Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - 150 000 000, Страница 5

Маяковский Владимир Владимирович - 150 000 000


1 2 3 4 5 6 7 8

nbsp;чтобы силу наяривать к бою.)
  
   1100 Вот т_а_к открыватели,
  
  
  
  
  
   так Колумбы
  
  
  сияли,
  
  
  
  когда
  
  
  
  
  Ивану
  
  
  
  
  
  до носа -
  
  
  как будто
  
  
  
   с тысячезапахой клумбы -
  
  
  земли приближавшейся запах донесся.
  
  
  (А в Чикаго
  
   1110
  
  боксеров
  
  
  
  
  
  распирает труд.
  
  
  Положили Вильсона наземь
  
  
  и...
  
  
   ну тереть!
  
  
  
  
   Натирают,
  
  
  
  
  
   трут,
  
  
  растирают силовыми мазями.)
  
  
  Сверльнуло глаз_а_ маяка одноглазье -
  
  
  и вот
  
   1120
  в мозги,
  
  
  
  
  в глаза,
  
  
  
  
  
   в рот,
  
  
  из всех океанских щелей вылазя,
  
  
  Америка так и прет и прет.
  
  
  Взбиралась с разбега верфь на верфь.
  
  
  На виадук взлетал виадук.
  
  
  Дымище такой,
  
  
  
  
  что, в черта уверовав,
  
  
  идешь, убежденный,
  
   1130
  
  
  что ты в аду.
  
  
  (Где Вильсона дряблость?
  
  
  
  
  
   Сдули!
  
  
  Смолодел на сорок годов.
  
  
  Животами мышцы вздулись.
  
  
  Ощупали.
  
  
  
  Есть.
  
  
  
  
  Готов.)
  
  
  Доходит,
  
  
   пеной волну опеня,
  
   1140
  
   гигантам домам за крыши замча,
  
  
  на берег выходит Иван
  
  
  
  
   в Америке,
  
  
  
  
  
  сухенький,
  
  
  
  
  
   даже ног не замоча.
  
  
  (Положили Вильсону последний заклеп
  
  
  на его механический доспех,
  
  
  шлем ему бронированный возвели на лоб,
  
  
  и к Ивану он гонит спех.)
  
  
  Чикагцы
  
   1150
   себя
  
  
  
  
  не любят
  
  
  
  
   в тесных улицах пл_о_щить.
  
  
  И без того
  
  
  
   в Чикаго
  
  
  
  
  
  площади самые лучшие.
  
  
  Но даже
  
  
  
  для чикагцев непомерная
  
  
  
  
  
  
   площадь
  
  
  была приготовлена для этого случая.
  
   1160 Люди,
  
  
  
  место схватки орамив,
  
  
  пускай непомерное! -
  
  
  
  
  
  сузили в узел.
  
  
  С одной стороны -
  
  
  
  
   с горностаем,
  
  
  
  
  
  
   с бобрами,
  
  
  с другой -
  
  
  
   синевели в замасленной блузе.
  
  
  Лошади
  
   1170
   в кашу впутались
  
  
  
  
  
   в ту же.
  
  
  К бобрам -
  
  
  
   арабский скакун,
  
  
  к блузам -
  
  
  
   тяжелые туши битюжьи.
  
  
  Вздымают ржанье,
  
  
  
  
   грозят рысаку.
  
  
  Машины стекались, скользя на маз_и_.
  
  
  На классы разбился
  
   1180
  
  
  и вывоз
  
  
  
  
  
  
  и ввоз.
  
  
  К бобрам
  
  
  
   изящный ушел лимузин,
  
  
  к блузам
  
  
  
   стал
  
  
  
  
  стосильный грузовоз.
  
  
  Ни песне,
  
  
  
   ни краске не будет отсрочки,
  
  
  бой вас решит - судия строгий.
  
   1190 К бобрам -
  
  
  
   декадентов всемирных строчки.
  
  
  К блузам -
  
  
  
   футуристов железные строки.
  
  
  Никто,
  
  
  
  никто не избегнет возмездья -
  
  
  звезде,
  
  
  
  и той
  
  
  
  
  не уйти.
  
  
  К бобрам становитесь,
  
   1200
  
  
   генералы созвездья,
  
  
  к блузам -
  
  
  
   миллионы Млечного пути.
  
  
  Наружу выпустив скованные лавины,
  
  
  земной шар самый
  
  
  на две раскололся полушарий половины
  
  
  и, застыв,
  
  
  
   на солнце
  
  
  
  
  
  повис весами.
  
  
  Всеми сущими пушками
  
   1210
  
  
   над
  
  
  площадью объявлен был
  
  
  "чемпионат
  
  
  всемирной классовой борьбы!"
  
  
  В ширь
  
  
  
  ворота Вильсону -
  
  
  
  
  
   верста,
  
  
  
  
  
  
   и т_о_ он
  
  
  боком стал
  
  
  
   и еле лез ими.
  
   1220 Сапожищами
  
  
  
   подгибает бетон.
  
  
  Чугунами гремит,
  
  
  
  
   жел_е_зами.
  
  
  Во Ивана входящего вперился он -
  
  
  осмотреть врага,
  
  
  
  
   да нечего
  
  
  
  смотреть -
  
  
  
  
   ничего,
  
  
  
  
  
  хорошо сложён,
  
   1230 цветом тела в рубаху просвечивал.
  
  
  У того -
  
  
  
   револьв_е_ры
  
  
  
  
  
  в четыре курка,
  
  
  сабля
  
  
  
  в семьдесят лезвий гнута,
  
  
  а у этого -
  
  
  
   рука
  
  
  
  
   и еще рука,
  
  
  да и та
  
   1240
   за пояс ткнута.
  
  
  Смерил глазом.
  
  
  
  
  Смешок по усам его.
  
  
  Взвил плечом шитье эполетово:
  
  
  "Чтобы я -
  
  
  
   о господи! -
  
  
  
  
  
   этого с_а_мого?
  
  
  Чтобы я
  
  
  
  не смог
  
  
  
  
   вот этого?!"
  
   1250 И казалось -
  
  
  
  
  растет могильный холм
  
  
  
  
  
  посреди ветров обвываний.
  
  
  Ляжет в гроб,
  
  
  
  и отныне
  
  
  
  
  никто,
  
  
  
  
  никогда,
  
  
  
  
  
  ничего
  
  
  
  
  
   не услышит
  
  
  
  
  
  
  о нашем Иване.
  
   1260 Сабля взвизгнула.
  
  
  
  
   От плеча
  
  
  
  
  
   и вниз
  
  
  на четыре версты прорез.
  
  
  Встал Вильсон и ждет -
  
  
  
  
  
   кровь должна б,
  
  
  
  
  
  
  
   а из
  
  
  раны
  
  
   вдруг
  
  
  
   человек полез.
  
   1270 И пошло ж идти!
  
  
  Люди,
  
  
   дома,
  
  
  
  броненосцы,
  
  
  
  
   лошади
  
  
  в прорез пролезают узкий.
  
  
  С пением лезут.
  
  
  
  
  В музыке.
  
  
  О горе!
  
  
  
  Прислали из северной Трои
  
   1280 начиненного бунтом человека-коня!
  
  
  Метались чикагцы,
  
  
  
  
   о советском строе
  
  
  весть по оторопевшим рядам гоня.
  
   Товарищи газетчики,
  
  
  
  
   не допытывайтесь точно,
  
  
  где была эта битва
  
  
  
  
   и была ль когда.
  
  
  В этой главе
  
  
  
  
  в пятиминутье всредоточены
  
  
  бывших и не бывших битв года.
  
  
  Не Ленину стих умиленный.
  
  
  В бою
  
  
  славлю миллионы,
  
  
  
  
   вижу миллионы,
  
  
  миллионы пою.
  
  
  Внимайте же, историки и витии,
  
  
  битв не бывших видевшему перипетии!
  
  
  "Вставай, проклятьем заклейменный" -
  
  
  радостная выстрелила весть.
  
   1300 В ответ
  
  
  
  миллионный
  
  
  голос:
  
  
  
  "Готово!"
  
  
  
  
   "Есть!"
  
  
  "Боже, Вильсона храни.
  
  
  Сильный, державный", -
  
  
  они
  
  
  голос подняли ржавый.
  
  
  Запела земли половина красную песню.
  
   1310 Земли половина белую песню запела.
  
  
  И вот
  
  
  
  за песней красной,
  
  
  и вот
  
  
  
  за песней за белой -
  
  
  тараны затарахтели в запертое будущее,
  
  
  лучей щетины заскребли,
  
  
  
  
  
   замели.
  
  
  Руки разрослись,
  
  
  
  
   легко распутывающие
  
   1320 неведомые измерения души и земли.
  
  
  Шарахнутые бунта веником
  
  
  лавочники,
  
  
  
   не доведя обычный торг,
  
  
  разбежались ошпаренным муравейником
  
  
  из банков,
  
  
  
   магазинов,
  
  
  
  
  
  конторок.
  
  
  На толщь душивших набережных и дамб
  
  
  к городам
  
   1330
   из океанов
  
  
  
  
  
  двинулась вода.
  
  
  Столбы телеграфные то здесь,
  
  
  
  
  
  
  то там
  
  
  соборы вздергивали на провода.
  
  
  Бросив насиженный фундамент,
  
  
  за небоскребом пошел небоскреб,
  
  
  как тигр в зверинце -
  
  
  
  
  
  мясо
  
  
  
  
  
  
  фунтами,
  
   1340 пастью ворот особнячишки сгреб.
  
  
  Сами себя из мостовых вынув, -
  
  
  где, хозяин, лбище твой? -
  
  
  в зеркальные стекла бриллиантовых магазинов
  
  
  бросились булыжники мостовой.
  
  
  Не боясь сесть н_а_ мель,
  
  
  не боясь на колокольни напороть туши,
  
  
  просто -
  
  
  
   как мы с вами -
  
  
  шагали киты сушей.
  
   1350 Красное все,
  
  
  
  
  и все, что б_е_ло,
  
  
  билось друг с другом,
  
  
  
  
  
  билось и пело.
  
  
  Танцевал Вильсон
  
  
  
  
   во дворце кэк-уок,
  
  
  заворачивал задом и передом,
  
  
  да не доделала нога экивок,
  
  
  в двери смотрит Вильсон,
  
  
  
  
  
   а в дв_е_ри там -
  
   1360 непоколебимые,
  
  
  
  
  походкой зловещею,
  
  
  человек за человеком,
  
  
  
  
  
  вещь за вещью
  
  
  вваливаются в дверь в эту:
  
  
  "Господа Вильсоны,
  
  
  
  
   пожалте к ответу!"
  
  
  И вот,
  
  
  
  притворявшиеся добрыми,
  
  
  колье
  
   1370
   на Вильсоних
  
  
  
  
  
  бросились кобрами.
  
  
  Выбирая,
  
  
  
   которая помягче и почище,
  
  
  по гостиным
  
  
  
   за миллиардершами
  
  
  
  
   гонялись грузовичищи.
  
  
  Не убежать!
  
  
  
   Сороконогая
  
  
  
  
  
  мебель раскинула лов.
  
   1380 Топтала людей гардеробами,
  
  
  
  
   протыкала ножками столов.
  
  
  Через Рокфеллеров,

Другие авторы
  • Измайлов Владимир Васильевич
  • Герасимов Михаил Прокофьевич
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Мачтет Григорий Александрович
  • Кривич Валентин
  • Демосфен
  • Лесевич Владимир Викторович
  • Гиппиус Василий Васильевич
  • Крюков Александр Павлович
  • Кукольник Нестор Васильевич
  • Другие произведения
  • Полевой Николай Алексеевич - Борис Годунов. Сочинение Александра Пушкина
  • Тихомиров Лев Александрович - Стихотворения
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Б. А. Вальская. Плавание Н. Н. Миклухо-Маклая на корвете "Скобелев" в 1883 г.
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Репертуар русского театра, издаваемый И. Песоцким... Книжки 1 и 2, за генварь и февраль... Пантеон русского и всех европейских театров. Часть I
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич - Аверкиев Д. В.: Биобиблиографическая справка
  • Помяловский Николай Герасимович - И. Ямпольский. Помяловский
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Марево
  • Вяземский Петр Андреевич - Письмо к П. В. Зиновьеву
  • Маяковский Владимир Владимирович - Смена убеждений
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Плохой номер
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 185 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа