Главная » Книги

Михайлов Михаил Ларионович - Стихотворения, Страница 2

Михайлов Михаил Ларионович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6

бледна и тоскует.
  
  
   ?a картами мужу не время
  
  
   Заметить, как чахнет супруга;
  
  
   Уж в грудь ей заброшено семя
  
  
   Ужасного, злого недуга.
  
  
   И скоро болезнь и несчастье
  
  
   Цветок этот нежный сломили...
  
  
   "Как мало жила она в счастье!" -
  
  
   Так в свете об ней говорили,
  
  
   Супруг же по-прежнему любит
  
  
   Сытнее в обед нагрузиться,
  
  
   Здоровья страстями не губит...
  
  
   И чаще за карты садится.
  
  
   <1847>
  
  
  
  
  КОЛЬЦОВ
  
  
  Он с юных лет был угнетен судьбою,
  
  
  Своей семьей он не был оценен...
  
  
  Несытый ум томился; но борьбою
  
  
  С холодной жизнью не был сокрушен.
  
  
  Его душа любовию святою
  
  
  Любила все, чем был он окружен...
  
  
  И песнь его нам кажется родною:
  
  
  Весь мир души в ней завещал нам он.
  
  
  Степной разгул, крутую силу воли,
  
  
  Упорную борьбу с лихой судьбой,
  
  
  И эту долю, сумрачную долю,
  
  
  В которой жизнь он проклинал порой,
  
  
  И грусть свою, порою плач неволи -
  
  
  Все высказал он в песне огневой.
  
  
  <1847>
  
  
  
  
  НА ПУТИ
  
  
  
   Предо мной лежит
  
  
  
   Степь печальная.
  
  
  
   Все мне слышится
  
  
  
   Речь прощальная.
  
  
  
   Все мне видятся
  
  
  
   Взоры милые,
  
  
  
   Все твержу "прости"
  
  
  
   Через силу я.
  
  
  
   И все та ж в ответ
  
  
  
   Речь прощальная...
  
  
  
   Но молчит кругом
  
  
  
   Степь печальная.
  
  
  
   <1848>
  
  
  
  
  КАБАК
  
  
  
   У двери скрыпучей
  
  
  
   Красуется елка...
  
  
  
   За дверью той речи
  
  
  
   Не знают умолка.
  
  
  
   Тяжелое ль горе
  
  
  
   На сердце заляжет,
  
  
  
   Аль лапушка слово
  
  
  
   Немилое скажет,
  
  
  
   Аль денег к оброку
  
  
  
   В мошне не хватает,
  
  
  
   Аль староста рыжий
  
  
  
   За леность ругает, -
  
  
  
   К той елке зеленой
  
  
  
   Своротит детина...
  
  
  
   Как выпита чарка -
  
  
  
   Пропала кручина!
  
  
  
   Да если и счастлив,
  
  
  
   Кипит ретивое,
  
  
  
   И с Машей шептался
  
  
  
   Всю ночь за рекою,
  
  
  
   Оброк весь заплачен,
  
  
  
   Сам староста любит...
  
  
  
   И радость, как горе,
  
  
  
   Кабак приголубит.
  
  
  
   Под елкой зеленой
  
  
  
   Лей чарку полнее!..
  
  
  
   Там горькое горе
  
  
  
   Пройдет поскорее.
  
  
  
   Под елкой зеленой
  
  
  
   Лей чарку полнее...
  
  
  
   Коль весело, - будет
  
  
  
   Еще веселее!..
  
  
  
  СОВРЕМЕННЫЙ ГИДАЛЬГО
  
  
  
   Юноша поджарый,
  
  
  
   Кудри по плечам...
  
  
  
   Сюртучишко старый
  
  
  
   Расползся по швам...
  
  
  
   Рыжая шляпенка,
  
  
  
   Стеклышко в глазу,
  
  
  
   Завит очень тонко, -
  
  
  
   Угорь на носу.
  
  
  
   Сморщен лоб широкий,
  
  
  
   Ямы вместо щек,
  
  
  
   И в гладах глубокий
  
  
  
   Светится упрек...
  
  
  
   Скверная сигара
  
  
  
   У него в зубах...
  
  
  
   Говорит он с жаром,
  
  
  
   Прогрессивно страх.
  
  
  
   Весь в дугу согнулся,
  
  
  
   Словно пуд несет...
  
  
  
   Слушайте! Надулся, -
  
  
  
   Речь он поведет:
  
  
  
   "Манекены-люди,
  
  
  
   Вам ли нас понять?
  
  
  
   Камень - ваши груди...
  
  
  
   Вам ли мысль приять?
  
  
  
   - Избраны веками
  
  
  
   Для чреды иной,
  
  
  
   Высимся над вами
  
  
  
   Целой мы главой.
  
  
  
   Суета мирская
  
  
  
   Занимает вас, -
  
  
  
   Ноша мировая
  
  
  
   На плечах у нас".
  
  
  
   Юноша умолкнул,
  
  
  
   Грозно брови сжал,
  
  
  
   Языком прищелкнул
  
  
  
   И сигару взял.
  
  
  
   Речи не внимая,
  
  
  
   Все шумит народ,
  
  
  
   И толпа пустая
  
  
  
   Мимо вдаль идет.
  
  
  
   <1848>
  
  
   Антологические стихотворения
  
  
  
  
  НАЯДА
  
  
  Когда на западе горит заря пожаром
  
  
  И грудь моя дрожит, пылая тайным жаром, -
  
  
  Иду на берег вод и, распростершись там,
  
  
  Устами теплыми к холодным льну волнам.
  
  
  И из зеленых вод наяда молодая,
  
  
  Устами влажными мои уста лобзая,
  
  
  В моей груди тогда желаний гасит жар,
  
  
  Как гасит мрак ночной на западе пожар.
  
  
  
  
  ЖАТВА
  
  
  Помона щедрая так пышно убрала
  
  
  Златою жатвою широкие поляны
  
  
  И в частые ряды колосьев заплела
  
  
  Лазурноглавые, прелестные пианы.
  
  
  Оделась ризою богатою земля:
  
  
  Как море злачное, волнуются поля,
  
  
  И спеет наливной, под лаской солнца, колос...
  
  
  Вечернею порой под кровлей поселян
  
  
  Звучнее песни: всяк, кто лишь имеет голос,
  
  
  Поет богине гимн за пышный вид полян.
  
  
  
  
  * * *
  
   В косы зачем заплела ты кудри густые, Дорида?
  
   Или хотела сердцам новые сети сплести?
  
  
  
  
  МОЛЬБА
  
  Что бы просил ты у Зевса, великого бога вселенной,
  
   Если б из урны судеб жребий выбрать ты мог?
  
  Дар сладких песен просил бы и сильно разящее слово:
  
   Словом порок поражать, песнью сердца умилять.
  
  <1848>
  
  
  
  
  ---
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Мне жаль тебя... Семья жестоко
  
  
   Тебя замучила, и ты
  
  
   Постыдно пала - и глубоко
  
  
   Погрязла в тине пустоты.
  
  
   Но мне не больно было б это,
  
  
   Когда б не знал я, что в тебе
  
  
   Была душа, и ум поэта,
  
  
   И сила - устоять в борьбе.
  
  
   <1845>
  
  
   Н. Новгород
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Бывало, в беседке
  
  
  
   Зеленой и темной
  
  
  
   Читал я соседке,
  
  
  
   Плаксивой и томной,
  
  
  
   И плакал я с нею
  
  
  
   Над песнями Гейне,
  
  
  
   Звал милой своею
  
  
  
   (Du Holde, du Meine {*}).
  
  
  
   {* Ты милая, ты моя {нем.).}
  
  
  
   Немецкие грезы
  
  
  
   Давно мной забылись,
  
  
  
   И глупые слезы
  
  
  
   Давно истощились...
  
  
  
   Она ж вспоминает
  
  
  
   Меня на свободе
  
  
  
   И Гейне читает
  
  
  
   В моем переводе.
  
  
  
   <1848>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Я видел во сне человечка
  
  
  
  С косым и зеленым лицом.
  
  
  
  Он глупо смотрел, улыбался
  
  
  
  И тотчас же плакал потом.
  
  
  
  Ко мне подошел он, и руку
  
  
  
  Мне крепко и дружески сжал,
  
  
  
  И долго качал головою,
  
  
  
  И мне наконец прошептал:
  
  
  
  "Меня вы не знаете, друг мой,
  
  
  
  Да я-то вас знаю давно.
  
  
  
  Ну что? исцелилось ли сердце,
  
  
  
  Иль так же болит все оно?
  
  
  
  Зачем вы в лицо мне глядите?
  
  
  
  Ну чт_о_ вы увидите тут?
  
  
  
  Хоть цвет его - краска надежды,
  
  
  
  Да нашей надежде - капут.
  
  
  
  Как вы, я надеялся долго,
  
  
  
  И зелен с надежды я стал,
  
  
  
  Как вы, я все плакал да грезил,
  
  
  
  Стишонки писал и вздыхал.
  
  
  
  Пора нам, ей-богу, оставить
  
  
  
  Так глупо страдать и любить,
  
  
  
  Пора нам от грез пробудиться
  
  
  
  И жизнью действительной жить".
  
  
  
  Со мною он тут распрощался,
  
  
  
  Отвесив неловкий поклон,
  
  
  
  И все-то смеялся да плакал...
  
  
  
  Какой безалаберный сон!
  
  
  
  <1852>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Когда ж минует испытанье?
  
  
   Когда из лона черных туч,
  
  
   Тебя, колосс, осветит луч
  
  
   Животворящего сознанья?
  
  
   Ты гордо голову вознес,
  
  
   Дивя испуганное око;
  
  
   Но безглаголен ты, колосс!
  
  
   Когда же луч сойдет с востока
  
  
   И под святым его огнем
  
  
   Твоих речей раздастся гром?
  
  
   Ведь, говорят, во время оно
  
  
   И неподвижный столб Мемнона
  
  
   Гудел под солнечным лучом.
  
  
   1853, 1858 (?)
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Как храм без жертв и без богов,
  
  
   Душа угрюмо сиротеет;
  
  
   Над нею время тяготеет
  
  
   С суровым опытом годов.
  
  
   Кумиры старые во прахе,
  
  
   Погас бесплодный фимиам...
  
  
   Но близок миг - и, в вещем страхе,
  
  
   Иного бога чует храм!
  
  
   1853
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Спал_и_, господь, своим огнем
  
  
   Того, кто в этот год печальный
  
  
   На общей тризне погребальной,
  
  
   Как жрец, упившийся вином,
  
  
   В толпе, рыдающей кругом,
  
  
   Поет с улыбкою нахальной
  
  
   Патриотический псалом.
  
  
   1854
  
  
  
  
  ПЕРЕПУТЬЕ
  
  
  Труден был путь мой. Холодная мгла
  
  
   Не расступалась кругом,
  
  
  С севера туча за тучею шла
  
  
   С крупным и частым дождем...
  
  
  Капал он с мокрых одежд и волос;
  
  
   Жутко мне было идти:
  
  
  Много суровых я вытерпел гроз,
  
  
   Больше их ждал впереди.
  
  
  Липкую грязь отряхнуть бы мне с ног
  
  
   И от ходьбы отдохнуть!..
  
  
  Вдруг мне в сторонке блеснул огонек...
  
  
   Дрогнула радостью грудь...
  
  
  Боже, каким перепутьем меня,
  
  
   Странника, ты наградил!
  
  
  Боже, какого дождался я дня!
  
  
   Сколько прибавилось сил!
  
  
  11 февраля 1856
  
  
  СПб.
  
  
  
  
  НА ПУТИ
  
  
  
  За туманами потух
  
  
  
  Свет зари вечерней;
  
  
  
  Раздражительнее слух,
  
  
  
  Сердце суеверней.
  
  
  
  Мне грозит мой путь глухой
  
  
  
  Злою встречей, битвой...
  
  
  
  Но душа полна тобой,
  
  
  
  Как святой молитвой.
  
  
  
  Май 1856
  
  
  
   АПОСТОЛ АНДРЕЙ
  
  
   Апостолы носят ученье Христа
  
  
   По свету стопой неустанной;
  
  
   Идет и в славянские наши места
  
  
   Апостол Андрей Первозванный.
  
  
   По северным дебрям, холмам и топям
  
  
   Забрел он к туманным ильменским водам.
  
  
   Пустынное озеро в сизых волнах;
  
  
   Ни паруса нет в отдаленье.
  
  
   Но люди тут есть: на его берегах
  
  
   Местами темнеют селенья.
  
  
   "Каков-то, - подумал апостол, - народ,
  
  
   Что в этих убогих лачугах живет?"
  
  
   И шаг ускорил он, идя к берегам.
  
  
   Вот к первым избушкам подходит.
  
  
   Навстречу народ к нему выбежал сам;
  
  
   Кричит и руками разводит...

Другие авторы
  • Абрамович Николай Яковлевич
  • Михайлов А. Б.
  • Фадеев
  • Лернер Николай Осипович
  • Бегичев Дмитрий Никитич
  • Марло Кристофер
  • Озеров Владислав Александрович
  • Стивенсон Роберт Льюис
  • Аксаков Константин Сергеевич
  • Фиолетов Анатолий Васильевич
  • Другие произведения
  • Диккенс Чарльз - Меблированные комнаты миссис Лиррипер
  • Зозуля Ефим Давидович - Граммофон веков
  • Федоров Николай Федорович - Властолюбие или отцелюбие?
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Валерий и Амалия, или Несчастное семейство. Повесть Алексея Тимофеева
  • Григорьев Аполлон Александрович - Нет, не рожден я биться лбом...
  • Кирпичников Александр Иванович - Готшед
  • Дорошевич Влас Михайлович - Оправданный "отцеубийца"(?)
  • Дуров Сергей Федорович - Избранные стихотворения
  • Розанов Василий Васильевич - Еще о "питии"
  • Бакст Леон Николаевич - Выставка в редакции "Аполлона"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 267 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа