Главная » Книги

Картер Ник - Месть Мафии, Страница 2

Картер Ник - Месть Мафии


1 2 3

или черт. Да оно впрочем, и безразлично. Слушай теперь, что я тебе расскажу, Дик.
   И Ник Картер в кратких словах рассказал своему помощнику все то, что с ним случилось после того, как он расстался с ним на вокзале в Чикаго.
   - Теперь ты все знаешь, - заключил он свой рассказ, - и я попрошу тебя рассказать мне, что ты делал все это время?
   - Не стоит и говорить.
   - Ты, конечно, сейчас же после приезда в Нью-Йорк поселился в смежной комнате?
   - Да, но этим и ограничилась моя работа. Я все это время жил припеваючи и ничего не делал.
   - Познакомился ли ты с кем-нибудь?
   - Кое с кем, да, но все это ничего не стоит.
   - Стало быть, тебе не удалось познакомиться с членами союза "Черной руки"?
   - К сожалению, нет, хотя это было бы весьма интересно.
   - В общем я доволен этим, так как я решил внести некоторые изменения в известные тебе мои планы. Дело в том, что я пришел к убеждению, что тебе не следует пытаться попасть в союз в качестве участника, а что ты должен будешь пасть его жертвой.
   - Приятная перспектива, нечего сказать.
   - Поэтому ты где-нибудь поблизости откроешь итальянскую банкирскую контору.
   - Это звучит более симпатично.
   - Затем я дам понять моим приятелям, что ты человек весьма богатый, бросивший свою родину из-за несогласий во взглядах с прокурором, что твое имя Антонио Вольпе служит тебе только псевдонимом, что ты парень покладистый и что из тебя можно будет выжать порядочную сумму.
   - Веселые виды на ближайшее будущее, - сухо заметил Дик и прибавил: - А не лучше ли будет, если ты будешь говорить обо мне только хорошее? Ведь члены союза "Черной руки" так или иначе возьмутся за меня. Тогда дело становится безобиднее, и ты можешь сыграть роль преданного друга.
   - Пожалуй, это верно. Но я, конечно, лишь весьма неохотно дам согласие на твое убийство.
   - Ты просто душа-человек.
   - Причем я устрою так, что твое убийство будет возложено на меня, - заявил Ник Картер, улыбаясь. - Я обязательно должен кого-нибудь убить, чтобы заслужить доверие членов общества. Вот почему я и изменил свой план, так как тебя я скорее всего сумею укокошить.
   - Великолепно! Быть по сему! - воскликнул Дик, - а члены мафии, конечно, подумают, что ты на самом деле совершил убийство, и потому почтят тебя полным доверием.
   - Будем надеяться. Но теперь я должен идти.
   - Не придти ли мне совершенно случайно в Атлантический сад?
   - Нет, пока не двигайся с места, Дик. Нас еще не должны видеть вместе, - ответил Ник Картер и ушел.
  

* * *

  
   Ровно в половине одиннадцатого Ник Картер вошел со стороны Бовери в большой Атлантический сад.
   Как всегда по субботам, ресторан был переполнен, и сыщику стоило большого труда получить отдельный столик.
   Ему было нелегко удержать этот столик исключительно за собой, так как масса прибывающих гостей домогалась присесть к нему.
   Около четверти двенадцатого в зал вошли кавалер с дамой. Они направились прямо к тому столику, за которым сидел Ник Картер, и присели к нему, не спросив даже разрешения.
   Так как сыщику не было поручено задать пришедшим какой-либо вопрос и таким образом удостоверить их личность, то он решил до поры до времени не обращать на них никакого внимания и предоставить им начать переговоры. Он нисколько не сомневался в том, что это была именно та чета, которую имел в виду Меркодатти, тем более, что беглым взглядом он убедился, что, как изящно одетая дама, так и ее кавалер - родом из Италии.
   Спустя несколько времени кавалер встал и ушел так тихо и незаметно, что даже Ник Картер обратил на это внимание лишь тогда, когда он уже подходил к выходу из зала.
   Дама осталась на своем месте.
   Она была красавица, каких мало, и своим страстным, южным лицом напоминала только что распустившийся пышный цветок граната.
   Ник Картер еще думал над тем, как теперь быть, как вдруг заметил, что на него устремились ее черные глаза.
   - Давно ли вы уже находитесь в этой стране, мистер Спада? - спросила она.
   Стало быть - пароль. Ник Картер немедленно ответил:
   - Для меня существует одна только страна, все мои помыслы постоянно там.
   - Вы говорите об Италии?
   - Именно, об Италии.
   Беседа прекратилась.
   Но Ник Картер взглянул на большие стенные часы, на которых было без десяти двенадцать, и произнес:
   - Не пора ли нам уходить?
   - А куда вы еще собираетесь в столь поздний час?
   - Я условился быть в определенном месте.
   - Ах, вы условились быть в определенном месте, - как-то машинально повторила она.
   Хотя они теперь уже обменялись условленными репликами, прелестная незнакомка все еще не собиралась уходить. Она не вставала с места и устремила на Ника Картера свои большие, черные глаза с выражением, смысл которого сыщик не мог разгадать. Взгляд ее выражал бесконечную печаль и горе. Ему даже казалось, что она хотела сообщить ему нечто весьма и весьма важное.
   Наконец она собралась с духом, перегнулась через стол и шепнула Нику Картеру.
   - Известно ли вам, что вы затеваете и куда я должна проводить вас?
   - Я знаю только то, что я должен встретиться с вами здесь, а затем без рассуждений довериться вам, - ответил Ник Картер.
   - Неужели, - настойчиво продолжала молодая женщина, - вас не предостерегает внутренний голос, не говорит вам, чтобы вы не подвергались ожидающей вас опасности?
   - Нет! Да я, говоря правду, и не задумывался над этим, - спокойно возразил сыщик.
   - Вы не доверяете мне? Сознайтесь.
   - Рассудок велит относится к каждому человеку с недоверием, пока можно будет убедиться, что доверие не будет обмануто, - уклончиво ответил сыщик.
   Она взглянула на стенные часы.
   - У нас есть еще несколько минут времени, - шепнула она, - как бы я хотела, чтобы вы мне поверили. Как бы я хотела быть вашим другом.
   - Почему бы нам и не подружиться? - ответил Ник Картер, пожимая плечами.
   - Я нисколько не в обиде на вашу неотзывчивость, так как вы, конечно, должны предполагать, что я испытываю вас, как это уже делал сегодня Меркодатти.
   - А если я на самом деле так предполагаю? Что вы тогда сделаете?
   - Что-то такое в вас производит на меня впечатление, что я так искренно хочу вам помочь, но... - впрочем тише. Надо уходить.
   Она встала со стула и Ник Картер ясно заметил выражение безграничного страха на ее лице.
   Сыщик молча поднялся и вслед за прелестной незнакомкой вышел на улицу, где еще царило оживление.
   - Куда мы теперь направимся? - спросил он.
   - Немного дальше нас ожидает закрытая карета. Вот сюда, прошу вас.
   Пройдя шагов сто, она снова остановилась и указала на карету.
   Ник Картер подошел к ней и поспешил открыть дверцы.
   Когда карета быстро помчалась вперед, он спросил свою спутницу.
   - Что это вы хотели сказать мне в ресторане, когда вдруг остановились на полуслове? И отчего вы не докончили вашей фразы?
   - Оттого, что за нами следили, - тихо ответила она.
   - Кто следил?
   - Пеллурия.
   - Быть не может. Я нигде его не видел.
   - И все-таки он был там. Он стоял возле двери.
   - Вы, кажется, боитесь его?
   - Его боятся все, придет и ваш черед бояться его.
   - Я знаю чувство страха только по названию, - спокойно ответил Ник Картер.
   - Смею ли я верить этому? Действительно ли вы храбрее других? - нерешительно спросила она.
   - Я всегда говорю одну правду.
   - Вы не обманете моего доверия, если я буду говорить с вами совершенно откровенно?
   - Прежде чем ответить позвольте спросить: вам поручено задавать подобные вопросы?
   - Нет, я говорю от себя самой! Итак, вы не выдадите меня?
   - Если вы считаете меня способным на подобный поступок, то лучше ничего не говорите, - резко ответил Ник Картер.
   - И вы будете также откровенны со мной, как и я с вами?
   В этом момент внутренность кареты озарилась светом уличного фонаря и сыщик ясно мог видеть лицо своей прелестной собеседницы. К удивлению своему он заметил, что у нее на глазах были слезы.
   Его "шестое чувство" подсказало ему, что он вполне может ей довериться.
   - Да, я вам верю вполне, - произнес он более сердечным тоном, чем говорил до сих пор, - не знаю, что именно влечет меня к вам. Во всяком случае не ваша красота, такие качества на меня не действуют. Но мне почему-то кажется, что мы с вами будем друзьями.
   - Дай-то Бог! Он один знает, что мне нужен совет и поддержка.
   - Я готов служить вам и тем и другим.
   - Поклянитесь! - воскликнула она со сверкающими глазами.
   - Клянусь честью, я буду вам верным другом!
   - Помните, - произнесла она, - ваша клятва равносильна присяге на престоле Всевышнего и она не может быть отменена той присягой, которую от вас потребуют в ближайшем будущем!
   - Ничто не может уничтожить данное мною честное слово!
   - Я верю вам!
   Она помолчала немного и вдруг заговорила совершенно иным тоном:
   - Известно ли вам вообще, куда я вас везу?
   - Ни малейшего понятия не имею.
   - Но вам по крайней мере известно, почему именно мне поручено проводить вас?
   - Мне известно только то, что мне сообщили Меркодатти и Пеллурия. По их словам мне предстоит быть причисленным к тайному сообществу, поставившему себе целью, уничтожение союза "Черной руки".
   - Вот как? И вы верите этому?
   - Нет, я не так легковерен. Мне кажется, что я еду именно на сходку союза "Черной руки".
   - Так оно и есть. Но теперь объясните мне: каким образом вы могли согласиться вступить в подобный союз? У вас совсем не такой вид. Я не допускала возможности, чтобы такие люди, как вы, могли стремиться к тому, чтобы вообще приходить в общение с членами союза "Черной руки".
   - Приходить в общение еще не значит разделять принципы, - возразил сыщик, - мало ли по каким причинам приходится знаться с теми или иными людьми. Вспомните, что великие и знаменитые исследователи часто переодевались в самые вычурные наряды, чтобы ознакомиться с бытом некоторых диких народов. Говорят, что один из самых известных исследователей Африки принял участие в трапезе, где дикие ели человеческое мясо, с тем только, чтобы не возбуждать подозрений и не рисковать жизнью.
   - Ну, это увертки. Вы производите впечатление человека серьезного и наверно у вас есть определенные основания действовать именно так, а не иначе.
   - Что ж, предположите, что я настолько близко сошелся с Пеллурия и Меркодатти, что не могу уже отступить. Что отказаться от вступления в союз значило бы подвергать опасности мою жизнь.
   - Вы только что говорили, что знаете страх только по названию.
   - Страх перед людьми, да. Но не боязнь насильственной смерти.
   - Да, - проговорила она дрожащим голосом, - эту боязнь испытывает всякий. Я испытываю ее день и ночь, хотя я дочь...
   Вдруг она оборвала свою фразу. Ник Картер ждал пока она снова заговорит, но так как она упорно молчала, он, наконец, спросил:
   - Хотя вы дочь... кого именно?
   - Я Лючия Беллини, - вырвалось у нее таким тоном, точно она ожидала, что ее заявление произведет ошеломляющее впечатление на ее спутника.
   Но названное имя не произвело впечатления на сыщика, хотя его итальянские друзья неоднократно упоминали о нем с каким-то особым благоговением.
   - Неужели мое имя вам ничего не говорит? - спросила она в тот момент, когда при свете другого фонаря могла всмотреться в лицо своего собеседника, выражавшее, однако, лишь любопытство, но ни страх и уважение.
   - Ничего решительно.
   - Вы никогда не слыхали его?
   - Слыхал и даже не раз в течение сегодняшнего дня!
   - Но раньше не слыхали?
   - Никогда.
   - Между тем Пеллурия и Меркодатти уверяли, что вы уже состоите членом союза "Черной руки".
   - Странно. Откуда они это взяли?
   - Они предположили это потому, что вы во время беседы с ними сделали два жеста, известных лишь членам союза "Черной руки".
   - Это интересно. Но я даю вам слово, что Меркодатти и Пеллурия заблуждаются.
   - Слава Богу. Я охотно верю вам, но прошу вас об одном: не подавайте виду, что вы не знаете, кто такой Беллини. Не смею вам сказать причину, но поверьте, что это будет лучше для вас.
   - Благодарю за совет. Но если я буду утверждать, что уже состою в союзе, то мой обман весьма скоро обнаружится.
   - В таком случае не распространяйтесь об этом совсем. Но ведь я могу вам дать указания, благодаря которым вам удастся выйти из этого дела целым и невредимым. Нам предстоит еще довольно длинный путь и времени у меня на это хватит.
   - Я весьма благодарен вам за вашу любезность, - просто ответил Ник Картер, но по его сердечному тону она догадалась, что он вполне доверяет ей.
  

* * *

  
   - Откуда вы явились? - внезапно спросила Лючия, помолчав немного.
   Ник Картер удивленно взглянул на свою спутницу, но прежде чем он успел что-либо ответить, она произнесла:
   - Если к вам обратятся с этим вопросом, вы должны ответить: "из недр прошлого".
   - Ага, понимаю, - отозвался сыщик, - вы собираетесь дать мне указания.
   - Именно. Но запомните ли вы все эти ответы?
   - Конечно.
   - Далее вас спросят: "куда вы идете?" - продолжала Лючия.
   - А на это что следует ответить?
   - "В недра будущего!" Затем спросят: "всегда ли вы обретаетесь в тени?" а вы ответите: "я работаю в тени, но во время игры надо мной сияет солнце!" вы запомните это?
   - Слово в слово.
   - Вот и все, что вы должны знать. Впрочем, позвольте. Я еще забыла сообщить вам историю моего имени, а с ней вы должны быть знакомы, если хотите с успехом выдержать испытание.
   - Разве ваше имя имеет историю? - спросил Ник Картер, интерес которого к его прелестной собеседнице возрастал все больше.
   - Да, дело в том, что союз "Черной руки" основан лет двести тому назад одним из моих предков. Сначала это было революционное тайное общество, которое преследовало исключительно политические цели.
   - Я что-то такое припоминаю, - заметил сыщик, - так как мне известна история возникновения всех тайных итальянских обществ. Все они возникли по одному и тому же поводу и представляли собой оплот народа против его притеснителей.
   - Совершенно верно. Со дня основания союза "Черной руки" во главе его всегда стоял какой-нибудь член семьи Беллини.
   - Теперь то я понимаю значение этого имени.
   - Да, причем само по себе это имя обыкновенно не произносится, исключение делается только в особо важных случаях.
   - Понимаю. Имя это чтится членами союза, как святыня?
   - Да. Мы все проживаем здесь под вымышленными именами, причем это известно только членам союза.
   - Тем не менее, вы назвали мне сразу ваше настоящее имя?
   - Лишь для того, чтобы испытать вас, - ответила Лючия, - я хотела посмотреть, какое впечатление оно на вас произведет.
   - Вы давеча говорили о вашем отце. Вероятно, он в настоящее время состоит главой союза?
   - Да, но только номинально. Дело в том, что союз этот распадается на тысячи отделов, которые все сосредотачиваются вокруг одного общего центра, называемого "домом Беллини". По всей вероятности и вас спросят, посещали ли вы уже этот дом.
   - А что мне следует ответить, если меня спросят об этом?
   - Ответа от вас не будут требовать, по крайней мере, словами. Вы должны схватить и поднять вверх то лицо, которое обратится к вам с этим вопросом, если только у вас на это хватит сил и независимо от того, кто бы ни спросил, даже, если бы это была я.
   - Полагаю, что у меня хватит сил, - с улыбкой ответил Ник Картер, - однако, странный это ответ.
   - Пожалуй странный, но его, именно, от вас и ждут. Конечно, вы не должны наносить вреда спросившему. Он затем встанет и будет приветствовать вас рукопожатием и это избавит вас от необходимости давать ужасную клятву.
   - Это было бы весьма приятно, так как я ненавижу все сопряженные с такой клятвой церемонии, - ответил Ник Картер.
   - Итак, будьте настороже, - предупредила Лючия, - никто не должен знать, что я назвала вам мое настоящее имя. Для всех, стало быть и для вас, я ношу имя Лючии Лакава.
   - Какое бы вы ни носили имя, я всегда буду вашим другом, причем надеюсь, что мне когда-нибудь удастся доказать это и на деле.
   - В таком случае скажите мне, что именно побудило вас желать вступления в союз "Черной руки"? - настойчиво спросила Лючия.
   - Могу только повторить то, что говорил уже раньше, - уклончиво ответил Ник Картер, - я с Пеллурия и Меркодатти зашел уже слишком далеко и не мог уже идти на попятный.
   - Приходится удовольствоваться вашим ответом, но он меня нисколько не удовлетворяет и я готова поклясться, что вы преследуете совершенно иные цели.
   - Возможно. Надеюсь, что в скором времени я сумею дать вам необходимые объяснения.
   - Стало быть, вы мне все еще не доверяете? - обиженно спросила Лючия.
   - Нисколько и я весьма скорблю о том, что не могу теперь же дать вам доказательство моей искренности. Но я прошу вас предположить, что я уже связан ранее данным словом.
   - О, почему мы не можем довериться друг другу без всяких обиняков? - вздохнула она, - но я все-таки сделаю почин в этом отношении и расскажу вам то, что гнетет и заботит меня. Я принадлежу к числу членов союза "Черной руки", но уже предала его. Я жажду того момента, когда этот ужасный союз будет с корнем уничтожен. Я всю свою жизнь отдала бы за это. Нет, не перебивайте меня, а выслушайте. С самого раннего детства я поневоле была свидетельницей ужасов, чинимых этим союзом. Члены союза знают одну только цель: злостное, заранее подготовленное убийство. Жертвам их нет числа. Там, где им представляется возможность иметь добычу, они действуют без всякого сожаления. Сначала они пытаются добиться цели путем ужасных угроз, а если их требования не достигают успеха, то они не останавливаются перед убийством. Никто не может спастись от членов союза: когда они выберут жертву, то избирают исполнителя своего приговора, которому поручается раздобыть намеченную сумму денег и доставить ее главарям союза. А если избранное лицо отказывается исполнить это поручение, то его убивают без сожаления. Если он отказывается совершить убийство, то становится жертвой своих же товарищей по союзу.
   - И ваш отец стоит во главе этого ужасного союза? - спросил Ник Картер в недоумении.
   - Мой отец беспомощный калека и не может стоять на ногах. И все-таки я благодарю Создателя за то, что он немощен.
   - Я понимаю вас, - участливо произнес Ник Картер.
   - У моего отца нет иного выхода. Его имя и происхождение налагают на него обязанность председательствовать в союзе, известном его членам под названием "дом Беллини" и сосредотачивающем в себе высшую распорядительную власть союза "Черной руки". Если бы он отказался от председательствования, то был бы убит немедленно. На самом же деле он только номинально состоит руководителем дел и ежеминутно может быть убит теми лицами, которые на самом деле вершат дела союза, если бы он только вздумал отказаться от председательствования.
   - А кто займет его место, если это случится на самом деле? - спросил Ник Картер.
   - Тогда настанет мой черед. Из всей семьи Беллини одна только я могу заменить его и меня заставят принять титул королевы союза "Черной руки".
   - Да оградит вас Господь от такой участи, - участливо произнес сыщик. - Но расскажите мне еще что-нибудь о вашем отце.
   - Это добрейшей души человек. Он не способен убить насекомое и тем не менее ему пришлось в течение последних десяти лет соглашаться со всеми ужасными убийствами, которые навели ужас на весь мир. Ему не оставалось выбора, так как иначе он рисковал своей и моей жизнями. Убийцы номинально состоят у него в подчинении, на самом же деле они терзают его и принуждают соглашаться со всеми чинимыми ими ужасами. Приходится благодарить Бога за то, что немощное его состояние избавляет его от необходимости принимать активное участие во всех этих злодеяниях.
   - А что будет, если вы заместите его?
   - Тогда я сама должна буду убивать, или же меня убьют, - простонала несчастная девушка.
   - Неужели же эти изверги не уважают в вас даже женщину? - спросил Ник Картер в возмущении.
   - Я ношу имя Беллини и по одному уже этому подвластна таковой необходимости, - ответила Лючия, содрогаясь.
   - Подозревают ли члены союза, что ваш отец в душе не разделяет их взглядов? - спросил сыщик.
   - Не думаю, разве только Меркодатти сомневается в его искренности.
   - В таком случае необходимо следить за этим Меркодатти. Вас лично никто не подозревает?
   - Вряд ли, - ответила Лючия, - хотя порою я сомневаюсь в искренности Михаила Пеллурия. Это какой-то странный человек и он тем более мне страшен, что одновременно с Меркодатти самым настойчивым образом ищет моей руки! Но я скорее готова умереть, чем сделаться женой такого гнусного негодяя.
   - Вполне понимаю.
   - Теперь вы поняли почему я так нуждаюсь в помощи друга?
   - Бедная вы девушка. Да, я вполне сочувствую вашим страданиям. Ближайшее будущее докажет вам, что вы не ошиблись, почтив меня своим доверием.
  

* * *

  
   Карета, в которой сидели Ник Картер и красавица Лючия, быстро мчалась вперед.
   Время от времени сыщик выглядывал в окно и заметил теперь, что карета проезжала через мост и в скором времени должна прибыть в предместье Бронкс.
   - Не будете ли вы любезны сообщить мне, куда вы меня везете? - спросил Ник Картер.
   - Охотно. В северной части предместья Бронкс имеется дом, из тех построек, что возводились лет сто тому назад. Быть может, вы уже слышали, что такое дом Жоенвилля?
   - Очень много слышал о нем. И что же, там расположена главная квартира союза "Черной руки"?
   - Да. По наружному виду дом представляет собой ветхую, запущенную постройку, - продолжала Лючия, - и в настоящее время в нем проживают свыше десяти итальянских семей. На самом же деле там находится главная квартира союза "Черной руки".
   - Надо полагать, все жильцы этого дома состоят членами местного отдела союза? - спросил сыщик.
   - Так оно и есть.
   - А где живете вы сами?
   - В собственном доме моего отца на Старой Бостонской улице, на расстоянии полумили к скверу от Бронкса.
   - Я вспомнил о вопросе, который я намеревался задать вам уже раньше. Посвятите ли вы вашего отца в содержание нашей с вами беседы и скажете ли вы ему, что вы открыли мне тайны союза "Черной руки"?
   - До поры до времени я не смею открыться ему, но как только придет подходящий момент, я скажу ему все.
   - Увидимся ли мы с вами сегодня ночью на главной квартире?
   - Этого не могу заранее сказать. Но вряд ли это будет возможно.
   - А если бы явилась необходимость немедленных переговоров с вами, как тогда быть? - настаивал сыщик.
   - У нас в доме есть телефон, - ответила Лючия после некоторого колебания, - я охотно сообщу вам номер.
   - Нет, это не иметь смысла, - возразил Ник Картер, - если на самом деле за вами следят, то, конечно, подслушают прежде всего ваши беседы по телефону. Лучше опишите мне точно, где находится ваш дом, для того, чтобы я в любое время мог его разыскать.
   Она исполнила его желание, а затем продолжала:
   - Моя комната расположена на юго-восточном углу нашего дома, причем одно окно выходит на восток, другое на юг. Из этого последнего окна я спущу вниз тонкую, но крепкую веревку. Если у вас появится необходимость переговорить со мной, то вам нужно будет только сильно дернуть эту веревку, и через минуты две я буду у ближайшей калитки.
   - Ладно.
   - А теперь прекратим нашу беседу, так как мы подъезжаем к цели!
   Спустя несколько минут карета остановилась у какого-то пустынного на вид угла двух улиц. Кучер сошел с козел, открыл дверцы и произнес:
   - Пожалуйте.
   Не говоря ни слова, Лючия вышла из кареты, за ней последовал и Ник Картер.
   Кучер быстро опять сел на козлы и карета укатила.
   - Этот человек тоже состоит членом союза? - шепотом спросил Ник Картер.
   - Да, но теперь молчите, не задавайте больше никаких вопросов.
   Молча он взял Лючию под руку.
   Они направились дальше по темной улице и, наконец, прошли через калитку полуразрушенного садового забора, а затем стали приближаться к довольно большому дому, возвышавшемуся на пустынном месте, где в былые времена, вероятно, были разбиты сады.
   Хотя первый час ночи уже был на исходе, все окна дома были ярко освещены.
   Перед домом под открытым небом Ник Картер и его спутница увидели несколько костров, вокруг которых расположились какие-то рабочие, по-видимому, не нашедшие места внутри дома.
   - Боюсь, что на сегодня назначено чрезвычайное собрание, судя по числу находящихся здесь людей, - шепнула Лючия сыщику, - а потому будьте настороже.
   - Будьте спокойны.
   - Хорошо ли вы запомнили все ответы, о которых я вам говорила и сумеете ли вы в нужный момент дать необходимую реплику?
   - Не беспокойтесь, я все это очень хорошо запомнил.
   - В таком случае надо надеяться, что все обойдется благополучно, разве только, если...
   - Если?
   - Если главари союза подозревают меня и предположат, что я посвятила вас в их тайны. Тогда дело может кончиться весьма плохо.
   - Допускаете ли вы, что это возможно?
   - Допускаю, хотя это мало вероятно. Но теперь мы прибыли на место, а потому надо молчать.
   Ник Картер и его спутница должны были пройти мимо костров.
   Но угрюмые люди, окружавшие эти костры, не обращали на них почти никакого внимания. Если пришельцы и интересовали их, то они, очевидно, мастерски скрывали свое любопытство под маской равнодушия, так как не удостаивали проходивших даже долгим взглядом.
   У подъезда дома Лючия остановилась и обратилась к сыщику со словами:
   - Подождите здесь.
   Затем она вошла в дом.
   Ник Картер прислонился спиной к двери и смотрел на представившееся ему интересное зрелище.
   Итальянские рабочие расположились группами вокруг мерцающих пламенем больших костров.
   Сыщик совершенно не заметил, что к нему подкрадывалась какая-то темная фигура.
   Поэтому он вздрогнул, когда внезапно кто-то накинул ему на голову какое-то шерстяное одеяло, чуть не лишившее его возможности дышать.
   Вместе с тем кто-то ударил его по ногам с такой силой, что он пошатнулся и упал на руки двух других мужчин.
   Все втроем торопливо закутали сыщика в одеяло, схватили его за плечи и за ноги и бегом понеслись куда-то.
   Ник Картер оказал бы им сопротивление, если бы не сообразил, что теперь, когда он добровольно отдал себя во власть членов союза "Черной руки", сопротивление могло ему лишь повредить, да все равно ни к чему не привело бы.
   И потому он не отбивался от нападавших на него.
   Не в первый раз ему приходилось рисковать жизнью для достижения своих целей.
   Он знал из опыта, что подобные тайные союзы ставят перед своими членами первым условием беспрекословное повиновение.
   Все новички должны были всецело посвятить себя делу союза и им не разрешалось противоречить, а вменялось в обязанность слепо подчиняться.
   Ник Картер не потерял присутствия духа и хладнокровия, хотя внезапное нападение было весьма неприятно для него.
   За одеялом он не видел, куда его несут, но приблизительно угадал направление.
   Сначала они миновали несколько дверей, затем поднялись по лестнице, а потом снова прошли через несколько дверей.
   Наконец, они стали спускаться по какой-то лестнице.
   Ник Картер сосчитал больше сорока ступенек и сделал из этого заключение, что его несут в погреб.
   Мало того, он ощутил запах свежей земли и сообразил, что его несут по недавно вырытым подземным ходам.
   Несшие сыщика люди два раза остановились, чтобы открыть и закрыть за собой какие-то двери.
   Наконец один из них приказал Нику Картеру встать на ноги, причем снял с его головы шерстяное одеяло.
   Сыщику представилось зрелище, способное ошеломить, если не напугать, даже самого отважного человека.
   Он был окружен двадцатью мужчинами, протягивавшими к нему правую руку с ярким электрическим фонарем. Свет этих фонарей сразу ослепил его и даже причинил ему физическую боль глазам.
   Вместе с тем на него было направлено двадцать кинжалов.
   Но сыщик не знал страха. Не раз ему приходилось смотреть смерти в глаза.
   Он не дрогнул ни единым мускулом, а скрестил руки на груди и стал ждать, что будет дальше.
   Вдруг прямо перед ним окружившие его мужчины расступились и появился Пеллурия.
   Он тоже скрестил руки на груди, ана лице его играла улыбка, хотя глаза его выражали скрытую угрозу.
   - Вот где мы с вами встретились, друг мой Спада, - заговорил он низким голосом.
   Ник Картер молча кивнул головой.
   - Откуда вы явились сюда? - спросил Пеллурия после некоторой паузы.
   Ник Картер сразу вспомнил советы, данные ему Лючией. Так как Пеллурия не придерживался реплики слово в слово, то он полагал, что и он не обязан давать точные ответы, хотя хорошо помнил их смысл, зная, что ошибка может повлечь за собой роковые последствия.
   - Я бедный странник, появившийся перед вами из недр прошлого, - ответил он, спокойно глядя на Михаила Пеллурия.
   - В таком случае, быть может, вы будете любезны сообщить, куда вы намерены направиться? - спросил Пеллурия, едва заметно пожимая плечами.
   - Я вышел из недр и направляюсь в недра теней, - многозначительно ответил сыщик, - я направляюсь к будущим событиям.
   Снова Пеллурия пожал плечами, а затем спросил:
   - Всегда ли вы находитесь в царстве теней?
   - Во время работы я нахожусь в тени, а когда я играю, меня освещает солнце.
   Мужчины, окружавшие сыщика и Пеллурия, молча следили за вопросами и ответами и, по-видимому, остались довольны последними.
   Пеллурия приблизился к Нику Картеру на один шаг.
   Постояв немного, как бы в раздумье, он вдруг спросил равнодушным тоном:
   - Скажите, бывали ли вы когда-нибудь в доме Беллини?
   Ник Картер тоже сделал шаг вперед, так что теперь подошел к Пеллурия почти вплотную. Он хорошо заметил, что итальянец слегка вздрогнул, хотя и старался сохранить спокойное выражение лица.
   - Будьте добры повторить ваш вопрос, - сказал сыщик, - быть может, я сразу не так понял вас.
   - Бывали ли вы в доме Беллини? - снова спросил Пеллурия.
   Едва успел он произнести эти слова, как сыщик обеими руками схватил не успевшего даже подумать о сопротивлении итальянца, поднял его вверх и затем бросил его на пол.
   С минуту все было тихо.
   Затем Пеллурия начал подниматься на ноги, причем пробормотав какое-то проклятие.
   Бросив на сыщика удивленный взгляд, он снова подошел к нему.
   Как бы в порыве дружеского чувства, он протянул Нику Картеру руку и произнес как-то нехотя:
   - Отлично, Спада. Я сразу узнал, что не ошибся в вас.
   Ник картер тонко улыбнулся и ответил многозначительно:
   - И я не сомневался, Пеллурия, что сразу узнал вас.
  

* * *

  
   Теперь окружившие сыщика мужчины почтительно отошли в сторону, спрятали кинжалы и погасили электрические фонари.
   В тот же момент помещение озарилось светом дюжины газовых рожков, размещенных по стенам.
   Теперь только Ник Картер увидел, где он находится.
   Оказалось что он стоял в большом подвале, вырытом под погребом дома, служившем не только местом собраний, но в случае надобности и убежищем, где можно было скрыться от преследований.
   Сыщик не сомневался в том, что члены союза "Черной руки" настолько удачно устроили вход в это подземное помещение, что самый зоркий глаз не мог бы его найти.
   - Вы принадлежите к числу посвященных, Спада, - заговорил, наконец, Пеллурия.
   Ник Картер улыбнулся, но ничего не ответил.
   - Вы, вероятно, провели время весьма приятно, когда ехали сюда с Лючией Лакава? - снова спросил Пеллурия.
   - Конечно, - коротко ответил Ник Картер.
   - О чем вы беседовали с ней в пути?
   - О разных пустяках, о которых обыкновенно беседуешь, когда находишься в обществе, а тем более с незнакомой молодой женщиной.
   - Лючия Лакава очень красива.
   - Дивно прелестна, - согласился Ник Картер.
   - Она дочь...
   - Чья дочь? - резко прервал его сыщик.
   - Своего отца, - докончил Пеллурия, озлобясь, а затем снова заговорил:
   - Вы очень энергично бросили меня на пол, так что у меня еще и теперь кости болят.
   - Очень сожалею об этом, - ответил Ник Картер, - но делать было нечего.
   - Во второй раз вы, надеюсь, не так сурово будете обходиться со мной.
   - Конечно, нет, если вы сами не дадите к этому повода.
   - У вас сильные мускулы, Спада.
   - Вероятно потому, что я принадлежу к роду Спада.
   - А теперь я должен дать вам некоторые указания, - деловитым тоном продолжал Пеллурия.
   - Говорите.
   - Здешняя группа, - начал итальянец, - представляет собой второй отдел Бронкса. Кроме нас в ближайших окрестностях находится еще четыре отдела.
   - А в других частях города?
   - В самом Нью-Йорке существует девять отделов; все они расположены на острове Манхэттен. По два отдела находятся в участках Короля и Королевы, семь отделов в Бруклине и один в Ричмонде.
   - Всего, стало быть, имеется двадцать шесть отделов?
   - Правильно, - подтвердил Пеллурия, и спросил, испытующе глядя на Ника Картера: - не разрешите ли вы мне спросить, Спада, намерены ли вы завязать отношения со всеми этими отделами?
   - Спрашивать-то я вам охотно разрешаю, - возразил сыщик, - но решительно отказываюсь отвечать до поры до времени на этот вопрос.
   В этот момент раскрылась дверь подземного помещения и вошел Меркодатти, которого Ник Картер узнал сразу.
   Он медленно подошел к сыщику и подал ему руку.
   - Мне уже докладывали о вас, Спада, - заговорил он. - Позвольте же приветствовать вас в нашем кругу.
   Ник Картер молча поклонился.
  &nbs

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 305 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа