Главная » Книги

Мережковский Дмитрий Сергеевич - Стихотворения

Мережковский Дмитрий Сергеевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6

div>
  
  
  
  
  
   Д. С. Мережковский
  
  
  
  
  
   Стихотворения
  
  --------------------------------------
  
  Поэты 1880-1890-х годов.
  
  Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание
  
  Л., "Советский писатель".
  
  Составление, подготовка текста, биографические справки и примечания
  
  Л. К. Долгополова и Л. А. Николаевой
  
  Дополнение по:
  
  Русская поэзия XX века. Антология русской лирики первой четверти века.
  
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru
  --------------------------------------
  
  
  
  
  
  
  Содержание
  
  
  Биографическая справка.
  
  46. "Мы бойцы великой рати!.."
  
  47. "Знаю сам, что я зол..."
  
  48. Поэту
  
  49. На распутье
  
  50. Кораллы
  
  52. Поэту наших дней
  
  53. "С тобой, моя печаль, мы старые друзья..."
  
  54. Искушение (Отрывок)
  
  55. Сакья-Муни
  
  56. "С потухшим факелом мой гений отлетает..."
  
  57. Смерть Надсона
  
  58. "Кроткий вечер тихо угасает..."
  
  59. "Как летней засухой сожженная земля
  
  60. "В этот вечер горячий, немой и томительный..."
  
  61. "Покоя, забвенья!.. Уснуть, позабыть..."
  
  63. Дон Кихот
  
  66. "Летние, душные ночи..."
  
  67. "Дома и призраки людей..."
  
  69. <Лирическое заключение из поэмы "Смерть">
  
  72. Ювенал о Древнем Риме
  
  73. Изгнанники
  
  74. В лесу
  
  75. Дети ночи
  
  76. Краткая песня
  
  80. Зимний вечер
  
  
  
  
  
  
  Дополнение
  
  
  "В сияньи бледных звезд, как в мертвенных очах". (Собрание сочинений. Т. XXII. М., 1914)
  
  "И вновь, как в первый день созданья" (Собрание сочинений. Т. XXII. М., 1914. В т. XXII помещено дважды на стр. 49 и 182. Второй раз с заглавием "Нирвана")
  
  "Кроткий вечер тихо угасает". (Там же)
  
  "Напрасно я хотел всю жизнь отдать народу". (Там же)
  
  Не надо звуков. (Там же)
  
  "Опять горит меж темных сосен". Собрание сочинений. Т. XXIV. М., 1914)
  
  Родное. (Там же)
  
  "Христос воскрес" - поют во храме". (Там же)
  
  
  Свой род Мережковские вели от Федора Мережки - войскового старшины на
  Украине. Дед поэта был участником кампании 1812 года. Отец Мережковского
  выбрал карьеру чиновника и дослужился до столоначальника дворцового
  ведомства; занимал казенную квартиру в доме против Летнего сада, у
  Прачечного моста. Здесь и провел свое детство будущий поэт.
  
  Родился Дмитрий Сергеевич Мережковский 2 августа 1865 года. Окончив
  гимназию, он поступил в университет, на историко-филологический факультет. В
  эти годы он сближается с кругами народнической интеллигенции, завязывает
  знакомства с Н. К. Михайловским, А. Н. Плещеевым, С. Я. Надсоном; активно
  посещает редакцию "Отечественных записок", где и печатает свои стихи.
  {Первое стихотворение Мережковского "Нарцисс" было опубликовано в
  литературном сборнике "Отклик" (СПб., 1881, с. 154).} Особую симпатию у него
  вызывал Плещеев, о котором он сообщает Надсону в марте 1883 года: "Минуту у
  него побыл, сказал всего два слова. А ушел как будто утешенный". {Рукописный
  отдел Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР. В дальнейшем
  ссылки на это архивохранилище даются сокращенно: ПД.} Плещеев тоже относился
  к молодому поэту с заметным сочувствием и рекомендовал в члены Литературного
  фонда. {См. письмо А. Н. Плещеева в Комитет литературного фонда (ПД). В этом
  же письме рекомендуется в члены Литературного фонда С. Я. Надсон.}
  
  Дома у Мережковских обстановка была тяжелой: брат Константин, будущий
  ученый-зоолог, сочувственно отнесся к цареубийству 1 марта 1881 года. Отец,
  истый царедворец, возмутился и изгнал Константина из дома. В семье этот
  разлад переживался тяжело и долго. Активной позиции в ссоре отца с братом
  Мережковский не занял. Однако, выпустив свой первый сборник стихотворений,
  он отослал экземпляр находившемуся в каторжных работах П. Ф. Якубовичу с
  многозначительной надписью: "Собрату по поэзии".
  
  Он всерьез собирается в это время уйти "в народ", хотя ищет в народе
  не то, что искали активные деятели народнического движения. Его интересует
  религиозное "самосознание" народа, в соответствие с которым он хочет
  привести собственные религиозные искания. Он пишет П. П. Перцову: "И вот что
  мне надо бы узнать: нет ли в глубине русского народа сил, отвечающих нам.
  Нам нужно по-новому, по-своему "идти в народ". Не думайте, что я говорю это
  легкомысленно. Я чувствую, как это трудно, почти невозможно, труднее, чем
  нигилистам. Но, кажется, этого не избегнуть, кажется, современный культурный
  слой в России не может нам ответить - он весь или наивно-либерален, или
  наивно-декадентен, т. е. гнил до конца..." {ПД.} Однако "в народ"
  Мережковский не ушел.
  
  В 1889 году он женился на З. Н. Гиппиус, которая сыграла впоследствии
  заметную роль в развитии декадентского искусства. В жизни Мережковского
  начинается новая полоса: он выступает выразителем упадочных мотивов и в то
  же время - проповедником "нового религиозного сознания". Он сближается с Н.
  М. Минским, с реорганизованной редакцией "Северного вестника", пишет много
  стихов, широко печатается. Некоторые его стихотворные произведения
  становятся программными для русского декадентского искусства.
  
  В 1892 году Мережковский выпустил сборник стихотворений "Символы",
  который дал наименование оформлявшемуся в это время новому течению
  (символизм). Через год Мережковский издает особенно нашумевшую книгу
  критических очерков "О причинах упадка и о новых течениях современной
  русской
  литературы",
  где утверждает религиозно-символический и
  отвлеченно-идеалистический подход к явлениям искусства.
  
  В 90-е годы Мережковские совершают ряд поездок за границу. Они
  посещают Италию и Грецию (страны, к которым поэт испытывал особое
  пристрастие), Турцию, Швейцарию, Францию. Впечатления насыщают стихи, а
  также служат материалом для опытов в прозе (с середины 90-х годов
  Мережковский активно выступает в роли прозаика). Наиболее значительным его
  прозаическим произведением явилась историческая трилогия "Христос и
  Антихрист" (романы "Юлиан Отступник", "Воскресшие боги. Леонардо да Винчи",
  "Петр и Алексей"), созданная в 1895-1904 годах. Он много переводит - Эсхила,
  Софокла, Еврипида, Лонга, Гете и других. Особую известность получает
  перевод программного в эстетике символизма произведения поэмы Эдгара По
  "Ворон" (1892).
  
  В выступлениях Мережковского все большее место занимает проповедь
  религиозной доктрины, которая смогла бы объединить извечно враждующие, по
  его мнению, в природе и в жизни начала "плоть" и "дух", "христианство" и
  "язычество". Под углом борьбы и противостояния этих двух тенденций он
  склонен рассматривать и всю мировую историю. Поэтому концепции его
  исторических, романов условны и по существу внеисторичны. Он встречается с
  сектантами (в частности, с известным в то время В. Сютаевым), совершает
  поездку на Светлое озеро, где, согласно преданию, находился Китеж-град,
  встречается и беседует с Л. Н. Толстым. На рубеже 1890- 1900-х годов
  Мережковский печатает двухтомное исследование "Л. Толстой и Достоевский", в
  котором проводит ту же идею "двойственности", но применительно к русской
  литературе. Л. Толстой для него носитель идеи "плоти", Достоевский -
  носитель идеи "духа". Разъединение этих "идей" началось с Пушкина, однако в
  будущем, считает Мережковский, им суждено новое слияние, но уже на
  религиозной основе. Элементы критики учения Л. Толстого, указание на
  противоречивость его взглядов, интересные стилистические наблюдения
  обеспечили работе Мережковского некоторую популярность.
  
  В конце 90-х годов в Петербурге открываются организованные по
  инициативе Зинаиды Гиппиус и Мережковского собрания Религиозно-философского
  общества, задачей которых было отыскание путей к овладению "новым
  религиозным сознанием". Ожидаемых результатов собрания не дали, и
  популярность их среди русской интеллигенции была невелика. Однако на них
  подвергались критике идеи официальной церковности, из-за чего собрания и
  были вскоре закрыты по специальному распоряжению обер-прокурора Синода К. П.
  Победоносцева.
  
  Другим начинанием Мережковских была организация журнала "Новый путь"
  (1903-1904), имевшего уже прямо антидемократический характер.
  
  Революция 1905 года сочувствия у Мережковского не вызвала. Он увидел в
  ней господство низменных сил и страстей; он предрекает ей перерождение во
  всеобщее "хамство" (в сборнике статей "Грядущий хам", 1906). Враждебные по
  отношению к революции идеи Мережковский развивает и в других статьях того же
  времени.
  
  В 1907 году в Париже он издает (в соавторстве с З. Гиппиус и Д.
  Философовым) на французском языке книгу "Царь и революция", в которой
  приводятся те же мысли о "безбожном" характере событий 1905 года.
  
  Стихов Мережковский уже не пишет. Он целиком погружен в публицистику и
  беллетристику, создает вторую трилогию, на этот раз из жизни русского
  общества начала XIX века: драму "Павел I", романы "Александр I" и "14
  декабря". Много пишет он и по истории русской литературы - о Гоголе,
  Лермонтове, Тютчеве, Некрасове, переиздает свои прежние работы. Бурные
  события русской истории, приближение революции, а также кризис декадентских
  течений и выход крупнейших представителей символизма за пределы
  идеалистической эстетики - все это заметно снизило творческий тонус
  Мережковского, сузило круг его интересов, и главное - круг читателей. Он
  оказался в состоянии творческого упадка. Все его достижения, как и его
  поэтическая известность, были уже позади.
  
  Октябрьскую революцию Мережковский встретил враждебно и до конца жизни
  оставался на этих позициях. В 1920 году вместе с З. Н. Гиппиус он
  эмигрировал во Францию. {М. Цветаева, встречавшая Мережковских за рубежом,
  оставила в своих письмах свидетельство о том тягостном впечатлении, которое
  производили они на окружающих своей озлобленностью (см.: М. Цветаева, Письма
  к А. Тесковой, Прага, 1969, с. 106-107).} В эмиграции он выпустил несколько
  книг, из которых наиболее известна "Тайна Запада. Атлантида - Европа"
  (1930).
  
  Умер Мережковский в Париже 9 декабря 1941 года. В 1951 году в Париже
  вышла биография Мережковского, написанная З. Гиппиус.
  
  Стихотворные сборники Мережковского неоднократно издавались и
  переиздавались на протяжении 1880-1910-х годов. Наиболее Известны: "Символы"
  (1892) и "Новые стихотворения" (1896). С максимальной полнотой стихотворные
  произведения (в том числе драмы в стихах) собраны Мережковским в трех томах
  "Полного собрания сочинений" (М., 1914, тт. 22, 23, 24).
  
  
  
  
  
  
  
   46
  
  
  
  
   Мы бойцы великой рати!
  
  
  
   Дружно в битву мы пойдем.
  
  
  
   Не страшась тупых проклятий,
  
  
  
   Трудный путь ко счастью братии
  
  
  
   Грудью смелою пробьем!
  
  
  
   Юность, светлых упований
  
  
  
   Ты исполнена всегда:
  
  
  
   Будет много испытаний,
  
  
  
   Много тяжкого труда.
  
  
  
   Наши силы молодые
  
  
  
   Мы должны соединять,
  
  
  
   Чтоб надежды дорогие,
  
  
  
   Чтобы веру отстоять.
  
  
  
   Мы сплотимся нераздельно;
  
  
  
   Нам вождем сама любовь.
  
  
  
   Смело в битву!.. Не бесцельно
  
  
  
   Там прольется наша кровь...
  
  
  
   И, высоко поднимая
  
  
  
   Знамя истины святой,
  
  
  
   Ни пред чем не отступая,
  
  
  
   Смело ринемся мы в бой!
  
  
  
   Зло столетнее желанным
  
  
  
   Торжеством мы сокрушим
  
  
  
   И на поле ляжем бранном
  
  
  
   С упованием живым,
  
  
  
   Что потомки славой гордой
  
  
  
   Воскресят наш честный труд
  
  
  
   И по нашим трупам твердо
  
  
  
   К счастью верному пойдут!."
  
  
  
  
   Август 1881
  
  
  
  
  
  
  
   47
  
  
  
  
  
  Знаю сам, что я зол,
  
  
  
  
  И порочен, и слаб;
  
  
  
  
  Что постыдных страстей
  
  
  
  
  Я бессмысленный раб.
  
  
  
  
  Знаю сам, что небес
  
  
  
  
  Приговор справедлив,
  
  
  
  
  На мученье и казнь
  
  
  
  
  Бедняка осудив.
  
  
  
  
  Но безжалостный рок
  
  
  
  
  Не хочу умолять,
  
  
  
  
  В страхе вечном пред ним
  
  
  
  
  Не могу трепетать...
  
  
  
  
  Кто-то создал меня,
  
  
  
  
  Жажду счастья вложил, -
  
  
  
  
  Чтоб достигнуть его,
  
  
  
  
  Нет ни воли, ни сил.
  
  
  
  
  И владычной рукой
  
  
  
  
  В океан бытия
  
  
  
  
  Грозной бури во власть
  
  
  
  
  Кто-то бросил меня.
  
  
  
  
  И бог весть для чего
  
  
  
  
  Мне томиться велел,
  
  
  
  
  Скуку, холод и мрак
  
  
  
  
  Мне назначив в удел.
  
  
  
  
  Нестерпима надежд
  
  
  
  
  И сомнений борьба...
  
  
  
  
  Уничтожь ты меня,
  
  
  
  
  Если нужно, судьба!
  
  
  
  
  Уничтожь! Но, молю,
  
  
  
  
  Поскорей, поскорей,
  
  
  
  
  Чтоб на плахе не ждать
  
  
  
  
  Под секирой твоей!..
  
  
  
  
  "Ты не жил, не страдал, -
  
  
  
  
  Говорят мне в ответ, -
  
  
  
  
  Не видав, мудрено
  
  
  
  
  Разгадать божий свет.
  
  
  
  
  Ты с тоскою своей,
  
  
  
  
  Бедный отрок, смешон;
  
  
  
  
  Самомнения полн
  
  
  
  
  Твой ребяческий стон.
  
  
  
  
  Твоя скорбь - только тень,
  
  
  
  
  А гроза - впереди...
  
  
  
  
  Торопиться к чему?
  
  
  
  
  Подожди, подожди..."
  
  
  
  
  Не поймете вовек,
  
  
  
  
  Мудрецы-старики,
  
  
  
  
  Этой ранней борьбы,
  
  
  
  
  Этой юной тоски.
  
  
  
  
  Не откроет ваш взор
  
  
  
  
  Тайной язвы души,
  
  
  
  
  Что больнее горит
  
  
  
  
  В одинокой тиши.
  
  
  
  
  
  Март 1882
  
  
  
  
  
  
  
  48. ПОЭТУ
  
  
  
  
  
  
  
   И отдашь голодному душу твою
  
  
  
  
  
   и напитаешь душу страдальца, тогда
  
  
  
  
  
   свет твой взойдет во тьме и мрак твой
  
  
  
  
  
   будет как полдень.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Исайя, LVIII
  
  
  
   Не презирай людей! Безжалостной и гневной
  
  
   Насмешкой не клейми их горестей и нужд,
  
  
   Сознав могущество заботы повседневной,
  
  
   Их страха и надежд не оставайся чужд.
  
  
   Как друг, не как судья неумолимо-строгий,
  
  
   Войди в толпу людей и оглянись вокруг,
  
  
   Пойми ты говор их, и смутный гул тревоги,
  
  
   И стон подавленный невыразимых мук.
  
  
   Сочувствуй горячо их радостям и бедам,
  
  
   Узнай и полюби простой и темный люд,
  
  
   Внимай без гордости их будничным беседам
  
  
   И, как святыню, чти их незаметный труд.
  
  
   Сквозь мутную волну житейского потока
  
  
   Жемчужины на дне ты различишь тогда:
  
  
   В постыдной оргии продажного порока -
  
  
   Следы раскаянья и жгучего стыда,
  
  
   Улыбку матери над тихой колыбелью,
  
  
   Молитву грешника и поцелуй любви,
  
  
   И вдохновенного возвышенною целью
  
  
   Борца за истину во мраке и крови.
  
  
   Поймешь ты красоту и смысл существованья
  
  
   Не в упоительной и радостной мечте,
  
  
   Не в блесках и цветах, но в терниях страданья,
  
  
   В работе, в бедности, в суровой простоте.
  
  
   И, жаждущую грудь роскошно утоляя,
  
  
   Неисчерпаема, как нектар золотой,
  
  
   Твой подвиг тягостный сторицей награждая,
  
  
   Из жизни сумрачной поэзия святая
  
  
   Польется светлою, могучею струей.
  
  
  
   1883
  
  
  
  
  
  
   49. НА РАСПУТЬЕ
  
  
  
  
   Жить ли мне, забыв мои страданья,
  
  
  
   Горечь слез, сомнений и забот,
  
  
  
   Как цветок, без проблеска сознанья,
  
  
  
   Ни о чем не думая, живет,
  
  
  
  
   Ничего не видит и не слышит,
  
  
  
   Только жадно впитывает свет,
  
  
  
   Только негой молодости дышит,
  
  
  
   Теплотой ласкающей согрет.
  
  
  
  
   Но кипят недремлющие думы,
  
  
  
   Но в груди - сомненье и тоска;
  
  
  
   Стыдно сердцу жребий свой угрюмый
  
  
  
   Променять на счастие цветка...
  
  
  
  
   И устал я вечно сомневаться!
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 1251 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа