Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 8

Гомер - Илиада



tify">  
  "Конники Трои! Смелее, вперед! Не сдавайте ахейцам
   510 Поле сраженья! Ведь кожа у них не железо, не камень!
  
  Острою медью ударишь - удара она не задержит!
  
  И не свирепствует здесь Ахиллес быстроногий сегодня:
  
  Всё пред судами свой гнев переваривать он продолжает".
  
   Так к ним из города бог обращался ужасный. Ахейцев
   515 Зевсова дочь возбуждала, преславная Тритогенея,
  
  К каждой толпе подходила, где люди на бой не спешили.
  
   Тут Амаринкова сына Диора судьба оковала.
  
  Камнем зубристым он был поражен возле щиколки самой
  
  В правую голень; его поразил предводитель фракийцев
   520 Пейрос, Имбрасом рожденный, прибывший под Трою из Эны.
  
  И сухожилия оба, и кость раздробил совершенно
  
  Камень бесстыдный. И навзничь Диор повалился на землю.
  
  К милым товарищам обе руки простирал он с мольбою,
  
  Дух испуская. Но тот подбежал, кто пустил в него камнем, -
   525 Пейрос могучий, и пику в пупок погрузил. И на землю
  
  Вылилась внутренность вся, и глаза его тьмою покрылись.
  
   Пейроса, ринувшись, пикой Фоант этолиец ударил
  
  В грудь повыше соска. И в легких пика застряла.
  
  Близко к нему подбежал Фоант и огромную пику
   530 Вырвал из ребер, и, острый свой меч обнаживши, фракийца
  
  В самый живот посредине ударил и душу исторгнул.
  
  Снять же доспехов не мог: фракийцы чубатые грозно
  
  Тело вождя обступили, уставивши длинные копья;
  
  Как ни огромен он был, и могуч, и достоин почета, -
   535 Прочь отогнали его. И Фоант отступил содрогаясь.
  
  Так распростерлись в пыли окровавленной рядом друг с другом
  
  Оба вождя - и фракийцев, и меднодоспешных эпейцев.
  
  Много вокруг и других там погибло троян и данайцев.
  
   Этого дела хулить ни один человек не решился б,
   540 Если б, еще невредимый, не раненный острою медью,
  
  Стал он ходить средь бойцов и его бы водила Афина,
  
  За руку взяв и от копий летящих и стрел охраняя.
  
  Много в тот день и троян конеборных, и храбрых ахейцев
  
  В пыль головою упало и рядом друг с другом простерлось.
  
  
  
  
  
   ПЕСНЬ ПЯТАЯ
  
  
  
  
  
   ПОДВИГИ ДИОМЕДА  [М. И. Пиков]
  
  
  
   Тут Диомеду Тидиду богиня Паллада-Афина
  
  Силу и смелость дала, чтобы он отличился меж прочих
  
  Храбрых ахейцев и славой украсился самой великой.
  
  Пламень ему вкруг щита и вкруг шлема зажгла неугасныл,
  
  Блеском подобный звезде той осенней, которая в небе
  
  Всех светозарнее блещет, омывшись в водах океана.
  
  Плечи и голову светом таким озарила Тидиду
  
  И устремила в средину, где гуще кипело сраженье.
  
   Был меж троянцев Дарес, богатством владевший немалым,
   10 Жрец непорочный Гефеста. И были сыны у Дареса, -
  
  Двое: Фегес и Идей, в разнородных искусные битвах.
  
  Оба они, отделившись, помчались навстречу Тидиду
  
  На колеснице, а он по земле на них бросился пеший.
  
  Только что, друг наступая на друга, сошлись они близко,
   15 Первым троянец Фегес метнул длиннотенную пику.
  
  Близко над левым плечом Диомеда она пролетела,
  
  Но не попала в героя. Тогда Диомед многомощный
  
  Пикой взмахнул. И метнул не впустую он острую пику:
  
  В грудь меж сосков поразил он Фегеса и сбил с колесницы.
   20 Спрыгнул Идей, побежал, колесницу прекрасную бросив,
  
  И не посмел защитить даже трупа убитого брата.
  
  Также и сам не избегнул бы тут он погибели черной,
  
  Если б Гефест не унес и не спас, окружив его ночью,
  
  Чтобы не вовсе старик сокрушался печалью о детях.
   25 Коней меж тем изловив, Диомед, воеватель могучий,
  
  Отдал товарищам их, чтоб угнали к судам изогнутым.
  
   Как увидали троянцы, что оба Даресова сына, -
  
  Тот, испугавшись, бежит, а другой с колесницы низвергнут,
  
  Духом смутилися все. Совоокая дева Афина,
   30 За руку буйного взявши Ареса, к нему обратилась:
  
  "Слушай, Apec, о Apec людобоец, твердынь сокрушитель,
  
  Кровью залитый! Оставим-ка мы и троян, и ахейцев
  
  Спорить, кому из них славу присудит отец наш Кронион.
  
  Мы же, давай, удалимся, чтоб зевсова гнева избегнуть".
   35 Так говоря, увела из сражения буйного бога
  
  И посадила его на крутом берегу над Скамандром.
  
  Храбрых троянцев сломили ахейцы. Низвергнул по мужу
  
  Каждый начальник. И первым владыка мужей Агамемнон
  
  Мощного сбил с колесницы вождя гализонов Одия.
   40 Первому пику ему, обращенному в бегство, всадил он,
  
  В самую спину меж плеч и сквозь грудь ее выгнал наружу.
  
  Грянулся на землю он, и доспехи на нем зазвенели.
  
   Идоменей поразил меонийца, рожденного Бором,
  
  Феста, который из Тарны, страны плодороднейшей, прибыл.
   45 Пикой огромной в плечо его правое с силой ударил
  
  Идоменей копьеборец, когда в колесницу входил он.
  
  Тот с колесницы свалился и взят был ужасною тьмою.
  
  Спутники Идоменея доспехи с убитого сняли.
  
   Строфиев сын, многоопытный муж в звероловстве, Скамандрий,
   50 Был изостренною пикой убит Менелая Атрида, -
  
  Славный стрелок, обученный самой Артемидой богиней
  
  В разную дичь попадать, воскормленную лесом нагорным.
  
  Не помогла тут однако ему ни сама Артемида,
  
  Ни дальнометность, которою он до того отличался:
   55 В спину его Менелай, знаменитый копейщик, ударил
  
  Острою пикой в то время, когда перед ним убегал он.
  
  Пику меж плеч он вонзил и сквозь грудь ее выгнал наружу.
  
  Наземь троянец упал, и доспехи на нем зазвенели.
  
   Сын Гармонида Тектона Ферекл умерщвлен Мерионом.
   60 Был он руками во всяких художествах очень искусен,
  
  Так как, средь всех отличая, его возлюбила Афина.
  
  Он и Парису когда-то суда равнобокие строил, -
  
  Бедствий начало, погибель навлекшие и на троянцев,
  
  И на него: не постигнул судеб он богов всемогущих.
   65 Гнал Мерион пред собою его и, настигнувши, пикой
  
  В правую сторону зада ударил; глубоко проникло
  
  Острое жало в пузырь под лобковую кость; на колени
  
  С воплем упал он, и смерть отовсюду его охватила.
  
   Мегес Педея убил, Антенорова сына; побочным
   70 Сыном он был у отца, но его воспитала Феано
  
  Нежно, с своими детьми наравне, в угождение мужу.
  
  Близко нагнавши его, Филеид, знаменитый копейщик,
  
  В голову острою пикой ударил Педея с затылка;
  
  Медь, меж зубов пролетевши, подсекла язык у Педея;
   75 Грянулся в пыль он и стиснул зубами холодное жало.
  
   Евемонид Еврипил поразил Гипсенора героя,
  
  Долопионова сына; служителем бога Скамандра
  
  Был его храбрый отец и, как бог, почитался народом.
  
  Гнался за ним Еврипил, блистательный сын Евемона,
   80 И на бегу по плечу его правому смаху ударил
  
  Острым мечом, и отсек Гипсенору тяжелую руку.
  
  Наземь кровавая пала рука, и глаза Гипсенору
  
  Быстро смежила багровая смерть с многомощной судьбою.
  
   Так подвизались вожди аргивян в том сраженьи могучем.
   85 Но о Тидиде узнать не сумел бы ты, с кем он дерется, -
  
  Держит ли руку троян конеборных, иль храбрых ахейцев.
  
  Он по равнине носился подобно реке многоводной,
  
  Вспухшей от зимних дождей, разрушающей бурно плотины;
  
  Бега ее задержать никакие плотины не в силах,
   90 Бьет через ограды она виноградников, пышно растущих,
  
  Разом нахлынув, когда Молневержец дождем разразится.
  
  Много в ней гибнет прекрасных творений людей работящих.
  
  Так пред Тидидом густые фаланги троян рассыпались
  
  И не могли устоять перед ним, хоть и было их много.
   95 Только лишь Пандар, блистательный сын Ликаона, увидел,
  
  Как, по равнине носясь, пред собою он гонит фаланги,
  
  Тотчас из гнутого лука наметившись в сына Тидея,
  
  В правое прямо плечо поразил набегавшего мужа,
  
  В выпуклость панцыря. Панцырь стрела Диомеду пробила
   100 И пронизала плечо напролет, окровавив доспехи.
  
  Громко воскликнул, ликуя, блистательный сын Ликаона:
  
  "Духом воспряньте, троянцы, коней погонятели быстрых!
  
  Ранен храбрейший ахеец! Недолго, я думаю, сможет
  
  Он со стрелою бороться могучею, ежели в Трою
   105 Вправду меня из Ликии прибыть побудил Дальновержец!"
  
   Так говорил он, хвалясь. Но Тидида стрела не смирила.
  
  Он отступил к лошадям и к своей колеснице блестящей,
  
  Стал возле них и сказал Капанееву сыну Сфенелу:
  
  "Встань, дорогой Капанид, на мгновенье сойди с колесницы,
   110 Чтобы стрелу у меня из плеча заостренную вынуть".
  
   Так он сказал. И Сфенел соскочил с колесницы на землю,
  
  Стал за спиной и стрелу из плеча его вытянул сзади.
  
  Кровь побежала ручьем через панцырь плетеный Тидида.
  
  Громко взмолился тогда Диомед, воеватель могучий:
   115 "Неодолимая дочь Эгиоха-Зевеса, внемли мне!
  
  Если ты мне и отцу благосклонно когда помогала
  
  В битве пылающей, будь и теперь благосклонна, Афина!
  
  Дай мне убить, подведи под копье мое мужа, который
  
  Ранить успевши меня, горделиво теперь возглашает,
   120 Что уж недолго придется мне видеть сияние солнца".
  
   Так говорил он, молясь. И его услыхала Афина.
  
  Сделала легкими члены, - и ноги, и руки над ними:
  
  Стала вблизи и к нему обратилась с крылатою речью:
  
  "Смело теперь, Диомед, выходи на сраженье с врагами!
   125 В грудь я тебе заложила отцовскую храбрость, какою
  
  Славный наездник Тидей отличался, щита потрясатель.
  
  Мрак у тебя я от глаз отвела, окружавший их прежде;
  
  Нынче легко ты узнаешь и бога, и смертного мужа,
  
  Если какой-нибудь бог пред тобой, искушая, предстанет,
   130 Против бессмертного бога не смей выступать дерзновенно,
  
  Кто бы он ни был. Но если Зевесова дочь Афродита
  
  Ввяжется в битву, без страха рази ее острою медью!"
  
   Так говоря, отошла совоокая дева Афина.
  
  Сын же Тидея немедля в ряды замешался передних.
   135 Если и прежде пылал он желаньем с троянцами биться,
  
  Втрое теперь у него, как у льва, увеличилась сила, -
  
  Льва, что в деревне, ограду двора перепрыгнув, слегка лишь
  
  Ранен среди шерстоносных овец пастухом. Только больше
  
  Силы прибавилось в нем, и пастух, защитить их не смея,
   140 Спрятаться в доме спешит, покидая смятенное стадо.
  
  Грудами по двору всюду лежат распростертые овцы.
  
  Лев распаленный назад чрез высокую скачет ограду.
  
  Так ворвался Диомед распаленный в фаланги троянцев.
  
   Был Астиной им повергнут и пастырь народов Гипейрон.
   145 Первого в грудь над соском он сразил медножальною пикой,
  
  А у второго, огромным мечом по ключице ударив,
  
  Вмиг от спины и от шеи плечо отрубил. И немедля,
  
  Бросивши их, Диомед на Абанта напал с Полиидом,
  
  Евридамантом рожденных, разгадчиком снов престарелым.
   150 Им пред отходом отец их не смог разгадать сновидений.
  
  Наземь поверг их Тидид многомощный и снял с них доспехи.
  
  После пошел он на Ксанфа с Фооном, рожденных Фенопом,
  
  Нежно любимых отцом. Удручаемый старостью грустной,
  
  Сына другого Феноп не родил, чтоб наследство оставить.
   155 Их Диомед умертвил и у братьев, - того и другого, -
  
  Милую душу отнял, а родителю-старцу оставил
  
  Мрачную скорбь и рыданья. Детей, возвратившихся с битвы,
  
  Он не увидел живыми. Наследство осталося дальним.
  
   Там же на двух он напал сыновей Дарданида Приама,
   160 Хромия и Ехемона, в одной колеснице стоявших.
  
  Так же, как в стадо коровье ворвавшийся лев сокрушает
  
  Шею корове иль телке, пасущимся в месте лесистом,
  
  Так беспощадно низверг Приамидов Тидид с колесницы,
  
  Как ни противились оба, и снял боевые доспехи.
   165 Быстрых коней же товарищам дал, чтобы гнали к судам их.
  
   Видел Эней, как троянцев ряды Диомед истребляет.
  
  Быстро пошел он сквозь сечу, сквозь всюду грозящие копья,
  
  Пандара, равного богу, повсюду ища, не найдет ли.
  
  Вскоре нашел безупречного он Ликаонова сына,
   170 Остановился пред ним и такое сказал ему слово:
  
  "Пандар, скажи ты мне, где же твой лук и крылатые стрелы?
  
  Где твоя слава? Никто состязаться с тобой тут не станет,
  
  И не похвалится в целой Ликии, что лучше тебя он.
  
  Руки к Зевесу воздень и пусти-ка стрелу свою в мужа,
   175 Кто бы он ни был, могучий: погибели много принес он
  
  Ратям троянским, и многим, и сильным расслабил колени.
  
  Он уж не бог ли какой, на троянский народ раздраженный,
  
  Гневный за жертвы? Ужасно для нас раздражение бога!"
  
   Быстро Энею ответил блистательный сын Ликаона:
   180 "Храбрый Эней, благородный советник троян меднолатных!
  
  Я бы сказал, что Тидиду могучему всем он подобен.
  
  Щит я его узнаю, узнаю я и шлем дыроокий,
  
  Вижу его лошадей. Но не бог ли то, верно не знаю.
  
  Если же он, как сказал я, и сын многомощный Тидея, -
   185 Все ж не без бога свирепствует он, но какой-то бессмертный
  
  Близко стоит при Тидиде, окутавши облаком плечи.
  
  Самые меткие стрелы куда-то он вбок направляет.
  
  Я ведь в него уж стрелял и в плечо его правое ранил;
  
  Выпуклость панцыря, ясно я видел, стрела пронизала;
   190 К Аидонею, я думал, уж сверг я Тидеева сына, -
  
  Нет, не сразил его! Есть, без сомнения, бог прогневленный!
  
  Нет здесь со мною коней, для сражения нет колесницы.
  
  У Ликаона в дому их одиннадцать, - новых, прекрасных,
  
  Только что сделанных; вкруг колесниц тех висят покрывала;
   195 Подле же каждой по паре стоит лошадей двухъяремных;
  
  Полбу и белый ячмень мы даем лошадям этим в пищу.
  
  В доме прекрасном своем старик Ликаон копьеборец
  
  Часто советовал мне, как в поход я сюда отправлялся:
  
  На колесницу с конями взошедши, - наказывал мне он, -
   200 В схватках кровавых с врагами начальствовать ратью троянской.
  
  Я не послушал отца, а намного б то было полезней.
  
  Я пожалел лошадей, чтоб у граждан, в стенах заключенных,
  
  В корме они не нуждались, привыкнувши сытно питаться.
  
  Дома коней я оставил и пеший пришел к Илиону,
   205 Твердо на лук полагаясь. Но помощи не дал мне лук мой.
  
  В двух предводителей лучших стрелял я из меткого лука, -
  
  В сына Тидея и в сына Атрея; того и другого
  
  Ранил и кровь их пролил я, и только сильней раззадорил!
  
  Злая судьба мне внушила с гвоздя прочно слаженный лук мой
   210 Снять в злополучный тот день, как решился я в милую Трою
  
  Двинуться с ратью троянской, чтоб Гектору радость доставить.
  
  Если домой я вернусь и глазами своими увижу
  
  Землю родную, жену и отеческий дом наш высокий,
  
  Пусть иноземец враждебный тотчас же мне голову срубит,
   215 Если в огонь я пылающий этого лука не брошу,
  
  В щепы его изломав: бесполезным он спутником был мне!"
  
  Пандару тотчас Эней, предводитель троянцев, ответил:
  
  "Не говори так. Не будет и дальше иначе, покуда
  
  Мы с колесницей, с конями не выступим оба навстречу
   220 Мужу тому и на нем не испробуем наше оружье.
  
  Встань же ко мне в колесницу; тогда, каковы, ты увидишь,
  
  Тросовы кони, как быстро умеют они по равнине
  
  Мчаться равно и туда, и туда, - и в погоне, и в бегстве.
  
  Также и в город они нас спасут, если выйдет, что снова
   225 Славу дарует Зевес Диомеду, Тидееву сыну.
  
  Ну, так бери ж поскорее и бич, и блестящие вожжи,
  
  Я же войду в колесницу, чтоб в битву вступить с Диомедом.
  
  Иль Диомеда возьми на себя, я ж останусь с конями".
  
   Сыну Анхиза ответил блистательный сын Ликаона:
   230 "Лучше уж сам бы, Эней, за коней ты взялся и за вожжи!
  
  Много быстрее с возницей привычным они понесутся,
  
  Если придется бежать нам пред мощным Тидеевым сыном.
  
  Если ж не будет тебя, заартачатся кони и с поля
  
  Не пожелают умчать нас, знакомого крика не слыша.
   235 Быстро тем временем сын многомощный Тидея нагрянет,
  
  Нас умертвит и угонит коней твоих однокопытных.
  
  Сам ты возьмись управлять колесницей своей и конями,
  
  Я же, как он налетит, изостренным копьем его встречу".
  
   Так сговорясь меж собою и в пеструю встав колесницу,
   240 Вскачь на Тидеева сына пустили коней они быстрых.
  
  Только увидел Сфенел их, блистательный сын Капанеев, -
  
  Быстро Тидееву сыну слова он крылатые молвил:
  
  "Храбрый Тидид Диомед, о мой друг, драгоценнейший сердцу!
  
  Вижу могучих мужей, налетающих биться с тобою!
   245 Неизмерима их сила. Один из них - лучник известный,
  
  Пандар, гордящийся тем, что бесстрашным рожден Ликаоном.
  
  С ним же там рядом - Эней; родитель его знаменитый -
  
  Великосердный Анхиз, а мать - Афродита богиня.
  
  Стань в колесницу, отступим. Зачем так неистово биться
   250 В самых передних фалангах? Погубишь ты милое сердце!"
  
   Грозно взглянув на него, отвечал Диомед многомощный:
  
  "Не говори мне о бегстве, меня на него ты не склонишь.
  
  Нет, не в породе моей, чтоб позорно бежать из сраженья
  
  Иль приседать от испуга. Крепка у меня еще сила!
   255 На колесницу всходить подожду я. Пешком им навстречу
  
  Выйду я в бой. Трепетать не велит мне Паллада-Афина.
  
  Их в колеснице обратно не вынесут быстрые кони.
  
  Оба от нас не уйдут, если нынче один и спасется.
  
  Слово иное скажу, и в сердце обдумай то слово.
   260 Если убийством вот этих обоих добыть себе славу
  
  Мудрая даст мне Афина, то наших коней быстроногих
  
  В сторону ты отведешь, натянувши на поручнях вожжи.
  
  Сам же к энеевым кинься коням, - хорошо это помни! -
  
  И от троянцев гони их к красивопоножным ахейцам.
   265 Кони те из породы, которую Зевс громовержец
  
  Тросу отдал в награжденье за сына его Ганимеда.
  
  Лучших коней не увидишь нигде под зарей и под солнцем.
  
  Эту породу похитил Анхиз, повелитель народа,
  
  Тайно от Лаомедонта своих кобылиц подославши.
   270 Шесть лошадей той породы родилось в дому у Анхиза.
  
  Он четырех удержал для себя и вскормил их у яслей,
  
  Двух же Энею отдал, разносящему ужас в сраженьях.
  
  Если коней тех захватим, получим великую славу".
  
   Так Диомед и Сфенел меж собою вели разговоры.
   275 Скоро примчались те двое, гоня лошадей быстроногих.
  
  Первым сказал Диомеду блистательный сын Ликаона:
  
  "Славным Тидеем рожденный, бестрепетный, духом могучий!
  
  Быстрой моею стрелой не смирён ты, - стрелой моей горькой.
  
  Нынче копьем попытаюсь, не лучше ли им попаду я!"
   280 Так он сказал и, взмахнувши, послал длиннотенную пику
  
  И по щиту Диомеда ударил. И щит пронизало
  
  Острое жало копья и со звоном ударилось в панцырь.
  
  Громко вскричал Диомеду блистательный сын Ликаонов:
  
  "Ранен ты в пах, и насквозь! Уж недолго теперь ты, надеюсь,
   285 Сможешь держаться. А мне ты великую славу доставил!"
  
   Мало смутившись, ответил ему Диомед многомощный:
  
  "Нет, ошибаешься! Мимо попал ты! Но вы, я надеюсь,
  
  Оба уйдете из боя не раньше, чем тот или этот
  
  Кровью своею насытит бойца-щитоносца Ареса".
   290 Так он сказал и метнул. И Афина направила пику
  
  В нос недалеко от глаза. И, белые зубы разбивши,
  
  Несокрушимая пика язык ему в корне отсекла
  
  И, острием пролетевши насквозь, замерла в подбородке.
  
  Он с колесницы упал, и доспехи на нем зазвенели, -
   295 Пестрые, светлые. В страхе шарахнулись быстрые кони
  
  В сторону. Так у него и душа разрешилась, и сила.
  
   Спрыгнул на землю Эней со щитом и с огромною пикой,
  
  В страхе, чтоб пандаров труп как-нибудь не забрали ахейцы.
  
  Он возле трупа ходил, словно лев, свою мощь сознающий,
   300 Пику вперед выставляя и щит, во все стороны равный,
  
  Голосом страшным убить угрожая того, кто посмеет
  
  Выйти навстречу. Но камень схватил Диомед многомощный -
  
  Тяжесть великую! Двое его понести не смогли бы
  
  Ныне живущих людей; но легко им махал и один он.
   305 Камнем таким поразил он Энея в бедро, где головка
  
  Входит в сустав тазовой, именуемый иначе чашкой.
  
  Чашку удар раздробил, сухожилия оба порвавши;
  
  Также и кожу тот камень зубристый сорвал у героя.
  
  Он на колено упал и стоял, опираясь о землю
   310 Крепкой рукой. И глаза его черная ночь осенила.
  
   Тут бы погиб неизбежно Эней предводитель народа,
  
  Если б остр_о_ не следила за всем Афродита богиня,
  
  Мать, что когда-то его родила волопасу Анхизу.
  
  Бережно белые локти вкруг милого сына обвивши,
   315 Спереди складкою пеплос блестящий пред ним распростерла,
  
  Кроя от копий и стрел, чтоб какой-нибудь конник данайский,
  
  Грудь ему медью пронзивши, души у него не исторгнул.
  
   Так выносила богиня Энея из битвы кровавой.
  
  Сын Капанея Сфенел между тем не забыл приказаний,
   320 Только что данных ему Диомедом могучеголосым:
  
  Однокопытных своих лошадей он поставил подальше
  
  От бушевавшего боя и, вожжи к скобе привязавши,
  
  Бросился быстро к коням пышногривым героя Энея,
  
  Их отогнал от троянцев к красивопоножным ахейцам
   325 И передал Деипилу, товарищу, с кем наиболе
  
  Был он из сверстников дружен и в мыслях всех ближе сходился,
  
  Чтобы к судам крутобоким коней отогнал он. Герой же
  
  На колесницу взошел и, схвативши блестящие вожжи,
  
  Быстро погнал к Диомеду коней своих крепкокопытных.
   330 Сын же Тидея Киприду преследовал гибельной медью:
  
  Знал, что она не из мощных божеств, не такая богиня,
  
  Что боевыми делами людей заправляет на войнах,
  
  Не Энио, города разносящая в прах, не Афина.
  
  Скоро богиню догнал, прорываясь сквозь толпы густые,
   335 Сын многомощный Тидея и острую пику наставил,
  
  И налетел, и ударил ей медью блестящею в руку
  
  Слабую. Пеплос бессмертный, самими Харитами тканный,
  
  Медная пика пронзила и около кисти рассекла
  
  Кожу. Ручьем заструилась бессмертная кровь у богини, -
   340 Влага, которая в жилах течет у богов всеблаженных:
  
  Хлеба они не едят, не вкушают вина, потому-то
  
  Крови и нет в них, и люди бессмертными их называют.
  
  Вскрикнула громко богиня и бросила на землю сына.
  
  На руки быстро его подхватил Аполлон дальновержец.
   345 Облаком черным закрыв, чтоб какой-нибудь конник данайский
  
  Медью груди у него не пронзил и души не исторгнул.
  
   Громко могучеголосый Тидид закричал Афродите:
  
  "Скройся, Зевесова дочь! Удались от войны и убийства!
  
  Иль не довольно тебе, что бессильных ты жен обольщаешь?
   350 Хочешь и в битвы мешаться? Вперед, полагаю я, в ужас

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 239 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа