ ней природный умъ.
             Конечно, въ новомъ поколѣньи
             Она отставшая-бъ была,
             Но вѣрно то, въ чемъ нѣтъ сомнѣнья -
             Она отъ типовъ тѣхъ ушла.
             Итакъ, почтенныхъ тѣхъ гостей
             Она ученѣй и умнѣй.
  
                   ГЛАВА XII.
  
             Но гости тѣ пр³ятны были
             Онѣгину, они собой
             Его хозяйкѣ замѣнили
             Своей трескучей болтовней.
             И вотъ онъ, быстро съ кресла вставши,
             И Лариной поклонъ отдавши,
             Въ душѣ старухъ благодарилъ
             И въ залъ тотчасъ же поспѣшилъ.
             Тамъ ходитъ полный вспоминанья,
             Пока готовился обѣдъ,
             Какъ вдругъ привлекъ его вниманье -
             Татьяны рѣдкостный портретъ.
             Онъ быстро взоръ въ него вперилъ
             И весь какъ будто-бы застылъ.
  
                       * * *
  
             Художникъ такъ постигъ искусство
             (Портретъ настолько вѣренъ былъ),
             Что всѣ черты, всѣ мысли, чувства -
             Онъ ясно въ немъ изобразилъ.
             Она сидѣла - какъ живая,
             Въ роскошномъ платьѣ и цвѣтахъ,
             Камнями, золотомъ блистая
             И съ тихой груст³ю въ очахъ,
             (Онѣгинъ ужъ успѣлъ добавить)
             Какъ будто говоритъ она:
             "Я васъ люблю, къ чему лукавить,-
             Но я другому отдана"!..
             Онъ будто голосъ тотъ внималъ,
             И неподвижный все стоялъ.
  
                   * * *
  
             Какъ бы какой волшебной силой
             Къ портрету онъ прикованъ былъ,
             Смотря на образъ сердцу милый,
             Себя и въ жизни все забылъ.
             О ней лишь полонъ былъ мечтою,
             И вѣрно долго бы мечталъ,
             Какъ вдругъ въ то время за собою -
             Хозяйки голосъ услыхалъ:
             - Вы здѣсь? любуетесь портретомъ?-
             Неподражаемо хорошъ!
             Какимъ весь блещетъ яркимъ свѣтомъ!..
             - А какъ похожъ-то, какъ похожъ,
             Объ этомъ даже нѣтъ и словъ!
             - Писалъ-то кто? Вѣдь самъ Брюловъ!..
             На радость мнѣ и утѣшенье
             Смотрю день каждый на него;
             Смотрю, никакъ не насмотрюся
             На образъ милый, дорогой,
             И каждый мигъ я къ ней стремлюся
             Моею любящей душой.
             Мнѣ въ жизни больше нѣтъ страданья,
             Всѣ, всѣ сбылись мои желанья,
             Мнѣ такъ теперь отрадно жить,
             Что не могу счастливѣй быть.
             Такъ много счастья моего,-
             Что я боюся за него.
  
                   * * *
  
             И въ самый день ея рожденья
             Они прислали мнѣ его,
             А вотъ еще мнѣ утѣшенье:
             Вотъ комната ея, она,
             Любимица уединенья,
             Любила здѣсь сидѣть одна.
             Извѣстныхъ авторовъ читала,
             А иногда она въ альбомѣ -
             Прилежно, долго рисовала,
             Цвѣтила красками потомъ.
             Здѣсь въ прежнемъ томъ же все порядкѣ,
             Какъ это было и при ней:
             Альбомы, книги и тетрадки,
             До самыхъ даже мелочей -
             Воспоминан³е объ ней,
             Я не касаюсь тѣхъ вещей.
  
                   * * *
  
             Здѣсь тоже каждый день бываю
             И какъ она - одна сижу,
             На всѣ предметы тѣ гляжу -
             Вблизи ее воображаю;
             И жду: вотъ-вотъ она придетъ
             И рѣчь со мною поведетъ.
             Вамъ кажется всѣ это странно,
             Что я мечтаю такъ порой?
             Но признаюсь вамъ - мнѣ отрадно
             Такъ быть обманутой мечтой,
             Любовь моя къ ней такъ сильна,
             Что каждый мигъ въ мечтахъ она.
  
                   * * *
  
             Но съ нами вамъ скучна бесѣда,
             Такъ не хотите-ль до обѣда -
             Здѣсь въ комнатахъ ея присѣсть
             И что нибудь изъ книгъ прочесть.
             Въ альбомы Танички взгляните,
             Ея рисунки посмотрите,
             Стишки въ нихъ можете писать -
             Пускай прочтутъ - она и зять,
             Они вѣдь будущей весною
             Меня навѣрно навѣстятъ,
             Давно не видѣлись со мною -
             Все лѣто, можетъ прогостятъ.
             Она ушла, а онъ сидитъ,
             Предъ нимъ альбомъ раскрытъ лежитъ.
  
                   ГЛАВА XII.
  
             Поспѣшно онъ перебираетъ
             Его роскошные листы,
             На всемъ внимательно читаетъ;
             Ея всѣ чувства и мечты.
             Гдѣ карандашъ ея касался,
             Водимый нѣжною рукой,
             Во всемъ пылъ сердца вырывался,
             Любви подавленной тоской;
             На всемъ печать ея страданья
             Рисунокъ каждый въ немъ хранитъ,
             И о быломъ воспоминанье
             И что теперь ей жизнь томитъ,
             Все было ясно въ немъ безъ словъ.
             Рисунокъ первый былъ таковъ:
  
                   * * *
  
             Онъ видитъ сердце предъ собою,
             Пронизано насквозь стрѣлою,
             Какъ-бы огнемъ раскалено -
             Все кровью облито оно;-
             Какъ-бы безжалостной рукою
             На землю брошено лежитъ,
             Съ подъятой гордо головою
             Вблизи его амуръ стоитъ,
             Съ улыбкою, безъ сожалѣнья
             На это сердце онъ глядитъ,
             (Какимъ-то злобнымъ наслажденьемъ
             Лукавый взоръ его горитъ),
             Онъ былъ готовъ какъ бы ступить,
             Чтобъ это сердце раздавить.
  
                   * * *
  
             И много въ томъ альбомѣ было
             Рисунковъ разныхъ и стиховъ,
             Все въ нихъ такъ грустно и уныло,
             Онъ былъ закрыть его готовъ.
             Но вдругъ привлекъ его вниманье
             Рисунокъ: "Дѣва у окна"
             Сидитъ въ мечты погружена.
             Все выражаетъ въ ней страданье:
             Полна тяжелою тоскою,
             Склоняся грустно головою,
             Она безцѣльно внизъ глядитъ,
             Съ собой какъ будто говоритъ,-
             Съ слезами крупными въ глазахъ,
             Что ниже значилось въ стихахъ:
  
                   * * *
  
             "Мечты, мечты! Гдѣ ваша сладость?
             Надеждъ несбыточныхъ обманъ -
             Изчезли всѣ вы какъ туманъ,
             Погибла вѣчно сердца радость.
             Зачѣмъ такъ суждено судьбою,
             Чтобы я встрѣтилася съ нимъ?
             Отдаться всей ему душою -
             И быть отвергнутою имъ!..
             Таить сердечныя желанья.
             Томиться горькою тоской
             И только знать одни страданья.
             И все летѣть къ нему душой,
             И сильно, сильно такъ любить,
             Что не могу его забыть"...
  
                   * * *
  
             За тѣмъ еще стихотворенье -
             Ея, конечно, сочиненья:
  
                   * * *
  
             "Чуть лишь въ небѣ зорька
             Вспыхнула, зардѣлась -
             Вдругъ все небо тучей
             Темною одѣлось.
  
                   * * *
  
             Нѣтъ, не зорька тучей
             Темною закрылась,-
             А въ мое сердечко -
             Горе заронилось.
  
                   * * *
  
             Сердце, мое сердце,
             Что съ тобою сталось?!..
             И за что такъ рано -
             Съ горемъ ты спозналось?
  
                   * * *
  
             Ужѣ за толь, что сильно
             Вдругъ ты полюбило -
             На любовь отвѣта
             Ты не получило?.,.
  
                   * * *
  
             Такъ страдай же сердце
             Безъ его участья,-
             Знать такая доля,
             Что не знать мнѣ счастья...
  
                   * * *
  
             А дальше слѣдуетъ романсъ
             Въ вечерн³й знать написанъ часъ.
  
                   РОМАНС
  
             Погаснулъ день, чуть-чуть зарею
             Еще алѣетъ небосклонъ,
             И мгла ложится надъ землею,
             Съ рѣки чуть слышенъ говоръ волнъ.
             По небу тихо пробираясь,

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 227 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа