Главная » Книги

К. Р. - Стихотворения, Страница 2

К. Р. - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

дать уединенья!
  
  
   Осташево
  
  
   20 августа 1910
  
  
  
  
   III
  
  
  
  
  В Крым
  
  
  
  
  
  Княгине З. Н. Юсуповой
  
  
   Навстречу птицам перелетным
  
  
   На дальний юг стремились мы
  
  
   Из царства северной зимы
  
  
   К весны пределам беззаботным.
  
  
   Небес полдневных глубины
  
  
   Чем дальше, тем ясней синели;
  
  
   Алмазней звезды пламенели
  
  
   Среди полночной тишины.
  
  
   И все обильнее цветами,
  
  
   Благоуханьем и теплом
  
  
   Весна дарила с каждым днем,
  
  
   Лаская нежными лучами.
  
  
   Пустынных гор последний кряж
  
  
   Нас отделял еще от цели;
  
  
   Вдали ворота зачернели,
  
  
   Все ближе, ближе... О, когда ж!
  
  
   Мы трепетно переступали
  
  
   Порог скалистый... Наконец!..
  
  
   В нас сердце замерло... Творец!
  
  
   Не сон ли это, не мечта ли?
  
  
   У наших ног обрыв крутой,
  
  
   А впереди - неизмеримый,
  
  
   Безб_е_режный, необозримый,
  
  
   Лазоревый простор морской.
  
  
   Неописуемое море,
  
  
   Лицом к лицу перед тобой,
  
  
   Пред этой дивной красотой
  
  
   Не всякое ль забудешь горе!
  
  
   Кореиз
  
  
   27 апреля 1911
  
  
  
  
   IV
  
  
  
  
  Из Крыма
  
  
  
  
   Баронессе Н. Ф. Майендорф
  
  
   Необъятное южное море,
  
  
   Млея в золоте жарких лучей,
  
  
   Ты надолго сокроешься вскоре
  
  
   Из плененных тобою очей.
  
  
   К морю севера путь мой, к печальным
  
  
   Побережьям туманов и бурь;
  
  
   И объемлю я взором прощальным
  
  
   Беспредельную даль и лазурь.
  
  
   За скалистой исчезла горою
  
  
   Бирюзовая гладь... О, прощай,
  
  
   Зачарованный вешней порою
  
  
   Благодатный полуденный край!
  
  
   Не видать уж лиловых глициний,
  
  
   Кипарисов, повитых плющом,
  
  
   По горам стройных кедров и пиний,
  
  
   И фиалок над звонким ключом.
  
  
   Но мой север, мой край полуночный
  
  
   Мне сулит вместо лавров и роз
  
  
   Милых ландышей цвет непорочный
  
  
   И душистую свежесть берез.
  
  
   И спешу я от знойной и темной
  
  
   Красоты пышнозвездных ночей
  
  
   В край родной, где заря в неге томной
  
  
   Во всю ночь не смыкает очей.
  
  
   Павловск
  
  
   21 мая 1911
  
  
   Из цикла "Библейские песни"
  
  
  
   ПСАЛМОПЕВЕЦ ДАВИД
  
  
   О, царь, скорбит душа твоя,
  
  
  
  Томится и тоскует!
  
  
   Я буду петь: пусть песнь моя
  
  
  
  Твою печаль врачует.
  
  
   Пусть звуков арфы золотой
  
  
  
  Святое песнопенье
  
  
   Утешит дух унылый твой
  
  
  
  И облегчит мученье.
  
  
   Их человек создать не мог,
  
  
  
  Не от себя пою я:
  
  
   Те песни мне внушает Бог,
  
  
  
  Не петь их не могу я!
  
  
   О, царь, ни звучный лязг мечей,
  
  
  
  Ни юных дев лобзанья
  
  
   Не заглушат тоски твоей
  
  
  
  И жгучего страданья!
  
  
   Но лишь души твоей больной
  
  
  
  Святая песнь коснется, -
  
  
   Мгновенно скорбь от песни той
  
  
  
  Слезами изольется.
  
  
   И вспрянет дух унылый твой,
  
  
  
  О, царь, и торжествуя,
  
  
   У ног твоих, властитель мой,
  
  
  
  Пусть за тебя умру я!
  
  
   Татой (близ Афин)
  
  
   Сентябрь 1881
  
  
  
  
  ЦАРЬ САУЛ
  
  
  Душа изнывает моя и тоскует, -
  
  
  О, пой же мне, отрок мой, песню твою:
  
  
  Пусть звуки ее мою скорбь уврачуют, -
  
  
  Я так твои песни святые люблю!
  
  
  Гнетут меня злобного духа объятья,
  
  
  Опять овладело уныние мной,
  
  
  И страшные вновь изрыгают проклятья
  
  
  Уста мои вместо молитвы святой.
  
  
  Томлюся я, гневом пылая, и стражду;
  
  
  Недугом палимая мучится плоть,
  
  
  И злоба в душе моей... Крови я жажду,
  
  
  И тщетны усилия зло побороть.
  
  
  Не раз, жалом немощи той уязвленный,
  
  
  Тебя мог убить я в безумном бреду.
  
  
  О, пой же! Быть может, тобой исцеленный,
  
  
  Рыдая, к тебе я на грудь упаду!..
  
  
  Петербург
  
  
  15 мая 1884
  
  
  
  ЛЕГЕНДА ПРО МЕРТВОЕ МОРЕ
   В знойной степи, у истока священной реки Иордана,
   В каменных сжато объятиях скал, раскаленных полуднем.
   Чудно синея, безмолвно покоится Мертвое море.
   Мрачной пустыни бесплодная почва безжизненна, скудна.
   Издали волн заколдованных гладь голубую завидев,
   В ужасе зверь убегает; пугливо небесные птицы
   С жалобным криком спешат улететь от проклятого места;
   Змеи одни обитают в глубоких расщелинах камней;
   Лишь бедуин одинокий, копьем тростниковым махая,
   Быстрым конем уносимый, промчится песчаным прибрежьем.
   Тайны зловещей печать тяготит над страною забвенья.
   Древнее ходит сказанье про это пустынное море:
   Лишь только звезды златые зажгутся в безоблачном небе,
   Тьмою огней отражаясь в заснувших лазоревых волнах,
   Лишь в вышину голубую серебряный выплывет месяц, -
   Вдруг просветляется влажное лоно прозрачной пучины;
   Сноп белоснежных лучей всю глубокую бездну морскую
   С глади незыблемой вод и до самого дна проницает.
   Там, в глубине, озаренные блеском полночного неба,
   Груды развалин толпятся в безжизненном древнем величье;
   Словно как трупы недвижные, в мертвенном сне цепенея,
   Эти обломки морское песочное дно покрывают...
   - Это Содом и Гоморра... Господь их порочное племя
   В оные дни покарал за великие, тяжкие вины.
   Долготерпенья превечного Бога исполнилась мера:
   Огненный дождь ниспослал Он на царство греха и разврата:
   Недра земные разверзлись и те города поглотили;
   Бездну провала залили морские соленые воды...
   Там, где был край многолюдный, подобно великой могиле,
   Ныне, синея, безмолвно покоится Мертвое море.
   Палермо
   15 февраля 1882
  
  
  
  
  СФИНКС
   В знойной пустыне веками покоится сфинкс полногрудый,
   Гордо главу приподняв и очей неподвижные взоры
   В даль устремив беспредельную... Только песчаные груды
   Всюду вокруг разостлалися в необозримом просторе...
   - Кем ты воздвигнут, незыблемый страж раскаленной пустыни?
   Кто твои мощные члены изваял рукой безыскусной?
   Что за значение придал твоей он недвижной твердыне?
   И отчего улыбаешься ты так загадочно-грустно?
   Древнее ходит сказанье о том, как в Египет бежала
   Божия Матерь с Младенцем Божественным из Палестины.
   Был утомителен путь. С голубой вышины обливало
   Знойное солнце лучами поверхность песчаной равнины.
   Между гранитными лапами сфинкса Она приютилась;
   Идол, своими объятьями тень расстилая над Нею,
   Зной умерял нестерпимый. И вот незаметно спустилась
   Тихая звездная ночь, безмятежно, спокойно синея.
   Сладостным сном позабылася Мать у подножья кумира,
   И на руках у Нея Искупитель покоился мира...
   Сфинкс ощутил неземного Создания прикосновенье,
   И улыбнулся он, тайну пытаясь постичь искупленья...
   Не оттого ли, поведай, пустыни жилец одинокий,
   Не оттого ли еще до сих пор отпечаток глубокий
   Той неразгаданной тайны твои сохраняют черты,
   И через много веков еще все улыбаешься ты?
   Афины
   9 января 1883
  
  
  
   ИЗ АПОКАЛИПСИСА
  
  
  
  
   I
  
  
  
   И. А. Зеленому
  
  
  
  
  
   ...Се стою при дверехъ и толку:
  
  
  
  
  
   аще кто оуслышить гласъ мой, и
  
  
  
  
  
   сотверзетъ двери, внйду къ нему,
  
  
  
  
  
   и вечераю съ нимъ, и той мною.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  III 20
  
  
  Стучася, у двери твоей Я стою:
  
  
  
  Впусти Меня в келью свою!
  
  
  Я немощен, наг, утомлен и убог,
  
  
  
  И труден Мой путь и далек.
  
  
  Скитаюсь Я по миру беден и нищ,
  
  
  
  Стучуся у многих жилищ:
  
  
  Кто глас Мой услышит, кто дверь отопрет,
  
  
  
  К себе кто Меня призовет, -
  
  
  К тому Я войду и того возлюблю,
  
  
  
  И вечерю с ним разделю.
  
  
  Ты слаб, изнемог ты в труде и борьбе, -
  
  
  
  Я силы прибавлю тебе;
  
  
  Ты плачешь, - последние слезы с очей
  
  
  
  Сотру Я рукою Моей.
  
  
  И буду в печали тебя утешать,
  
  
  
  И сяду с тобой вечерять...
  
  
  Стучася, у двери твоей Я стою,
  
  
  
  Впусти Меня в келью свою!
  
  
  Усть-Нарова
  
  
  Август 1883
  
  
  
  
   II
  
   Я новое небо и новую землю увидел...
  
   Пространство далекое прежних небес миновало,
  
   И прежней земли преходящей и тленной не стало,
  
   И моря уж нет... Новый город священный я видел,
  
   От Бога сходящий в великом, безбрежном просторе,
  
   Подобный невесте младой в подвенечном уборе,
  
   Невесте прекрасной, готовой супруга принять.
  
  
  "Се скиния Бога с людьми. Обитать
  
   "Здесь с ними Он будет". - Я слышал слова громовые:
  
  
  "Сам Бог будет Богом в народе Своем,
  
   "И всякую с глаз их слезу Он отрет. И земные
  
  
  "Печали исчезнут. В том граде святом
  
   "Не будет ни плача, ни вопля, ни горьких стенаний,
  
   "Не будет болезни, ни скорби, ни тяжких страданий,
  
  
  "И смерти не будет. Таков Мой обет;
  
  
  "Прошло все, что было, и прежнего нет".
  
   Петербург
  
   6 марта 1884
  
  
  
  ПРИТЧА О ДЕСЯТИ ДЕВАХ
  
  
  
  
  
   Се женихъ градеть въ полунощи,
  
  
  
  
  
   и блаженъ рабъ, егоже обращеть
  
  
  
  
  
   бдаша: не достоишь же паки, егоже
  
  
  
  
  
   обращеть оунывающа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Тропарь
  
  
   Они засветили лампады свои;
  
  
  На встречу они Жениху поднялися толпою
  
  
  
  На радостный праздник любви.
  
  
  Их пять было мудрых и пять неразумных.
  
  
  
  
   Уж тьмою
  
  
   Бесчисленных звезд небеса заблистали, -
  
  
   Но медлил Жених. Долго девы прождали;
  
  
   Уж сон безмятежный спустился на них,
  
  
   И дремой смежились усталые очи.
  
  
   Внезапно в немой тишине полуночи
  
  
  
  Послышался клик: "Се Жених
  
  
  "Грядет! Исходите на встречу!" И девы восстали,
  
  
   Спеша полуночный исполнить обряд.
  
  
  Елеем пять мудрых лампады свои напитали,
  
  
   И так неразумные им говорят:
  
  
  "Мы н_е_ взяли, сестры, елея с собою,
  
  
  
  "Светильников пламень угас,
  
  
   "И ныне мы к вам приступаем с мольбою,
  
  
  
  "Елея мы просим у вас".
  
  
  Им мудрые молвят в ответ: "Хоть помочь мы и рады,
  
  
  "Но только ни вам недостанет, ни нам на лампады;
  
  
   "Купить у торгующих вы бы могли".
  
  
  И вот к продающим спешат неразумные девы...
  
  
   Тогда раздалися веселья напевы:
  
  
   Жених приближался. С Ним вместе вошли
  
  
   Пять мудрых на свадебный пир со своими
  
  
  Лампадами. И затворилися двери за ними.
  
  
   И прочие девы к закрытым дверям
  
  
  Вернулись. Стеная и плача, они восклицали:
  
  
   "Отверзи, о, Господи, Господи, нам!"
  
  
   И слышат в ответ в неутешной печали
  
  
   Они Жениха укоризненный глас:
  
  
   "Аминь, говорю вам, не ведаю вас!"
  
  
  Красное Село
  
  
  11 июля 1884
  
  
  
  
  Из цикла
  
   "Послания и стихотворения на разные случаи"
  
  
  
   НА ПОРОГЕ ЖИЗНИ
  
  
  
  
   I
  
  
  
  
  
  Великому Князю Георгию Михайловичу
  
  
  Дверь распахнулась... Облитый лучами
  
  
   Зеленый сад благоухал;
  
  
  Широкий путь, усеянный цветами,
  
  
   В даль голубую убегал.
  
  
  Из тесноты докучливой и душной
  
  
   Ты в жизнь привольную вступил,
  
  
  И свет заманчивый тебе радушно
  
  
   Свои объятия раскрыл.
  
  
  Дверь распахнулась... С Богом, отрок милый,
  
  
   Пускайся смело в дальний путь
  
  
  И полн отваги, полн надежд и силы
  
  
   Неустрашим и крепок будь!
  
  
  Красное Село
  
  
  11 августа 1883
  
  
  
  
   II
  
  
  
  
   Великому Княэю Александру Михайловичу
  
  
   Что корабль под всеми парусами,
  
  
  
  Гавань тихую забыв,
  
  
   Уносимый буйными ветрами
  
  
  
  Мчится смел и горделив
  
  
   В голубом потешиться просторе
  
  
  
  С прихотливою волной, -
  
  
   Ты стремишься в жизненное море,
  
  
  
  Увлекаемый судьбой.
  
  
   В добрый час! Не бойся урагана,
  
  
  
  Перед бурей не робей,
  
  
   Не страшись ни мели, ни тумана,
  
  
  
  Ни обманчивых зыбей!
  
  
   Смелым Бог владеет: полон силы,
  
  
  
  Полн отваги юной будь,
  
  
   Не бросай надежного кормила
  
  
  
  И держи прямее путь.
  
  
   Чист душой стремись неустрашимо
  
  
  
  Полон веры в подвиг свой
  
  
   И борись, борись неутомимо
  
  
  
  С бурной жизненной волной!
  
  
   Мраморный дворец
  
  
   1 апреля 1886
  
  
  
   А. Н. МАЙКОВУ
  
  
  
  
   I
  
   В ответ на его письмо с новыми стихотворениями
  
  
  
  Опять твое раздалось пение,
  
  
   Опять звучит нам песнь твоя!
  
  
   К ней, очарован, в восхищенье
  
  
   Опять прислушиваюсь я.
  
  
  
  Забыта вновь юдоль земная,
  
  
   Я будто слышу твой призыв,
  
  
   И, словно крылья расправляя,
  
  
   Вмиг встрепенувшись и ожив,
  
  
  
  Душа и просится, и рвется
  
  
   В те неземные высоты,
  
  
   Откуда голос твой несется,
  
  
   Туда, откуда манишь ты.
  
  
  
  О, пой нам! Пой не умолкая
  
  
   С той высоты, чтоб и опять
  
  
   Я в этой дивной песне рая
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 313 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа