Главная » Книги

Корнилов Борис Петрович - Стихотворения, Страница 5

Корнилов Борис Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

 
   зубы - как собрание
  
  
  
   рыжих волчат,
  
  
  
   мышцы - как мыши
  
  
  
   бегают в руке.
  
  
  
   Так что не напрасно
  
  
  
   бился я и жил я -
  
  
  
   широкая рука моя ряба,
  
  
  
   жилы, набитые кровью,
  
  
  
   сухожилья,
  
  
  
   так что наша жизнь -
  
  
  
   есть борьба.
  
  
  
   <1931>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Снова звезды пылают и кружатся,
  
  
   ходят сосны, сопя и трубя,
  
  
   закрывая глаза от ужаса,
  
  
   я обманываю себя.
  
  
   Милый тесть мой,
  
  
   Иван Иваныч,
  
  
   берегите мою жену,
  
  
   я опять пропадаю на ночь,
  
  
   словно камень иду ко дну.
  
  
   Прямо падаем все от хохота,
  
  
   ничего не понять спьяна -
  
  
   это домики,
  
  
   это Охта,
  
  
   это правая сторона.
  
  
   Боком,
  
  
  
   гоголем,
  
  
  
  
   чертом старым -
  
  
   наши песенки об одном, -
  
  
   разумеется, по гитарам
  
  
   ходят рученьки ходуном.
  
  
   Сукин сын,
  
  
  
  молодой безобразник,
  
  
   дует в бубен,
  
  
  
  а бубен - день...
  
  
   Нынче праздник,
  
  
  
  и завтра праздник,
  
  
   только будет и буден день.
  
  
   Только вспомню, как пел, бывало,
  
  
   под Самарою,
  
  
   под Москвой -
  
  
   чертов баловень,
  
  
   запевало,
  
  
   в доску парень, ребята, свой.
  
  
   Задушевная песня-премия
  
  
   легче ветра и ковыля,
  
  
   день за днем золотое время
  
  
   пролетает шаля-валя.
  
  
   - Купите бублики,
  
  
   гоните рублики, -
  
  
   песня аховая течет,
  
  
   и в конце концов от республики
  
  
   мы получим особый счет.
  
  
   А по счету тому огулом
  
  
   по заслугам и по делам
  
  
   нашу жизнь назовут прогулом
  
  
   с безобразием пополам.
  
  
   Скажет прямо республика:
  
  
  
  
  
  
  - Слушай,
  
  
   слушай дело, заткнись, не рычи, -
  
  
   враг на нас повалился тушей,
  
  
   вы же пьянствуете, трепачи.
  
  
   Пота с кровью соленый привкус
  
  
   липнет, тело мое грызя...
  
  
   И отвесит потом по загривку
  
  
   нам раз_а_
  
  
   и еще раз_а_.
  
  
   Всё припомнит - растрату крови,
  
  
   силы, молодости густой,
  
  
   переплеты кабацкой кровли
  
  
   и станков заржавелый простой.
  
  
   Покачнемся и скажем:
  
  
  
  
  
   - Что ж это
  
  
   и к чему же такое всё,
  
  
   неужели исхожено, прожито
  
  
   понапрасну, ни то ни сё?
  
  
   Ни ответа,
  
  
  
  
  ни теплой варежки,
  
  
   чтобы руку пожала нам,
  
  
   отвернутся от нас товарищи
  
  
   и посмотрят по сторонам.
  
  
   Да жена постареет за ночь,
  
  
   может, за две - не за одну.
  
  
   Милый тесть мой,
  
  
   Иван Иваныч,
  
  
   не сберег ты
  
  
   мою жену.
  
  
   <1931>
  
  
  
  
  СМЕРТЬ
  
  
   Может быть,
  
  
  
  а может быть - не может,
  
  
   может, я живу последний день,
  
  
   весь недолгий век мой - выжат, прожит,
  
  
   впереди тоска и дребедень.
  
  
   Шляпа,
  
  
  
  шлепанцы,
  
  
  
  
  табак турецкий,
  
  
   никуда не годная жена,
  
  
   ночью - звезды,
  
  
   утром - ветер резкий,
  
  
   днем и ночью - сон и тишина.
  
  
   К чаю - масло,
  
  
   и компот к обеду,
  
  
   - Спать, папаша!? вечером кричат...
  
  
   Буду жить, как подобает деду,
  
  
   на коленях пестовать внучат.
  
  
   День за днем,
  
  
   и день придет, который
  
  
   всё прикончит - и еду и сны;
  
  
   дальше - панихида, крематорий -
  
  
   все мои товарищи грустны.
  
  
   И они ногою на погосте
  
  
   ходят с палочками, дребезжат,
  
  
   и мундштук во рту слоновой кости
  
  
   деснами лиловыми зажат.
  
  
   За окном - по капле, по листочку
  
  
   жизнь свою наращивает сад;
  
  
   все до дна знакомо - точка в точку,
  
  
   как и год и два тому назад.
  
  
   День за днем -
  
  
   и вот ударят грозы,
  
  
   как тоска ударила в меня,
  
  
   подрезая начисто березы
  
  
   голубыми струйками огня.
  
  
   И летят надломанные сучья,
  
  
   свернутая в трубочку кора,
  
  
   и опять захлопнута до случая
  
  
   неба окаянная дыра.
  
  
   Но нелепо повторять дословно
  
  
   старый аналогии прием,
  
  
   мы в конце, тяжелые как бревна,
  
  
   над своею гибелью встаем.
  
  
   Мы стоим стеною - деревами,
  
  
   наши песни, фабрики, дела,
  
  
   и нефтепроводами и рвами
  
  
   нефть ли, кровь ли наша потекла.
  
  
   Если старости
  
  
   пройдемся краем,
  
  
   дребезжа и проживая зря,
  
  
   и поймем, что - амба - умираем,
  
  
   пулеметчики и слесаря.
  
  
   Скажем:
  
  
   - Всё же молодостью лучшая
  
  
   и непревзойденная была
  
  
   наша слава,
  
  
   наша Революция,
  
  
   в наши воплощенная дела.
  
  
   <1931>
  
  
  
  
  ПОДРУГА
  
  
   Я и вправо и влево кинусь,
  
  
   я и так, я и сяк, но, любя,
  
  
   отмечая и плюс и минус,
  
  
   не могу обойти тебя.
  
  
   Ты приходишь, моя забота
  
  
   примечательная, ко мне,
  
  
   с Металлического завода,
  
  
   что на Выборгской стороне.
  
  
   Ты влетаешь сплошною бурею,
  
  
   песня вкатывает, звеня,
  
  
   восемнадцатилетней дурью
  
  
   пахнет в комнате у меня.
  
  
   От напасти такой помилуй -
  
  
   что за девочка: бровь дугой,
  
  
   руки - крюки,
  
  
  
  
   зовут Людмилой,
  
  
   разумеется - дорогой.
  
  
   Я от Волги свое до Волхова
  
  
   по булыжникам на боку,
  
  
   под налетами ветра колкого,
  
  
   сердце волоком волоку.
  
  
   Я любую повадку девичью
  
  
   к своему притяну суду,
  
  
   если надо, поставлю с мелочью
  
  
   и с дешевкой в одном ряду.
  
  
   Если девочка скажет:
  
  
  
  
  
  - Боренька,
  
  
   обожаю тебя... (смешок)
  
  
   и тебя умоляю - скоренько
  
  
   сочини про меня стишок,
  
  
   опиши молодую жизнь мою,
  
  
   извиняюсь...
  
  
  
  
   Тогда, гляди,
  
  
   откачу, околпачу, высмею,
  
  
   разыграю на все лады.
  
  
   Отметайся с возможной силой,
  
  
   поживей шевели ногой...
  
  
   Но не тот разговор с Людмилой,
  
  
   тут совсем разговор другой...
  
  
   Если снова
  
  
  
  
  лиловый, ровный,
  
  
   ядовитый нахлынет мрак -
  
  
   по Москве,
  
  
  
  
  Ленинграду
  
  
  
  
  
   огромной,
  
  
   тяжкой бомбой бабахнет враг...
  
  
   Примет бедная Белоруссия
  
  
   стратегические бои...
  
  
   Выйду я,
  
  
  
  
  а со мною русая
  
  
   и товарищи все мои.
  
  
   Снова панскую спесь павлинью
  
  
   потревожим, сомнем, согнем,
  
  
   на смертельную первую линию
  
  
   встанем первые под огнем.
  
  
   Так как молоды,
  
  
  
  
  
  будем здорово
  
  
   задаваться,
  
  
  
  
   давить фасон,
  
  
   с нами наших товарищей прорва,
  
  
   парабеллум и смит-вессон.
  
  
   Может быть,
  
  
  
  
   погуляю мало с ним, -
  
  
   всем товарищам и тебе
  
  
   я предсмертным хрипеньем жалостным
  
  
   заявлю о своей судьбе.
  
  
   Рухну наземь -
  
  
  
  
  
  и роща липовая
  
  
   закачается, как кольцо...
  
  
   И в последний,
  
  
  
  
   дрожа и всхлипывая,
  
  
   погляжу на твое лицо.
  
  
   1931
  
  
  
   ПИСЬМО НА ТОТ СВЕТ
  
  
  
  
   Вы ушли, как говорится, в мир иной...
  
  
  
  
  
  
  
   В. В. Маяковский
  
  
  
  
   1
  
  
   Локти в стороны, боком, натужась,
  
  
   задыхаясь от гонора, вы
  
  
   пробивались сквозь тихий ужас
  
  
   бестолковой любви и жратвы.
  
  
   Било горем, тоской глушило
  
  
   и с годами несло на слом,
  
  
   но под кожей крест-накрест жила
  
  
   вас вязала морским узлом.
  
  
   Люди падали наземь от хохота,
  
  
   от метафор не в бровь, а в глаз,
  
  
   и огромная желтая кофта -
  
  
   ваше знамя - покрыла вас.
  
  
   Сволочь разную гробивший заживо,
  
  
   вы летели - ваш тяжек след,
  
  
   но вначале для знамени вашего
  
  
   вы не тот подобрали цвет.
  
  
   После той смехотворной кофты
  
  
   поднимаете к небу вы
  
  
   знамя Нарвской заставы и Охты,
  
  
   знамя Сормова И Москвы.
  
  
   И, покрытая вашим голосом,
  
  
   громыхая, дымя, пыля,
  
  
   под заводами и под колосом
  
  
   молодая встает земля.
  
  
  
  
   2
  
  
   Как на белогвардейца - разом,
  
  
   без осечки,
  
  
  
  
  без "руки вверх",
  
  
   вы на сердце свое, на разум
  
  
   поднимаете револьвер.
  
  
   И подводной скалою быта
  
  
   нам на долгое горе, на зло,
  
  
   к черту, вдребезги вся разбита
  
  
   ваша лодка и ваше весло.
  
  
   И отходите в потусторонний,
  
  
   вы на тот отбываете свет -
  
  
   провожает вас грай вороний,
  
  
   желтоватого знамени цвет.
  
  
   Но с открытыми головами
  
  
   мы стоим -
  
  
  
  
  костенеет рука,
  
  
   опускаются также над вами
  
  
   и багровые наши шелка.
  
  
   Мы читаем прощальную грамоту,
  
  
   глушим злобу мы в сердце своем,
  
  
   дезертиру и эмигранту
  
  
   почесть страшную воздаем.
  
  
   Он лежит, разодет и вымыт,
  
  
   оркестровый встает тарарам...
  
  
   Жаль, что мертвые сраму не имут,
  
  
   что не имет он собственный срам.
  
  
  
  
   3
  
  
   Время для разговоров косвенных,
  
  
   и они не мешают порой:
  
  
   вот приходит ваш бедный родственник
  
  
   за наследством - французский король.
  
  
   Вот, легонечко взятый в розги,
  
  
   в переделку - то в жар, то в лед
  
  
   исторический барин <...>
  
  
   крокодиловы слезы льет.
  
  
   До чего нечисты и лживы -
  
  
   рвет с души
  
  
   и воротит всего -
  
  
   что поделать?
  
  
   А были бы живы,
  
  
   почесали б того и сего...
  
  
   Кем на то разрешение выдано?
  
  
   Я надеюсь, что видно вам,
  
  
   и с того даже света видно
  
  
   этот - вам посвященный - срам.
  
  
   Но с открытыми головами
  
  
   мы стоим -
  
  
  
  
  костенеет рука,
  
  
   опускаются навзничь над вами
  
  
   все багровые наши шелка.
  
  
   Тишь почетного караула
  
  
   выразительна и строга -
  
  
   так молчат вороненые дула,
  
  
   обращенные на врага.
  
  
   И прощаясь и провожая
  
  
   вас во веки веков на покой,
  
  
   к небу поднята слава большая -
  
  
   ваша слава -
  
  
  
  
   нашей рукой.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 251 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа