Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 35

Гомер - Илиада



sp; 100 Прежде, когда еще день роковой не настигнул Патрокла,
  
  Миловать было троянцев порой мне приятней.
  
  Многих живыми я в плен забирал и в продажу пускал их.
  
  Нынче ж не будет, чтоб кто-нибудь спасся от смерти, кого бы
  
  В руки мои божество ни отдало пред городом вашим,
   105 Будь это просто троянец, тем более - дети Приама.
  
  Милый, умри же и ты! С чего тебе так огорчаться?
  
  Жизни лишился Патрокл, - а ведь был тебя много он лучше!
  
  Разве не видишь, как сам я и ростом велик, и прекрасен?
  
  Знатного сын я отца, родился от бессмертной богини, -
   110 Смерть однако с могучей судьбой и меня поджидают.
  
  Утро настанет, иль вечер, иль полдень, - ив битве кровавой
  
  Душу исторгнет и мне какой-нибудь воин троянский,
  
  Или ударив копьем, иль стрелой с тетивы поразивши".
  
   У Ликаона мгновенно расслабли колени и сердце.
   115 Выпустил пику из рук он и на землю сел, распростерши
  
  Обе руки. Ахиллес же, свой меч обнажив отточенный,
  
  Около шеи ударил в ключицу, и в тело глубоко
  
  Меч погрузился двуострый. Ничком Ликаон повалился.
  
  Черная кровь выливалась и землю под ним увлажала.
   120 За ногу тело схватив, швырнул Ахиллес его в реку
  
  И, похваляясь над ним, слова окрыленные молвил:
  
  "Там и лежи между рыб! Они у тебя беззаботно
  
  Будут из раны вылизывать кровь. Не положит на ложе
  
  Мать и тебя не оплачет. Скамандр, водовертью богатый,
   125 Тело твое унесет в широкое лоно морское!
  
  Рыба, играя в волнах, на поверхность чернеющей зыби,
  
  Быстро всплывет, чтоб поесть ликаонова белого жира.
  
  Все погибайте, пока в Илион не проникнем священный, -
  
  Вы - от меня убегая, а я - изоивая вас сзади!
   130 И не поможет поток вам прекраснотекущий, в сребристых
  
  Водоворотах, как много б ему вы ни резали в жертву
  
  Крепких быков, и живьем лошадей ни бросали б в пучину.
  
  Все же погибнете злой вы судьбою, заплатите мне вы
  
  И за патроклову смерть, и за гибель ахейцев, которых
   135 Вы без меня перебили вблизи кораблей быстроходных!"
  
   Так говорил он. И в сердце сильнее поток раздражился;
  
  Стал он обдумывать, как бы ему Ахиллеса заставить
  
  Труд боевой прекратить, как избавить троянцев от смерти.
  
  Сын же Пелеев меж тем со своей длиннотенною пикой
   140 Ринулся, смерти желая предать Пелегонова сына
  
  Астеропея героя, которого на свет родили
  
  Аксий широко текущий и Акессамена владыки
  
  Старшая дочь Перибоя: в любви с ней поток сочетался.
  
  Прямо к нему Ахиллес устремился, а тот из потока
   145 Вышел навстречу, две пики держа. Наполнил отвагой
  
  Ксанф ему сердце, гневяся за юношей павших, которых
  
  Без сожаленья Пелид перебил вдоль течений потока.
  
  После того как, идя друг на друга, сошлись они близко,
  
  Первым с речью к нему обратился Пелид быстроногий:
   150 "Кто из мужей ты, откуда, что смеешь мне выйти навстречу?
  
  Дети одних злополучных встречаются с силой моею!"
  
   И отвечал Ахиллесу блистательный сын Пелегона:
  
  "Высокодушный Пелид, для чего ты пытаешь о роде?
  
  Из плодоносной Пеонии я, из далекого края.
   155 Длиннокопейных привел я пеонов сюда, и минуло
  
  Нынче одиннадцать зорь с поры, как пришел в Илион я.
  
  Родоначальник же мой - широко протекающий Аксий, -
  
  Аксий, прекрасную воду свою по земле разносящий.
  
  Он Пелегона родил копьеборца. А я, утверждают,
   160 От Пелегона родился. Сразимся ж, Пелид благородный!"
  
   Так говорил он, грозя. Ахиллес блистательный поднял
  
  Ясень свой пелионский. Но пиками сразу ударил
  
  Астеропей удалой: копьеборец он был двоерукий.
  
  Пикой одной ахиллесов он щит поразил, но не пробил:
   165 Золотом, даром бессмертных, была остановлена пика.
  
  Пикой другой он Пелиду на правой руке оцарапал
  
  Локоть, и черная кровь заструилась. Пронесшися мимо,
  
  В землю вонзилася пика, насытиться жадная телом.
  
  Ясенем прямо летящим потом Ахиллес быстроногий
   170 В Астеропея метнул, предать его смерти желая.
  
  Но промахнулся в него, угодил же в обрывистый берег.
  
  До половины вонзилась в обрыв ясеневая пика.
  
  Выхватив острый свой меч из ножен, Ахиллес устремился
  
  К Астеропею. А тот, напрягая могучую руку,
   175 Ясень Пелида напрасно старался из берега вырвать.
  
  Трижды его начинал он раскачивать, вырвать стараясь,
  
  Трижды силы терял. На четвертый же раз пожелал он
  
  Переломить ясеневую пику, ее перегнувши.
  
  Раньше однако мечом Ахиллес ему душу исторгнул.
   180 Астеропея в живот близ пупка он ударил. На землю
  
  Вылилась внутренность вся, захрипел он, глаза затянулись
  
  Смертною тьмой. Ахиллес же, к груди его бросившись, с тела
  
  Снял боевые доспехи и громко вскричал, похваляясь:
  
  "Здесь и лежи! Нелегко с сыновьями могучего Зевса
   185 В битве встречаться тому, кто хотя б от потока рожден:
  
  Ты говорил, что потоком рожден ты щирокоструистым,
  
  Я же породой горжусь, от великого Зевса идущей.
  
  Я родился от Пелея, Эакова сына, владыки
  
  Многих племен мирмидонских. Эак же родился от Зевса.
   190 Сколько могучей Зевес, чем потоки, бегущие в море,
  
  Столько могучее дети Зевеса, чем дети потоков.
  
  Нынче великий поток помогает тебе, но навряд ли
  
  Сможет помочь: нелегко против Зевса-Кронида сражаться.
  
  С Зевсом тягаться не в силах и сам Ахелой многомощный.
   195 И Океана глубоко текущего сила, откуда
  
  Реки начало свое получают, широкое море,
  
  Все родники и ключи, и глубокие воды колодцев.
  
  Все же трепещет и он перед молньей великого Зевса
  
  И перед громом ужасным, когда загрохочет он с неба".
   200 Так он сказал и из кручи копье медножальное вырвал,
  
  Астеропея ж оставил лежать на песке бездыханным.
  
  Черные воды потока на тело его набегали,
  
  Быстрыми стаями рыбы вокруг и угри суетились,
  
  Почечный жир обрывая и жадно его пожирая.
   205 Сын же Пелея пошел на пеонов, мужей конеборных.
  
  В ужасе все еще прячась близ речки глубокопучинной,
  
  Вдруг увидали они, что лучший меж ними средь сечи
  
  От ахиллесовых рук и меча его жизни лишился.
  
  Так Ахиллес Ферсилоха убил Астипила, Мидона,
   210 Мнеса и Фрасия, также и Эния, и Офелеста.
  
  Много еще бы пеонов убил Ахиллес быстроногий,
  
  Если б глубокопучинный поток не исполнился гнева.
  
  Смертного образ приняв, из глубокой он крикнул пучины:
  
  "О Ахиллес! Ты и силой, и дерзостью дел превышаешь
   215 Мужа любого; тебя защищают бессмертные сами!
  
  Если ж Кронион тебе всех троянцев отдал на погибель,
  
  В поле гони их и там свое дело ужасное делай.
  
  Трупами доверху полны мои светлоструйные воды,
  
  И не могу я пробиться теченьем к священному морю.
   220 Трупы мне путь преграждают. А ты продолжаешь убийства!
  
  Будет тебе, перестань! Берет меня ужас, владыка!"
  
   Так потоку в ответ сказал Ахиллес быстроногий:
  
  "Сделаю, как приказал ты, Скамандр, питомец Зевеса!
  
  Но прекращу избиенье троянцев надменных не раньше,
   225 Чем в Илион загоню их и, в битве сойдясь, испытаю
  
  Гектора, - он ли меня укротит, иль его укрощу я!"
  
   Так он сказал и вперед устремился, похожий на бога.
  
  Тут к Аполлону поток обратился глубокопучинный:
  
  "Что это, сын сребролукий Зевеса, решений Кронида
   230 Ты исполнять не желаешь! Тебе он наказывал строго
  
  В битвах стоять за троянцев и помощь давать им, покуда
  
  Вечер не спустится поздний и тенью полей не покроет".
  
   Так он сказал. Ахиллес же, копьем знаменитый, с обрыва
  
  Прыгнул в средину потока. И вздулся поток разъяренный,
   235 Ринулся, все взволновавши теченья, и множество трупов
  
  Поднял, лежавших в реке, - мужей, перебитых Пелидом.
  
  Стал он выбрасывать трупы, ревя, словно бык разъяренный,
  
  Вон из воды. А живых вдоль прекрасных течений струистых
  
  В водоворотах глубоких укрыл, от Пелида спасая.
   240 Страшная вкруг Ахиллеса волна поднялась и, вскипевши,
  
  С силою грянула в щит. Устоять Ахиллес богоравный
  
  Больше не мог на ногах. Он за вяз ухватился рукою, -
  
  Вяз пышнолистный, большой, и дерево вывернул с корнем.
  
  Берег крутой обвалился, и ветки густые покрыли
   245 Струи прекрасные. Вяз поперек перекинулся гатью,
  
  В воду упав целиком. Ахиллес поднялся из пучины
  
  И на проворных ногах во всю мочь по равнине помчался
  
  В страхе. Однако великий поток не отстал и высоко,
  
  Весь почернев, поднялся, чтоб заставить Пелеева сына
   250 Труд боевой прекратить, чтоб от смерти избавить троянцев.
  
  Прочь отскочил Ахиллес, насколько копье пролетает,
  
  Быстро прочь отскочил, как орел, черноперый охотник,
  
  Самый могучий и самый проворный меж птицами всеми.
  
  Так и Пелид отскочил, на груди его крепкой ужасно
   255 Медь загремела доспехов. От волн увернувшись потока,
  
  Он побежал. Грохоча, за Пелидом поток устремился.
  
  Как человек, орошая растенья свои и посевы,
  
  Из родника черноводного путь пролагает теченью
  
  И очищает лопатой канаву от всякого сора;
   260 В ров набегает вода, по дну за собой увлекая
  
  Мелкие камни, журчит и бежит по наклонному ложу
  
  Быстрым потоком, того обогнав, кто ее направляет.
  
  Так Ахиллеса все время волна настигала потока,
  
  Как ни проворен он был: намного сильнее нас боги.
   265 Несколько раз Ахиллес быстроногий пытался навстречу
  
  Выступить, чтоб убедиться, - не все ли его уже боги
  
  Гонят, не всё ль на него ополчилось великое небо?
  
  Тотчас однако волна поимого Зевсом потока
  
  С силою сверху его по плечам ударяла. В испуге
   270 Выше старался он прыгнуть. Поток подгибал ему ноги,
  
  Бурно с боков ударял, вырывал из-под ног его землю.
  
  И возопил Ахиллес, на широкое небо взглянувши:
  
  "Зевс, наш отец! Надо мною, несчастным, не сжалятся боги
  
  И не спасут из реки? А потом все готов претерпеть я!
   275 Из небожителей всех предо мною никто не виновен
  
  Так, как милая мать, меня обольстившая ложью.
  
  Мне говорила она: под стеной меднобронных троянцев
  
  От аполлоновых стрел быстролетных придет моя гибель.
  
  Пусть бы убил меня Гектор, из выросших здесь наилучший!
   280 Доблестный муж бы убил, и доблестный был бы убит им.
  
  Нынче же жалкою смертью приходится здесь мне погибнуть,
  
  Как свинопасу-мальчишке, в воде захлебнуться, - мальчишке,
  
  Переходившему реку зимой и снесенному ею!"
  
   Так он сказал. И тотчас подошли Посейдон и Афина;
   285 Образ принявши мужей, перед сыном Пелеевым стали,
  
  За руку взяли рукой и словами его заверяли.
  
  Так ему стал говорить Посейдон, потрясающий землю:
  
  "Сын Пелеев! Чрезмерно не бойся и духом не падай,
  
  Ибо такие тебе мы защитники между бессмертных, -
   290 Я и Паллада-Афина, с согласия полного Зевса.
  
  Роком тебе суждено осиленным быть не потоком;
  
  Скоро назад от тебя он отступит, увидишь и сам ты.
  
  Если послушаться хочешь, мы мудрый совет тебе дали б:
  
  В битве, равно всем ужасной, не складывай рук утомленных
   295 Раньше, чем войско бегущих троянцев назад не загонишь
  
  В стены славные Трои. А Гектора жизни лишивши,
  
  Снова к судам возвращайся. Даем мы добыть тебе славу!"
  
   Так они оба сказали и вместе вернулись к бессмертным.
  
  Он же, словами богов ободренный, поспешно к равнине
   300 Кинулся. Всю ее сплошь речная вода заливала.
  
  Множество медных доспехов прекрасных и множество трупов
  
  Юношей плыло по ней. Высоко поднимая колени,
  
  Прыгал он вверх из воды. И сдержать его не был способен
  
  Ксанф. Ахиллесу вдохнула великую силу Афина.
   305 Но и поток не ослабил напора. Еще он сильнее
  
  Гневом вскипел к Ахиллесу. Высоко волну взгромоздивши,
  
  Поднял ее над Пелидом и громко позвал Симоента:
  
  "Милый мой брат! Хоть вдвоем обуздаем неистовство мужа!
  
  Скоро он город великий Приама владыки разрушит.
   310 Не устоят пред Пелидом в сумятице битвы троянцы!
  
  Помощь скорей мне подай, теченья наполни водами
  
  Горных ключей и ручьев, чтобы вздулись повсюду притоки,
  
  Чтобы большая вода поднялась, чтобы бревна и камни
  
  Загрохотали в воде. И дикого мужа смирим мы,
   315 Всех одолевшего нынче, готового с богом равняться.
  
  Думаю я, не поможет ему ни наружность, ни сила,
  
  Ни дорогие доспехи прекрасные. Всех под водою
  
  Илом их густо затянет на дне. И его самого я
  
  Галькой обильно засыплю, песком занесу его сверху,
   320 Так что ахейцы собрать и самых костей Ахиллеса
  
  Будут не в силах, -таким его илом я сверху покрою.
  
  Тут же ему и могила готова. И будет не нужно
  
  Холм над ним насыпать, исполняя обряд похоронный".
  
   Кинулся Ксанф на Пелида, неистово воды вздымая,
   325 С ревом хлеща в него пеной, и кровью, и трупами павших.
  
  Встала, вздуваясь, волна поимого Зевсом потока,
  
  Вверх высоко поднялась, опрокинуть грозя Ахиллеса.
  
  Вскрикнула Гера в испуге; страшилась она, не унес бы
  
  В водовороты свои Ахиллеса поток разъяренный.
   330 К милому сыну Гефесту поспешно она обратилась:
  
  "Встань, Кривоногий, дитя мое! В битве с тобою сразиться
  
  Мы почитаем достойным глубокопучинного Ксанфа.
  
  Быстро на помощь приди, засвети-ка огромное пламя!
  
  Я же отправлюсь позвать Зефира и быстрого Нота,
   335 Чтобы тяжелою бурей от моря они налетели
  
  И, разжигая свирепый огонь, у троянцев спалили
  
  Головы их и доспехи. А сам ты по берегу Ксанфа
  
  Все дерева попали и с огнем на него устремися.
  
  Не поддавайся ни сладким словам, ни угрозам потока.
   340 И не смиряй до тех пор своей силы, покуда я знака
  
  Криком тебе не подам гасить огонь неустанный".
  
   Так говорила. Гефест воздвиг бушевавшее пламя.
  
  Прежде всего по равнине огонь запылал. Пожигал он
  
  Трупы убитых Пелидом, лежавшие кучами всюду.
   345 Высохло все на равнине, и стихли блестящие воды.
  
  Быстро, как сушит осенний Борей увлажненную землю,
  
  Радость этим давая тому, кто ее обработал,
  
  Высохла всюду равнина, и трупы убитых сгорели.
  
  На реку бог обратил разливающий зарево пламень.
   350 Вспыхнули тут тамариски по берегу, ивы и вязы,
  
  Вспыхнули донник душистый, и кипер, и влажный ситовник,
  
  Росшие густо вокруг прекрасных течений Скамандра.
  
  Рыбы, угри затомились, - и те по глубоким пучинам,
  
  Те по прекрасным струям и туда и сюда заметались,
   355 Жаром палимые жгучим искусника-бога Гефеста.
  
  Сила потока горела, и громко воззвал он к Гефесту:
  
  "Нет, Гефест, ни один из бессмертных тебя не осилит!
  
  Также и я не желаю с тобой, огнедышащим, биться.
  
  Кончим вражду! Пусть Пелид хоть сейчас всех троянцев из Трои
   360 Выгонит! Мне-то чего защищать их, чего воевать мне?"
  
   Молвил, палимый огнем. Вскипали прекрасные струи.
  
  Как изнутри закипает котел над огнем разожженным,
  
  Где растопляется сало откормленной туши кабаньей;
  
  Все в нем бурлит, а под ним сухие поленья пылают.
   365 Так же пламя палило теченья, вода клокотала.
  
  Стал поток и течь не решался. Терзал его жаром
  
  Мощный Гефест многоумный. Взмолился поток устрашенный
  
  К Гере и к ней со словами крылатыми так обратился:
  
  "Гера! За что на меня одного между всеми богами
   370 Сын твой напал и терзает меня! Я не столько виновен,
  
  Сколько все боги другие, дающие помощь троянцам.
  
  Помощь свою я тотчас прекращу, если ты мне прикажешь, -
  
  Пусть, же и он перестанет. А кроме того я клянуся
  
  Не отвращать никогда погибельных дней от троянцев,
   375 Даже когда Илион пожирающим пламенем вспыхнет
  
  И запылает в пожаре, зажженном сынами ахейцев!"
  
   Лишь белорукая Гера богиня услышала это,
  
  К милому сыну Гефесту немедленно так обратилась:
  
  "Будет, Гефест! Прекрати, многославный мой сын! Не годится
   380 Бога бессмертного так обижать из-за племени смертных!"
  
   Так говорила. Гефест погасил бушевавшее пламя.
  
  Волны вернулись обратно в прекрасноструистую реку.
  
  Только что ксанфова сила была смирена, прекратили
  
  Битву они. Удержала их Гера, хотя и сердилась.
   385 Но меж другими богами тяжелая вспыхнула распря,
  
  Страшная. В разные стороны дух их в груди устремлялся.
  
  Сшиблись с шумом великим; земля застонала под ними.
  
  Небо великое гулко на шум отвечало. Услышал
  
  Зевс, на Олимпе сидящий. И сердце его засмеялось
   390 С радости, лишь увидал он богов, друг на друга идущих.
  
  Долго без дела они не стояли. Сражение начал
  
  Щитокрушитель Apec. На Афину он кинулся первый
  
  С пикою медной в руке и сказал ей обидное слово:
  
  "Снова ты, муха собачья, бессмертных стравляешь на битву,
   395 Дерзостью буйной пылая! Чего ты, надменная, хочешь?
  
  Или не помнишь, как ты подстрекнула Тидеева сына
  
  Биться со мною? У всех на глазах ты копье ухватила
  
  И на меня навела и пронзила прекрасное тело.
  
  Нынче тебе отомщу я за то, что со мной ты свершила!"
   400 Так сказав, по эгиде бахромчатой вдруг он ударил, -
  
  Страшной, которой пробить неспособна и молния Зевса.
  
  Пикой ударил в эгиду Apec, оскверненный убийством.
  
  Чуть отступила Афина, схватила могучей рукою
  
  Камень, лежавший средь поля, - огромный, зубристый и темный, -
   405 В древнее время как знак межевой водруженный на поле.
  
  В шею Ареса ударила им и расслабила члены.
  
  Семь он пелетров, упавши, покрыл, зазвенели доспехи.
  
  Волосы с пылью смешались. Над ним засмеялась Афина
  
  И, похваляясь, слова окрыленные молвила громко:
   410 "Видно, глупец, ты не взвесил, насколько я большею силой
  
  Перед тобою хвалюсь, что тягаться задумал со мною!
  
  Так ты искупишь вполне проклятия матери, в гневе
  
  Злые дела на тебя замышлявшей за то, что оставил
  
  Ты аргивян и надменным троянским сынам помогаешь!"
   415 Так сказавши, глаза свои светлые прочь отвратила.
  
  Зевсова дочь Афродита стонавшего тяжко Ареса,
  
  За руку взяв, повела. С трудом приходил он в сознанье.
  
  Лишь увидала ее белорукая Гера богиня,
  
  Тотчас со словом крылатым к Афине она обратилась:
   420 "Необоримая дочь Эгиоха-Зевеса, смотри-ка:
  
  Муха эта собачья ведет мужегубца Ареса
  
  Через сумятицу битвы жестокой. Пойди, нагони их!"
  
   Так ей сказала. И радостно вслед устремилась Афина
  
  И, Афродиту нагнав, ударила сильной рукою
   425 В грудь. Ослабели мгновенно у той и колени и сердце.
  
  Оба с Аресом лежали они на земле многодарной.
  
  Та же, хвалясь перед ними, сказала крылатое слово:
  
  "Вот если б все из богов, что ныне стоят за троянцев,
  
  Были, на бой выходя против меднооружных ахейцев,
   430 Столь же отважны и стойки, как стойкой была Афродита,
  
  Здесь против силы моей за Ареса пришедшая биться, -
  
  О, уж давно бы тогда мы покончили с этой войною
  
  И разрушенью б прекрасно построенный предали город!"
  
   И улыбнулась в ответ белорукая Гера богиня.
   435 Тут Аполлону сказал могучий Земли колебатель:
  
  "Что ж это, Феб, не вступаем мы в битву? Пристойно ли это,
  
  Раз уже бьются другие? Позорнее будет без боя
  
  Нам на Олимп воротиться, в зевесов дворец меднозданный.
  
  Ну, начинай! Ты рожденьем моложе. Мне выступить первым
   440 Нехорошо: я и раньше родился, и опытен больше.
  
  Как твое сердце, глупец, безрассудно! Ужели не помнишь,
  
  Сколько с тобою мы бед претерпели вокруг Илиона, -
  
  Мы лишь одни из бессмертных, когда, по приказу Зевеса,
  
  К наглому Лаомедонту на год поступили на службу
   445 С договоренною платой. И стал он давать приказанья.
  
  Я для троянцев в то время вкруг города стену построил,
  
  Чтоб неприступен он был, - широкую, крепкую стену.
  
  Медленноногих коров ты пас, Аполлон, криворогих
  
  В горных долинах богатой ущельями Иды лесистой.
   450 После ж того, как нам радость дающие вынесли Оры
  
  Срок платежа, целиком удержал нам насильственно плату
  
  Лаомедонт нечестивый, с угрозами прочь нам уславши.
  
  Ноги и руки над ними при этом он нам пригрозился
  
  Крепко связать и продать на какой-нибудь остров далекий.
   455 Был готов он и уши обоим отрезать нам медью.
  
  Так от него мы с тобою обратно пошли, негодуя,
  
  В гневе за плату, которую он обещал, но не отдал.
  
  И вот его-то народу ты милость несешь и не хочешь
  
  С нами стараться, чтоб гибель постигла надменных троянцев,
   460 Полная, злая, а с ними детей и супруг их почтенных!"
  
   Тут в ответ Посейдону сказал Аполлон дальновержец:
  
  "Сам ты, Земли колебатель, почел бы меня неразумным,
  
  Если б с тобою в борьбу я вступил из-за смертнорожденных,
  
  Жалких, похожих на листья, людей, которые нынче
   465 Полною жизнью цветут, плодами питаяся пашни,
  
  Завтра - жизни лишась, исчезают. Давай, разойдемся,
  
  В бой не вступая, а людям сражаться одним предоставим".
  
   Так сказал и назад повернулся. Стыдился он сердцем
  
  Руку на брата отцова поднять в сокрушительной схватке.
   470 Гнев овладел Артемидой, державной владычицей дичи,
  
  Рыщущей по полю. Яро корить начала она брата:
  
  "Прочь бежишь, Дальновержец! Готов ты принесть Посейдону
  
  Незаслуженную славу, победу ему уступая!
  
  Эх, дурачок! Для чего "тебе лук, бесполезный, как ветер?
   475 Чтоб никогда я теперь не слыхала в отцовском чертоге
  
  Гордой твоей похвальбы, как хвалился ты между богами,
  
  Будто способен один на один с Посейдоном сразиться!"
  
   Так говорила. И ей ничего Аполлон не ответил.
  
  Но на нее рассердилась супруга почтенная Зевса.
   480 На стреловержицу с бранью накинулась Гера богиня:
  
  "Сука бесстыдная! Как? Уж против меня ты сегодня
  
  Выступить хочешь? Тебе я тяжелой противницей буду,
  
  Хоть луконосица ты, хотя для женщин и львицей
  
  Зевс тебя сделал и дал убивать, какую захочешь!
   485 Право, уж лучше б тебе по горам за зверями гоняться,
  
  Диких оленей стрелять, чем с более сильными биться!
  
  Если же хочешь сразиться, то скоро увидишь, насколько
  
  Силой слабей ты меня, чтоб решаться равняться со мною!"
  
   Так сказала и левой рукой близ кистей ухватила
   490 Руки богини, а правою, с плеч Артемиды сорвавши
  
  Лук и колчан, вкруг ушей ее бить ими стала со смехом.
  
  Та, уклоняясь, рвалась. Рассыпались быстрые стрелы.
  
  Плача, прочь убежала богиня, подобная быстрой
  
  Горной голубке, от ястреба прочь улетевшей, чтоб ск

Другие авторы
  • Наживин Иван Федорович
  • Сала Джордж Огастес Генри
  • Федоров Борис Михайлович
  • Палей Ольга Валериановна
  • Прокопович Николай Яковлевич
  • Ухтомский Эспер Эсперович
  • Вольфрам Фон Эшенбах
  • Опочинин Евгений Николаевич
  • Клюшников Иван Петрович
  • Никитенко Александр Васильевич
  • Другие произведения
  • Зелинский Фаддей Францевич - Солон. Лирика
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Две пасхи
  • Куприн Александр Иванович - Каприз
  • Розанов Василий Васильевич - Частный и общий интерес в Г. Думе
  • Вересаев Викентий Викентьевич - Что нужно для того, чтобы быть писателем?
  • Цертелев Дмитрий Николаевич - Цертелев Д. Н.: Биографическая справка
  • Булгаков Федор Ильич - Из истории взяточничества в Великобритании
  • Веселовский Александр Николаевич - И.К. Горский. Об исторической поэтике Александра Веселовского
  • Перро Шарль - Шарль Перро: биографическая справка
  • Вербицкая Анастасия Николаевна - Ночью
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 257 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа