Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - 150 000 000, Страница 6

Маяковский Владимир Владимирович - 150 000 000


1 2 3 4 5 6 7 8

align="justify">  
  
  
  
   валяющихся ничком,
  
  
  с горлами,
  
  
  
   сжимаемыми собственным воротничком,
  
  
  растоптав,
  
  
  
   как тараканов,
  
  
  вывалилась,
  
  
  
   в Чикаго канув.
  
   1390 По улицам
  
  
  
   в саж_е_ни
  
  
  дома не видно от дыма сражений.
  
  
  Как в кинематографе
  
  
  
  
   бывает -
  
  
  вдруг
  
  
  
  крупно -
  
  
  
  
  видят:
  
  
  
  
  
  сквозь ха_о_с
  
  
  ползущую спекуляцию добивает,
  
   1400
  
  
  встав на задние лапы,
  
  
  
  
  
  
   Совнархоз.
  
  
  Но Вильсон не сдается,
  
  
  
  
  
  засел во дворце,
  
  
  нажимает золотые пружины,
  
  
  и выстраивается цепь -
  
  
  нечеловеческие дружины.
  
  
  Страшней, чем танки,
  
  
  
  
  
  чем войск роты,
  
  
  безбрюхий встал,
  
   1410
  
   пошел сторотый,
  
  
  мильонозубый
  
  
  
  
  ринулся голод.
  
  
  Город грызнет - орехом расколот.
  
  
  Сгреб деревню - хрустнула косточкой.
  
  
  А людей,
  
  
  
  а людей и зверей -
  
  
  
  
  просто в рот заправляет горсточкой.
  
  
  Впереди его,
  
  
  
   вывострив ухо,
  
   1420 путь расчищая, лезет разруха.
  
  
  Дышит завод.
  
  
  
   Разруха слышит.
  
  
  Слышит разруха - фабрика дышит.
  
  
  Грохнет по фабрике -
  
  
  
  
  
  фабрика свалена.
  
  
  Сдавит завод -
  
  
  
  
  завод развалина.
  
  
  Рельс обломком крушит как палицей.
  
  
  Все разрушается,
  
   1430
  
   гибнет,
  
  
  
  
  
   валится.
  
  
  Готовься!
  
  
  
   К атаке!
  
  
  
  
   Трудись!
  
  
  
  
  
   Потей!
  
  
  Горло голода,
  
  
  
  
  разрухи глотку
  
  
  
  
  
  
  затянем
  
  
  
  
  петлей железнодорожных путей!
  
   1440 И когда пресекаться дух стран
  
  
  стал,
  
  
   голодом сперт,
  
  
  тогда,
  
  
  
  раскачивая поездов таран,
  
  
  двинулся вперед транспорт.
  
  
  Ветрилась паровозов борода седая,
  
  
  бьются,
  
  
  
  голод сдал,
  
  
  и по нем,
  
   1450
   остатки съедая,
  
  
  груженные хлебом прошли поезда.
  
  
  Искорежился, -
  
  
  
  
  и во гневе
  
  
  
  
  
   Вудро,
  
  
  приказав:
  
  
  
   "сразите сразу",
  
  
  новых воинов высылает рой -
  
  
  смертоноснейшую заразу.
  
  
  Идут закованные в грязевые брони
  
   1460 спирохет на спирохете,
  
  
  
  
  
  вибрион на вибрионе.
  
  
  Ядом бактерий,
  
  
  
  
  лапами вшей
  
  
  кровь поганят,
  
  
  
  
  ползут за шей.
  
  
  Болезни явились
  
  
  
  
   небывалого фасона:
  
  
  вдруг
  
  
   человек
  
   1470
  
  становится сонный,
  
  
  высыпает ряб_о_,
  
  
  распухает
  
  
  
   и лопается грибом.
  
  
  Двинулись,
  
  
  
   предводимые некою
  
  
  радугоглазой аптекою,
  
  
  бутыли карболочные выдвинув в бойницы,
  
  
  лазареты,
  
  
  
   лечебницы,
  
   1480
  
  
  больницы.
  
  
  Вши отступили,
  
  
  
  
  сгрудились скопом.
  
  
  Вшей
  
  
   в упор
  
  
  
   расстреливали микроскопом.
  
  
  Молотит и молотит дезинфекции цеп.
  
  
  Враги легли,
  
  
  
  
  ножки задрав.
  
  
  А поверху,
  
   1490
   размахивая флаг-рецепт,
  
  
  прошел победителем мировой Наркомздрав.
  
  
  Вырывается у Вильсона стон, -
  
  
  и в болезнях побит и в еде,
  
  
  и последнее войско высылает он -
  
  
  ядовитое войско идей.
  
  
  Демократизмы,
  
  
  
  
  гуманизмы -
  
  
  идут и идут
  
  
  
   за измами измы.
  
   1500 Не успеешь разобраться,
  
  
  
  
  
   чего тебе нужно,
  
  
  а уже
  
  
  
  философией
  
  
  
  
   голова заталмужена.
  
  
  Засасывали романсов тиной.
  
  
  Пением завораживали.
  
  
  
  
  
  Завлекали картиной.
  
  
  Пустые головы
  
  
  
  
  книжками
  
   1510
  
  
   для веса
  
  
  нагрузив,
  
  
  
   пошел за профессором профессор.
  
  
  Их
  
  
   молодая встретила орава,
  
  
  и дулам браунингов в провал
  
  
  рухнуло римское право
  
  
  и какие-то еще права.
  
  
  Простонародью очки втирая,
  
  
  адом пугая,
  
   1520
  
  прельщая раем,
  
  
  и лысые, как колено,
  
  
  
  
  
  и мохнатые, как звери,
  
  
  с евангелиями вер,
  
  
  
  
   с заговорами суеверий,
  
  
  рясами вздыбив пыль,
  
  
  армией двинулись чернобелые попы.
  
  
  Под градом декретов
  
  
  
  
  
  от красной лавины
  
  
  рассыпались
  
   1530
  
  попы,
  
  
  
  
   муллы,
  
  
  
  
  
   раввины.
  
  
  А ну, чудотворцы,
  
  
  
  
   со смертных одр
  
  
  встаньте-ка!
  
  
  
  
  На месте кровавого спора
  
  
  опора веры валяется -
  
  
  
  
  
  Пётр
  
  
  с проломанной головой собственного собора.
  
   1540 Тогда
  
  
  
  поэты взлетели на небо,
  
  
  чтоб сверху стрелять, как с аэроплана бы.
  
  
  Их
  
  
   на приманку академического пайка
  
  
  заманивали,
  
  
  
   ждали, не спустятся пока.
  
  
  Поэты бросались, камнем пав, -
  
  
  в работу их,
  
  
  
  
  перья рифм ощипав!
  
   1550 В "Полное собрание сочинений",
  
  
  
  
  
  
   как в норки,
  
  
  классики забились.
  
  
  
  
   Но жалости нет!
  
  
  Напрасно
  
  
  
   их
  
  
  
   наседкой
  
  
  
  
  
  Горький
  
  
  прикрыл,
  
  
  
  распустив изношенный авторитет.
  
   1560 Фермами ног отмахивая мили,
  
  
  кранами рук расчищая пути,
  
  
  футуристы
  
  
  
   прошлое разгромили,
  
  
  пустив по ветру культуришки конфетти.
  
  
  Стенкой в стенку,
  
  
  
  
   валяясь в п_ы_ли,
  
  
  билась с адмиралтейством
  
  
  
  
  
   Лувра труха,
  
  
  пока
  
   1570
  у адмиралтейства
  
  
  
  
  
  на штыке-шпиле
  
  
  не повисли Лувра картинные потроха.
  
  
  Последняя схватка.
  
  
  
  
   Сам Вильсон.
  
  
  И в ужасе видят вильсонцы -
  
  
  испепелен он,
  
  
  задом придавить пытавшийся солнце.
  
  
  Кто вспомнит безвестных главковерхов имя,
  
  
  победы громоздивших одна на одну?!
  
   1580 Загрохотав в международной Цусиме,
  
  
  эскадра старья пошла ко дну.
  
  
  Фабриками попирая прошедшего труп,
  
  
  будущее загорланило триллионом труб:
  
  
  "Авелем называйте нас
  
  
  
  
  
  или Каином,
  
  
  разница какая нам!
  
  
  Будущее наступило!
  
  
  
  
   Будущее победитель!
  
  
  Эй, века,
  
  
  
   на поклон идите!"
  
   1590 Горизонт перед солнцем расступился злюч.
  
  
  И только что
  
  
  
  
  мира пол заклавший,
  
  
  Каин гением взялся за луч,
  
  
  как музыкант берется за клавиши.
  
   История,
  
  
  
   в этой главе
  
  
  
  
  
  как на ладони бег твой.
  
  
  Голодая и ноя,
  
  
  города расступаются,
  
  
  
  
  
  и над пылью проспектовой
  
  
  солнцем встает бытие иное.
  
  
  Год с нескончаемыми нулями.
  
  
  
  
   Праздник, в святцах
  
  
  
  
  
  
   не имеющий чина.
  
  
  Выфлажено все.
  
  
  
  
  И люди
  
  
  
  
  
  и строения.
  
  
  Может быть,
  
  
   Октябрьской революции сотая годовщина,
  
   1610 может быть,
  
  
  
   просто
  
  
  
  
   изумительнейшее настроение.
  
  
  Разгоняя дирижабли небесам под уклон,
  
  
  поездами,
  
  
  
   на палубах бесчисленных эскадр,
  
  
  извилинами пеших колонн
  
  
  за кадром выстраивают человечий кадр.
  
  
  Большеголовые,
  
  
  
  
  в красном сиянье,
  
   1620 с марса слетевшие, встали марсияне.
  
  
  Взыграет аэро,
  
  
  
  
  и снова нет.
  
  
  И снова птицей солнце засл_о_нится.
  
  
  И снова
  
  
  
  с отдаленнейших слетаются планет,
  
  
  винтами развеерясь из-за солнца.
  
  
  Пустыни смыты у мира с хари,
  
  
  деревья за стволом расфеерили ствол.
  
  
  На площади зелени -
  
   1630
  
  
  на бывшей Сахаре -
  
  
  сегодня
  
  
  
  ежегоднее торжество.
  
  
  День за днем спускались дни,
  
  
  и снова густела тьма ночная.
  
  
  Прежде чем выстроиться сумев,
  
  
  
  
  
  
  они
  
  
  грянули:
  
  
  
   - Начинаем!
  
  
  "Голоса людские,
  
   1640
  
   зверьи голоса,
  
  
  
  
  
  
   рев рек
  
  
  ввысь славословием вьем.
  
  
  Пойте все и все слушайте
  
  
  
  
   мира торжественный реквием.
  
  
  Вам, давнишние,
  
  
  
  
  года проголодавшие,
  
  
  о рае сегодняшнем раструбливая весть,
  
  
  вам,
  
  
   милльонолетию давшие
  
   1650 петь,
  
  
   пить,
  
  
  
   есть.
  
  
  Вам, женщины,
  
  
  
  
  рожденные под горностаевые
  
  
  мантии,
  
  
  
  тело в лохмотья рядя,
  
  
  падавшие замертво,
  
  
  
  
   за хлебом простаивая
  
  
  в неисчислимых очередях.
  
   1660 Вам,
  
  
   легионы жидкокостых детей,
  
  
  толпы искривленной голодом молодежи,
  
  
  те, кто дожили до чего-то,
  
  
  
  
  
  
  и те,
  
  
  кто ни до чего не дожил.
  
  
  Вам,
  
  
   звери,
  
  
  
   ребрами сквозя,
  
  
  забывшие о съеденном людьми овсе,
  
   1670 работавшие, кого-то и что-то возя,
  
  
  пока исхлестанные не падали со

Другие авторы
  • Измайлов Владимир Васильевич
  • Герасимов Михаил Прокофьевич
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Мачтет Григорий Александрович
  • Кривич Валентин
  • Демосфен
  • Лесевич Владимир Викторович
  • Гиппиус Василий Васильевич
  • Крюков Александр Павлович
  • Кукольник Нестор Васильевич
  • Другие произведения
  • Полевой Николай Алексеевич - Борис Годунов. Сочинение Александра Пушкина
  • Тихомиров Лев Александрович - Стихотворения
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Б. А. Вальская. Плавание Н. Н. Миклухо-Маклая на корвете "Скобелев" в 1883 г.
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Репертуар русского театра, издаваемый И. Песоцким... Книжки 1 и 2, за генварь и февраль... Пантеон русского и всех европейских театров. Часть I
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич - Аверкиев Д. В.: Биобиблиографическая справка
  • Помяловский Николай Герасимович - И. Ямпольский. Помяловский
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Марево
  • Вяземский Петр Андреевич - Письмо к П. В. Зиновьеву
  • Маяковский Владимир Владимирович - Смена убеждений
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Плохой номер
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 209 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа