Главная » Книги

Круглов Александр Васильевич - Стихотворения

Круглов Александр Васильевич - Стихотворения


1 2 3

  
  
  
  А. В. Круглов
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты-демократы 1870-1880-х годов.
  Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
  Л., "Советский писатель", 1968
  Биографические справки, подготовка текста и примечания В.Г. Базанова, Б.Л. Бессонова и А.М. Бихтера
  OCR Бычков М.Н mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  492. "А из рощи, рощи темной..."
  493. В бабки
  494. Ночь в деревне
  495. Навстречу
  496. Песня ("Эх, кабы да песня...")
  497. "Погоди, милый друг: будут лучшие дни..."
  498. Мечтателю
  499. Призыв
  500. Поэзия
  501. Космополиту
  502. Разочарованному
  503. Жизненная правда
  504. Решение пииты
  505. На родине
  506. Мои мотивы
  507. В непогодный вечер
  503. В борьбе
  509. В кабаке
  510. "Сын любит мать свою; но, ласки расточая..."
  511. Памяти Пушкина (29 января)
  512. "Какой прелестный день: октябрь - а словно лето!.."
  513. Юному другу
  514. Памяти Лермонтова
  515. "Настанет день, последний день расплаты..."
  516. На посту
  517. Сорок лет
  Александр Васильевич Круглов родился 5 июня 1853 (по другим сведениям - 1852) года в Великом Устюге Вологодской губернии, в семье смотрителя училищ. Отец происходил по материнской линии из народности коми. Он умер вскоре после рождения сына. Семья обосновалась в Вологде в доме деда.
  Первые стихотворные опыты Круглова совпали с началом обучения в гимназии и сильно повредили учебе. В старших классах под влиянием общего поветрия он сделался "мыслящим реалистом", горячо порицал еще недавно обожаемого Пушкина, противопоставлял ему Некрасова и подражал литераторам "Русского слова". Гимназисты, и без того враждовавшие друг с другом, теперь вступили в ожесточенную идейную полемику на страницах рукописных журналов. Круглов принял в этой борьбе самое горячее участие.
  В эти годы в Вологодском крае отбывали ссылку Н. В. Шелгунов и П. Л. Лавров (см. о нем биографическую справку). Лаврову Круглов осмелился послать свои стихи. В ответном письме Лавров не одобрил стихи к печати, но советовал не оставлять поэзии.
  В печати Круглов дебютировал как прозаик - рассказом и несколькими корреспонденциями о вологодской жизни. Это произошло еще в бытность его гимназистом, в 1871 году, на страницах "Искры", "Недели" и "Русской летописи". Вскоре уже вся культурная Вологда знала о рождении нового литератора. Круглов нажил себе немало врагов, и дома отнеслись к его сочинительству неодобрительно.
  С трудом окончив гимназию, Круглов сразу же столкнулся с необходимостью зарабатывать на жизнь. Он стал посещать педагогические курсы, приготовляя себя к учительству, но вскоре оставил их. Нашлись знакомые, которые обещали место в Петербурге, в книжном магазине. В 1872 году двадцатилетним юношей Круглов впервые покинул родную Вологду. По дороге он едва не был убит грабителями и чуть не утонул. Эти испытания были, однако, напрасны: в обещанном месте ему отказали. Ничего не добившись и в редакциях, Круглов отправился на занятые деньги обратно. В этом году его можно было видеть в частных домах в качестве репетитора отстающих учеников, корректором в губернской типографии, чиновником особых поручений в Казенной палате.
  Осенью 1873 года Круглов вторично прибыл в столицу. В этот приезд он устроился в библиотеке при книжном магазине Черкасова; днем трудился в полуподвальном помещении, а ночами писал стихи и мелкие статейки для детских и педагогических изданий. Вскоре он уже мог существовать на литературные заработки, но болезнь близкого человека поглотила все его средства. Наступила нищета - жизнь в трущобах, обеды в рыночных народных столовых. Когда терпенью наступил предел, Круглов обратился за помощью в Литературный фонд. Через несколько дней к нему приехал Некрасов. Круглов получил пособие. В это же памятное время произошла и встреча с Достоевским, которому начинающий беллетрист вручил пухлую рукопись своего первого романа. Сочинение было сурово раскритиковано, Достоевский советовал автору отказаться от жанра романа, пока не накопит необходимого жизненного опыта.
  В 1879 году в только что открытой "Русской речи" появились один за другим рассказы Круглова, изданные позже под названием "Живые души" (СПб., 1885). Толстой обратился в журнал с просьбой поддержать молодой талант. Одобрительный отзыв дал и Достоевский. С этого времени положение Круглова упрочилось. Он приобрел литературное имя.
  И тогда он покинул столицу. Годами жил в деревне, много путешествовал, много писал в различных жанрах и печатался почти во всех столичных журналах и газетах. Одна за другой начали выходить его книги. С 1907 по 1914 год Круглов издавал журнал "Светоч и дневник писателя".
  Писатель умер в разгар первой мировой войны, 9 октября 1915 года, в Сергиевском посаде, близ Москвы.
  Основная часть стихотворений Круглова вошла в его сборники: "Детям" (СПб., 1894; 2-е изд. - М., 1901; 3-е изд. - М., 1903); "Стихотворения" (М., 1897; 2-е изд. - М., 1903); "Любовь и истина. Духовные мотивы" (М., 1901; 2-е изд. - М., 1902); "Вечерние песни" (М, 1912).
  
  
   492. А ИЗ РОЩИ, РОЩИ ТЕМНОЙ
  
  
   Солнце з_а_ лес закатилось,
  
  
  
  Свежестью пахнуло;
  
  
   В камышах, под лаской неба,
  
  
  
  Озеро уснуло.
  
  
   А из рощи, рощи темной
  
  
  
  Песнь любви несется
  
  
   И с какой-то болью тайной
  
  
  
  В сердце отдается.
  
  
   Будит эта песнь невольно
  
  
  
  Светлое былое,
  
  
   Молодым, горячим сердцем
  
  
  
  Страстно прожитое.
  
  
   Те же ночи... та же песня...
  
  
  
  Тот же месяц светит...
  
  
   Да по-старому на песню
  
  
  
  Сердце не ответит.
  
  
   Не течет река обратно,
  
  
  
  Что прошло - не будет;
  
  
   Только сердце дней минувших
  
  
  
  Вечно не забудет.
  
  
   А из рощи, рощи темной
  
  
  
  Песнь любви несется,
  
  
   И с какой-то болью тайной
  
  
  
  В сердце отдается!
  
  
   1873
  
  
  
   493. В БАБКИ
  
  
   На лужайке, близ дороги -
  
  
  
  Множество ребят...
  
  
   Бабки стройно, словно войско,
  
  
  
  Выставлены в ряд.
  
  
   Шум, волненье, спор и крики -
  
  
  
  Лучше не шути!
  
  
   "Павел, Прохор! Что же, ставьте!
  
  
  
  Эй, Фома, кати!"
  
  
   Все за дело: смотрят зорко,
  
  
  
  Чтоб никто не мог
  
  
   Сплутовать... и слышно только:
  
  
  
  "Ника, плоска, жог!"
  
  
   "Эх, Павлуньке вечно счастье:
  
  
  
  Снова первый он,
  
  
   И какой богатый, длинный
  
  
  
  Нынче, братцы, кон!"
  
  
   Павел, точно подражая
  
  
  
  Ловкому стрелку,
  
  
   Глаз прищурил, долго целил -
  
  
  
  И метнул битку.
  
  
   Десять маленьких сердчишек
  
  
  
  Замерло зараз,
  
  
   И впилися в кон богатый
  
  
  
  Двадцать зорких глаз.
  
  
   Миг один - и вдруг сменили
  
  
  
  Крики тишину:
  
  
   "Вот-те на!" - "И бей, что хочешь!"
  
  
  
  - "Чисто на кону!"
  
  
   Павел весело смеется,
  
  
  
  Поверяет кон,
  
  
   Бабки в ситцевый мешочек
  
  
  
  Собирает он.
  
  
   Чрез минуту бабки снова
  
  
  
  Выставлены в ряд...
  
  
   И глядит с тоской глубокой
  
  
  
  На игру ребят
  
  
   Из окна большого дома
  
  
  
  Маленький барчук, -
  
  
   Он с охотою пошел бы
  
  
  
  Поиграть на луг:
  
  
   Как там весело и славно,
  
  
  
  Воля и простор!
  
  
   Но бедняжке Карл Иваныч,
  
  
  
  Старый гувернер,
  
  
   С ребятишками босыми
  
  
  
  Знаться не велит...
  
  
   И барчук с тоской глубокой
  
  
  
  Из окна глядит.
  
  
   1876
  
  
  
  494. НОЧЬ В ДЕРЕВНЕ
  
  
  
   Выплыл ясный месяц
  
  
  
   Над большим селом;
  
  
  
   Обливает поле,
  
  
  
   Избы - серебром.
  
  
  
   Тишь в селе немая,
  
  
  
   Люд крестьянский спит...
  
  
  
   Только в крайней хатке
  
  
  
   Огонек блестит.
  
  
  
   Пред святой иконой,
  
  
  
   Ниц упав лицом,
  
  
  
   Молится старуха
  
  
  
   О сынке родном,
  
  
  
   Что нуждою-горем
  
  
  
   Угнан в бурлаки,
  
  
  
   Надрываясь, тянет
  
  
  
   Барки вдоль реки.
  
  
  
   Немудра молитва,
  
  
  
   Коротка она,
  
  
  
   Но глубокой веры,
  
  
  
   Теплоты полна.
  
  
  
   Крестится старуха,
  
  
  
   На пол слезы льет...
  
  
  
   Неужель молитва
  
  
  
   К богу не дойдет!
  
  
  
   <1878>
  
  
  
   495. НАВСТРЕЧУ
  
   Люблю я этот круг - отважный, молодой -
  
   Науки тружениц и их живые речи...
  
   Я отдыхаю здесь, усталый и больной,
  
   И если я еще не очерствел душой -
  
  
   Меня спасают эти встречи.
  
   О, сколько веры в жизнь, любви к стране родной!
  
   И сердцем я опять, опять переживаю
  
   Те дни далекие, когда на битву с тьмой
  
   Мы шли бестрепетно... Невольно вспоминаю
  
   Квартирку бедную во флигеле глухом,
  
   Где как на праздник мы, бывало, собирались,
  
   Мечтали, грезили - бог ведает о чем, -
  
   И много спорили, и сильно волновались.
  
   Мы женщину-сестру, подругу - не рабу
  
   На пьедестал тогда поставили высоко,
  
   В ее грядущую счастливую судьбу
  
  
   Мы все так верили глубоко.
  
   И вот мечты сбылись. С надеждою в груди
  
   Толпою женщины спешат во храм науки...
  
   Что даст наука им? Что ждет их впереди:
  
   Мир новых радостей иль только труд и муки?
  
   Бог весть! Но я люблю пыл честный, молодой,
  
   Люблю я смелые, восторженные речи...
  
   И если я еще не очерствел душой -
  
  
   Меня спасают эти встречи!
  
   1878
  
  
  
  
  496. ПЕСНЯ
  
  
  
  
  
  
   П. А. Тулубу
  
  
  
   Эх, кабы да песня
  
  
  
   Вылилась такая,
  
  
  
   Чтоб она звучала
  
  
  
   С края и до края!
  
  
  
   Чтоб на эту песню
  
  
  
   Каждый отзывался,
  
  
  
   Устыдяся лени,
  
  
  
   Спящий пробуждался;
  
  
  
   Чтоб она скорбящим
  
  
  
   Горе облегчала,
  
  
  
   Воскрешала веру,
  
  
  
   Слезы осушала;
  
  
  
   Чтобы эта песня
  
  
  
   В Матушке - Престольной
  
  
  
   И в глухой деревне
  
  
  
   Сделалась застольной;
  
  
  
   Чтоб она - живая -
  
  
  
   Ввек не умирала,
  
  
  
   На добро и славу
  
  
  
   Всех бы вдохновляла...
  
  
  
   Вот когда бы сердце
  
  
  
   Охватило жаром,
  
  
  
   Вот когда бы понял,
  
  
  
   Что ты жил недаром!
  
  
  
   1875
  
  
  
  
   497
  
  
  Погоди, милый друг; будут лучшие дни,
  
  
  Загорятся кругом боевые огни,
  
  
   Угнетенный народ встрепенется;
  
  
  Гады спрячутся в старые норы опять,
  
  
  Перестанут людей боязливых пугать,
  
  
   Песня вольная громко польется.
  
  
  А теперь, в эти мрачные, скорбные дни,
  
  
  Громко петь можно только лишь гимны одни
  
  
   Утеснителям мысли и слова...
  
  
  Вот, мой друг, отчего твой поэт и молчит...
  
  
  Но когда его лира опять зазвучит -
  
  
   Знай: заря занимается снова!
  
  
  <1879>
  
  
  
   498. МЕЧТАТЕЛЮ
  
  
  Оставим этот спор! Пускай твои мечты,
  
  
  Как истина сама, - глубоко справедливы;
  
  
  Но в увлечении позабываешь ты:
  
  
  Слова еще не жизнь, как ни были б красивы.
  
  
  Ты всё готов разбить бестрепетной рукой,
  
  
  Что кажется тебе и старо, и ничтожно,
  
  
  Но те, кого вести ты хочешь за собой,
  
  
  И мыслят медленно, и ходят осторожно.
  
  
  Ты веру детскую - нелепостью зовешь,
  
  
  Ты хочешь всё умом и взвесить и проверить,
  
  
  Но те, кому свои заботы отдаешь, -
  
  
  Находят счастие по-детски сердцем верить.
  
  
  Я не хочу тебя, не стану обвинять,
  
  
  Я не скажу, что ты и все вы лицемеры...
  
  
  О, нет! Но те, - кого хотите вы спасать,
  
  
  Вас не поймут, и вам их также не понять:
  
  
  Вы - разных полюсов, вы люди разной веры!
  
  
  1881
  
  
  
   499. ПРИЗЫВ
  
  
  Пусть жизни гнет невыносим порою,
  
  
  Пускай судьба терзает, как палач; -
  
  
  Но с мужеством, лишь свойственным герою,
  
  
  Всё вытерпи; пред праздною толпою
  
  
  Не выдай мук, как женщина - не плачь!
  
  
  Пусть враг могуч; пускай своим стараньем
  
  
  Он доведет тебя до нищеты:
  
  
  Ни жалобой, ни вздохом, ни рыданьем
  
  
  Не обнаружь того, что испытаньем
  
  
  Совсем разбит, вконец замучен ты!
  
  
  При виде сил, безвременно погибших,
  
  
  Не выражай сомненья твоего,
  
  
  Что кроме их - свою страну любивших,
  
  
  За родину всю душу положивших -
  
  
  Меж нас и нет им равных - никого!
  
  
  Когда в ответ на нежное признанье
  
  
  Услышишь ты презрительное "нет!" -
  
  
  Как ни было б мучительно страданье,
  
  
  Пусть не узнает гордое созданье,
  
  
  Что в ней одной ты видел жизни цвет.
  
  
  Жизнь тяжела... Но ты перед грозою
  
  
  Держи себя, как следует борцу,
  
  
  И отвечай не жгучею слезою,
  
  
  А резким смехом, песнью огневою,
  
  
  Встречай врага - лицом к лицу!
  
  
  <1882>
  
  
  
   500. ПОЭЗИЯ
  
  
  
  
  
  
  
  А. Н. Майкову
  
  
  Язык поэзии - властительная сила,
  
  
  Ей покоряются безропотно сердца...
  
  
  Какие б чудеса наука ни творила,
  
  
  Не ей соперничать с могуществом певца.
  
  
  Певец - душа страны. Из края в край несется
  
  
  Волнующая песнь: звучит среди степей,
  
  
  В таинственных лесах, в пустынях раздается,
  
  
  И ей внимает гладь безбрежная морей.
  
  
  В убогой хижине, где прячется забота,
  
  
  Нужда когтистая добычу сторожит,
  
  
  В чертогах царственных, где блещет позолота
  
  
  И в неге дни свои проводит сибарит;
  
  
  Бесхитростным умам, не знающим сомненья,
  
  
  Могучим гениям, великим мудрецам,
  
  
  Кормильцу-пахарю, апостолу терпенья,
  
  
  За мысль свободную бестрепетным бойцам -
  
  
  Усладу всем несет поэзия собою,
  
  
  И в тайнике души сознание встает,
  
  
  Что жизни сумрачной, чреватой суетою -
  
  
  И свет и красоту поэзия дает.
  
  
  Наука дивные открытия свершает,
  
  
  Мир преклоняется пред гением ума;
  
  
  Но не наука дух народа окрыляет
  
  
  И не она его на подвиг вдохновляет:
  
  
  Умри поэзия - и мир оденет тьма!
  
  
  Октябрь 1882
  
  
  
   501. КОСМОПОЛИТУ
  
   Быть может, ты и прав, с тобою я не спорю,
  
   Но истина твоя чужда душе моей:
  
   Сочувствовать могу я и чужому горю,
  
   Но горе родины мне все-таки больней.
  
   Иду ли пыльною проселочной дорогой,
  
   Вхожу ли в темный лес, чтоб там укрыться в тень,
  
   Встречаю ль на пути, в сторонке, храм убогий -
  
   Отраду чистую безмолвных деревень;
  
   Гляжу ли на поля, желтеющие рожью,
  
   На бесконечный луг, одевшийся в цветы, -
  
   На них, молясь в тиши, зову я благость божью,
  
   О них в моей душе тоскливые мечты.
  
   Мне трудно объяснить, я сердцем понимаю.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 1915 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа