Главная » Книги

Михайлов Михаил Ларионович - Стихотворения, Страница 6

Михайлов Михаил Ларионович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6

ервые - ПССтих., с. 622. После чтения "Сев. пчелы"... - Летом 1862 г. "Северная пчела" поместила на своих страницах материалы, свидетельствующие о "возбуждении умов" в России.
  "Если лет бесстрастный холод..." (стр. 63). - Впервые - ОЗ, 1870, No 1, с. 168, с подписью: "Мих. M-в".
  "Горя, шуму и досады..." (стр. 64). - Впервые - ПССтих., с. 633. Обращено к Л. П. Шелгуновой.
  "Как долгой ночью ждет утра..." (стр. 64). - Впервые - ОЗ, 1870, No 4, с. 436, с подписью: "М. М.". Обращено к Л. П. Шелгуновой.
  Аррия (стр. 65). - Впервые - ОЗ, 1870, No 1, с. 264, с подписью: "Мих. M-в". В ПССтих., с. 540, отнесено к переводным стихотворениям.
  Аррия - римлянка, жена консула Ценины Пэта, приговоренного к смерти за участие в заговоре против императора Клавдия в 42 г. Пэт решил кончить жизнь самоубийством, но заколебался. Тогда Аррия первой вонзила себе в грудь кинжал и, выдернув его, передала мужу со словами: "Пэт, не больно" (см.: Плиний Младший. Письма, III, 16, а также: Тацит. Анналы, XVI, 34). Этот пример необычайного мужества часто использовался в европейской литературе (особенно подробно пересказан М. Монтенем в его "Опытах"). Жизнь уходила молодая. - В действительности Аррия к моменту смерти имела уже взрослую дочь. Говоря о молодости Аррии, Михайлов хочет подчеркнуть ее мужество.
  "Долиной пышной шли мы рядом..." (стр. 66). - Впервые - Д, 1866, No 2, с. 33, с пропуском ст. 57-60 и 73-76 и подписью: "Л. Шелгунова"; полностью - ПССтих., с. 600, с искажением ст. 1, 35, 53. Искажения устранены в БП. Обращено к Шелгуновой. Имя Михайлова было под запретом, поэтому ряд его произведений печатался с подписью Шелгуновой.
  "Снова дней весенних..." (стр. 68). - Впервые - ПССтих., с. 634. Написано на Казаковском прииске. "С томительным нетерпением, - писал Михайлов в "Записках", - ждал я весны, следил каждый день за этими горами, за этим лугом, которые начинали зеленеть так туго... Теперь так хорошо все кругом моего жилища; зеленая падь полна цветов, горы тоже позеленели и стоят уже не сплошной темной грудой... Из-за этих гор идут несколько дорог к самому почти дому; но как редко, какими урывками приходят по этим дорогам дорогие вести!" (Соч. III, с. 613-614).
  "Вышел срок тюремный..." (стр. 69). - Впервые - ОЗ, 1870, No 1, с. 98, с подписью: "Мих. M-в". В начале марта 1862 года Михайлов, с разрешения начальника Нерчинского горного округа О. А. Дейхмана, поселился на Казаковском золотом прииске у своего брата, Петра Ларионовича, горного инженера, и был неофициально освобожден от каторжных работ. "...Я мог бы воскликнуть: "Берег!", - писал Михайлов в "Записках", - если бы и этот берег, несмотря на все свои внешние удобства, не был все-таки если не тюрьмой, так землею изгнания" (Соч. III, с. 613).
  "Говорят, весна пришла..." (стр. 69). - Впервые - Н, 1874, No 1, стлб. 14, под заглавием: "Из посмертных стихотворений М. Л. M-ва". Обращено к Л. П. Шелгуновой. Предположение, что стихотворение написано Михайловым во время его пребывания на Казаковском прииске, впервые сделано в БП, с. 147; см. также: БС, с. 107 и 528. В других изданиях стихотворение отнесено к 1857 или 1858 годам.
  "Зарею обновленья..." (стр. 70). - Впервые - Д, 1866, No 2, с. 64, с подписью: "Л. Шелгунова". Обращено к Шелгуновой.
  Dies irae (стр. 70). - Впервые - ПССтих., с. 623. Dies irae - начальные слова католического церковного гимна. Михайлов имеет в виду под "днем гнева" народное восстание, которое с нетерпением ожидалось революционными демократами сначала в 1861 г., а затем весной 1863 г., когда заканчивался срок временно-обязанного состояния крестьян и подписания уставных грамот.
  Деспоту (стр. 70). - Впервые - ПССтих., с. 615. Обращено к Александру II.
  "Минуты горького сомненья..." (стр. 71). - Впервые - ПССтих., с. 630.
  "Только помыслишь о воле порой..." (стр. 71). - Впервые - Н, 1874, No 1, с. 14, под рубрикой "Из посмертных стихотворений М. Л. M-ва".
  "Ведь только строчка лишь одн а..." (стр.. 72). - Впервые - ПССтих., с. 628. Обращено к Шелгуновой.
  "Всегда, везде ты, друг, со мной..." (стр. 72). - Впервые -" ПССтих., с. 628. Обращено к Шелгуновой.
  "Идут года, но все сильней любовь..." (стр. 72). - Впервые - ПССтих., с. 634. Обращено к Шелгуновой.
  "Знаю, что ты память..." (стр. 73). - Впервые - ПССтих., с. 633. После смерти Михайлова Шелгунова издала многие его произведения: стихотворения, очерки, рассказы. В своих записках "Из далекого прошлого" она тепло вспоминает Михайлова и пишет о впечатлении, которое произвел он на нее в начале их знакомства: "...остроумнее, привлекательнее и интереснее Михайлова ничего быть не могло" (Воспоминания, т. 2, с. 60).
  "Вам смешно, что часто..." (стр. 73). - Впервые - ПССтих., с. 634.
  Послание узника (стр. 74). - Впервые - Н, 1876, No 1, стлб. 25, с подписью: "М-в", и с подзаголовком: "Из посмертных стихотворений M-ва". Существует предположение, что стихотворение представляет собой либо ответ на "Послание Мих. Ил. Михайлову" П. Л. Лаврова, либо на недошедшее до нас послание Михайлову студентов (см.: Соч. 1, с. 551).
  "И за стеной тюрьмы - тюремное молчанье..." (стр. 74). - Впервые - ПССтих., с. 631. Стихотворение написано под впечатлением мрачных известий, доходивших до Михайлова: кровавое подавление восстания в Польше (1863), усиление реакционных настроений в России.
  "Вечером душным, под черными тучами нас похоронят..." (стр. 77). - Впервые - Д, 1867, No 3, с. 76, с подписью: "Л. Шелгунова".
  "Зимние вьюги завыли..." (стр. 77). - Впервые- Д, 1867, No 3, с. 136, с подписью: "Л. Шелгунова".
  "Вечерний ветер встал и по ущельям стонет..." (стр. 77). - Впервые - ПССтих., с. 628.
  
  
  
  
  ЭПИГРАММЫ
  Бороды (стр. 78). - Впервые - ПССтих., с. 621. ...сняли опалу. - Александр II отменил запрещение Николая I носить бороды чиновникам, дворянам, служившим по выборам, и военным. Слышатся толки везде...В среде либерального дворянства большой популярностью в это время пользовалась идея о созыве царем Земской думы или Земского собора. ..."уставя брады"... - выражение из сочинения Г. К. Котошихина "О России в царствование Алексия Михайловича" (1666).
  Конституционист (стр. 78). - Впервые - ПССтих., с. 622.
  Недоразумение (стр. 78). - Впервые - ПССтих., с. 622.
  Преданность (стр. 79). - Впервые - ПССтих., с. 622.
  Взыскание (стр. 79). - Впервые - ПССтих., с. 621.
  
  
  
   М. Л. Михайлов
  
  
  
   Стихотворения ---------------------------------------
  И будет вечен вольный труд...: Стихи русских поэтов о родине / Сост. Л. Асанова
  М., "Правда", 1988
  Дополнение 1 по:
  Русские песни и романсы. "Классики и современники"
  М.: Художественная литература, 1989
  Дополнение 2 по:
  Н. А. Добролюбов в воспоминаниях современников. М.: Худож. лит., 1986. (Лит. мемуары.)
  OCR Бычков М. Н. mailto: bmn@lib.ru ---------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Помещик
  "Те же все унылые картины..."
  "Смело, друзья! Не теряйте..."
  
  
  
   Дополнение 1
  Гренадеры
  "Крепко, дружно вас в объятья..."
  
  
  
   Дополнение 2
  Памяти Добролюбова
  
  
  
  
  ПОМЕЩИК
  
  
  Когда-то и я в Петербурге живал,
  
  
  Писателей всех у себя принимал
  
  
  И с гордой улыбкой являлся на балах...
  
  
  Стихи мои очень хвалили в журналах:
  
  
  Я в них и свободу и истину пел,
  
  
  Но многих представить в ценсуру не смел.
  
  
  Эй, Ванька! скорее собак собирай!
  
  
  Эй, Сенька! живее мне лошадь седлай!
  
  
  Политикой также заняться любил -
  
  
  В кондитерских все я журналы следил...
  
  
  Читал я философов... Сам рассужденье
  
  
  Писал о народном у нас просвещеньи...
  
  
  Потом за границей я долго блуждал,
  
  
  Палаты, Жорж Санда, Гизо посещал.
  
  
  Эй, Ванька! скорее собак собирай!
  
  
  Эй, Сенька! живее мне лошадь седлай!
  
  
  В чужбине о родине я сожалел,
  
  
  Скорей воротиться домой все хотел -
  
  
  И начал трактат (не окончил его я)
  
  
  О том, как нам дорого вчуже родное.
  
  
  Два года я рыскал по странам чужим:
  
  
  Все видел - Париж;, Вену, Лондон и Рим.
  
  
  Эй, Ванька! скорее собак собирай!
  
  
  Эй, Сенька! живее мне лошадь седлай!
  
  
  Приехавши в Питер, соскучился я...
  
  
  Казна истощилась порядком моя.
  
  
  Поехал в деревню поправить делишки,
  
  
  Да все разорились мои мужичишки!..
  
  
  Сначала в деревне я очень скучал
  
  
  И все перебраться в столицу желал.
  
  
  Эй, Ванька! скорее собак собирай!
  
  
  Эй, Сенька! живее мне лошадь седлай!
  
  
  А нынче так, право, меня калачом
  
  
  Туда не заманишь. И славный здесь дом,
  
  
  И повар обед мне готовит прекрасный;
  
  
  Дуняшке наделал я платьев атласных.
  
  
  Пойдешь погулять - вкруг мальчишки бегут...
  
  
  (Пострелы! они меня тятей зовут.)
  
  
  Эй, Ванька! скорее собак собирай!
  
  
  Эй, Сенька! живее мне лошадь седлай!
  
  
  С соседями езжу я зайцев травить;
  
  
  Сойдемся ль - за карты, а после попить...
  
  
  Прекрасные люди мои все соседи,
  
  
  Хоть прежде твердил я с презреньем: "Медведи!"
  
  
  Политику бросил - и только "Пчелу"
  
  
  Читаю от скуки всегда поутру.
  
  
  Эй, Ванька! скорее собак собирай!
  
  
  Эй, Сенька! живее мне лошадь седлай!
  
  
  Однажды я как-то письмо получил:
  
  
  Писал мне приятель мой, славянофил,
  
  
  Чтоб ехал скорее к нему я в столицу -
  
  
  Тащить меня вздумал опять за границу...
  
  
  Но я отвечал ему: "Милый мой друг!
  
  
  В себе воскресил я народный наш дух!"
  
  
  Эй, Ванька! скорее собак собирай!
  
  
  Эй, Сенька! живее мне лошадь седлай!
  
  
  "Мне ладно в деревне: здесь сладко я сплю,
  
  
  Гоняться с собаками в поле люблю.
  
  
  С житьем не расстануся патриархальным,
  
  
  Дышу теперь духом я национальным!..
  
  
  Ко мне, братец, лучше сюда приезжай:
  
  
  Народность в деревне моей изучай!"
  
  
  Что ж, Ванька-каналья! чего лее ты ждешь?
  
  
  Да скоро ль ты, Сенька, Гнедка приведешь?
  
  
  С тех пор мой приятель ко мне не писал...
  
  
  И слышал я, нынче известен он стал
  
  
  Своими трудами. Знакомцы другие -
  
  
  Все люди теперь тоже очень большие...
  
  
  А все отчего? Нет деревни своей:
  
  
  А то бы гонялись за зайцами в ней!!
  
  
  Мерзавцы! уж сколько я вам говорю!..
  
  
  Постойте! ужо я вам спину вспорю.
  
  
  1847
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Те же все унылые картины,
  
  
   Те же все унылые места:
  
  
   Черный лес да белые равнины,
  
  
   По селеньям голь и нищета.
  
  
   А кругом все будто стоном стонет...
  
  
   И вопрос тоскливый сердце жмет:
  
  
   Лес ли то со стоном сосны клонит,
  
  
   Или вьюга твой мне стон несет,
  
  
   Изнемогший в вековом томленьи,
  
  
   Искушенный в вековом терпеньи,
  
  
   Мой родной, несчастный мой народ?
  
  
   1861
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Смело, друзья! Не теряйте
  
  
   Бодрость в неравном бою,
  
  
   Родину-мать защищайте,
  
  
   Честь и свободу свою!
  
  
   Пусть нас по тюрьмам сажают,
  
  
   Пусть нас пытают огнем,
  
  
   Пусть в рудники посылают,
  
  
   Пусть мы все казни пройдем!
  
  
   Если погибнуть придется
  
  
   В тюрьмах и шахтах сырых, -
  
  
   Дело, друзья, отзовется
  
  
   На поколеньях живых.
  
  
   Стонет и тяжко вздыхает
  
  
   Бедный забитый народ;
  
  
   Руки он к нам простирает,
  
  
   Нас он на помощь зовет.
  
  
   Час обновленья настанет -
  
  
   Воли добьется народ,
  
  
   Добрым нас словом помянет,
  
  
   К нам на могилу придет.
  
  
   Если погибнуть придется
  
  
   В тюрьмах и шахтах сырых, -
  
  
   Дело, друзья, отзовется
  
  
   На поколеньях живых.
  
  
   1861
  
  
  
   ДОПОЛНЕНИЕ 1
  
  
  
  
  ГРЕНАДЕРЫ
  
  
  
  Во Францию два гренадера
  
  
  
  Из русского плена брели,
  
  
  
  И оба душой приуныли,
  
  
  
  Дойдя до немецкой земли.
  
  
  
  Придется им - слышат - увидеть
  
  
  
  В позоре родную страну...
  
  
  
  И храброе войско разбито,
  
  
  
  И сам император в плену!
  
  
  
  Печальные слушая вести,
  
  
  
  Один из них вымолвил: "Брат!
  
  
  
  Болит мое скорбное сердце,
  
  
  
  И старые раны горят!"
  
  
  
  Другой отвечает: "Товарищ!
  
  
  
  И мне умереть бы пора;
  
  
  
  Но дома жена, малолетки:
  
  
  
  У них ни кола ни двора.
  
  
  
  Да что мне? просить христа-ради
  
  
  
  Пущу и детей и жену...
  
  
  
  Иная на сердце забота:
  
  
  
  В плену император! в плену!
  
  
  
  Исполни завет мой: коль здесь я
  
  
  
  Окончу солдатские дни,
  
  
  
  Возьми мое тело, товарищ,
  
  
  
  Во Францию! там схорони!
  
  
  
  Ты орден на ленточке красной
  
  
  
  Положишь на сердце мое,
  
  
  
  И шпагой меня опояшешь,
  
  
  
  И в руки мне вложишь ружье.
  
  
  
  И смирно и чутко я буду
  
  
  
  Лежать, как на страже, в гробу...
  
  
  
  Заслышу я конское ржанье,
  
  
  
  И пушечный гром, и трубу.
  
  
  
  То Он над могилою едет!
  
  
  
  Знамена победно шумят...
  
  
  
  Тут выйдет к тебе, император,
  
  
  
  Из гроба твой верный солдат!"
  
  
  
  <1846>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Крепко, дружно вас в объятья
  
  
   Всех бы, братья, заключил
  
  
   И надежды и проклятья
  
  
   С вами, братья, разделил.
  
  
   Но тупая сила злобы
  
  
   Вон из братского кружка
  
  
   Гонит в снежные сугробы,
  
  
   В тьму и холод рудника.
  
  
   Но и там, назло гоненью,
  
  
   Веру лучшую мою
  
  
   В молодое поколенье
  
  
   Свято в сердце сохраню.
  
  
   В безотрадной мгле изгнанья
  
  
   Твердо буду света ждать
  
  
   И души одно желанье,
  
  
   Как молитву, повторять:
  
  
   Будь борьба успешней ваша,
  
  
   Встреть в бою победа вас,
  
  
   И минуй вас эта чаша,
  
  
   Отравляющая нас.
  
  
   1861
  
  
  
   ДОПОЛНЕНИЕ 2
  
  
  
   ПАМЯТИ ДОБРОЛЮБОВА
  
  
   Вечный враг всего живого,
  
  
   Тупоумен, дик и зол,
  
  
   Нашу жизнь за мысль и слово
  
  
   Топчет произвол.
  
  
  
  
  
   И чем жизнь честней и чище,
  
  
   Тем нещаднее судьба;
  
  
   Раздвигайся ты, кладбище, -
  
  
   Принимай гроба!
  
  
  
  
  
   Гроб вчера и гроб сегодня,
  
  
   Завтра гроб... А мы стоим
  
  
   Средь могил и... "власть господня",
  
  
   Как рабы, твердим.
  
  
  
  
  
   Вот и твой смолк голос честный,
  
  
   И смежился честный взгляд,
  
  
   И уложен в гроб ты тесный,
  
  
   Отстрадавший брат.
  
  
  
  
  
   Жаждой правды изнывая,
  
  
   В темном царстве лжи и зла
  
  
   Жизнь зачахла молодая,
  
  
   Гнета не снесла.
  
  
  
  
  
   Ты умолк, но нам из гроба
  
  
   Скорбный лик твой говорит:
  
  
   "Что ж молчит в вас, братья, злоба?
  
  
   Что любовь молчит?
  
  
  
  
  
   Иль в любви у вас лишь слезы
  
  
   Есть для ваших кровных бед?
  
  
   Или сил и для угрозы
  
  
   В вашей злобе нет?
  
  
  
  
  
   Братья, пусть любовь вас тесно
  
  
   Сдвинет в дружный ратный строй,
  
  
   Пусть ведет вас злоба в честный
  
  
   И открытый бой!"
  
  
  
  
  
   Мы стоим, не слыша зова, -
  
  
   И ликуя, зверски зол,
  
  
   Тризну мысли, тризну слова
  
  
   Правит произвол.
  
  
  
  
  
   20 ноября 1861 г.

Другие авторы
  • Берман Яков Александрович
  • Закржевский Александр Карлович
  • Тарловский Марк Ариевич
  • Анастасевич Василий Григорьевич
  • Орловец П.
  • Уткин Алексей Васильевич
  • Оленина Анна Алексеевна
  • Шепелевич Лев Юлианович
  • Парнок София Яковлевна
  • Андреев Александр Николаевич
  • Другие произведения
  • Чаадаев Петр Яковлевич - Отрывки и разные мысли (1828 – 1850 е годы)
  • Сумароков Александр Петрович - Эпиграммы
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Мои воспоминания о Викторе Гофмане
  • Достоевский Федор Михайлович - (Объявление о подписке на "Дневник писателя" 1876 года)
  • Измайлов Владимир Васильевич - Эпитафия Княгине Настасье Ивановне Одоевской
  • Мольер Жан-Батист - Ревность Барбулье
  • Розен Егор Федорович - Ютурна
  • Чуйко Владимир Викторович - Бобров Виктор Алексеевич
  • Коган Петр Семенович - Пьер Бомарше
  • Андерсен Ганс Христиан - Отпрыск райского растения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 331 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа