Главная » Книги

Мерзляков Алексей Федорович - Дидона

Мерзляков Алексей Федорович - Дидона


1 2 3 4

  
             ДИДОНА.
         Энейды Виргил³евой книга IV.
             (Посвящено Элизѣ.)
  
             Дидона, страст³ю снѣдаемая злою,
         Питаетъ въ сердцѣ огнь, томитъ себя тоскою;
         Героя доблести и славный предковъ рядъ
         Предъ очарованной въ с³яньи предстоятъ:
         Улыбка, слово, взоръ въ душъ ея глубоко;
         Отъ терема любви покой и сонъ далёко.
         Аврора поздняя, разсѣявъ влажну тѣнь,
         Съ лампадою златой ведетъ на небо день;
         Царица страстныхъ чувствъ борьбою утомленна,
         Спѣшитъ къ своей сестрѣ: "Отрада неизмѣнна
         Моихъ печальныхъ лѣтъ, ахъ, еслибъ знала ты,
         Сколь страшны принесла мнѣ ночь с³я мечты!
         Кто сей, спасенный мной отъ влажныя могилы (*)?
         Какая красота, какая доблесть, силы!
         Я вѣрю, я клянусь: въ немъ чиста кровь боговъ!
         Взоръ первый обличитъ ничтожества сыновъ.
         Но, ахъ, кого щадятъ желѣзны рока длани!
         Страдалецъ!... гдѣ онъ былъ!.... как³я видѣлъ брани!
         Когдабъ не тяготилъ души моей обѣтъ,
         Когдабъ, съ умершею любовью первыхъ лѣтъ,
         Искать другой любви себѣ не воспретила,
         И брачныхъ факеловъ на вѣкъ не погасила;
         Какъ знать?... могла ли бы спокойна быть теперь!...
         Любезная сестра! открою все, повѣрь:
         Съ тѣхъ поръ, какъ зависть въ гробъ низвергнула Сихея (**),
         Какъ святость попрана неистовствомъ злодѣя,
         Сей, сей одинъ умѣлъ открыть ко сердцу путь,
         И чувства, преданны печали, обмануть!ч
         Май другъ! опять горитъ любови прежней пламень!...
         Здѣсь... въ сердцѣ... нѣтъ!... пускай преобращуся въ камень;
         Пусть мстящая земля преступницу пожретъ;
         Пускай небесный громъ къ тѣнямъ меня пошлетъ,
         Къ мучительскимъ тѣнямъ, въ мракъ тартара бездонной,
         Чѣмъ долгъ свои оскверню я связью беззаконной!....
         Ты былъ моя любовь, ты взялъ ее съ собой,
         Возлюбленный супругъ! Поч³й она съ тобой!
         Твоя - согрѣй на вѣкъ твою обитель тѣсну-....
         Рекла, и токи слезъ л³етъ на грудь прелестну.
  
             О жизни моея сокровище и свѣтъ!
         (Нѣжнѣйшая сестра томящейся речетъ )
         Ужели для тебя день красный не настанетъ?
         Ужель самъ-другъ съ тоской, цвѣтъ юности увянетъ?
         Уже ли не прижмешь ты къ сердцу милыхъ чадъ,
         Венеры чистыя божественныхъ наградъ?
         Иль жертвою такой супругъ твой усладится,
         И хладный прахъ его въ могилѣ оживится?
         Пусть такъ... но малоль жертвъ ему ты принесла?
         Ни Тиръ, ни Лив³я склонить не возмогла
         Ко браку сироты! И Ярбъ отверженъ сильной,
         И Князи Африки, тр³умфами обильной!
         Но сердца внемлешь гласъ: - почто сражаться съ нимъ!
         Помысли, гдѣ живемъ, чьи земли бременимъ!
         Отселъ Гетулы, въ бою необоримы,
         Нумидцы ярые и Сиртъ неукратимый;
         Оттоль объемлютъ насъ горящ³е пески,
         Барцитты, страшные насильств³емъ руки;
         Помысли о грозъ, отъ Тира восходящей,
         О мести сродника, коварно громъ таящей:
         Ахъ! вѣрь, еще на насъ поч³етъ длань боговъ,
         Еще не отняла Юнона свой покровъ:
         Ея всесильное надъ безднами велѣнье
         Склонило кораблей Троянскихъ къ намъ стремленье.
         Представь себѣ плоды супружества сего:.
         Богатство, красоту, блескъ града твоего!
         Знамена Тевкрск³я (***) съ твоими сопряженны,
         И Царства новыя тебѣ порабощенны,
         И гордый Карѳагенъ, ужасный племенамъ...
         Мой другъ! моли боговъ, неси дары во храмъ!
         Энея огради препонами къ походу,
         Представь раздоръ стих³й, хладъ зимн³й, непогоду,
         Что флотъ не воскрыленъ, что снасти на брегахъ;
         Что страшенъ Ор³онъ, что бури въ небесахъ!
  
             Такъ сердце страстное словами воспаляла,
         Сомнѣн³й томной мракъ надеждой озаряла:
         И долга и стыда послѣдн³й лучь погасъ!
         Текутъ ко алтарямъ, къ отрадѣ въ скорбной часъ,
         Мечтаютъ жертвами призвать успокоенье,
         Приводятъ избранныхъ овновъ на заколенье
         Церерѣ, Бахусу, владыкѣ нѣжныхъ Музъ,
         Юнонъ болѣ всѣхъ, Царицъ брачныхъ узъ.
         Прелестная, пр³явъ сосудъ вина священной,
         Л³ешъ среди роговъ телицы убѣленной;
         Не вѣря ни чему, ласкаемая всемъ,
         Дары свои богамъ сугубитъ съ каждымъ днемъ
         Предъ отвращенными безсмертныхъ очесами,
         Вскрываетъ нѣдра жертвъ дрожащими руками,
         И въ членахъ трепетныхъ читаетъ свой позоръ....
         Гаданье тщетное! слѣпой боязни взоръ!
         Что храмы, что мольбы у что небо для нещастной!
         Въ ней, въ ней враждебной богъ! Жжетъ
         Сердце пламень страстной,
         И рана тайная въ груди ея жива,
         Для трона, для гражданъ, для радостей мертва,
         Ни вида милаго, ни мѣста не находитъ;
         Всѣхъ ищетъ, всѣхъ бѣжитъ, все въ страхъ ее приводитъ!
         Какъ лань, пронзенная уб³йственной стрѣлой,
         Которую пастухъ неопытной рукой
         Среди Крит³йскихъ рощь въ безпечную направилъ,
         И быстро остр³е, забывъ корысть, оставилъ,
         Бѣжитъ, поднявъ рога, къ утесистой горѣ,
         И гибельный булатъ дрожитъ въ ея ребрѣ -
         Такъ, восхищенная присутств³емъ безцѣннымъ,
         Съ Героемъ носится по стогнамъ удивленнымъ,
         Являетъ блескъ богатствъ, искусства, пышный градъ,
         Забывшись, кажетъ вновь одинъ предметъ стократъ,
         Заводитъ съ милымъ рѣчь; но встрѣтилися взоры,
         И умерли слова, и рвутся разговоры*
         Склонился въ море день - бесѣда вновь у ней,
         Вновь повѣсть начинай о Пергамѣ Эней;
         Вновь слезы, вновь любовь, прикрыта состраданьемъ,
         И вся она тогда жива однимъ вниманьемъ;
         Разстанутся - когда сокроетъ ликъ луна,
         И звѣздной нощи хоръ возбудитъ дремы сна,
         Едина, въ темнотѣ, со взоромъ томно-слезнымъ
         На ложахъ возсѣдитъ, оставленныхъ любезнымъ,
         Отсутственна его отсутственнаго зритъ,
         Внимаетъ милый гласъ, сама съ нимъ говоритъ,
         Въ восторгѣ пламенномъ томимая мечтою,
         Объемлетъ страстною Аскан³я рукою,
         Чтобы хотя на часъ забыть свою любовь -"
         Напрасно! не дитя, отецъ волнуетъ кровь!
         Остановилися всѣ царственны работы;
         Бойницы не грозятъ и не растутъ оплоты,
         Не движутся строи оруж³я въ лучахъ,
         И флотъ, не огражденъ, ждетъ бури при брегахъ:
         Все умерло, молчитъ, поникли стѣны града,
         И башни, къ небесамъ всходящая громада!..
  
             Супруга свѣтлая гремящаго Царя (****)
         Скорбѣла, на с³е съ высотъ Олимпа зря:
         Явилися предъ ней всѣ чувства сокровенны,
         И стыдъ, и долгъ, на вѣкъ любовью побѣжденны.
         Сатурна дщерь речетъ Богинѣ красоты:
         "Вы въ новомъ торжествѣ - твой злобный сынъ и ты!
         Побѣда дивная и слава несравненна!
         Коварствомъ двухъ боговъ одна жена сраженна!
         Я вѣдаю, тебя страшатъ твердыни стѣнъ,
         Объемлющихъ мой домъ, мои пышной Карѳагенъ.
         Но гдѣ враждамъ предѣлъ?... Что въ брани безконечной?
         Богиня, пусть ихъ бракъ намъ миръ доставитъ вѣчной!
         Твоя пресыщена самолюбива власть!...
         Горитъ нещастная, снѣдаетъ сердце страсть.
         Соединимъ же днесь народы сопредѣльны,
         Да будетъ нашъ покровъ надъ ними нераздѣльный!
         Пусть такъ! пускай служить фриг³йцу (*****) отойдетъ,
         И въ вено племена Тир³йски увлечетъ!
         Такъ сильная рекла, личиною коварства
         Прикрывши хитрой ковъ, верховну область царства
         Изъ странъ Итал³и во Африку пренесть.
  
             Кто можетъ отвергать с³ю велику честь?
         Праматерь Ил³и (******) богинѣ отвѣщаетъ:
         Кто, дерзкой, въ брань съ тобой, всемощная, вступаетъ?
         О естьли бы судьба вѣнчала твой совѣтъ!
         Но духъ сомнѣн³й полнъ - надежды слабымъ нѣтъ!
         Благоизволитъ ли вселенныя Владыка,
         Чтобы единый- градъ святили два языка,
         Чтобъ Тевкрамъ, Тирянамъ единъ былъ богъ и тронъ?
         Супруга вышняго, тебѣ доступенъ онъ!
         Ты сердце испытуй покорною мольбою;
         Спѣши, свершай! дѣлю всѣ подвиги съ тобою!...
         Мои замыслъ, мой и трудъ! (Царицы былъ отвѣтъ )
         Внемли, какъ нашихъ думъ исполнится совѣтъ.
         Дидона бѣдная творитъ приготовленье,
         Съ Энеемъ въ боръ летѣть; звѣрей на пораженье.
         Какъ утренн³й Титанъ возвысится въ эѳиръ
         И первые лучи раскроютъ спящ³й м³ръ,
         Лишь только всадники на добычь устремятся
         И рощи звонк³я псовъ лаемъ оградятся,
         Тенета хитрыя прострутся межь деревъ:
         Я духомъ пробужу стих³й свирѣпыхъ гнѣвъ,
         Ударитъ шумный вихрь, смѣсится градъ съ дождями,
         И небо задрожитъ подъ тяжкими громами,
         Наляжетъ черна нощь... Владыка робкихъ, страхъ,
         Разсыплетъ спутниковъ, какъ вихремъ взятой прахъ.
         Съ Дидоною твой сынъ укроется въ пещеру.
         Я тамъ... и если ты хранишь обѣта вѣру,
         Супругу обрѣтетъ щастливый твой Эней.
         Тамъ брачные вѣнцы, тамъ будетъ Гименей!
         Рекла... Венера взоръ склонила къ ней смиренно,
         Открытымъ замысламъ осклабясь ухищренно.
  
             Аврора, вставъ, златитъ лазурны зыби водъ.
         Отверзлися врата, явился пышный ходъ;
         Сидонск³я брони въ лучахъ зари играютъ;
         Избранны юноши по чину выступаютъ;
         Тенета, сѣти тамъ, дрекол³я ловцовъ,
         Массильски всадники и рати чуткихъ псовъ.
         У прага сонмъ вельможъ въ нѣмомъ благоговѣньѣ
         Приникъ, готовъ почтить Царицы появленье,
         Стоитъ ретивый конь подъ златомъ, багрецомъ,
         Бьетъ землю, рветъ бразды, вьетъ пѣну вверхъ съ огнёмъ.
         Изходитъ наконецъ, толпою окруженна:
         Хламида Тирская, цвѣтами обложенна;
         Златый при бедръ тулъ, въ златомъ узлѣ власы;
         И злато вяжетъ ризъ божественныхъ красы.
         За ней соборъ Троянъ и радостный Аскан³й.
         Впреди - прелестнѣй всехъ, при звукахъ восклицан³й,
         Грядетъ Венеры сынъ, и цѣлый м³ръ за нимъ.
         Каковъ, оставя Ксантъ, Лик³ю, царство зимъ,
         Сладкоглаголивый Парнасскихъ горъ правитель,
         Приходитъ въ матерню Дел³йскую обитель,
         И лики красные сбираетъ вкругъ себя:
         Повсюду алтари, курен³е, мольба!
         Канд³ецъ и Др³оѳъ, и Скифы испещренны
         Всѣ движутся, шумятъ, весельемъ упоенны!
         Самъ Богъ течетъ, гордясь, по Цинта высотамъ;
         Власы, подобные серебрянымъ волнамъ,
         Вѣнецъ, изъ юныхъ миртъ сплетенный, покрываетъ,
         И злато ленъ кудрей, струясь, переплетаетъ;
         Стрѣлами полный тулъ на раменахъ звенитъ.
         Таковъ грядетъ Эней, таковъ Героя видъ!
         Уже ловцы въ горахъ исходища объемлютъ,
         И дебри, пробудясь, позывны роги внемлютъ,
         Какъ волнъ кипящ³й токъ падетъ на дно долинъ,
         Низринувшись, летятъ внизъ серны со стремнинъ;
         Тамъ лани, быстрыя какъ вихри, бѣгутъ полями,
         Не слыша стопъ, въ бѣгу свиваются стадами,
         И мещутъ горькой взоръ къ утесистымъ горамъ;
         Вокругъ нихъ пыли столпъ встаетъ ко облакамъ.
         Аскан³й, радуясь конемъ неутомимымъ,
         Сѣчетъ пути звѣрямъ, ловитвою гонимымъ;
         Для жертвы робк³я не тратитъ злой стрѣлы;
         Ждетъ вепря, или льва съ дубравныя скалы.
         Но небо стало вдругъ мутиться мрачнымъ взглядомъ,
         Вихрь дальный заревѣлъ, и хлынулъ дождь со градомъ;
         Трояне, Тиряне, Венеры внукъ младой (********),
         Подъ бурею несясь -- особой всякъ стезёй,
         Въ мракѣ трепетны, убѣжища искали;
         Пѣнистыя моря съ высокихъ горъ упали.
         Эней съ Дидоною подъ тайный сводъ идутъ;
         Юнона и Земля знакъ гибельный даютъ:
         Громъ грянулъ... воспылалъ Эѳиръ, свидѣтель браковъ?
         И стонетъ горный вой полунощныхъ призраковъ.
         Сей день родилъ бѣды, и злую смерть предрекъ.
         Нещастная, забывъ и стыдъ и честь навѣкъ,
         Любви позорныя предъ свѣтомъ не скрываетъ,
         И слабость святостью союза нарицаетъ.
  
             Течетъ по Лив³и Молва изъ града въ градъ.
         Чудовище, быстрѣй бурь яростныхъ стократъ,
         Растетъ въ стремлен³и, крѣпится бѣгомъ смѣлымъ;
         Ничтожна въ первый. мигъ, вдругъ станомъ вставъ дебелымъ,
         Стопами давитъ долъ и тучи претъ главой.
         Суровая Земля, въ часъ гнѣва роковой,
         Родила, къ ужасу безсмертныхъ и досадъ,
         С³ю послѣдню дщерь по грозномъ Энцеладѣ,
         Обильну быстротой несчетныхъ стопъ покрылъ.
         Громада страшная, гдѣ Адъ себя сокрылъ!
         Перната, звѣрь и змѣй - ползетъ - бѣжитъ - летаетъ,
         Очами тѣло вкругъ усыпанно сверкаетъ;
         Въ ней каждое перо - языкъ, уста и слухъ:
         И внемлетъ, и гремитъ, и язвы сѣетъ вдругъ;
         Шумитъ по сферамъ въ нощь, и гонитъ сонъ отъ взоровъ;
         Стражъ хитрый, днемъ сѣдитъ на высотахъ подзоровъ,
         И полнитъ трепетомъ сердца градовъ и селъ.
         Немолчна вѣстница правдивыхъ, ложныхъ дѣлъ,
         Событ³й у вымысловъ, обмановъ и навѣтовъ,
         Питаетъ духъ враждой собрат³й и клевретовъ.
         "Отъ крови, Тевкровъ Князь явился въ Карѳагенъ,
         "Ничтожный, въ почести Дидоной облаченъ;
         "Щастливца взоръ, слова, прельщен³я искусства
         "Сразили наконецъ къ любви несклонны чувства;
         "На лонѣ роскоши, на лонѣ брачныхъ розъ,
         "Эней не зритъ Зимы неистовыхъ угрозъ."
         С³ю богиня вѣсть по градамъ разсѣваетъ,
         Въ предѣлы Ярбовы шумящая вступаетъ,
         Предъ трономъ вознесла презорства наглый видъ:
         Духъ ярый воспылалъ и мщеньемъ грудь кипитъ.
         Отъ Гарамантиды, Юпитеромъ рожденный,
         Сей Царь, несчетныхъ силъ могуществомъ надменный,
         Великому Отцу сто храмовъ посвятилъ,
         Сто пышныхъ алтарей жрецами оградилъ}
         Святыни вѣрный стражъ, тамъ вьется вѣчный пламень,
         И кров³ю телицъ тучнѣетъ жертвы камень;
         Не вянутъ ввѣкъ цвѣты на крылахъ створныхъ вратъ.
         Неистовый, вкусивъ Молвы злословной ядъ,
         Предъ свѣтлымъринулся боговъ изображеньемъ,
         И руки вознося къ Царю царей съ моленьемъ:
         Всесильный! рекъ, предъ кѣмъ Нумидскихъ ликъ сыновъ,
         Въ часы божественныхъ служен³й и пировъ,
         На ложахъ сребряныхъ, рѣзьбою украшенныхъ,
         Честь Вакха изъ ф³алъ возноситъ освященныхъ,
         Родитель мой! или твой не всевидящь взоръ?
         Иль у съ молн³ей въ рукъ, потерпишь ты позоръ?
         Иль блѣдные огни и черныхъ тучь роптанье,
         Страхъ робкихъ, звукъ пустой, обманчиво мерцанье?...
         Жена, изгнанница, пр³ята въ царство мной,
         Градъ бѣдной бѣдною изкушая цѣной,
         Которой даровалъ я землю, воздухъ и пищу,
         Презрѣвъ меня, даетъ свой тронъ и сердце нищу!...
         Кто пышный сей Эней? Кто сей Парисъ?... Онъ тамъ ,
         Женоподобный вождь разнѣженнымъ женамъ
         Лид³йской митрою нарядно покровенный,
         Подъ Тирской ткан³ю, мастями надымленный,
         Онъ хвалится своей добычей безъ препонъ;
         А мы... мы тщетно здѣсь воздвигнули твой тронъ;
         Мы тщетной жертвою сей храмъ твой украшаемъ,
         Забыты, презрѣны, со срамомъ погибаемъ!...
  
             Молящаго о семъ, объемлюща алтарь,
         Внушилъ боговъ земныхъ, боговъ небесныхъ Царь.
         Онъ взоры ко стѣнамъ Дидоны обращаетъ,
         Гдѣ студная любовь честь Рима усыпляетъ,
         По сферамъ длань простря, Эрм³ю (********) рекъ Зевесъ:
         "Спѣши, пари, несись, вей вихри отъ небесъ!
         Гласи вождю Дарданъ, который въ Тирскомъ градѣ
    

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 252 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа