Главная » Книги

Курочкин Василий Степанович - Переводы и переделки

Курочкин Василий Степанович - Переводы и переделки


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

  
  
  
  
  
   В. С. Курочкин
  
  
  
  
  
  Переводы и переделки
  
  --------------------------------------
  
  Поэты "Искры". В двух томах. Том первый. В. Курочкин.
  
  Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье.
  
  Л., "Советский писатель", 1987
  
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
  --------------------------------------
  
  
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  
  
  
  
  
   Неизвестный автор
  
  
  151. Американский принц и африканская принцесса (Лирическая опера в
  
   трех действиях и шести рифмах с прологом)
  
  
  
  
  
   Альфред де Виньи
  
  
  152. Смерть волка
  
  
  
  
  
   Альфред де Мюссе
  
  
  153. Декабрьская ночь
  
  
  
  
  
  
  Марк Монье
  
  
  154. Принц Лутоня (Кукольная комедия)
  
  
  
  
  
  
   Неизвестный автор
  
  
  
  151. АМЕРИКАНСКИЙ ПРИНЦ И АФРИКАНСКАЯ ПРИНЦЕССА
  
  
  
  ЛИРИЧЕСКАЯ ОПЕРА В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ
  
  
  
   И ШЕСТИ РИФМАХ С ПРОЛОГОМ
  
  
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  
  
   Госпожи и господа! В этой пьесе
  
  
   Американский принц женится на африканской
  
  
  
  
  
  
  
   принцессе,
  
  
   Но долг чести зовет принца в бой кровавый,
  
  
   Где он и умирает, увенчанный славой.
  
  
   За добродетель, обаче, ему жизнь возвращается.
  
  
   Всё сие ново и любопытно. Занавес поднимается.
  
  
  
  
  
  
  
  ДЕЙСТВИЕ 1
  
  
  
   Принц и Принцесса (входят по совершении
  
  
  
  
   брачного обряда).
  
  
  
  
  
  
  Принцесса
  
  
  
   С законным браком, принц.
  
  
  
  
  
  
  Принц
  
  
  
  
  
  
  
   И вас, моя драгая.
  
  
   Народ, пляши и пой, блаженство выражая.
  
  
  
  
  
  
  Народ
  
  
  
   Воспляшем, воспоем, блаженство выражая.
  
  
  
  
  
  Конец первого действия
  
  
  
  
  
  
  
  ДЕЙСТВИЕ 2
  
  
  За сценой происходит сражение. Слышны удары сабель. Принц входит,
  
   преследуемый врагами, сражается с ними и падает, убиенный.
  
  
  
  
  За ним входит Принцесса.
  
  
  
  
  
  
  Принцесса
  
  
  
  
  
  (с ужасом)
  
  
  
   Супруг!
  
  
  
  
  
  
  Принц
  
  
  
  
  
  Супруга!
  
  
  
  
  
  
  Принцесса
  
  
  
  
   (с сугубым ужасом)
  
  
  
  
  
  
   Что!
  
  
  
  
  
  
  Принц
  
  
  
  
  (с сугубою слабостью)
  
  
  
  
  
  
  
  Я умер.
  
  
  
  
  
  
  Принцесса
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ах, как жаль!
  
  
   Народ, пляши и пой, чтоб выразить печаль!
  
  
  
  
  
  
  Народ
  
  
  
   Воспляшем, воспоем, чтоб выразить печаль!
  
  
  
  
  
  Конец второго действия
  
  
  
  
  
  
  
  ДЕЙСТВИЕ 3
  
  
  Паллада усмотрела храбрость американского принца и положила предел
  преследованиям злобного Рока. Блещущая славой богиня, восседя на позлащенном
  
  
  кресле и указуя на бездыханный труп, глаголет сице:
  
  
  
  
  
  
  Паллада
  
  
  
   Я жизнь тебе дарю!
  
  
  
  
  
  
  Принцесса
  
  
  
  
  
  (умиленно)
  
  
  
  
  
  
   О, чудо!
  
  
  
  
  
  
  Принц
  
  
  
   (вскакивает как бы встрепанный)
  
  
  
  
  
  
  
  
  Я воскрес!
  
   (Несколько раз перевертывается на одной ноге в восторге.)
  
  
   Народ, пляши и пой! Се - чудо из чудес!
  
  
  
  
  
  
  Народ
  
  
  
   Воспляшем, воспоем! Се - чудо из чудес!
  
  
  
  
  Конец третьего и последнего действия
  
  
  
   <1875>
  
  
  
  
  
  
   Альфред де Виньи
  
  
  
  
  
   152. СМЕРТЬ ВОЛКА
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
   Как над пожарищем клубится дым летучий,
  
  
   Над раскаленною луною плыли тучи.
  
  
   Мы просекою шли. Недвижно мрачный лес,
  
  
   Чернея, достигал верхушками небес.
  
  
   Мы шли внимательно - и вдруг у старой ели
  
  
   Глубокие следы когтей мы разглядели;
  
  
   Переглянулись все, все затаили дух,
  
  
   И все, остановясь, мы навострили слух.
  
  
   - Всё замерло кругом. Деревья не дышали;
  
  
   Лишь с замка старого, из непроглядной дали,
  
  
   Звук резкий флюгера к нам ветер доносил,
  
  
   Но, не спускаясь вниз, листвой не шелестил, -
  
  
   И дубы дольние, как будто бы локтями
  
  
   На скалы опершись, дремали перед нами.
  
  
   На свежие следы пошел один из нас -
  
  
   Охотник опытный: слух чуткий, верный глаз
  
  
   Не изменял ему, когда он шел на зверя, -
  
  
   И ждали молча мы, в его уменье веря.
  
  
   К земле нагнулся он, потом на землю лег,
  
  
   Смотрел внимательно и вдоль и поперек,
  
  
   Встал и, значительно качая головою,
  
  
   Нам объявил, что здесь мы видим пред собою
  
  
   След малых двух волчат и двух волков больших.
  
  
   Мы взялись за ножи, стараясь ловко их
  
  
   Скрывать с блестящими стволами наших ружей,
  
  
   И тихо двинулись. Как вдруг, в минуту ту же,
  
  
   Ступая медленно, цепляясь за сучки,
  
  
   Уж мы заметили - как будто огоньки -
  
  
   Сверканье волчьих глаз. Мы дальше всё стремились,
  
  
   И вот передние из нас остановились.
  
  
  
   За ними стали все. Уж ясно видел взгляд
  
  
   Перед волчицею резвившихся волчат,
  
  
   И прыгали они, как псы с их громким лаем,
  
  
   Когда, придя домой, мы лаской их встречаем;
  
  
   Но шуму не было: враг-человек зверям
  
  
   Повсюду грезится, как призрак смерти нам.
  
  
   Их мать красиво так лежала перед ними,
  
  
   Как изваяние волчицы, славной в Риме,
  
  
   Вскормившей молоком живительным своим
  
  
   Младенцев, призванных построить вечный Рим.
  
  
   Спокойно волк стоял. Вдруг, с молнией во взгляде,
  
  
   Взглянув кругом себя, поняв, что он в засаде,
  
  
   Что некуда бежать, что он со всех сторон
  
  
   Людьми с рабами их борзыми окружен,
  
  
   Он к своре бросился и, землю взрыв когтями,
  
  
   С минуту поискал, кто злее между псами...
  
  
  
   Мы только видели, как белые клыки
  
  
   Сверкнули, с жертвою, попавшею в тиски.
  
  
   Казалось, не было такой могучей власти,
  
  
   Чтоб он разжал клыки огнем дышавшей пасти:
  
  
   Когда внутри его скрещался нож об нож,
  
  
   Мы замечали в нем минутную лишь дрожь;
  
  
   Одна вслед за другой в него влетая, пули
  
  
   В тот только миг его значительно шатнули,
  
  
   Когда, задавленный, из челюстей стальных,
  
  
   Свалился наземь пес в конвульсиях немых.
  
  
  
   Тогда, измерив нас уж мутными глазами,
  
  
   В груди и в животе с вонзенными ножами,
  
  
   Увидев в близости стволов грозящих круг, -
  
  
   До выстрела еще, он на кровавый луг
  
  
   Лег сам - перед людьми и перед смертью гордый, -
  
  
   Облизывая кровь, струившуюся с морды.
  
  
   Потом закрыл глаза. И ни единый звук
  
  
   Не выдал пред людьми его предсмертных мук.
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
   Не слыша более ни выстрела, ни шума, -
  
  
   Опершись на ружье, я увлечен был думой.
  
  
   Охотники давно преследовать пошли
  
  
   Волчицу и волчат - и были уж вдали.
  
  
   Я думал о вдове красивой и суровой.
  
  
   Смерть мужа разделить она была б готова,
  
  
   Но воспитать детей повелевал ей долг,
  
  
   Чтобы из каждого хороший вышел волк:
  
  
   Чтобы не шел с людьми в их городах на стачки,
  
  
   Чтоб голод выносил, но чтоб не брал подачки, -
  
  
   Как пес, который гнать из-за куска готов
  
  
   Владельцев истинных из их родных лесов.
  
  
  
  
  
  
   3
  
  
  
   О! если б человек был так же духом тверд,
  
  
   Как званием своим "царя зверей" он горд!
  
  
   Бесстрашно умирать умеют звери эти;
  
  
   А мы - гордимся тем, что перед ними дети!
  
  
   Когда приходит смерть, нам трудно перенять
  
  
   Величие зверей - умение молчать.
  
  
   Волк серый! Ты погиб, но смерть твоя прекрасна.
  
  
   Я понял мысль твою в предсмертном взгляде ясно.
  
  
   Он говорил, твой взгляд: "Работай над собой
  
  
   И дух свой укрепляй суровою борьбой
  
  
   До непреклонности и твердости могучей,
  
  
   Которую внушил мне с детства лес дремучий.
  
  
   Ныть, плакать, вопиять - всё подло, всё равно.
  
  
   Иди бестрепетно; всех в мире ждет одно.
  
  
   Когда ж окрепнешь ты, всей жизни смысл
  
  
  
  
  
  
  
   проникнув, -
  
  
   Тогда терпи, как я, и умирай, не пикнув".
  
  
  
   <1864>
  
  
  
  
  
  
   Альфред де Мюссе
  
  
  
  
  
  153. ДЕКАБРЬСКАЯ НОЧЬ
  
  
  
  
   Когда я был еще дитей,
  
  
  
   В обширной зале и пустой
  
  
  
   Сижу я вечером, все спят...
  
  
  
   Войдя неслышною стопой,
  
  
  
   Весь в черном, мальчик сел со мной
  
  
  
   Похожий на меня, как брат.
  
  
  
  
   При слабом трепете огня
  
  
  
   Взглянул он грустно на меня
  
  
  
   И грустно голову склонил;
  
  
  
   Всю ночь с участием в очах,
  
  
  
   С улыбкой кроткой на устах
  
  
  
   Он от меня не отходил.
  
  
  
  
   Я покидал отцовский дом,
  
  
  
   И живо помню: знойным днем,
  
  
  
   Войдя в заглохший дикий сад,
  
  
  
   Увидел я в тени ракит -
  
  
  
   Весь в черном, юноша сидит,
  
  
  
   Похожий на меня, как брат.
  
  
  
  
   Куда идти мне - я спросил.
  
  
  
   Он тихо лиру опустил
  
  
  
   Й, сняв венок из диких роз,
  
  
  
   Как друг, кивнул мне головой
  
  
  
   И холм высокий и крутой
  
  
  
   Мне указал на мой вопрос.
  
  
  
  
   Когда любил я в первый раз -
  
  
  
   До утра не смыкая глаз,
  
  
  
   Тоской неведомой объят,
  
  
  
   Я плакал... Вдруг передо мной -
  
  
  
   Весь в черном, призрак роковой,
  
  
  
   Похожий на меня, как брат.
  
  
  
  
   Он меч держал в одной руке
  
  
  
   И, как в ответ моей тоске,
  
  
  
   Другою мне на свод небес
  
  
  
   С тяжелым вздохом указал...
  
  
  
   Моим страданьем он страдал,
  
  
  
   Но, как видение, исчез.
  
  
  
  
   На шумном пиршестве потом
  
  
  
   Приподнял я бокал с вином,
  
  
  
   И вдруг - знакомый вижу взгляд...
  
  
  
   Смотрю: сидит в числе гостей
  
  
  
   Один, весь в черном, всех бледней,
  
  
  
   Похожий на меня, как брат.
  
  
  
  
   Был миртовый венец на нем
  
  
  
   И черный плащ, и под плащом
  
  
  
   Багряной мантии клочки.
  
  
  
   Со мной он чокнуться искал -
  
  
  
   И выпал из моей руки
  
  
  
   Неопорожненный бокал.
  
  
  
  
   Я на коленях до утра
  
  
  
   Всю ночь проплакал у одра,
  
  
  
   Где мой отец был смертью взят;
  
  
  
   И там, как вечная мечта,
  
  
  
   Сидел, весь в черном, сирота,
  
  
  
   Похожий на меня, как брат.
  
  
  
  
   Он был прекрасен, весь в слезах,
  
  
  
   Как ангел скорби в небесах:
  
  
  
   Лежала лира на земле;
  
  
  
   Он в багрянице был, с мечом,
  
  
  
   В груди вонзенным, и с венцом
  
  
  
   Колючих терний на челе.
  
  
  
  
   Как верный друг, как брат родной,
  
  
  
   Где б ни был я, везде за мной,
  
  
  
   В глухую ночь и в ясный день,
  
  
  
   Как демон на моем пути

Другие авторы
  • Чехов Александр Павлович
  • Гофман Эрнст Теодор Амадей
  • Котляревский Иван Петрович
  • Муйжель Виктор Васильевич
  • Коган Наум Львович
  • Крестовский Всеволод Владимирович
  • Джаншиев Григорий Аветович
  • Барыкова Анна Павловна
  • Семенов Сергей Александрович
  • Джунковский Владимир Фёдорович
  • Другие произведения
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Черным по белому
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Философема о театре
  • Розанов Василий Васильевич - Отречение дарвиниста
  • Дорошевич Влас Михайлович - M.T. Иванов-Козельский
  • Бунин Иван Алексеевич - Сын
  • Северцев-Полилов Георгий Тихонович - В Рождественскую ночь
  • Вяземский Петр Андреевич - Выдержки из записной книжки
  • Беляев Тимофей Савельевич - Беляев Т. С.: Биографическая справка
  • Большаков Константин Аристархович - Большаков К. А.: Биографическая справка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Русская история для первоначального чтения. Сочинение Николая Полевого
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 498 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа