Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 32

Гомер - Илиада



align="justify">  
  Пять на щите этом было слоев; на них он искусно
  
  Много представил различных предметов, хитро их задумав.
  
   Создал в средине щита он и землю, и небо, и море,
  
  Неутомимое солнце и полный серебряный месяц,
   485 Изобразил и созвездья, какими венчается небо;
  
  Видимы были Плеяды, Гиады и мощь Ориона,
  
  Также Медведица, - та, что еще называют Повозкой;
  
  Ходит по небу она и украдкой следит Ориона,
  
  И лишь одна непричастна к купанью в волнах Океана.
   490 Сделал два города смертных людей потом на щите он,
  
  Оба прекрасные. В первом и пиршества были, и свадьбы.
  
  Из теремов там невест провожали чрез город при свете
  
  Факелов ярких, и звучный кругом гименей распевали.
  
  Юноши в плясках кружились, и громко средь них раздавались
   495 Звуки веселые флейт и форминг. И дивились на пляски
  
  Женщины, каждая стоя в жилище своем на пороге.
  
  Множество граждан толпилось на площади города. Тяжба
  
  Там меж двоих из-за пени была за убитого мужа.
  
  Клялся один пред народом, что все уже отдал другому,
   500 Тот отрицал, чтоб хоть что получил от убийцы в уплату.
  
  Оба они обратились к судье за решением дела.
  
  Криками каждый кругом своему приходил на поддержку.
  
  Вестники их успокоить старались. На тесаных камнях
  
  В круге священном сидели старейшины рядом друг с другом.
   505 В руку жезлы принимали от вестников звонкоголосых,
  
  Быстро вставали и суд свой один за другим изрекали.
  
  Два золотые пред ними таланта лежали в средине,
  
  Чтобы тому передать их, кого они правым признают.
  
   Город второй с обеих сторон осаждали два войска,
   510 Ярко блистая оружьем. В решенье они колебались:
  
  Или весь город разрушить, иль, сколько богатства хранится
  
  В городе этом прелестном, на две разделить половины.
  
  Те не сдавались еще и готовились к тайной засаде.
  
  Стену, стоя на ней, охраняли их милые жены,
   515 Дети, также мужчины, которыми старость владела,
  
  Сами ж пошли. Во главе их - Apec и Паллада-Афина,
  
  Оба из золота и в золотые одеты одежды,
  
  Оба в оружье, - большие, прекрасные; истинно - боги!
  
  Ясно заметные, люди вокруг были ниже на много -
   520 К месту пришли, где всего им удобней казалась засада:
  
  На берегу у реки, где обычно скотину поили.
  
  Там они сели на землю, блестящей одетые медью.
  
  Двое лазутчиков спереди сели, отдельно от войска,
  
  И выжидали прихода овец и коров тяжконогих.
   525 Вскоре они показались; свирелью себя услаждая,
  
  Гнали спокойно их два пастуха, не предвидя коварства.
  
  Те же, едва увидав, устремились на них из засады,
  
  И захватили коровьи стада и густые отары
  
  Сереброрунных овец, а их пастухов перебили.
   530 О стане, едва услыхала смятенье и шум возле стада
  
  Стража, стерегшая площадь, тотчас на коней быстроногих
  
  Все повскакали, помчались и, берега быстро достигнув,
  
  К битве построились возле реки и в сраженье вступили.
  
  Яро метали друг в друга блестящие медные копья.
   535 Там и Смятенье, и Распри теснились, и грозная Кера;
  
  Раненых жадно хватала она, и не раненых также,
  
  За ноги трупы убитых из битвы свирепой тащила;
  
  Кровью людскою вкруг плеч одежда ее обагрялась.
  
  Воины в свалке, как будто живые, теснились и бились,
   540 И напрягались отнять друг у друга кровавые трупы.
  
   Мягкую новь он представил еще, плодородную пашню,
  
  Трижды взрыхленную плугом. И много на ней землепашцев
  
  Гнало парные плуги, ведя их туда и обратно;
  
  Каждый раз, как они, повернувши, к меже подходили,
   545 В руки немедля им кубок вина, веселящего сердце,
  
  Муж подавал, подошедши. И пахари гнать продолжали
  
  Борозду дальше, чтоб снова к меже подойти поскорее.
  
  Поле, хотя золотое, чернелося сзади пахавших
  
  И походило на пашню, - такое он диво представил.
   550
  Дальше царский участок представил художник искусный.
  
  Острыми жали серпами поденщики спелую ниву.
  
  Горсти колосьев одни - непрерывно там падали наземь,
  
  Горсти другие вязальщики свяслами крепко вязали.
  
  Трое вязальщиков возле стояли. Им мальчики сзади,
   555 Спешно сбирая колосья, охапками их подносили.
  
  На полосе между ними, держа в руке своей посох,
  
  Царь молчаливо стоял с великою радостью в сердце.
  
  Вестники пищу поодаль под тенью готовили дуба;
  
  В жертву быка заколов, вкруг него суетились; а жены
   560 Белое тесто месили к обеду работникам поля.
  
   И виноградник с тяжелыми гроздьями там он представил,
  
  Весь золотой, лишь одни виноградные кисти чернелись.
  
  Из серебра были колья повсюду натыканы густо;
  
  Черный ров по бокам; окружен оловянной оградой
   565 Сад; чрез средину одна пролегает тропинка, которой
  
  Ходят носильщики в пору, когда виноград собирают.
  
  Девы и юноши там в молодом, беззаботном веселье
  
  Сладостный плод уносили в прекрасно сплетенных корзинах.
  
  Мальчик, идя между ними, на звонкоголосой форминге,
   570 Всех восхищая, играл, воспевая прекрасного Лина
  
  Нежным голосом. Те же за мальчиком следом спешили,
  
  С присвистом, с пеньем и с топотом в лад, непрестанно танцуя.
  
   Сделал потом на щите он и стадо коров пряморогих;
  
  Были одни золотые, из олова были другие;
   575 С громким мычаньем они из загона на луг выходили
  
  К берегу шумной реки, тростником поросшему гибким.
  
  Вместе с коровами этими шли пастухи золотые,
  
  Четверо; девять бежало собак резвоногих за ними.
  
  Спереди два вдруг ужаснейших льва напали на стадо
   580 И повалили быка; ревел и мычал он ужасно,
  
  Львами влекомый; собаки и юноши мчались на помощь;
  
  Оба льва, разорвав на огромном быке его кожу,
  
  Жадно потрох глотали и черную кровь. Пастухи же
  
  Тщетно старались на львов собак натравить резвоногих;
   585 Слушаться их не хотели собаки и львов не кусали;
  
  Близко подскочут, залают и тотчас назад убегают.
  
  Пастбище сделал потом в прекрасной долине художник,
  
  Стадо большое овец белорунных на пастбище этом,
  
  Крытые там шалаши представил, загоны и хлевы,
   590 Также площадку для плясок представил хромец обеногий,
  
  Вроде такой, которую в Кносе пространном когда-то
  
  Для Ариадны прекрасноволосой Дедал изготовил.
  
  Юноши в хоре и девы, для многих желанные в жены,
  
  За руки взявши друг друга, на этой площадке плясали.
   595 Девушки были одеты в легчайшие платья, мужчины
  
  В тканные прочно хитоны, блестевшие слабо от масла.
  
  Девушки были в прекрасных венках, а у юношей были
  
  Из серебра ремни, на ремнях же ножи золотые.
  
  Быстро они на проворных ногах в хороводе кружились
   600 Так же легко, как в станке колесо под рукою привычной,
  
  Если горшечник захочет проверить, легко ли вертится.
  
  Или плясали рядами, одни на других надвигаясь.
  
  Много народу теснилось вокруг, восхищаясь прелестным
  
  Тем хороводом. Певец же божественный пел под формингу,
   605 Стоя в кругу хороводном; и только лишь петь начинал он,
  
  Два скомороха тотчас начинали вертеться средь круга.
  
   И, наконец, на щите этом прочном по самому краю
  
  Он великую силу реки Океана представил.
  
   После того, как щит он сковал, огромный и крепкий,
   610 Выковал также и панцырь Гефест ему, ярче, чем пламя;
  
  Крепкий сковал ему шлем, на висках прилегающий плотно, -
  
  Пестрый, прекрасный; а гребень на шлеме из золота сделал.
  
  После ему и поножи из гибкого олова создал.
  
   Кончив доспехи ковать, знаменитый хромец обеногий
   615 Взял и сложил их к ногам Ахиллесовой матери наземь.
  
  Словно сокол, она с многоснежных вершин олимпийских
  
  Кинулась, ярко блестящий доспех унося от Гефеста.
  
  
  
  
  
  ПЕСНЬ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
  
  
  
  
  
   ОТРЕЧЕНИЕ ОТ ГНЕВА  [М. И. Пиков]
  
  
  
   В платье шафранном Заря поднялася из струй Океана,
  
  Чтобы свой свет принести бессмертным и смертным. Фетида,
  
  Дар от бога неся, корабельного стана достигла.
  
  Там она сына нашла. Над патрокловым телом простершись,
  
  5 Громко рыдал он. Вокруг и товарищи, стоя у тела,
  
  Плакали. Стала меж ними богиня богинь, Ахиллеса
  
  За руку нежно взяла, называла и так говорила:
  
  "Этого, сын мой, оставим его мы лежать, как бы ни было горько
  
  Нашему сердцу: по воле богов всемогущих погиб он.
   10 Ты ж поднимись и прими гефестов доспех достославный,
  
  Дивный, какой никогда не сиял на плечах человека".
  
   Так говорила она и доспех принесенный сложила
  
  Пред Ахиллесом. И весь зазвенел он, сработанный дивно.
  
  Вздрогнули все мирмидонцы, не мог ни один на доспех тот
   15 Прямо взглянуть. Трепетали они. Ахиллеса ж сильнее
  
  Гнев объял при виде доспеха. И заревом ярким
  
  Вспыхнули страшно глаза из-под век. За доспех он схватился
  
  И любовался в восторге подарком сияющим бога.
  
  После того же, как всласть на изделье Пелид нагляделся,
   20 Быстро слова окрыленные он своей матери молвил:
  
  "Мать моя, это оружье - от бога! Лишь делом бессмертных
  
  Быть оно может, не делом руки человека. Сейчас же
  
  Я облекаюсь в него! Но ужасно меня беспокоит,
  
  Как бы тем временем мухи, проникнув в глубокие раны,
   25 Медью пробитые в теле Менетьева мощного сына,
  
  Не народили червей. Они изуродуют тело:
  
  Вырвана жизнь из него! И станет оно разлагаться".
  
   Сереброногая тотчас ему отвечала Фетида:
  
  "Можешь, сын, совсем не заботиться больше об этом.
   30 Я от него отогнать постараюсь свирепые стаи
  
  Мух, поедающих трупы мужей, умерщвленных в сраженьях.
  
  Если бы даже лежал он в течение целого года,
  
  Не изменилось бы тело и даже прекраснее б стало.
  
  Ты ж благородных ахейцев скорей созови на собранье,
   35 Всем объяви, что на сына Атрея ты гнев прекращаешь,
  
  Вооружайся скорее на битву и силой оденься".
  
   Так говорила и дух многодерзостный сыну вдохнула,
  
  В ноздри ж Патрокла она амвросии с нектаром красным
  
  Капнула, чтоб невредимым его оставалося тело.
   40 Быстро по берегу моря пошел Ахиллес богоравный.
  
  Криком, страх наводящим, героев он поднял ахейских.
  
  Даже такие, что раньше всегда при судах оставались,
  
  Кормчие, что на судах мореходных рулем управляли,
  
  Кто продовольствием ведал и был раздавателем пищи, -
   45 Все на собранье спешили, узнав, что Пелид быстроногий
  
  Снова явился, так долго чуждавшийся горестной битвы.
  
  Двое, хромая, брели, - служители бога Ареса, -
  
  Сын боестойкий Тидея и царь Одиссей богоравный.
  
  Шли, опираясь на копья: их раны еще не зажили.
   50 Оба, придя на собранье, в переднем ряду поместились,
  
  Самым последним пришел повелитель мужей Агамемнон,
  
  Тяжкою раной страдая: и он середь схватки могучей
  
  Пикою был поражен Антеноровым сыном Кооном.
  
  После того же как все на собранье сошлися ахейцы,
   55 С места поднявшись, пред ними сказал Ахиллес быстроногий:
  
  "Стало ли так уж нам лучше, Атрид Агамемнон, обоим,
  
  Мне и тебе, оттого, что за девушку, - пусть и с печалью, -
  
  Дух разрушающей распре мы в гневе своем предалися?
  
  Пусть бы ее на судах Артемида убила стрелою
   60 В день, как Лирнесс разоривши, меж пленниц я девушку выбрал!
  
  Сколько ахейских мужей земли не глодало б зубами,
  
  Пав под руками троянцев, пока я упорствовал в гневе!
  
  Гектору лишь и троянцам то было на пользу. Ахейцы
  
  Долго, я думаю, будут раздор наш губительный помнить!
   65 То, что случилось, оставим, однако, как ни было б горько.
  
  Пред неизбежностью дух свой в груди укротим поневоле.
  
  Гнев свой теперь на тебя прекращаю. Не следует злобы
  
  В сердце упорно питать мне. Но вот что: как можно скорее
  
  Длинноволосых ахейцев на бой возбуди жесточайший,
   70 Чтобы изведать я мог, с врагами сойдясь, - и теперь ли
  
  Возле судов ночевать они думают? Нет, я надеюсь!
  
  Радостно каждый из них утомленные склонит колени,
  
  Кто избежать нашей пики сумеет средь битвы кровавой!"
  
   Радость большая объяла красивопоножных ахейцев,
   75 Что, наконец, прекращает свой гнев Ахиллес крепкодушный.
  
  Начал тогда говорить повелитель мужей Агамемнон,
  
  Не выходя на средину, а только поднявшись на месте:
  
  "О дорогие герои данайцы, о слуги Ареса!
  
  Вставшего следует слушать в молчанье, и речи словами
   80 Не прерывать: говорить так не смог бы и самый искусный.
  
  Можно ль средь громкого шума людского что-либо услышать
  
  Или сказать? Заглушается так ведь и громкий оратор!
  
  С сыном Пелеевым я объяснюсь. А вы, остальные,
  
  Слушайте слово мое и усвойте его хорошенько.
   85 Очень часто ахейцы, сердясь, про меня говорили
  
  И обвиняли меня. Но не я тут виновен, виновны
  
  Зевс и Судьба, и Эриния, в мраке бродящая вечном.
  
  Это они на собранье жестоко мой ум ослепили
  
  В день тот, когда самовластно я взял у Пелида добычу.
   90 Что ж бы я сделал? Свои божество ведь преследует цели, -
  
  Ата, чтимая Зевсова дочь, которая в силах
  
  Всех ослепить. У проклятой нежнейшие ноги. Не ходит
  
  Ими она по земле, - по людским головам выступает,
  
  Ум затемняя людей. Уж один-то из нас ей попался!
   95 Сам даже Зевс поддался ослепленью, хотя и сильнейший
  
  Он, говорят, средь мужей и богов; но и Зевса-Кронида
  
  Гера, хоть слабая, все же коварством своим обманула
  
  Некогда, в день тот, когда предстояло Алкмене
  
  Силу Геракла родить в стенами увенчанных Фивах.
   100 Зевс говорил, уж заране хвалясь перед всеми богами:
  
  "Слушайте слово мое, о боги, и вы, о богини!
  
  Слушайте то, что в груди меня дух мой сказать побуждает:
  
  Выведет на свет сегодня Илифия, помощь родильниц,
  
  Мужа, который над всеми соседями властвовать будет, -
   105 Родом из славных мужей, от крови моей происшедших!"
  
   В сердце коварство тая, отвечала владычица Гера:
  
  "Зевс! Обманешь и к речи своей не приложишь свершенья!
  
  Ну-ка, решись, - поклянись, Олимпиец, великою клятвой,
  
  Что над соседями всеми и вправду владыкою будет
   110 Тот из смертных мужей, от крови твоей происшедших,
  
  Кто, сегодня родившись, из женских выпадет бедер".
  
   Так говорила. Кронион коварства ее не почуял.
  
  Клятвой поклялся великой, и часто в том каялся после.
  
  Гера же ринулась тотчас с высокой вершины Олимпа.
   115 В Аргос ахейский примчалась; как было ей раньше известно,
  
  Мощная там находилась жена Персеида Сфенела,
  
  Милого сына во чреве седьмой лишь носившая месяц.
  
  Вывела на свет младенца, хотя и незрелого, Гера,
  
  Роды Алкмены замедлив и к ней не пустивши Илифий.
   120 С вестью об этом сама к Громовержцу пришла и сказала:
  
  "Зевс, отец яркомолненный! Слово вложу тебе в сердце:
  
  Муж родился благородный, аргосцами будет он править.
  
  То Еврисфей, Сфенелом рожденный, Персеевым сыном. - -
  
  Племя твое; не будет он Аргосу царь недостойный".
   125 Острое горе глубоко проникло Крониону в сердце.
  
  Ату немедля схватил он за голову в косах блестящих,
  
  Злобою в сердце пылая, и крепкою клятвой поклялся,
  
  Что никогда с этих пор на Олимп и на звездное небо
  
  К ним не воротится Ата, которая всех ослепляет-
   130 Так он сказал и, рукой размахнувшись, со звездного неба
  
  Бросил ее. И упала она на работы людские.
  
  Из-за нее-то всегда он вздыхал, наблюдая, как делом
  
  Неподобающим был отягчен его сын Еврисфеем.
  
  Так же и я вот: когда шлемоблещущий Гектор великий
   135 Перед кормами судов истреблял беспощадно ахейцев,
  
  Я забыть ослепленья не мог, овладевшего мною.
  
  Раз же я был ослеплен, и Кронион мой разум похитил,
  
  Дело хочу я исправить, бесчисленный дав тебе выкуп.
  
  Но поднимайся на бой и других подними за собою.
   140 Я же всегда предоставить готов те подарки, какие
  
  В ставке твоей перечислил вчера Одиссей богоравный.
  
  Если желаешь, сейчас подожди, хоть и рвешься в сраженье.
  
  От корабля моего посланцы, доставши подарки,
  
  Их принесут, чтоб увидел ты сам, как подарки те ценны".
   145 Сыну Атрея в ответ сказал Ахиллес быстроногий:
  
  "О многославный Атрид, повелитель мужей Агамемнон!
  
  Если желаешь, то, как подобало бы, дай мне подарки,
  
  Иль удержи. Это дело твое. А теперь мы о битве
  
  Вспомним скорее! И нечего тут разговаривать долго!
   150 Несовершенным еще остается великое* дело!
  
  Снова в передних рядах увидите вы Ахиллеса,
  
  Пикой крушащего медной густые фаланги троянцев.
  
  Пусть же и каждый из вас с троянцами встречными бьется!"
  
  
  
   Сыну Пелея тогда сказал Одиссей хитроумный:
   155 "Доблестен ты, Ахиллес, небожителям равный, однако
  
  Не посылай к Илиону ахейцев на тощий желудок
  
  Против троянцев сражаться. На очень немалое время
  
  Сеча завяжется, раз уж взаимно сшибутся фаланги
  
  Воинов, если исполнит их бог одинаковой силой.
   160 Нет! Прикажи-ка ахейцам вблизи кораблей подкрепиться
  
  Пищей, вином: ведь от них человеку и сила, и храбрость.
  
  Кто бы смог из мужей, не поевши, сражаться с врагами
  
  Целый день напролет, пока не закатится солнце?
  
  Если бы даже он духом упорно стремился сражаться,
   165 Все ж незаметно все члены его отягчит и захватит
  
  Жажда и голод, и станут, лишь двинется, слабы колени.
  
  Тот же, кто силы свои укрепил и вином, и едою
  
  День напролет со врагами сражаться готов непрерывно.
  
  Сердце отважно в груди у него, и усталости члены
   170 Не ощущают. И бой он последним из всех покидает.
  
  Так распусти же народ, Ахиллес, и вели им готовить
  
  Пищу, подарки ж свои повелитель мужей Агамемнон
  
  Пусть в середину собранья доставит, чтоб все там ахейцы
  
  Их увидали глазами, а ты веселился бы сердцем.
   175 Пусть он поднимется здесь на собранье и даст тебе клятву,
  
  Что на постель не всходил с Брисеидой и с ней не сближался
  
  Как установлен, владыка, закон для мужчин и для женщин.
  
  Ты же дух свой в груди преклони, Ахиллес, к милосердью.
  
  А Агамемнон тебя пусть почествует пиром обильным
   180 В ставках, чтоб все ты имел, что тебе подобает по праву.
  
  Ты, Атрид, и в глазах у других после этого станешь
  
  Лишь справедливее. Нет для царя никакого позора,
  
  Если он с мужем мирится, которого первый обидел".
  
  
  
   Тотчас ответил ему повелитель мужей Агамемнон:
   185 "Радуюсь я, Лаэртид, внимая речам твоим мудрым.
  
  Все разобрал и о всем рассудил ты вполне справедливо.
  
  Клятву дать я готов, и зовет меня к этому дух мой.
  
  Ложно пред богом я клясться не буду. Прошу Ахиллеса:
  
  Как бы он в бой ни спешил, пускай подождет здесь немного;
   190 Все подождите и вы, остальные, покамест из ставки
  
  К нам не прибудут дары, и клятв не заверим мы жертвой.
  
  Дело я это тебе самому, Одиссей, поручаю.
  
  В спутники юношей выбрав, знатнейших среди все ахейцев,
  
  С ними дары, что вчера обещали мы дать Ахиллесу,
   195 Сам принеси с корабля моего и жен приведи к нам.
  
  Ты же, Талфибий, скорей по пространному стану ахейцев
  
  Мне кабана разыщи, чтоб зарезать Зевесу и Солнцу".
  
   Сыну Атрея в ответ сказал Ахиллес быстроногий:
  
  "О многославный Атрид, повелитель мужей Агамемнон!
   200 Можно об этом о всем позаботиться будет и позже,
  
  После того как настанет в кровавом бою передышка,
  
  И бушевать не такая уж ярость в груди моей будет.
  
  В поле, пронзенные медью, лежат еще мужи, которых
  
  Гектор смирил Приамид, как Зевс даровал ему славу, -
   205 Вы же нас оба зовете обедать! Иначе б я сделал:
  
  Я приказал бы ахейским сынам натощак, не поевши,
  
  Прямо в битву итти, а потом, с закатившимся солнцем,
  
  Ужин богатый сготовить, когда отомстим за позор наш.
  
  Прежде того никакая еда и питье никакое
   210 В глотку мою не пойдут, перед телом убитого друга!
  
  В ставке он у меня посредине, истерзанный медью,
  
  К двери ногами лежит распростертый; его окружая,
  
  Плачут товарищи. Нет! У меня в помышленьях не пища,
  
  А лишь убийство да кровь, и врагов умирающих стоны!"
  
  
   215 Сыну Пелея в ответ сказал Одиссей хитроумный:
  
  "Сын благородный Пелея, храбрейший меж всеми ахеец!
  
  Много меня ты храбрее и много меня превосходишь
  
  В битве копьем; но, с другой стороны, я тебя превзошел бы
  
  Мыслью намного: я раньше родился и опытен больше.
   220 Сердце терпеньем наполни и выслушай все, что скажу я.
  
  Скоро сердца у людей пресыщаются битвой кровавой,
  
  Если стеблей большинство уж разбросано медью по пашне,
  
  Сбор же становится скудным, как только весы наклоняет
  
  Зевс-Эгиох, войн неизменный вершитель.
   225 Нет, не желудком должны сокрушаться о мертвых ахейцы:
  
  Слишком много мужей ежедневно, одни за другими,
  
  Гибнут. Ну, кто и когда бы успел отдохнуть от печали?
  
  Должно земле предавать испустившего дух человека,
  
  Твердость в душе сохраняя, поплакавши день над умершим.
   230 Те же, которые живы от гибельных битв остаются,
  
  Помнить должны о питье и еде, чтобы с большею силой,
  
  Не уставая, могли мы все время сражаться с врагами,
  
  Медью сияющей тело облекши. Пускай же не медлит
  
  Больше никто из бойцов, дожидаясь другого приказа!
   235 Вот вам приказ: кто останется здесь, при судах мореходных.
  
  Плохо придется тому! Сомкнувши фаланги, ударим
  
  На конеборных троянцев, возбудим жестокую сечу!"
  
   Так сказал он и в спутники взял себе двух Несторидоь.
  
  Сына Филея Мегета, вождя Мериона, Фоанта,
   240 И Ликомеда, Креонтом рожденного, и Меланиппа.
  
  Быстро пошли они к ставке владыки, Атреева сына.
  
  Было сказано слово, и тотчас сделано дело.
  
  Семь обещанных взяли из ставки треножников, двадцать
  
  Ярко блестящих котлов, двенадцать коней легконогих,
   245 Семь также вывели женщин, искусных в прекрасных работах
  
  Вывели и Брисеиду, румяную деву, восьмою.
  
  Шел впереди Одиссей, отвесивший десять талантов
  
  Золота, следом же юноши шли с остальными дарами.
  
  Все в середи

Другие авторы
  • Толстой Лев Николаевич, Бирюков Павел Иванович
  • Толмачев Александр Александрович
  • Левидов Михаил Юльевич
  • Вассерман Якоб
  • Куликов Ф. Т.
  • Шмидт Петр Юльевич
  • Пушкин Александр Сергеевич
  • Эртель Александр Иванович
  • Сервантес Мигель Де
  • Дитмар Карл Фон
  • Другие произведения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Фон и не фон
  • Добролюбов Николай Александрович - О нравственной стихии в поэзии на основании исторических данных
  • Вересаев Викентий Викентьевич - Ю.Фохт-Бабушкин. В.В.Вересаев - легенды и реальность
  • Тихомиров Павел Васильевич - Невежественная критика: Ответ "Церковным Ведомостям"
  • Богданович Ипполит Федорович - Письма Ипполита Богдановича
  • Данилевский Николай Яковлевич - Несколько слов по поводу конституционных вожделений нашей "либеральной прессы"
  • Тарловский Марк Ариевич - Огонь
  • Краснов Платон Николаевич - Стефан Малларме. "Уж славы головня победоносно скрылась..."
  • Житков Борис Степанович - Кенгура
  • Клычков Сергей Антонович - Клычков С. А.: Биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 385 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа