Главная » Книги

К. Р. - Стихотворения

К. Р. - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

  
  
   К.Р. (Константин Романов)
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  К. Р. Избранное.
  М., "Советская Россия", 1991
  Составитель и автор предисловия Е. И. Осетров
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  Из цикла "У берегов"
  
  
  
   Задремали волны,
  
  
  
  Ясен неба свод;
  
  
  
  Светит месяц полный
  
  
  
  Над лазурью вод.
  
  
  
   Серебрится море,
  
  
  
  Трепетно горит...
  
  
  
  Так и радость горе
  
  
  
  Ярко озарит.
  
  
  
  Орианда
  
  
  
  Май 1879
  
  
  
  
  ЗАТИШЬЕ
  
  
   Голубые покоились волны,
  
  
   Голубой свод небесный дремал...
  
  
   В мертвом сне цепенея, безмолвный
  
  
   Час томительный полдня настал.
  
  
   Застывала, палима лучами,
  
  
   Раскаленная почва земли,
  
  
   Трепетала лишь чайка крылами
  
  
   И вилась, и кружилась вдали...
  
  
   Притупилися все ощущенья,
  
  
   Все застыли волненья в груди,
  
  
   И душа, забывая стремленья,
  
  
   Ничего не ждала впереди.
  
  
   Лишь испуганно, где-то глубоко
  
  
   В задремавшем уме притаясь,
  
  
   О минувшем мечта одиноко
  
  
   Трепетала, кружилась, вилась...
  
  
   Афины
  
  
   23 декабря 1882
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  
   С. А. Философовой
  
  
  Вы помните ль? Однажды, в дни былые,
  
  
  К пруду мы с вами в полдень забрели,
  
  
  В воде играли рыбки золотые
  
  
  И белые кувшинчики цвели.
  
  
  Мы на скамью уселись с вами рядом,
  
  
  Рассеянно следя усталым взглядом
  
  
  Игривый пестрых бабочек полет...
  
  
  Над нами зеленел тенистый свод
  
  
  И, липовым нас цветом осыпая,
  
  
  Затейливою сетью рисовал
  
  
  Узоры по песку; благоухая,
  
  
  Куст алых роз вблизи нас расцветал...
  
  
   И так тепло, и солнечно так было!
  
  
  Без слов мы наслаждались тишиной, -
  
  
  Но сердце все ж сжималося и ныло,
  
  
  Как бы перед грозящею бедой.
  
  
  И предвкушая будущие муки,
  
  
  Душа, робея, торопилась жить,
  
  
  Чтоб близость неминуемой разлуки,
  
  
  Хоть на одно мгновенье, отдалить.
  
  
  Афины
  
  
  30 марта 1883
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Умолкли рыдания бури кипучей,
  
  
  Клокочущей бездны волна улеглась;
  
  
  Опять выплывает луна из-за тучи,
  
  
  Над гладью морской тишина разлилась.
  
  
   В борьбе непрестанной с мятежною страстью
  
  
  Опять побежден ненасытный недуг,
  
  
  И с новою силой, и с новою властью
  
  
  Воспрянет опять торжествующий дух!
  
  
  Красное Село
  
  
  2 июля 1883
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Затишье н_а_ море... За бурею строптивой
  
   Настала мертвая, немая тишина:
  
   Уж выбившись из сил, как вяло, так лениво,
  
   Едва колышется усталая волна.
  
  
  Затишье н_а_ сердце... Застыли звуки песен,
  
   Тускнея, меркнет мысль, безмолвствуют уста,
  
   Круг впечатлений, чувств так узок и так тесен, -
  
   В душе холодная такая пустота.
  
  
  Но налетит гроза и дрогнут неба своды,
  
   Заблещут молнии, и разразится гром,
  
   И грозный ураган на дремлющие воды
  
   Дохнет властительным, победным торжеством.
  
  
  Так минет наконец пора дремоты косной,
  
   Унылая душа воспрянет ото сна,
  
   И снова грянет песнь моя победоносно, -
  
   И потечет стихов созвучная волна!
  
   Венеция
  
   16 апреля 1885
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Озеро светлое, озеро чистое,
  
  
   Гладь, тишина и покой!
  
  
   Солнце горячее, солнце лучистое
  
  
   Над голубою волной!
  
  
   О, если б сердце тревожное, бурное
  
  
   Так же могло быть светло,
  
  
   Как это озеро в утро лазурное,
  
  
   Только что солнце взошло!
  
  
   Фридрихсгафен
  
  
   27 сентября 1887
  
  
  
  
  У ОЗЕРА
  
  
  
  
  
  
   М. Д. Давыдову
  
  
  Усталый сын земли, в дни суетных забот,
  
   Средь мелочных обид и светского волненья,
  
   У озера в лесу ищу уединенья.
  
   Не налюбуешься прозрачной гладью вод:
  
   В ней словно тайная есть сила притяженья.
  
  
  Не оттого ль меня так к озеру влечет,
  
   Что отражается в струях его порою
  
   Вся глубина небес нетленною красою -
  
   И звезд полуночных лучистый хоровод,
  
   И утро ясное румяною зарею,
  
   И светлых облаков воздушная семья?
  
   Не оттого ль, что здесь, хоть и пленен землею,
  
   К далеким небесам как будто ближе я?
  
   Близ станции Белой
  
   5 октября 1889
  
  
  
  
  НА ИМАТРЕ
  
  
  
  
   I
  
  
   Ревет и клокочет стремнина седая
  
  
  
  И хлещет о звонкий гранит,
  
  
   И влагу мятежную, в бездны свергая,
  
  
  
  Алмазною пылью дробит.
  
  
   На берег скалистый влечет меня снова.
  
  
  
  И любо, и страшно зараз:
  
  
   Душа замирает, не вымолвить слова,
  
  
  
  Не свесть очарованных глаз.
  
  
   И блеск, и шипенье, и брызги, и грохот,
  
  
  
  Иная краса каждый миг,
  
  
   И бешеный вопль, и неистовый хохот
  
  
  
  В победный сливаются клик.
  
  
   Весь ужаса полный, внимая, гляжу я, -
  
  
  
  И манит, и тянет к себе
  
  
   Пучина, где воды, свирепо бушуя,
  
  
  
  Кипят в вековечной борьбе.
  
  
   10 мая 1890
  
  
  
  
   II
  
  
  
  Над пенистой, бурной пучиной
  
  
   Стою на крутом берегу,
  
  
   Мятежной любуюсь стремниной
  
  
   И глаз оторвать не могу.
  
  
  
  Нависшими стиснут скалами,
  
  
   Клокочет поток и бурлит;
  
  
   Сшибаются волны с волнами,
  
  
   Дробясь о недвижный гранит.
  
  
  
  И рвутся, и мечутся воды
  
  
   Из камня гнетущих оков,
  
  
   И молит немолчно свободы
  
  
   Их вечный неистовый рев.
  
  
  
  О, если б занять этой силы,
  
  
   И твердости здесь почерпнуть,
  
  
   Чтоб смело свершать до могилы
  
  
   Неведомый жизненный путь;
  
  
  
  Чтоб с совестью чистой и ясной,
  
  
   С открытым и светлым челом
  
  
   Пробиться до цели прекрасной
  
  
   В бореньи с неправдой и злом.
  
  
   Иматра
  
  
   5 августа 1907
  
  
  
   У БАЛТИЙСКОГО МОРЯ
  
  
  
  
   I
  
  
  
  
  
  
   И. А. Зеленому
  
   Здесь не видно цветов, темный лес поредел,
  
   Словно чарам земли здесь положен предел.
  
  
  
  Над пустынной, песчаною гранью
  
  
  
  Отдаешься здесь волн обаянью.
  
   Глубь небесная, моря безбрежная даль,
  
   Разве может ничтожная сердца печаль
  
  
   Обладать просветленной душою
  
  
   Пред могучею ширью такою?
  
   Сладко взором тонуть в глубине голубой,
  
   Вольно дышится, мир забываешь земной,
  
  
   Исчезает мгновенное горе,
  
  
   Как та чайка в лазурном просторе.
  
   Усть-Нарова
  
   25 августа 1890
  
  
  
  
   II
  
  
  
  
  
  
   Барону К. Н. Корфу
  
   Не вчера ли, о, море, вечерней порой
  
   К берегам ты ласкалось лукавой волной?
  
  
  
  В алом блеске зари не вчера ли
  
  
  
  Небеса голубые сияли?
  
   А сегодня косматой грядою валы,
  
   В грозном беге крутясь у прибрежной скалы,
  
  
  
  Бурно рвутся на приступ могучий,
  
  
  
  Обгоняя свинцовые тучи.
  
   В битве жизни не так ли и ты, человек,
  
   Терпишь зол и гонений мятежный набег?
  
  
  
  Но не вечны страданья и беды:
  
  
  
  Ты дождешься над ними победы.
  
   Верь, улягутся волны и завтра опять
  
   Будут берег любовно и нежно ласкать,
  
  
  
  Просветлеют небесные дали,
  
  
  
  И рассеются сердца печали.
  
   Вайвара
  
   28 августа 1890
  
  
  
  
   III
  
  
   Ты безмолвно, затихшее море,
  
  
  Ты безбрежен, привольный простор.
  
  
  Как от шумного, тесного света
  
  
  Здесь и слух отдыхает, и взор!
  
  
   Но надолго ли это затишье,
  
  
  И всегда ли ясна эта даль?
  
  
  Как и в сердце, живут, чередуясь,
  
  
  В мире радость и злая печаль.
  
  
   Миг - и море взревет, даль померкнет,
  
  
  Волны яростно ринутся в бой,
  
  
  И под черною тучей белея
  
  
  Крылья чайки заспорят с грозой.
  
  
   Ты не та же ли чайка, о, сердце?
  
  
  Долго ль тишью пленяться тебе?
  
  
  Грянет гром, разбушуется буря -
  
  
  Будь готово к отважной борьбе.
  
  
  Стрельна
  
  
  19 июня 1902
  
  
  
  
  ЭЛЕГИИ
  
  
  
  
   I
  
  
  
  
  Орианда
  
  
  
  Я посетил родное пепелище -
  
  
   Разрушенный родительский очаг,
  
  
   Моей минувшей юности жилище,
  
  
   Где каждый мне напоминает шаг
  
  
   О днях, когда душой светлей и чище,
  
  
   Вкусив впервые высшее из благ,
  
  
   Поэзии святого вдохновенья
  
  
   Я пережил блаженные мгновенья.
  
  
  
  Тогда еще был цел наш милый дом.
  
  
   Широко сад разросся благовонный
  
  
   Средь диких скал на берегу морском;
  
  
   Под портиком фонтан неугомонный
  
  
   Во мраморный струился водоем,
  
  
   Прохладой в зной лаская полуденный,
  
  
   И виноград, виясь между колонн,
  
  
   Как занавескою скрывал балкон.
  
  
  
  А ныне я брожу среди развалин:
  
  
   Обрушился балкон; фонтан разбит;
  
  
   Обломками пол каменный завален;
  
  
   Цветы пробились между звонких плит;
  
  
   Глицинией, беспомощно печален,
  
  
   Зарос колонн развечанных гранит;
  
  
   И мирт, и лавр, и кипарис угрюмый
  
  
   Вечнозеленою объяты думой.
  
  
  
  Побеги роз мне преградили путь...
  
  
   Нахлынули гурьбой воспоминанья
  
  
   И тихой грустью взволновали грудь.
  
  
   Но этот край так полн очарованья,
  
  
   И суждено природе здесь вдохнуть
  
  
   Так много прелести в свои созданья,
  
  
   Что перед этой дивною красой
  
  
   Смирился я плененною душой.
  
  
   Орианда - Вильдунген
  
  
   10 августа 1908
  
  
  
  
   II
  
  
  
  
  Осташево
  
  
  
  Люблю тебя, приют уединенный!
  
  
   Старинный дом над тихою рекой
  
  
   И бело-розовый, в ней отраженный
  
  
   Напротив сельский храм над крутизной.
  
  
   Сад незатейливый, но благовонный,
  
  
   Над цветом липы пчел гудящий рой;
  
  
   И перед домом луг с двумя прудами,
  
  
   И островки с густыми тополями.
  
  
  
  Люблю забраться в лес, поглубже в тень;
  
  
   Там, после солнцем залитого сада,
  
  
   Засушным летом, в яркий знойный день
  
  
   И тишина, и сумрак, и прохлада...
  
  
   Люблю присесть на мхом обросший пень:
  
  
   Среди зеленой тьмы что за отрада,
  
  
   Когда в глаза сверкнет из-за дерев
  
  
   Река, зеркальной гладью заблестев!
  
  
  
  Под ельника мохнатыми ветвями
  
  
   Таинственный, суровый полумрак.
  
  
   Ковер опавшей хвои под ногами;
  
  
   Она мягка и заглушает шаг.
  
  
   А дальше манит белыми стволами
  
  
   К себе веселый, светлый березняк
  
  
   С кудрявою, сквозистую листвою
  
  
   И сочною, росистою травою.
  
  
  
  Схожу в овраг. Оттуда вверх ведет
  
  
   Ступенями тропа на холм лесистый;
  
  
   Над нею старых елей мрачный свод
  
  
   Навис, непроницаемый, ветвистый,
  
  
   И потайной пробился в чаще ход.
  
  
   Там аромат обдаст меня смолистый.
  
  
   В густой тени алеет мухомор
  
  
   И белый гриб украдкой дразнит взор.
  
  
  
  Другой овраг. Вот мост желтеет новый.
  
  
   С него взберусь опять на холм другой,
  
  
   И прихожу, минуя бор сосновый,
  
  
   К ответному обрыву над рекой.
  
  
   Мне видны здесь: отлив ее свинцовый,
  
  
   Далекий бег и заворот крутой,
  
  
   Простор, и гладь, и ширь, и зелень луга
  
  
   Прибрежнего напротив полукруга.
  
  
  
  А вдалеке на берегу наш дом
  
  
   С колоннами, классическим фронтоном,
  
  
   Широкой лестницей перед крыльцом,
  
  
   Двумя рядами окон и балконом.
  
  
   - Смеркается. Малиновым огнем
  
  
   Река горит под алым небосклоном.
  
  
   Уж огонек между колонн в окне
  
  
   Из комнаты моей сияет мне.
  
  
  
  Домой, где ждет пленительный, любимый
  
  
   За письменным столом вседневный труд!
  
  
   Домой, где мир царит невозмутимый,
  
  
   Где тишина, и отдых, и уют!
  
  
   Лишь маятник стучит неутомимый,
  
  
   Твердя, что слишком скоро дни бегут...
  
  
   О, как душа полна благодаренья
  
  
   Судьбе за благо

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 308 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа