Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 5

Гомер - Илиада



="justify">  Скажем теперь о мужах, в Пеласгическом Аргосе живших,
  
  Тех, что Алопу и Алое, Трехин населяли и Фтию,
  
  Тех, что Элладой владели, отчизной прекраснейших женщин;
  
  Имя им было - ахейцы, и эллины, и мирмидонцы.
   685 Их пятьдесят кораблей с Ахиллесом пришло быстроногим.
  
  Не помышляли однако они о бушующей битве:
  
  Не было мужа, кто грозный бы строй их повел за собою.
  
  Праздно лежал у своих кораблей Ахиллес быстроногий,
  
  В гневе жестоком за Брисову дочь, пышнокудрую деву,
   690 Им уведенную после великих трудов из Лирнесса,
  
  После того как разрушил Лирнесс он и фивские стены.
  
  Там же Эпистрофа он и Минета поверг, копьеборцев,
  
  Двух сыновей властелина Евена, Селепова сына.
  
  В горе по ней он лежал. Но недолго - и встанет он снова!
   695 Живших в Филаке, мужей, населявших участок Деметры,
  
  Пирас, цветами богатый, и матерь овец Итонею,
  
  Морем омытый Антрон и Птелей на постели травистой, -
  
  Этих, пока еще жив был, воинственный вел за собою
  
  Протесилай, но уж черной землею теперь был покрыт он.
   700 Он и супругу в Филаке с лицом исцарапанным бросил,
  
  И недостроенный дом. Пораженный дарданцем, погиб он,
  
  Первым из всех аргивян с корабля соскочивши на берег.
  
  Рать без вождя не осталась, но все ж по вожде тосковала,
  
  Ею Подарк в это время начальствовал, отрасль Ареса,
   705 Сын Филакида Ификла, владетеля стад густорунных,
  
  Брат однокровный героя, бесстрашного Протесилая,
  
  Более юный годами. Но старше его и сильнее
  
  Протесилай безбоязненный был; потерявши героя,
  
  Рать не нуждалась в вожде, но о доблестном часто вздыхала.
   710 Сорок судов чернобоких отправилось с ним против Трои.
  
  С теми, которые в Ферах близ Бебского озера жили,
  
  С теми, что Бебу, Глафиры, прекрасный Яолк населяли, -
  
  С ними одиннадцать шло кораблей под начальством Евмела,
  
  Сына Адметова; был он рожден наиболе прекрасной
   715 Меж дочерями Пелея, - Алкестой, богиней средь женщин.
  
   Тех же, что жили в Мефоне, Фавмакии и в Мелибее,
  
  Тех, во владеньи кого Олизон находился скалистый, -
  
  Вел Филоктет за собою, стрелок превосходный из лука-
  
  Семь кораблей. И на каждом из них пятьдесят находилось
   720 Сильных гребцов, превосходно умевших сражаться стрелами.
  
  Сам он лежал в жесточайших страданьях на острове дальнем,
  
  Лемносе многосвященном, где был он ахейцами брошен,
  
  Мучимый язвою злой, причиненной змеей водяною.
  
  Там он, страдая, лежал. Но уж скоро пришлось аргивянам
   725 О Филоктете у черных судов своих вспомнить!
  
  Рать без вождя не осталась, но все ж по вожде тосковала.
  
  Медон над нею начальствовал, сын Оилея побочный:
  
  Рена его родила градоборцу царю Оилею.
  
   Тех же, кто Триккой владел и Ифомой на горных уступах,
   730 Кто населял Эхалию, Еврита эхальского город, -
  
  Тех за собою в поход Подалирий вели с Махаоном,
  
  Славные оба врачи, Асклепия мудрые дети.
  
  Выпуклых тридцать судов за ними рядами приплыло.
  
   Тех, что в Ормении жили и возле ключа Гипереи,
   735 Тех, кто в Астерии жил и на белых вершинах Титана, -
  
  Вел Еврипил за собою, блистательный сын Евемона.
  
  Сорок судов чернобоких отправилось с ним против Трои.
  
   Тех, что Аргиссой владели и что населяли Гиртону
  
  Олооссон, белокаменный город, Елону и Орфу, -
   740 Их предводителем был Полипет, воеватель бесстрашный,
  
  Сын Пирифоя, бессмертным Зевесом рожденного на свет, -
  
  От Пирифоя зачатый женой Гипподамией славной
  
  В самый тот день, как герой покарал волосатых чудовищ,
  
  Их с Пелиона прогнал и преследовал вплоть до Эфиков.
   745 Был он вождем не один, а главенство делил с Леонтеем,
  
  Сыном бесстрашного духом Корона, Кенеева сына.
  
  Сорок судов чернобоких отправилось с ними под Трою.
  
   Вел двадцать два корабля за собою Гуней из Кифоса.
  
  Был он вождем эниенцев и храбрых душою перебов, -
   750 Тех, кто дома себе строил вокруг непогодной Додоны,
  
  Тех, что вблизи берегов Титаресия жили прелестных.
  
  В реку Пеней он вливает прекрасноструистую воду,
  
  Но, не мешая ее с серебристой его водовертью,
  
  Поверху катит над тою рекой свою воду, как масло.
   755 Воды Стикса, ужаснейшей клятвы, ей служат началом.
  
   Профой же, сын Тенфредона, начальствовал ратью магнетов.
  
  Окрест Пенея и вкруг Пелиона, шумящего лесом,
  
  Жили они. Предводителем их был стремительный Профой.
  
  Сорок судов чернобоких отправилось с ним против Трои.
   760 Вот у данайцев какие вожди и властители были.
  
  Кто же особо средь них выдавался, скажи мне, о Муза,
  
  Сам ли, конями ль, - из всех, за Атридами следом пошедших?
  
  Между коней выдавались всех более кони лихие
  
  Феретиада Евмела, по скорости равные птицам,
   765 Масти одной, одинаковых лет, одинакого роста;
  
  Их на перейских лугах возрастил Аполлон сребролукий, -
  
  Двух кобылиц, разносящих в сражениях ужас Ареса.
  
  Между мужей выдавался Аякс Теламоний, покуда
  
  Гневом пылал Ахиллес; но тот был намного могучей,
   770 Также и кони, на битвы носившие сына Пелея.
  
  Но Ахиллес меж загнутых своих кораблей мореходных
  
  Праздно лежал, на царя Агамемнона, сына Атрея,
  
  Гнев продолжая питать; а народы у берега моря
  
  Тем забавлялись, что диски метали, и копья, и стрелы;
   775 Лошади их у своих колесниц оставались без дела
  
  И сельдерей, порожденный болотом, и клевер жевали.
  
  А колесничная сбруя лежала, укрытая плотно,
  
  В ставках владык. Мирмидонцы, томясь по вождю удалому,
  
  Вяло бродили по стану туда и сюда, не сражаясь.
   780 Войско ахейское шло, словно пламенем почву ничтожа.
  
  Стоном стонала земля, как под гневом метателя молний,
  
  Зевса владыки в то время, как он вкруг Тифея бичует
  
  Землю в Аримах, в которых, как думают, ложе Тифея.
  
  Так под ногами идущих ахейцев земля исходила
   785 Тяжкими стонами. Быстро они проходили равнину.
  
   Вестницей в Трою пришла от эгидодержавного Зевса
  
  С грозною вестью Ирида, по скорости сходная с ветром.
  
  Перед дверями Приама кипело речами собранье;
  
  Тесной толпой молодые и старые вместе стояли.
   790 Близко представ, ветроногая к ним обратилась Ирида,
  
  Голос принявши Полита, Приамова сына, который
  
  В тайном дозоре сидел, полагаясь на быстрые ноги,
  
  На высочайшем могильном холме старшины Эсиета
  
  И дожидался, когда от судов устремятся ахейцы.
   795 Вид принявши его, обратилась Ирида к Приаму:
  
  "О, старик, всегда тебе милы ненужные речи
  
  Так же, как в мирные дни. Но теперь ведь война, и какая!
  
  Очень мне часто бывать приходилось в ужаснейших битвах,
  
  Но не видал я такого и столь многолюдного войска:
   800 Нету им счета, как листьям лесным, как прибрежным песчинкам!
  
  Движутся к нам по равнине, напасть собираясь на город.
  
  Гектор, всего тебе больше советую действовать вот как:
  
  Много союзников с нами в великой столице Приама,
  
  Разный язык у различных племен многочисленных этих.
   805 Пусть же начальствует каждый над теми, над кем он властитель.
  
  Пусть соплеменников строит, пусть их за собою выводит".
  
   Кончила. Голос богини узнал безошибочно Гектор.
  
  Вмиг он собранье закрыл. За оружье схватились троянцы.
  
  Настежь раскрылись ворота. Из них выходили отряды
   810 Пешие, конные. Шум поднялся несказанный повсюду.
  
   Есть перед городом Троей вдали на широкой равнине
  
  Некий высокий курган, отовсюду легко обходимый.
  
  Смертные люди курган тот высокий зовут Батиеей,
  
  Вечноживущие боги - могилой проворной Мирины.
   815 Там у холма разделились троян и союзников рати.
  
   Был у троянцев вождем шлемоблещущий Гектор великий,
  
  Сын Дарданида Приама. Всех лучше и всех многолюдней
  
  Были войска у него, до копейного жадные боя.
  
   Вел за собою дарданцев Эней Анхизид многомощный.
   820 Был он рожден Афродитой богиней; на идских вершинах
  
  Ложе она разделила с Анхизом, - богиня со смертным.
  
  Был он вождем не один; при нем Архелох с Акамантом,
  
  Оба сыны Антенора, искусные в битвах различных.
  
   Тех же, что в Зелее жили под самой подошвою Иды,
   825 Были богаты и пили из Эссепа черную воду,
  
  Племя троянское, - вел их блистательный сын Ликаона,
  
  Пандар, которому лук подарен был самим Аполлоном.
  
   Теми мужами, кто жил в Адрастее и в крае Апесском,
  
  Кто Питиеей владел и высокой горою Тереи, -
   830 Ими начальствовал Амфий в броне полотняной и Адраст,
  
  Оба сыны перкосийца Меропа, который прекрасный
  
  Был предсказатель судьбы и сынам не давал позволенья
  
  На мужебойную ехать войну; не послушались дети
  
  Старца-отца; увлекали их Керы погибели черной.
   835 Тех же, которые в Сеете, в Перкоте и в Практии жили,
  
  Тех, что владели Арисбой божественной и Абидосом, -
  
  Их предводителем был Гиртакид, властительный Асий, -
  
  Асий Гиртаков; его из Арисбы огромные кони
  
  Огненной масти примчали от быстрой реки Селлеента.
   840 Вел за собой Гиппофой племена копьеборцев пеласгов,
  
  Тех, что в Ларисе живут с плодородной землей комковатой, -
  
  Их за собою вели Гиппофой и воинственный Пилей,
  
  Оба сыны Тевтамида, царя пеласгийского Лефа.
  
   Пейрос герой с Акамантом вели за собою фракийцев,
   845 Тех, чью страну Геллеспонт омывает стремительно-быстрый.
  
   Евфем начальником был копьеборцев бесстрашных киконов, -
  
  На свет рожденный Трезеном, питомцем Зевеса Кеадом.
  
   Вел за собою Пирехм криволуких пэонов, далеко
  
  Живших в стране Амидонской, где Аксий струится широкий, -
   850 Аксий, прекрасную воду свою по земле разносящий.
  
   Рать пафлагонцев вело Пилемена суровое сердце, -
  
  Всех, обитавших в Енетах, где водятся дикие мулы,
  
  Тех, что Китором владели и около Сесама жили,
  
  У берегов Парфенийских в отличных домах обитали,
   855 На Ерифинских вершинах, в Эгиале жили и в Кромне.
  
   Рать галидзонов Одий и Эпистроф вели из Алибы;
  
  Месторождение в ней серебра, в той стране отдаленной.
  
   Мисов начальники: Хромий и Энном, гадатель по птицам.
  
  Птицы однако его не спасли от погибели черной:
   860 Пал от могучей руки быстроногого он Эакида
  
  В бурной реке, где и много других перебил он троянцев.
  
   Форкис и богоподобный Асканий, горевшие оба
  
  Жаждой сражаться, фригийцев вели из Асканий дальней.
  
   Антиф и Месфл мэонийских мужей предводители были;
   865 Оба сыны Талемена, Гигейского озера дети;
  
  Войско они привели мэонийцев, под Тмолом рожденных.
  
   Наст предводителем был говоривших по-варварски каров;
  
  Город Милет занимали они и лесистую гору
  
  Фтирос, теченья Меандра, высокие главы Микалы.
   870 Их предводители были Амфимах и Наст благородный,
  
  Наст и Амфимах герои, Номиона славные дети.
  
  В золото Наст выряжался, как дева, идя и на битву.
  
  Но не спасло и оно от погибели черной безумца:
  
  Смерти предал его в бурной реке Эакид быстроногий,
   875 Золотом всем овладел и унес дорогую добычу.
  
   Войско ликийцев вели Сарпедон с безбоязненным Главком
  
  Из отдаленной Ликии от водоворотного Ксанфа.
  
  
  
  
  
   ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ
  
   КЛЯТВЫ. ОБОЗРЕНИЕ АХЕЙСКОГО ВОЙСКА СО СТЕНЫ.
  
  
   ЕДИНОБОРСТВО ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ  [М. И. Пиков]
  
  
  
  1 После того, как отряды с вождями построились к бою,
  
  С шумом и криком вперед устремились троянцы, как птицы:
  
  С криком таким журавли пролетают под небом высоким,
  
  Прочь убегая от грозной зимы и дождей бесконечных;
  
  5 С криком несутся они к океановым быстрым теченьям,
  
  Смерть и погибель готовя мужам низкорослым пигмеям;
  
  В утренних сумерках злую войну они с ними заводят.
  
   В полном безмолвии, силой дыша, приближались ахейцы,
  
  С твердой готовностью в сердце оказывать помощь друг другу.
   10 Так же, как Нот на горе по вершинам туман разливает,
  
  Для пастухов не желанный, но вору приятнее ночи;
  
  Видеть в нем можно не дальше, чем падает брошенный камень;
  
  Так под ногами идущих густейшая пыль поднималась,
  
  Вихрю подобная. Быстро они проходили равнину.
   15 После того, как, идя друг на друга, сошлись они близко,
  
  Вышел вперед из троянских рядов Александр боговидный
  
  С шкурой пантеры и луком кривым на плечах и с висящим
  
  Острым мечом. Колебал он в руке два копья, завершенных
  
  Медными жалами, всех вызывая храбрейших ахейцев
   20 Выступить против него и померяться в схватке ужасной.
  
   Только увидеть успел Менелай многохрабрый Париса
  
  Шагом широким вперед из толпы выступающим гордо,
  
  Радостью вспыхнул, как вспыхнул бы лев перед крупной добычей,
  
  Вдруг повстречавшись с рогатым оленем иль дикой козою;
   25 Жадный от голода, он пожирает добычу, хоть всюду
  
  Сам окружен молодыми ловцами и быстрыми псами.
  
  Радостью вспыхнул такой Менелай, увидавши глазами
  
  Сына Приама царя. К обольстителю местью пылая,
  
  Быстро Атрид с колесницы с оружием спрыгнул на землю.
   30 Только увидел его перед строем Парис боговидный,
  
  Милое сердце в груди у него задрожало от страха.
  
  Быстро к товарищам он отступил, убегая от смерти,
  
  Как человек, увидавший дракона в ущелий горном,
  
  Быстро назад отступает и членами всеми трепещет
   35 И устремляется прочь с побледневшими страшно щеками;
  
  Так погрузился обратно в толпу горделивых троянцев,
  
  В ужас придя перед сыном Атрея, Парис боговидный.
  
   Гектор, увидев, корить его стал оскорбительной речью:
  
  "Горе-Парис, лишь по виду храбрец, женолюб, обольститель!
   40 Лучше бы ты не рождался совсем иль безбрачным погибнул!
  
  Это и я бы хотел, и тебе это было бы лучше,
  
  Чем поношеньем таким и позорищем быть перед всеми!
  
  Длинноволосых ахейцев ты слышишь язвительный хохот?
  
  Видя твой, образ красивый, они полагали, что храбрый
   45 Ты первоборец, а ты - без отваги в душе и без силы!
  
  И вот такой-то, посмел ты однако в судах мореходных,
  
  Море с толпой переплывши товарищей верных, в чужое
  
  Племя проникнуть и в жены красавицу стран отдаленных
  
  Дерзко с собой увезти, - невестку мужей копьеборных,
   50 В горе отцу твоему, государству всему и народу,
  
  В радость большую врагам, а себе самому в поношенье!
  
  Что ж не остался ты ждать Менелая, любимца Ареса?
  
  Знал бы, какого ты мужа владеешь цветущей супругой!
  
  Не помогли бы кифара тебе и дары Афродиты,
   55 Пышные кудри и вид твой, когда бы ты с пылью смешался!
  
  Больно уж робки троянцы. Иначе б давно уже был ты
  
  Каменным платьем одет за несчастья, какие принес ты".
  
   Гектору быстро в ответ возразил Александр боговидный:
  
  "Гектор, меня ты бранишь не напрасно, за дело бранишь ты.
   60 Сердце твое, как топор, всегда некрушимо и крепко.
  
  Бьет по бревну он, размах усиляя руки у того, кто
  
  Для корабля то бревно с великим искусством готовит.
  
  Так же и сердце в груди у тебя неуклонно и твердо.
  
  Но не порочь мне прелестных даров золотой Афродиты.
   65 Нет меж божественных славных даров не достойных почтенья:
  
  Сами их боги дают; по желанью никто не получит.
  
  Ну, а теперь, если хочешь, чтоб я воевал и сражался,
  
  Пусть все усядутся наземь, - и Трои сыны и ахейцы;
  
  Я ж в середине сойдусь с Менелаем, любимцем Ареса,
   70 В бой за Елену вступлю и за взятые с нею богатства.
  
  Кто из двоих победит и окажется в битве сильнейшим,
  
  Женщину пусть уведет за собою с богатствами всеми.
  
  Вы же, взаимную дружбу священною клятвой заверив,
  
  В Трое живите; они же в конями гордящийся Аргос
  
  Пусть уплывают и в славную жен красотою Ахайю".
   75 Так он сказал. С восхищеньем слова его выслушал Гектор.
  
  Вышедши быстро вперед и копье ухватив в середине,
  
  Строй удержал он троянцев. Они, успокоившись, стали.
  
  Вмиг натянули ахейцы свои искривленные луки
   80 Против него, полетели каменья и острые копья.
  
  Громко вскричал на ахейцев владыка мужей Агамемнон:
  
  "Стойте, аргивяне, стойте! Стрельбу прекратите, ахейцы!
  
  Слово какое-то хочет сказать шлемоблещущий Гектор".
  
   Так он сказал. И немедленно бой прекратили ахейцы.
   85 И замолчали. И Гектор сказал, между ратями стоя:
  
  "Слушайте, Трои сыны и ахейцы в красивых поножах,
  
  Что говорит Александр, возбудивший вражду между нами:
  
  Он предлагает троянцам и всем меднолатным ахейцам
  
  На многоплодную землю сложить боевые доспехи;
   90 Сам же один на один с Менелаем, любимцем Ареса,
  
  Вступит он в бой за Елену и взятые с нею богатства.
  
  Кто из двоих победит и окажется в битве сильнейшим,
  
  Женщину пусть уведет за собою с богатствами всеми.
  
  Мы же взаимную дружбу священною клятвой заверим".
   95 Так говорил он. Кругом все затихли и молча стояли.
  
  Громкоголосый тогда Менелай обратился к ним с речью:
  
  "Слушайте также меня. Жесточайшая горесть пронзает
  
  Сердце мое; помышляю давно я: пора примириться
  
  Трои сынам и ахейцам. Довольно вы бед претерпели
   100 За преступленье Париса, за распрю, возженную мною.
  
  Кто между нами двумя обречен на погибель судьбою,
  
  Пусть и погибнет. А вы, остальные, миритесь скорее.
  
  В город пошлите за белым барашком и черной овечкой
  
  Солнцу принесть и земле; мы другого для Зевса доставим.
   105 Также и силу Приама сюда приведите, чтоб клятвы
  
  Сам он заверил (его сыновья вероломны и наглы),
  
  Чтобы никто дерзновенно кронидовых клятв не нарушил.
  
  Носятся вечно по ветру людей молодых помышленья;
  
  Если ж участвует старец, то смотрит вперед и назад он,
   110 Чтоб для обеих сторон наилучше решилося дело".
  
  Так говорил он. И радость объяла троян и ахейцев,
  
  Вера явилась, что близко злосчастной войне окончанье.
  
  Коней поставили в ряд, со своих колесниц соскочили,
  
  Сняли доспехи и все их сложили на землю от вражьих
   115 Близко рядов: разделяла их узкая поля полоска.
  
  Гектор немедленно двух посланцев к Илиону отправил
  
  Пару ягнят принести и Приама призвать на равнину.
  
  Также и царь Агамемнон Талфибию дал приказанье
  
  К вогнутым быстро итти кораблям и ягненка доставить.
   120 И непослушен он не был владыке народов Атриду.
  
   С вестью меж тем к белорукой Елене явилась Ирида,
  
  Образ принявши золовки, жены Антенорова сына,
  
  Знатного Геликаона; женой он имел Лаодику,
  
  Между Приамовых всех дочерей наилучшую видом.
   125 В доме застала Елену; огромную ткань она ткала, -
  
  Плащ тёмнокрасный двойной, и на нем выводила сраженья
  
  Меж конеборных троянцев и меднохитонных ахейцев,
  
  Где от Аресовых рук за Елену они пострадали.
  
  Вставши вблизи, быстроногая так ей сказала Ирида:
   130 "Выйди, жена молодая, взгляни-ка на чудо, какое
  
  Между троян совершилось и меднохитонных ахейцев!
  
  Вел так недавно их друг против друга Apec многослезный,
  
  Жаждали в битвах жестоких сходиться они на равнине.
  
  Нынче безмолвно стоят. Прекратилась война. Оперлися
   135 Воины все на щиты. И копья их воткнуты в землю.
  
  А Приамид Александр с Менелаем, любимцем Ареса,
  
  С длинными копьями в бой за тебя окончательный вступят.
  
  Кто из двоих победит, назовет тебя милой супругой".
  
   Так говорила и дух ей наполнила сладким желаньем
   140 Первого мужа увидеть, родителей милых и город.
  
  Тонкою белою тканью покрылась она и поспешно,
  
  Нежные слезы роняя, из комнаты вон устремилась.
  
  Шла не одна она; следом за ней две служанки спешили,
  
  Эфра, Питфеева дочь, с волоокой Клименой. Достигли
   145 Вскорости все они места, где Скейские были ворота.
  
  Там над воротами, в башне, с Приамом, Панфоем, Фиметом,
  
   С Лампом и Клитием и Гикетаоном, ветвью Ареса,
  
  Укалегон с Антенором сидели, разумные оба.
  
  Все - многочтимые старцы из лучших старейшин народа.
   150 Старость мешала в войне принимать им участье; но были
  
  Красноречивы они и подобны цикадам, что, сидя
  
  В ветках деревьев, приятнейшим голосом лес оглашают.
  
  Вот каковые троянцев вожди восседали на башне.
  
  Только увидели старцы идущую к башне Елену,
   155 Начали между собою крылатою речью шептаться:
  
  "Нет, невозможно никак осуждать ни троян, ни ахейцев,
  
  Что за такую жену без конца они беды выносят!
  
  Страшно похожа лицом на богинь она вечноживущих.
  
  Но, какова б ни была, уплывала б домой поскорее,
   160 Не оставалась бы с нами, - и нам на погибель, и детям!"
  
   Так говорили. Приам подозвал к себе громко Елену:
  
  "Милая дочь, подойди-ка поближе и сядь предо мною!
  
  Первого мужа увидишь, родных и друзей твоих близких.
  
  Ты предо мной невиновна; одни только боги виновны;
   165 Боги с войной на меня многослезной подняли ахейцев.
  
  Сядь же сюда, назови мне огромного этого мужа, -
  
  Что это там за ахеец, высокий такой и могучий?
  
  Выше его головой меж ахейцами есть и другие,
  
  Но никогда не видал я такого красивого мужа,
   170 С видом почтенным таким. На царя он осанкой походит".
  
   И отвечала Приаму Елена, богиня средь женщин:
  
  "Свекор мой милый, внушаешь ты мне и почтенье, и ужас.
  
  Лучше бы горькую смерть предпочла я в то время, как в Трою
  
  С сыном твоим отправлялась, покинувши брачную спальню,
   175 Малую дочку, и близких родных, и пленительных сверстниц.
  
  Но не случилося так, и о том исхожу я слезами.
  
  Это ж тебе я скажу, что спросил и узнать пожелал ты:
  
  Там пред тобою пространнодержавный Атрид Агамемнон, -
  
  И копьеборец могучий, и доблестный царь вместе с этим.
   180 Деверь он был мне, собаке! Да, был он мне деверь когда-то!"
  
   Так говорила. И старец, дивясь на Атрида, воскликнул:
  
  "О, Агамемнон блаженный, судьбой отличенный с рожденья!
  
  Сколько ахейских сынов под твоим я тут вижу началом!
  
  Некогда быть мне пришлось во Фригии, богатой лозами,
   185 Видел я там превеликую рать быстроконных фригийцев,
  
  Видел народы Отрея и равного богу Мигдона.
  
  У берегов сангарийских тогда они станом стояли.
  
  Был я союзником их и средь воинства их находился
  
  В день, как отбили они амазонок, мужчинам подобных.
   190 Столько их не был

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 252 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа