Главная » Книги

Пальмин Лиодор Иванович - Стихотворения, Страница 3

Пальмин Лиодор Иванович - Стихотворения


1 2 3 4 5

ign="justify">  О, когда бы, пролетая,
  
  
  
  Там уселась хоть одна
  
  
  
  Птичка малая такая -
  
  
  
  Не одна семья больная
  
  
  
  Там была бы спасена.
  
  
  
  Нет, несутся мимо люда
  
  
  
  В те армидины сады,
  
  
  
  Где, что ветка - то и чудо
  
  
  
  И червонцев спеет груда,
  
  
  
  Как волшебные плоды...
  
  
  
  <1882>
  
  
  
   322. ЖУРНАЛИСТИКА
  
  
   Не то кабак, не то толкучка.
  
  
   Не то музей иль храм богов;
  
  
   Где ни шагнешь - повсюду кучка
  
  
   Полужрецов, полушутов.
  
  
   Тут ярко блещут идеалы,
  
  
   Великих мыслей глубина,
  
  
   А тут старьевщики, менялы, -
  
  
   Вот журналистика! Она!
  
  
   Всего-всего в ней есть немножко:
  
  
   Она и форум, и трактир,
  
  
   И полицейская сторожка,
  
  
   И чисто рыцарский турнир.
  
  
   Тенденций гречневая каша,
  
  
   Патриотизма кислый квас...
  
  
   Вот, вот она - словесность наша,
  
  
   Вот журналистика у нас.
  
  
   А средь журнального простора
  
  
   Идеи светлые блестят,
  
  
   Как с дозволенья гувернера
  
  
   Затеи школьников-ребят...
  
  
   <1882>
  
  
  
   323. ОДА СВИНЬЯМ
  
   С доброй чаркой в руке, над куском ветчины
  
  
  Вдохновенно слагаю я оду:
  
   О блаженные свиньи, вы вечно полны
  
  
  Благодетельной пользы народу!
  
   Пожираете вы, что не нужно для нас,
  
  
  Что стесняет нам жизнь и, признаться,
  
   От избытка чего мы, бывает подчас,
  
  
  И не знаем, куда бы деваться...
  
   Вы велики в служеньи отчизне святом,
  
  
  И, вполне неразгаданным чудом,
  
   Вы, о свиньи, являетесь людям потом
  
  
  Славным, вкусным, питательным блюдом...
  
   Но двуногих свиней в нашем мире не счесть:
  
  
  Эти жрут без горчицы и перца
  
   Всё, что в нас благородного, лучшего есть,
  
  
  Что исходит из уст и из сердца...
  
   Свиньи милые, добрые! В честь вам, ей-ей,
  
  
  Я воздвигнул бы капище даже
  
   И съедающих мысль ретроградных свиней
  
  
  У ворот бы поставил на страже...
  
   <1882>
  
  
  
   324. НАША ЭПОХА
  
  
   Нет либеральнее эпохи:
  
  
   Куда ни взглянь - в углу, в щели -
  
  
   Все: крысы, мыши, даже блохи
  
  
   Протестовать уже пошли.
  
  
   Все: комары, и моль, и мухи
  
  
   Стремятся, рвутся на дыбы,
  
  
   Но всё тишком, хоть в яром духе,
  
  
   И сор не носят из избы.
  
  
   Светильник мысли словно чудом
  
  
   Горит, но пламя огонька,
  
  
   Увы, скрывается под спудом,
  
  
   Боясь дыханья сквозняка.
  
  
   А лишь блеснет внезапно бляха
  
  
   Ночного сторожа порой,
  
  
   Всё, полно ужаса и страха,
  
  
   Во фронт становится толпой...
  
  
   <1882>
  
  
  
   325. КТО ПОГИБ?
  
  
   Не те погибли, кто упал
  
  
   В борьбе неравной и суровой
  
  
   Или кто доблестно стяжал
  
  
   Венец мучительно-терновый..
  
  
   Нет, не они погибли, нет, -
  
  
   Кто грубой вражией пятою
  
  
   Раздавлен, в цвете сил и лет,
  
  
   С своей душевной чистотою...
  
  
   Тот не погиб - кто пал в борьбе,
  
  
   Держа в руках святое знамя...
  
  
   Нет, он не изменил себе,
  
  
   Не угасил он в сердце пламя...
  
  
   Но те погибли до конца,
  
  
   Те, кто с бесславьем и позором
  
  
   Перед подножием тельца
  
  
   Стоят покорным рабским хором
  
  
   И первородство продают.
  
  
   Они - лакеи и Исавы...
  
  
   Ведь и они, как мы, умрут,
  
  
   Но, как животные, без славы...
  
  
   <1882>
  
  
   326. ПОДРАЖАТЕЛЯМ НЕКРАСОВА
  
  
   О, гражданские поэты,
  
  
   Вы, скорбящие навзрыд!
  
  
   С берегов унылой Леты
  
  
   Ваше кваканье звучит
  
  
   Так бездарно-заунывно,
  
  
   Что немножко и противно...
  
  
   Бросьте в дудочки пищать
  
  
   Песню ту, что пел Некрасов,
  
  
   И копейки расточать
  
  
   Скудных умственных запасов...
  
  
   Вы родились в скорбный час,
  
  
   Без призванья и таланта...
  
  
   Ваш хромающий пегас -
  
  
   Это кляча Россинанта,
  
  
   Что заездил Дон-Кихот...
  
  
   Бросьте ж мир столицы шумный,
  
  
   И без вас сюда народ,
  
  
   Словно с жаждою безумной,
  
  
   Бросив кров родимых хат,
  
  
   Отовсюду поспешает,
  
  
   Земледелье оставляет
  
  
   И бросается в разврат.
  
  
   Вы же любите и сами
  
  
   О "труде святом" кричать
  
  
   Плоховатыми стихами...
  
  
   Так ступайте же пахать,
  
  
   Показав пример собою,
  
  
   А расседланный пегас
  
  
   Будет кстати за сохою...
  
  
   Ну, поэты, в добрый час!..
  
  
   <1883>
  
  
  
  
  327. ПОЭТУ
  
  
  Бой за идею кипит во вселенной,
  
  
   Кроет арену туман.
  
  
  Ты, барабанщик, поэт вдохновенный,
  
  
   Бей в барабан, в барабан!
  
  
  Пусть барабаны во вражнем стане
  
  
   Громче, сильней и грубей,
  
  
  Знамя идеи трепещет в тумане, -
  
  
   Ближе туда, не робей!
  
  
  Лагерь бойцов с каждым мигом редеет,
  
  
   Но не ослабни душой:
  
  
  Горсточка если одна уцелеет -
  
  
   Бей в барабан и для той...
  
  
  Если ж падет остальная вся братья -
  
  
   Даже и трупы зови
  
  
  Рокотом громким вражды и проклятья,
  
  
   Звуками теплой любви.
  
  
  Пусть мы падем подо мглою туманной,
  
  
   Но, не дождавшись зари,
  
  
  Сам ты под собственный бой барабанный
  
  
   С звуком последним умри!..
  
  
  <1883>
  
  
  
   328. СКУЧНО
  
  
   Скучна компания такая,
  
  
   Где вы сидите меж гостей,
  
  
   Но, с осторожностью болтая,
  
  
   Таите глубь души своей;
  
  
   Где вы не скажете ни слова
  
  
   О том, что в сердце и мечтах,
  
  
   И где покоится сурово
  
  
   Печать молчанья на устах.
  
  
   Учиться так же скучно в школе,
  
  
   Где заикнуться не посмей -
  
  
   За что про что тебя пороли
  
  
   Или оставили без щей.
  
  
   Ну, а не скучно ли поэту
  
  
   Болтать про мелочи одне,
  
  
   Когда б желал излить он свету,
  
  
   Что кроет сердце в глубине...
  
  
   И самому спускать в печали
  
  
   Колки заветных струн своих,
  
  
   Чтоб очень громко не звучали
  
  
   Аккорды сладостные их...
  
  
   <1883>
  
  
  
   329. ГЛУХОЕ СЕЛО
  
  
   Какая, боже, нищета!
  
  
   Вокруг репейник и овраги...
  
  
   Вон стадо тощего скота,
  
  
   Вон люди, голодны и наги...
  
  
   Вкруг избы курные села
  
  
   Дымятся; в них сидят без хлеба...
  
  
   А надо всем нависла мгла
  
  
   И тучи северного неба...
  
  
   Невольно вспомнилися мне
  
  
   При этом гордые столицы,
  
  
   Где вознеслися к вышине
  
  
   Чертогов пышных вереницы.
  
  
   Там льется золото рекой -
  
  
   За грудой блещущая груда...
  
  
   И кто ж поверит, боже мой,
  
  
   Что это золото отсюда?
  
  
   Что злато - струйная река -
  
  
   Из капли с каждой курной хаты
  
  
   И люда нищего рука
  
  
   Питает пышные палаты?
  
  
   С бесплодных нив, с пустых полей
  
  
   Роса восходит золотая;
  
  
   Но здесь не думают об ней,
  
  
   О хлебе лишь одном мечтая...
  
  
   <1883>
  
  
  
   330. МОЛЧУ...
  
  
   Пред силой грозною и дикой,
  
  
   В упор грозящему мечу -
  
  
   Я в виде птицы невеликой
  
  
   Порой таюся и молчу.
  
  
   Но ныне страшно и молчанье,
  
  
   И говорили даже мне:
  
  
   Ну, что ты, хитрое созданье,
  
  
   Молчишь? Что кроешь в глубине?
  
  
   А вам, друзья, какое дело?
  
  
   Мне с вами бой не по плечу...
  
  
   Кичитесь грубой силой смело,
  
  
   А я молчать себе хочу...
  
  
   Язык мой лести вам не скажет,
  
  
   Пусть вам хвала звучит кругом...
  
  
   Молчу - мое молчанье ляжет
  
  
   На вас позорящим клеймом!
  
  
   Мне быть в молчании суровом
  
  
   Не запретите - так хочу!
  
  
   Орите ж вы, а я, назло вам,
  
  
   Красноречивее молчу...
  
  
   <1883>
  
  
  
  331. В ЖИТЕЙСКОЙ СУЕТЕ
  
  
   Что день - то дел обычный ход,
  
  
   Что день - то мелкая забота;
  
  
   Попавши в их водоворот,
  
  
   Живешь без дум и без отчета.
  
  
   Сегодня зван я на обед;
  
  
   Ко мне назавтра все толпою,
  
  
   И ни минуты в жизни нет
  
  
   Наедине пробыть с собою, -
  
  
   Хоть миг подумать о былом,
  
  
   О смысле жизни и стремлений...
  
  
   Устав, забудешься ли сном -
  
  
   Толпа нелепых сновидений!
  
  
   В них, как и в жизни, тот же бред,
  
  
   Хоть фантастичнее немного...
  
  
   Да, ни минуты в жизни нет
  
  
   О ней самой размыслить строго.
  
  
   В кошмаре пошлых мелочей
  
  
   Черствеет сердце, дремлет дума,
  
  
   Среди сумятицы людей,
  
  
   Среди обыденного шума,
  
  
   А роковой вопрос: к чему?
  
  
   Зачем живешь? Зачем всё это? -
  
  
   Сквозь мелочей густую тьму
  
  
   Сверкнет, как луч иного света,
  
  
   И страшно станет, и тогда
  
  
   Назад посмотришь на мгновенье,
  
  
   На пробежавшие года,
  
  
   На жизни мутное волненье;
  
  
   Припомнишь милых и друзей,
  
  
   Почивших в сумраке могилы,
  
  
   И страсти прежних юных дней,
  
  
   И все погибнувшие силы.
  
  
   Но этот миг скользнет, как бред,
  
  
   А пред тобой всё та ж дорога,
  
  
   И ни минуты в жизни нет
  
  
   О ней самой подумать строго!..
  
  
   <1884>
  
  
  
   332. ПАТРИОТ ЛИ?
  
  
  Мне говорят, что злой я сын отчизны.
  
  
  За то, что в ней я всё порой кляну,
  
  
  И слышу я нередко укоризны,
  
  
  Что не люблю родную я страну.
  
  
  И правда: всё противно мне порою.
  
  
  Куда бы я ни поглядел кругом,
  
  
  Всё общество - с бесцельной пустотою,
  
  
  Понятия - с клейменым ярлыком...
  
  
  Противен мне везде колпак дурацкий,
  
  
  А всюду он навстречу ждет меня;
  
  
  Противен быт халатно-азиатский
  
  
  И глупого тщеславия возня.
  
  
  Всё, всё порой противно мне огулом...
  
  
  Всё желчь родит и ненависть во мне,
  
  
  И жизни ход с его обычным гулом,
  
  
  И всё, и всё в родимой стороне...
  
  
  Противно мне то, что для многих свято..
  
  
  Но отчего ж, когда увижу я
  
  
  В страданиях томящегося брата,
  
  
  Тогда душа взволнуется моя?
  
  
  Чтобы унять печаль его и муку,
  
  
  Чтоб снять с него скорбей тяжелый гнет,
  
  
  Ему подам я во спасенье руку,
  
  
  Хоть враг я всем, хоть я не "патриот"...
  
  
  <1886>
  
  
  
  
  333. АУ!
  
   Писатели-братья! друг с другом на свете,
  
   Как будто в лесу непроглядно-глухом,
  
   Аукаться будем, как малые дети,
  
   Летучею мыслью, крылатым стихом,
  
   Правдивым, с отвагою сказанным словом,
  
   Священным и громким аукнемся зовом:
  
  
  Любимые братья! Вперед!
  
   Нас горсточка в нашей всемирной отчизне,
  
   И, словно в лесу, средь сумятицы жизни
  
  
  Брат брата порой не найдет...
  
   Как будто в лесу заблудившимся братьям,
  
   В пустыне людской заблудившийся сам,
  
   Ау! - я взываю громовым проклятьем
  
   Гордыне, восставшей главой к небесам...
  
   Ау! - шлю презренье кичащейся силе.
  
   Ау! - милым братьям, уснувшим в могиле...
  
  
  Ау! - пронесется в веках.
  
   Ау! - над забытым и старым кладбищем...
  
   Столетья пройдут, но друг друга мы сыщем,
  
   Как дети, блуждая в дремучих лесах...
  
   Ау! - братья в области мысли и слова!
  
  
  Ау! - вдалеке дорогие друзья!
  
   Нас горсточка, братья, но встретится снова
  
  
  В грядущем вся наша семья!..
  
   Ау! - в древнем прахе борец опочивший!
  
   Ау! - гений жданный, покамест не живший,
  
  
  Грядущий, которого ждет
  
   Всё то, что страдает и гибнет на свете!
  
   Давайте же в жизненном лесе, как дети,
  
  
  Аукаться: братья, вперед!
  
  
  
   Брат брата найдет!
  
   <1886>
  
  
  
  384. НЕУДАЧНАЯ ПОПЫТКА
  
  
   С нуждой тяжелой вечно споря,
  
  
   Бедняк повеситься хотел;
  
  
   Ему от голода и горя
  
  
   Весь мир господен надоел.
  
  
   Уж он болтался в петле узкой,
  
  
   Как вдруг его городовой
  
  
   Из петли спас, грозя кутузкой.
  
  
   Бедняк наш поднял плач и вой:
  
  
   "Простите, ваше благородье!"
  
  
   Но страж сурово молвил тут:
  
  
   "Вя

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 352 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа