Главная » Книги

Неизвестные Авторы - Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907), Страница 4

Неизвестные Авторы - Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

ж тем всё лупят нас японцы,
  
  
   И тают русские червонцы,
  
  
   А на победу нет надежд...
  
  
   От горя не смыкал я вежд,
  
  
   Всё думал, как и отчего, -
  
  
   Но... не придумал ничего.
  
  
   (Секретно уверяю вас:
  
  
   Где надо думать, там я пас.)
  
  
   И всё решают пополам
  
  
   Победоносцев и Maman.
  
  
   Сей обер-прокурор синода
  
  
   Так ловко пишет для народа
  
  
   Монаршие предначертанья,
  
  
   К тому же с богом он в ладах
  
  
   И у меня в больших чинах.
  
  
   Приятно мне его читать -
  
  
   Всё любит так он начинать:
  
  
   "Признав за благо для Руси..."
  
  
   Прочтешь и скажешь: "Grand merci" {*}.
  
  
   {* Большое спасибо (франц.). - Ред.}
  
  
   И вот для мудрого совета
  
  
   Ко мне пришла персона эта.
  
  
   На мой вопрос: "Ну, как нам быть?
  
  
   Иль уступить, иль победить,
  
  
   Иль на врагов нам плюнуть внешних
  
  
   И поскорей спастись от здешних,
  
  
   Или составить новый флот
  
  
   И снова двинуться в поход?"
  
  
   - "Мой царь, не надо броненосцев, -
  
  
   Так мне сказал Победоносцев, -
  
  
   Я вам составлю манифест,
  
  
   Чтобы народный весь протест
  
  
   Нам потушить, сказав народу,
  
  
   Что будет всё ему в угоду,
  
  
   Что будут новые порядки,
  
  
   Что в корне уничтожим взятки,
  
  
   Дадим свободную печать
  
  
   И вовсе перестанем драть;
  
  
   Что земство снова возродится -
  
  
   Ну, словом, всё переродится.
  
  
   Лишь манифест такой прочтет
  
  
   Наш добрый, искренний народ,
  
  
   Как все крамолы, возмущенья
  
  
   Мы прекратим без замедленья.
  
  
   И не придется так уж быстро
  
  
   По внутренним делам министра
  
  
   Нам назначать три раза в год:
  
  
   Своею смертью он помрет.
  
  
   Так успокоив дух народный,
  
  
   Войной займешься ты свободный,
  
  
   Бразды правления подтянешь,
  
  
   Кто возмутится - вешать станешь.
  
  
   А в манифест народ поверит,
  
  
   Обструкционный дух умерит.
  
  
   Настанет всюду гладь да тишь,
  
  
   На деле ж все получат шиш".
  
  
   Я согласился. И об этом
  
  
   Велел печатать всем газетам.
  
  
   И что же? Стихли беспорядки...
  
  
   Так мирно встретили мы святки,
  
  
   А с ними вместе - Новый год.
  
  
   И чинно вел себя народ.
  
  
   В подарок к новенькому году
  
  
   За поведение народу
  
  
   Хотел я совершить добро
  
  
   И рубль набавил на ведро.
  
  
   Мой бог! Какая вышла штучка!
  
  
   Согнись, перо! Сломайся, ручка!
  
  
   Но что писать? Сказать нет сил,
  
  
   Какой скандал в столице был...
  
  
   Вот слушай: января шестого
  
  
   Был день крещения Христова...
  
  
   Платя обычьям предков дань,
  
  
   Пошел и я на Иордань,
  
  
   Чтоб видеть, как митрополит
  
  
   В Неве водицу освятит,
  
  
   Попы молитву пропоют,
  
  
   А пушки грянут мне салют.
  
  
   Я был с мамашей и женой,
  
  
   И все придворные со мной.
  
  
   Лишь только воду освятили,
  
  
   Нам поднесли и мы отпили,
  
  
   Хотел сказать владыка речь...
  
  
   Вдруг... трах... и взвизгнула картечь,
  
  
   С зловещим свистом над Невой
  
  
   Несясь смертельною струей.
  
  
   В дворец ударила, в помост,
  
  
   Снесла городовому нос,
  
  
   Сломила знамя моряков
  
  
   И всполошила всех попов.
  
  
   Смотрю я в страхе, все ли тут,
  
  
   И в страхе жду еще салют...
  
  
   Да... с каждым пушечным ударом
  
  
   Меня охватывало жаром...
  
  
   Но кончилось салютованье,
  
  
   С ним вместе и мое страданье.
  
  
   Всей церемонии конец...
  
  
   А я - скорее во дворец.
  
  
   Я сам-то цел, но вот супруга
  
  
   С Maman хворают от испуга:
  
  
   У них расстроился живот,
  
  
   И лечит их профессор Отт...
  
  
   К чертям подобные салюты!
  
  
   Не рассуждая ни минуты,
  
  
   Семью с собой свою забрал
  
  
   И тотчас в Царское удрал...
  
  
   Да, дядя, водочным налогом
  
  
   Я очень грешен перед богом,
  
  
   Им возмутился весь народ
  
  
   И разом двинулся вперед.
  
  
   Не слышно с фабрики гудков,
  
  
   Там пусто стало у станков.
  
  
   Нет телеграмм. Нет и газет.
  
  
   И керосину даже нет.
  
  
   Торговцы лавочки закрыли,
  
  
   Щитами окна их забили,
  
  
   Везде погасли фонари...
  
  
   Ужасно, что ни говори!..
  
  
   Меж тем валит толпа рабочих
  
  
   (До выпивки весьма охочих),
  
  
   Покупщиков казенной лавки,
  
  
   На водку требуя прибавки.
  
  
   Кричат: "Набавил на вино,
  
  
   Прибавку выдать нам должно!"
  
  
   И вот составили петицию
  
  
   И наплевали на полицию.
  
  
   Их предводитель - поп Гапон
  
  
   (Черт знает что такое он:
  
  
   Не то он - просто плут отпетый,
  
  
   Не то - жандарм переодетый).
  
  
   Такое видя наступленье,
  
  
   Градоначальник мой Фулон
  
  
   Пришел в понятное смущенье,
  
  
   Не ожидал восстанья он.
  
  
   Пришел к министру, поднял крик:
  
  
   "Подайте ружей, дайте пик!
  
  
   Что тут один городовой
  
  
   С селедкой, да еще тупой!"
  
  
   И тотчас Мирский-Святополк
  
  
   Призвал к защите конный полк,
  
  
   К нему пехоты шесть полков,
  
  
   Всех, сколько было, казаков,
  
  
   Гусар, драгун и кирасир,
  
  
   Две сотни пушек и мортир.
  
  
   Хотели взять еще конвой,
  
  
   Да я сказал: "Шалишь, он - мой!"
  
  
   Вот вся бесчисленная рать
  
  
   Пошла рабочих усмирять.
  
  
   Тут и стреляли, и рубили,
  
  
   А поздней ночью хоронили.
  
  
   И били б долго, без сомненья,
  
  
   Но взяло тут меня смущенье:
  
  
   Коль всех рабочих перебить,
  
  
   То кто же водку будет пить,
  
  
   Давать правительству доходы
  
  
   И покрывать мои расходы?
  
  
   Нет!.. Лучше бойню прекратить...
  
  
   Ну, в чем-нибудь и уступить -
  
  
   Прибавить плату... или нет:
  
  
   Раздам им лучше свой портрет...
  
  
   Чтоб каждый это оценил,
  
  
   Насколько я и добр и мил.
  
  
   Как посоветуешь ты, дядя,
  
  
   Со стороны на это глядя?
  
  
   Быть может, их к себе позвать
  
  
   И слово милости сказать?..
  
  
   Но страшно говорить с толпой:
  
  
   Хоть я и царь, но не герой.
  
  
   Вот прадед - Первый Николай -
  
  
   Поговорил бы, так и знай!
  
  
   А я... я - Николай Второй
  
  
   И - повторяю - не герой...
  
  
   Однако чтобы напредки
  
  
   У нас работали станки
  
  
   И чтоб на фабриках гудок
  
  
   Всегда будил рабочих в срок,
  
  
   Я в Питере своим указом
  
  
   Все беспорядки кончу разом,
  
  
   Во мне признают реформатора,
  
  
   Дам генерала-губернатора,
  
  
   Притом же самого свирепого,
  
  
   Вот, например, Митюшу Трепова.
  
  
   Он и жесток, он и нахал, -
  
  
   Будь губернатор-генерал.
  
  
   Рескрипт его уполномочит,
  
  
   И пусть творит, что только хочет...
  
  
   Мне нужен самому покой...
  
  
   Прощай, мой дядя дорогой!
  
  
   1905
  
  
  
  
   332
  
  
  
  Как прадед на Сенной,
  
  
  
  Явился бы и он
  
  
  
  Пред смутною толпой
  
  
  
  У памятных колонн,
  
  
  
  Но в рабской простоте
  
  
  
  Не пал бы ниц народ...
  
  
  
  Да, времена не те -
  
  
  
  И Николай не тот.
  
  
  
  1905 или 1906
  
  
  
  333. ПРИМЕР СКЛОНЕНИЯ
  
  
   "На бунтарей не жаль и мин!" -
  
  
   Сказал вояка славный _Мин_.
  
  
   Была премерзостная мина
  
  
   В то время, знаю я, у _Мина_.
  
  
   "Я угодить вам не премину! -
  
  
   Корнет Фролов ответил _Мину_. -
  
  
   Палаш мой здесь - он у камина!"
  
  
   И он взглянул притом на _Мина_.
  
  
   "Раскрашу лица всех кармином!
  
  
   Adieu!" {*} - и он простился с _Мином_.
  
  
   С тех пор и в волости, и в гмине
  
  
   Всяк знает о достойном _Мине_.
  
  
   {* До свидания! (франц.). - Ред.}
  
  
   Декабрь 1905 или январь 1906
  
  
  
  
   334
  
  
   Зима. Реакция, ликуя,
  
  
   Справляет свой кровавый пир.
  
  
   В Москве Дубасов, кровь почуя,
  
  
   Разгромом удивляет мир.
  
  
   Давя, топя, рубя, стреляя,
  
  
   Бушует черных сотен стая.
  
  
   Граф Витте врет про пять свобод,
  
  
   Чтоб обмануть верней народ.
  
  
   Декабрь 1905 или январь 1906
  
  
  
   335. КТО ОН?
  
  
  
  Организатор смут,
  
  
  
  Патронов истребитель,
  
  
  
  Реакционный кнут,
  
  
  
  Погромов вдохновитель...
  
  
  
  Ушел сей молодец,
  
  
  
  Насилия поборник:
  
  
  
  Назначен во дворец
  
  
  
  Как самый старший дворник!..
  
  
  
  Декабрь 1905 или январь 1906
  
  
  
   338. ТРИ СЕСТРЫ
  
  
  (Не имеют ничего общего с чеховскими)
  
  
  
  
  Юстиция
  
  
  
   (по-домашнему)
  
  
  Ах, милочки, а мы вас ждали, ждали...
  
  
  Гляжу в окно и думаю: сюда ли?
  
  
  
  
  Реакция
  
  
  
  
  (томно)
  
  
   Пап_а_ Дубасов из Москвы
  
  
  Нас с ней не отпускал... поверите ли вы,
  
  
   Там чествовали нас: и канонада,
  
  
  
  
   и драгонада.
  
  
   А фейерверк! Спалили пол-Москвы
  
  
  (Спалили б всю, да говорят: не надо,
  
  
   Нельзя дубасить без пути).
  
  
  Нас погребальные сопровождали дроги.
  
  
  И все желали нам счастливого пути.
  
  
  
  
  Репрессия
  
  
  
  (счастливо улыбаясь)
  
  
   И даже скатертью дороги.
  
  
  
  
  Реакция
  
  
   А что у вас? Что ваш "доходный дом"?
  
  
  
  
  Юстиция
  
  
   На Выборгской иль на Шпалерной...
  
  
  
   (Ищет слов)
  
  
  Который год судом?.. В котором под судом?..
  
  
  Свободные места найдутся в них с трудом.
  
  
  Присматриваю дом я в гавани Галерной.
  
  
   На Голодае - также благодать...
  
  
   (У нас в "Крестах" привыкли голодать.)
  
  
  
   (Сентиментально)
  
  
  Там памятник себе воздвигну уголовный,
  
  
  К нему не зарастет писателей тропа.
  
  
   К нему тропу проложит суд сословный,
  
  
   А не присяжных шантрапа.
  
  
  
  
  Репрессия
  
  
  
   (непосредственно)
  
  
  Напрасно, душечка! Там в поле или в роще,
  
  
   Но вообще судите проще,
  
  
   По способу Акима-простоты:
  
  
   Проштрафился - тащи его в кусты;
  
  
   Договорился - жди последствий
  
  
  Без предварительных и всяких этих следствий.
  
  
  
  
  Юстиция
  
  
  Свободы семена и здесь дают ростки:
  
  
   Мы сеяли воззренья трезвость,
  
  
  Я прокурорские устроила садки:
  
  
  Подобие садков на злобу и на резвость
  
  
   Судебных в "кошку-мышку" игр.
  
  
  Есть у меня один (из камышанских) тигр.
  
  
   Он, чтоб задать литературе таску,
  
  
  Готов тащить отца родного под огласку...
  
  
   Как злобно искрятся зрачки.
  
  
   Что за уловки и скачки!
  
  
  Недавно он "метнул", смущая старших взоры,
  
  
  Из исправляющих да прямо в прокуроры!
  
  
   Ему в ответ напрасно прочих шлют:
  
  
   Усердием он всякого обгонит.
  
  
  В чахотку ли, в тюрьму, а уж наверно вгонит,
  
  
   Особенно он до недужных лют.
  
  
  
  
  Реакция
  
  
  
  Совсем тореадор!
  
  
  
  
  Юстиция
  
  
  
  С недели карнавальной
  
  
   Потешим вас мы травлею повальной:
  
  
   Кому уйти удастся от суда,
  
  
  Того и без суда сошлют туда, туда...
  
   (Указывает не туда, где зреют померанцы.)
  
  
  
  
  Репрессия
  
  
  
   (заканчивая)
  
  
  Где примут меры без труда.
  
  
   (Принимает меры . . . . . . .)
  
  
  Между декабрем 1905 и февралем 1906
  
  
   337. ДЕВИЗ РОДА МИНРОГРИМАНОВЫХ
  
  
   Полковник, отправляясь в путь,
  
  
   Не режь повстанцев как-нибудь,

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 341 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа