Главная » Книги

Языков Николай Михайлович - Жар-Птица, Страница 3

Языков Николай Михайлович - Жар-Птица


1 2 3 4 5 6 7 8 9

sp;Я думаю, что можно их поставить
  
  
  В саду, среди лужайки, за прудом.
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  Мы сделаем великолепный праздник,
  
  
  Пир на весь мир. Народу отовсюду
  
  
  Тьма-тьмущая, безоблачное небо,
  
  
  День, дышащий прохладою весны;
  
  
  Уж будет праздник! Звон колоколов
  
  
  Всех колоколен мы в единый гул
  
  
  Торжественный, как в колокол единый,
  
  
  Огромнейший, гудящий громогласно,
  
  
  Сольем - и над ликующим народом
  
  
  Его подымем в небе голубом!
  
  
  Велим палить из пушек без умолку
  
  
  И потчевать бесчисленных гостей
  
  
  Обедом, яствами сахарными, медами,
  
  
  Вином и пивом, вдоволь, до упаду;
  
  
  А вечером - музыка роговая,
  
  
  Катанье, пляски, песни, хороводы,
  
  
  И блеск, и треск потешного огня!
  
  
  Пусти меня отыскивать Жар-Птицу!
  
  
  
   Царь Выслав
  
  
  
  
  (подумав)
  
  
  Жаль мне с тобой расстаться, милый сын,
  
  
  А надобно: иначе мы друг с другом
  
  
  Никак не сладим. Ты горяч и пылок!
  
  
  Ну, так и быть, уж поезжай и ты!
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  Что слышу я, царь-батюшка! Я еду,
  
  
  Я отыщу Жар-Птицу непременно
  
  
  И привезу ее тебе живую!
  
  
  Царь-батюшка, прощай же, я недолго...
  
  
  Не стану медлить, я готов в дорогу,
  
  
  Сейчас же еду! Скоро мне коня!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
   9
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  
  (в лесу, едет верхом)
  
  
  Не весело мне ехать! Этот лес,
  
  
  Большой, дремучий, мрачный и, как видно,
  
  
  Принадлежащий царству тишины,
  
  
  Несносно скучен! Еду третьи сутки,
  
  
  И много уж проехал, а ни с кем
  
  
  Не встретился и ничего не видел,
  
  
  Кроме лесной дороги да небес,
  
  
  Протянутых, как лента голубая,
  
  
  Высоко, вдаль за мной и предо мной.
  
  
  Какая глушь! Здесь мертвое молчанье
  
  
  И непробудный сон: в тиши лесной
  
  
  Не свистнет птичка, леший не аукнет;
  
  
  Лишь изредка скакун мой удалой
  
  
  Встряхнет своей нахмурой головой
  
  
  И забренчит опущенной уздой
  
  
  Или в кремень стальным копытом стукнет.
  
  
  И ты, мой конь, задумался... грустишь?
  
  
  Не унывай, товарищ! Не всегда же
  
  
  Поедем мы таким дремучим лесом!
  
  
  Бодрее будь! Надейся несомненно:
  
  
  Куда-нибудь нас выведет дорога,
  
  
  Куда-нибудь выходит же она!
  
  
  Мой добрый конь! повесели меня!
  
  
  Разбудим лес громоподобным стуком
  
  
  Твоих копыт, укоротим дорогу
  
  
  Твоим широким скоком! Ну, мой конь,
  
  
  Неси меня, порадуй господина
  
  
  И резвым ветром бега твоего
  
  
  Отвей тоску от головы его!
  
  
  
  
  (Скачет.)
  
  
  Вот этак лучше! Вот уж и поляна!
  
  
  И три дороги на три стороны,
  
  
  И столб стоит, и на столбе слова.
  
  
  Посмотрим, что имеет он сказать!
  
  
  
  
  (Читает.)
  
  
  "Ежели кто поедет от сего столба прямо, тот будет
  
  
  голоден и холоден; кто же поедет в правую сторону,
  
  
  тот будет здоров и жив, а конь его убит; а кто пое-
  
  
  дет в левую сторону, тот будет убит, а конь его жив
  
  
  и здоров будет".
  
  
  Куда ж мне ехать? Прямо от столба?
  
  
  Я не люблю, я вовсе не способен
  
  
  Ни голодать, ни холодать. Направо?
  
  
  Жаль мне коня! Да и себя мне жаль:
  
  
  Идти пешком... умаешься, устанешь!
  
  
  Потом лежи и отдыхай, потом
  
  
  Опять иди и снова отдыхай.
  
  
  Нет, это скучно, мешкотно; а я
  
  
  Сказал отцу, что скоро ворочусь
  
  
  С Жар-Птицею, я должен торопиться.
  
  
  Куда ж мне ехать? Разве уж налево,
  
  
  Чтобы меня убили... а мой конь,
  
  
  Мой верный, добрый конь, надежный мой
  
  
  
  
  
  
   товарищ,
  
  
  Остался бы покинутым под верх
  
  
  Разбойнику? Нет, этого не будет.
  
  
  Нет! добрый конь, сворачивай направо:
  
  
  Я не люблю пророчеств никаких,
  
  
  Не верю им: я знаю, врут они.
  
  
  
  
   10
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  
   (в лесу, сидит)
  
  
  Чтоб у тебя всегда болели зубы,
  
  
  Проклятый волк! Ты самый хищный зверь!
  
  
  Чем я тебя обидел, огорчил,
  
  
  Что ты зарезал моего коня,
  
  
  Товарища и друга моего?
  
  
  Чем виноват он? Голоден ты, что ли?
  
  
  И мал тебе пространный этот лес
  
  
  Ловить твою несчастную добычу?
  
  
  Нет! так уж ты и жаден и свиреп!
  
  
  Мой добрый конь! Как тешил он меня!
  
  
  И не за то ль озлился на него
  
  
  Ты, лютый зверь, что на твоей дороге
  
  
  Так весело и смело он скакал
  
  
  И громко топал бурными ногами,
  
  
  Что растревожил самого тебя
  
  
  И все твое зеленое жилище?
  
  
  Как я устал! А долго ли я шел,
  
  
  И много ли прошел я? То ли было...
  
  
  Ах, добрый конь мой, что я без тебя?
  
  
  Проклятый волк! осиротил меня.
  
  
  
  
   11
  
  
   Из лесу выходит Серый волк.
  
  
  
  
  Серый волк
  
  
  Прости меня, Иван-царевич!
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  
  
  
  
  Что ты?
  
  
  Прочь от меня, разбойник! Прочь поди!
  
  
  
  
  Серый волк
  
  
  Мне жаль тебя, Иван-царевич.
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  
  
  
   Поздно
  
  
  Ты обо мне жалеешь.
  
  
  
  
  Серый волк
  
  
  
  
  
  Право, жаль.
  
  
  И знаешь ли? Ведь я почти невинен,
  
  
  Что твоего коня я растерзал:
  
  
  Я только был орудием судьбы
  
  
  И действовал невольно, исполняя
  
  
  Ее закон, жестоко непреложный.
  
  
  Ты помнишь, что предсказывал тебе
  
  
  Дорожный столб? Ты выбирал дорогу,
  
  
  Но будь спокоен: я тебе слуга,
  
  
  Хочу помочь твоей большой беде,
  
  
  И помогу: садись-ко на меня
  
  
  И поезжай на мне куда угодно,
  
  
  Как на коне на самом удалом.
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  Пожалуй, я от этого не прочь,
  
  
  Чем мне пешком тащиться. Хорошо!
  
  
  Будь мне конем. Вот видишь ли в чем дело:
  
  
  Меня послал царь-батюшка достать
  
  
  И привезти ему Жар-Птицу: так вези
  
  
  Меня туда, в то царство, понимаешь?
  
  
   (Садится верхом на волка.)
  
  
  Ну, я совсем! Несись во весь опор,
  
  
  Мой серый конь, мохнатый мой скакун!
  
  
  
  
   12
  
  
  
  
  Серый волк
  
  
  Приехали! Слезай с меня, мой витязь!
  
  
  Вот через эту каменную стену
  
  
  Переберись, а там в саду Жар-Птица.
  
  
  Давно уж ночь, уснули сторожа;
  
  
  Иди себе, не бойся их нимало:
  
  
  Они обыкновенно крепче спят,
  
  
  Чем прочие хранительные власти.
  
  
  Да вот тебе совет мой: ты Жар-Птицу
  
  
  Бери смелей, во сне она смирна,
  
  
  И вынь ее из клетки золотой,
  
  
  И унеси, а клетку золотую
  
  
  Оставь как есть; не тронь ее - она
  
  
  С механикой, со штукой, от нее
  
  
  Звончатые, чувствительные струны
  
  
  Проведены к дворцовым караулам;
  
  
  Они как раз подымут шум и крик,
  
  
  Тогда тебе не миновать беды!
  
  
  
  
   13
  
  
  
  Царь Долмат и Сказочник.
  Царь Долмат лежит на кровати, перед ним на полу сидит Сказочник.
  
  
  
  
  Сказочник
  
  
  Был чудный царь, великий беспримерно;
  
  
  Задумал он народ свой просветить,
  
  
  Народ, привыкший в захолустье жить,
  
  
  Почти бескнижный, очень суеверный
  
  
  И закоснелый в рабстве. Как с ним быть?
  
  
  Царь был премудр, и начал он с начала:
  
  
  Стал самого себя он просвещать -
  
  
  И благодать господня воссияла
  
  
  Ему, наук живая благодать.
  
  
  Но этого казалось не довольно
  
  
  Тому царю, единому в царях:
  
  
  Оставил он венец и град престольный,
  
  
  Пошел узнать в далеких сторонах
  
  
  Все нужное для своего народа;
  
  
  И все узнал он собственным трудом,
  
  
  И ко своим пришел, равно знаком
  
  
  С вожденьем царств и звездным чертежом,
  
  
  С порядком битв и стрелкой морехода,
  
  
  С ножом врача, с киркой и долотом!
  
  
  
   Царь Долмат
  
  
  Вот хорошо! Люблю такие сказки,
  
  
  Спокойные, где творческий талант
  
  
  Ведет меня к назначенной мете
  
  
  Прямым путем; и мне тогда легко:
  
  
  Я следую за ним, не утомляясь,
  
  
  Бровей не хмуря, думаю подробно
  
  
  О всем, что мне рассказывают; ясно
  
  
  Соображаю, как и в чем тут дело,
  
  
  И сказка вся с начала до конца
  
  
  Передо мной ложится на виду.
  
  
  И любо мне и сладко, что я понял
  
  
  Все хитрости, которые талант
  
  
  Употребил в ней, свойственно своей
  
  
  Возвышенной природе создавать
  
  
  Умно. Меж тем часы едва заметно
  
  
  Идут, идут - и благотворный сон
  
  
  Мои зеницы тихо закрывает
  
  
  И долго, долго в самой сладкой неге
  
  
  Меня лелеет. Поутру проснусь
  
  
  Здоров и светел. Тут-то я доволен,
  
  
  Что слушал сказку; тут-то я вполне
  
  
  И чувствую и вижу на себе,
  
  
  Как нужны и приятны человеку
  
  
  Словесные искусства и талант,
  
  
  Развившийся в порядке. Продолжай!
  
  
  Нет, погоди! Я слышу... Так, звонят!
  
  
  И крик и шум, неужели пожар?
  
  
  Ох! я боюсь пожара как огня!
  
  
  
  
   14
  
  
  Те же и стража с Иваном-царевичем.
  
  
  
   Царь Долмат
  
  
  Что за тревога? Что за крик и шум?
  
  
  
   Начальник стражи
  
  
  Все слава богу! Поймали вора
  
  
  В твоем саду: хотел унесть Жар-Птицу
  
  
  
   Царь Долмат
  
  
  Сковать его, в тюрьму его скорее!
  
  
  Судить его шемякинским судом!..
  
  
  Ко мне его сию ж минуту!..
  
  
  
  Вводят Ивана-царевича.
  
  
  
   Начальник стражи
  
  
  
  
  
  
  Вот он!
  
  
  
   Царь Долмат
  
  
  Кто ты таков?
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  
  
  Я сын царя Выслава,
  
  
  Иван-царевич.
  
  
  
   Царь Долмат
  
  
  
  
   Сын царя Выслава...
  
  
  Адроновича, что ли?
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  
  
  
   Точно так!
  
  
  
   Царь Долмат
  
  
  Послушай, друг мой, как тебе не стыдно
  
  
  Птиц воровать! Твое ли это дело?
  
  
  Ведь ты царевич.
  
  
  
   Иван-царевич
  
  
  
  
   Я не виноват...
  
  
  Меня послал царь-батюшка поймать
  
  
  И привезти ему Жар-Птицу; нам
  
  
  Она премного сделала вреда:
  
  
  Изволила повадиться в наш сад
  
  
  По яблоки заветные и яблонь
  
  
  Испортила, хоть брось... Меня послал
  
  
  Царь-батюшка...
  
  
  
   Царь Долмат
  
  
  
  
   Так разве ты не мог
  
  
  Не воровски, а честно и почтенно
  
  
  Достать ее? Ты просто попросил бы:
  
  
  Тогда бы я, приняв в соображенье,
  
  
  Что твой отец - известный государь,
  
  
  Что ты - Иван-царевич, сын его,
  
  
  Решился бы по милости моей
  
  
  Тебе отдать, пожаловать Жар-Птицу.
  
  
  Ты поступил иначе. Что ж ты взял?
  
  
  Тебя ж поймали, привели на суд
  
  
  Перед царя, и что царю угодно,
  
  
  Тому и быть с тобою! Я бы мог
  
  
  Тебя жестоко, славно проучить
  
  
  За дерзкий твой поступок; я бы мог
  
  
  Провозгласить торжественно и громко
  
  
  Во всех газетах, что такой-то
  
  
  Иван-царевич, сын царя Выслава,
  
  
  Ворует птиц и пойман, уличен
  
  
  И прочее; я мог бы сверх того
  
  
  Еще нанять, положим хоть десяток,
  
  
  Ученых и бессовестных мужей,
  
  
  Чтобы они особенные книги
  
  
  Писали и печатали везде
  
  
  О том, что ты не годен никуда:
  
  
  Тебя рассмотрят, разберут, обсудят,
  
  
  Опишут с головы до ног, и все,
  
  
  Что про тебя узнать и сочинить
  
  
  Возможно, все узнается и будет
  
  
  Разглашено от Кяхты до Багдада,
  
  
  От Колы до Помпеева столба!
  
  
  Потом из тех газет и книг, мой милый,
  
  
  Ты перейдешь в пословицу, а там
  
  
  Того и жди, что именем твоим
  
  
  Бранчивые старухи на торгу
  
  
  Кидать в мальчишек станут, словно грязью;
  
  
  Но я не строг, я пощажу тебя
  
  
  За то, что ты известной царской крови
  
  
  И что твои уста окружены
  
  
  Не жесткими, свирепыми усами
 &nbs

Другие авторы
  • Пнин Иван Петрович
  • Лившиц Бенедикт Константинович
  • Кузьмин Борис Аркадьевич
  • Палей Ольга Валериановна
  • Макаров Петр Иванович
  • Берви-Флеровский Василий Васильевич
  • Стопановский Михаил Михайлович
  • Соловьев Владимир Сергеевич
  • Козырев Михаил Яковлевич
  • Стечкин Сергей Яковлевич
  • Другие произведения
  • Москотильников Савва Андреевич - Москотильников С. А.: Биографическая справка
  • Сумароков Александр Петрович - Слово на день Возшествия на престол Ея Величества, Государыни Императрицы Екатерины Ii
  • Дживелегов Алексей Карпович - Николо Макиавелли. Описание того, как избавился герцог Валентино от Вителлоццо Вителли, Оливеретто Да Фермо, синьора Паоло и герцога Гравина Орсини
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - С. Т. Аксаков: краткая справка
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Неукушенный локоть
  • Сиповский Василий Васильевич - Договор о покупке Аляски
  • Вознесенский Александр Сергеевич - Театральная жизнь Петербурга
  • Златовратский Николай Николаевич - А. И. Левитов
  • Измайлов Владимир Васильевич - И(вану) И(вановичу) Д(митриеву). В ответ на его стихи
  • Достоевский Михаил Михайлович - Воробей
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 309 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа