Главная » Книги

Глинка Федор Николаевич - Стихотворения

Глинка Федор Николаевич - Стихотворения


1 2

  

Альбомъ Сѣверныхъ Музъ.

Альманахъ на 1828 годъ.

Изданный A. И.

Санктпетербургъ.

Въ Типограф³и Александра Смирдина.

  
   Утреннее чувство
   Искра
   Канарейка
   Брачный пиръ Тов³я
   Златоустъ
   Bѣpа
   Надежда
   Любовь
  
  
                   УТРЕННЕЕ ЧУВСТВО.
  
             Я рано по утру вставалъ,
             Когда еще алѣло небо,
             И душу гладную питалъ
             Молитвы кроткой сладкимъ хлѣбомъ.
             И въ тепломъ воздухѣ потомъ,
             Когда лучей и дня разливы
             Златили лѣсъ, скалы и нивы,
             Я, въ восхищен³и святомъ,
             Безъ бурь, безъ помысловъ, - свободный -
             Въ какомъ-то счастьи утопалъ
             И, мнилось, съ воздухомъ вдыхалъ
             Порывъ къ святому благородный -
             И быть земнымъ переставалъ! -
             Но суетливость пробуждалась,
             И шумъ касался до меня. ...
             И вдругъ душа моя сжималась
             Какъ вѣтьвь травы - не тронь меня!
                                 Ѳ. Глинка.
  
  
                   ИСКРА.
                   (Басня.)
  
             Идетъ прохож³й - искра тлѣетъ.
             Разсудокъ говоритъ: "на искру плюнь!"
             А неразсудокъ шепчетъ: "дунь!" -
             Бѣда, кто слушаться разсудка не имѣетъ!
             Онъ дунулъ -- и пошло: пожаръ, тревога, сборъ,
             Все охало и все шумѣло;
             И ужь прохожему досталось! - да и дѣло;
                   Не раздувать бы вздоръ.
                                 Ѳ. Глинка.
  
  
                   КАНАРЕЙКА.
                      (Басня.)
  
             Канарочку Олёнушка купила;
             Какъ няня, нянчилась съ пташуркой, берегла,
             И бѣлымъ сахаромъ изъ алыхъ устъ кормила
             Любимицу.... и вотъ ужь птичка такъ смѣла
                       И такъ мила:
             Лишь стукнутъ чашками, она какъ тутъ была,
             И каждый день поутру, у стола,
             Кружитъ, проказитъ, - и безъ спроса,
             Хозяикой чайнаго подноса,
             То сахаръ, то бисквитъ клюётъ,
             А между тѣмъ, поётъ, поётъ....
             И страхъ какъ пташечку Оленушка любила,
                       И очень ею дорожила.
             Но дѣвушекъ любовь - послушать старика -
             Полегче перушка, потоньше волоска!
             Сдружилась Ленушка съ котомъ мурлыкой:
             Настанетъ день - отъ тутъ: сидитъ угрюмой, дикой,
             А птичкѣ это не подъ стать.
             И вотъ ужь пѣсенокъ рѣзвушки не слыхать,
             Манятъ - нейдетъ! а барышня сердиться,
             И въ слезы, и шумѣть... А няня ей совѣтъ:
                       "Олена Ниловна, мой свѣтъ!
             "Ужь ты на возрастѣ - пора бы вразумиться:
             "Загадка, матушка, вѣдь очень-то проста:
             "Ну, хочешь съ птичкой быть, такъ выгони кота!"
                                       Ѳ. Глинка.
  
  
             БРАЧНЫЙ ПИРЪ ТОВ²Я (*)
  
             Семь дней веселый пиръ шумѣлъ,
             Въ дому у Тов³я младаго,
             И сладко Бож³й день свѣтлѣлъ
             Очамъ отаца его сѣдаго.
             Воспѣли Вышнему хвалы,
             А тамъ - за пышные столы;
             И, по обычаю Востока,
             Садятся на скамьяхъ широко,
             И каждому своя дана:
             Тутъ Сарра юная, - она
             Какъ перла Царск³я короны,
             Какъ цвѣтъ душистыя Сароны....
             И звопокъ былъ ихъ мѣрный стихъ:
             "О, веселисъ младой женихъ!
             "И ты, прекрасная невѣста!
             "Проходитъ наша жизнь какъ мигъ:
             "У смертныхъ вѣчному нѣтъ мѣста!
             "Создатель любитъ молодыхъ
             "Онъ изъ сокровищницъ Своих
             "Далъ мужу силу, власть и крѣпость,
             "Краса - въ приданое женамъ.
             "Онъ усмирилъ врага свирѣпость,
             "И отдалъ васъ на радость намъ,
             "И гости изъ чужаго мѣста,
             "Вы гости - сердца у родныхъ.
             "О, веселись младой женихъ
             "И ты, прекрасная невѣста!"...
             И пиръ свѣтлѣлъ, и веселѣлъ:
             Всѣ утѣшались, пили, ѣли
             И пѣсни Палестины пѣли.
             Одинъ лишь, молча, гость сидѣлъ
             Какъ неживой съ живыми. Младость
             Цвѣла въ немъ съ дивной красотой
             Но онъ, казалось, нашу радость
             Считалъ какою-то мечтой.
             Сидѣли старцы, дѣвы, жены,,
             Съ поѣязкой пестрой на главахъ,
             Въ златыхъ запястьяхъ и въ цвѣтахъ.
             Великъ былъ пиръ и снѣдей горы:
             И финики и мандрагоры,
             И сладк³й син³й виноградъ,
             И смугловидный плодъ гранатъ.
             Простыя снѣди предковъ нашихъ,
             Въ серебряныхъ кудрявыхъ чашахъ
             Млеко и медъ. И все полно:
             Въ узорахъ мисы и покалы,
             И длинновыйные ф³алы.
             Таятъ завѣтное вино;
             И на столпахь, въ навѣсахъ алыхъ,
             Курились сладостно алой,
             Стиракса, ладаны и мѵрра.
             Въ кадилахь злата и порфира;.
             И всяк³й гость на радость званъ.
             Хоръ юныхъ Тов³ю былъ сверстникъ:
             И вотъ гармон³я и пѣсни!
             Звучатъ и гусли и тѵмпанъ,
             И, подъ С³онск³я свирѣли,
             Пѣвцы Салима сладко пѣли,
             И онъ трапезы не вкушаетъ,
             Ни винъ, ни сотовъ, ни питья....
             "Ужель мой сынъ не примѣчаетъ
             "Того, что въ гостѣ вижу я?"
             Такъ старый Тов³й шепчетъ сыну:
             "То нашъ Азар³я!... Причину
             "Желалъ бы знать: о чемь грустинтъ?
             "Не ѣстъ, не пьетъ и все молчитъ!
             "Какой тоски, какой утраты
             "Онъ полонъ думой? Мало-ль платы?
             "Утроить, сынъ! усемерить:
             "Неблагодарнымъ страшно быть!"
             Простясь съ гостьми, ужъ послѣ пира,
             Онъ друга-гостя пригласилъ
             На слово - дружбы. Полный мира,
             Почтенный юнаго спросилъ:
             "Ты хлѣба-ласки не вкусилъ,
             "И винъ огнистыхъ не отвѣдалъ?...
             - "Я ждалъ сего, вопросъ твой вѣдалъ:
             Я знаю все, что, за столомъ,
             Ты обо мнѣ довѣрилъ сыну!
             Пора узнать всего причину:
             Мое питанье - не въ земномъ;
             Къ красамъ не здѣшняго жилища
             Меня манитъ иная пиша,
             Тамъ ждетъ иное пит³е
             Тамъ нѣтъ земнаго пресыщенья
             И замогильнаго истлѣнья -
             Тамъ безпредѣльно быт³е! -
             "Но гдѣ жь на наше не похож³й
             "Твой край?... Кто ты?... -"Я, Агелъ Бож³й!..."
             И свѣтѣлъ сталъ вѣнцомъ златымъ!
             И старецъ Тов³й палъ предъ нимъ,
             "Возстань! земное поклоненье
             Единаго есть Бога дань;
             Молись Творцу и знай -- творенье
             Ведетъ Его Святая длань
             Съ тѣхъ поръ, какъ Творчсская сила
             Безсчетность воззвала м³ровъ
             И въ небѣ звѣздность засвѣтила,
             Его всезрящая любовь
             Крилами одѣвала землю:
             Онъ Самъ .... но я призванью внемлю:
             Прости! я къ высшему свѣту:
             Прости, земной! Ужь я дышу
             Небеснымъ въ радостномъ эфирѣ!
             Другъ нищаго и сироты,
             Прости! будь здравъ! .... твои и ты
             Живите долго въ сладкомъ мирѣ!" ...
                                 Ѳ. Глинка.
  
   *) Въ книгѣ Товита, въ главѣ II-й сказано: "И бысть радость всѣмъ сущимъ въ Нинев³и брат³ямъ его. И прииде Ах³архъ и Насвасъ, сынъ брата его, и быстъ бракъ Тов³и съ еесел³емъ дней седмь." - На семъ основано описан³е свадебнаго пиршества въ дому Товита, хотя бракъ Тов³я былъ совершенъ еще въ домѣ Рагуила.
  
  
                       ЗЛАТОУСТЪ.
  
             Велик³й мужъ, Святыни храмъ живой,
             Во Храмѣ Бож³емъ, возвысивъ голосъ свой,
             Вѣщалъ: о гибеди Адамова паденья;
             О сиротствѣ земномъ святой любви дѣтей;
                   О морѣ жит³я, о пагубѣ сѣтей;
                   И наконецъ, о тайнѣ искупленья...
                Онъ открывалъ, какъ бренный человѣкъ,
             Во внутреннѣйшее вмѣстивъ живое слово,
             И, Гностикъ (*) и мудрецъ, облекшись въ образъ новый,
             *) Еретикъ.
             Внимющимъ вѣщатъ ты можешь небесамъ
             И Ангеламъ Святымъ... Но, ахъ! они напрасны
                   Простымъ и неученымъ намъ!
             Таинственность темна... Ея страшна дорога:
             Будь благъ, и покажи ты намъ яснѣе Бога!
                   Чтобъ нелукавыя и дѣтск³я сердца
             Могли смѣлѣй летѣть къ святой любви Отца!
             Не поражай ты вдругъ очей, привыкшихь къ нощѣ:
             Святитель! говори съ дѣтьми своими проще!
             Чтобъ я твои слова, постигнувъ ихъ сама,
             Могла, какъ даръ, снести къ знакомымъ на дома!
             И ими воскормить дѣтей моихъ, какъ       пищей ...
                   И -- дивный мужъ, по духу нищ³й,
             Который по любви о таинствахъ училъ,
             Постигнувъ истину, смирен³емъ смирился-
             И Богу духъ, главу народу преклонилъ.
             И разумъ словъ его съ тѣхъ поръ перемѣнился:
                Младенчествомъ вродится въ новый вѣкь...
             Какъ онъ, крещен³е пр³явъ огнемъ и духомъ,
             Благую вѣсть услышишь чистымъ слухомъ,
                   И узрятъ Бож³я незримы чудеса
                   Слѣпо-рожденнаго простыя очеса...
             Онъ говоридъ о шой судьбѣ высокой,
                   Которая ведетъ строев³е м³ровъ;
             И какъ, съ жалѣн³емъ, на насъ вперяетъ око,
             Всезрящая, но намъ незримая - любовь...
                   Онъ говорилъ, какъ обуявшей соли
             Потребно низвлещи, неизкаженный духъ;
             Какъ выродится намъ должно изъ древней воли.
                   Онъ говорилъ-и былъ окованъ слухъ?
                   Святыя молн³и въ златыхъ устахъ горѣли:
             Сердца въ таинственномъ благоговѣньи млѣли....
             Но люди бѣдные, въ беззлобной простотѣ,
             Рожденные въ земной врожденной слѣпотѣ,
                Высокихъ словъ его не разумѣли....
                &

Другие авторы
  • Каленов Петр Александрович
  • Ренненкампф Николай Карлович
  • Руссо Жан-Жак
  • Лермонтов Михаил Юрьевич
  • Зонтаг Анна Петровна
  • Соболевский Сергей Александрович
  • Готшед Иоганн Кристоф
  • Лунц Лев Натанович
  • Мерзляков Алексей Федорович
  • Цыганов Николай Григорьевич
  • Другие произведения
  • Волошин Максимилиан Александрович - Некто в сером
  • Сомов Орест Михайлович - Почтовый дом в Шато-Тьерри
  • Тургенев Иван Сергеевич - Неосуществленные замыслы рассказов, предназначавшихся для "Записок охотника"
  • Крашенинников Степан Петрович - Описание камчатского народа, сочиненное по оказыванию камчадалов
  • Опочинин Евгений Николаевич - Два рассказа, сказание и очерк
  • Развлечение-Издательство - Жертва метрополитена
  • Муравьев-Апостол Сергей Иванович - Н. Эйдельман. К биографии Сергея Ивановича Муравьева-Апостола
  • Пыпин Александр Николаевич - Пыпин А. Н.: Биографическая справка
  • Покровский Михаил Николаевич - Русская история с древнейших времен. Часть 2
  • Серафимович Александр Серафимович - Две смерти
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 251 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа