Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 27

Гомер - Илиада



align="justify">  Были похожи они, с несказанной отвагою в сердце;
  
  Рвут они жадно на части оленя рогатого, в чаще
  
  Леса поймавши его; их пасти багровы от крови;
   160 После подходят к ключу черноводному целою стаей,
  
  Узкими там языками лакают с поверхности воду,
  
  Кровью убитого зверя рыгая; в груди их косматой
  
  Дух вполне безбоязнен, и сильно раздуты утробы.
  
  Так же совсем мирмидонцев вожди и советники быстро
   165 Вкруг Ахиллесова друга, отважного духом, сбирались,
  
  Жаждая боя, в толпе их стоял Ахиллес быстроногий
  
  И на борьбу возбуждал лошадей и мужей щитоносцев.
  
   Зевсом любимый Пелид пятьдесят кораблей быстролетных
  
  Вместе с собою под Трою привел, и при веслах на каждом
   170 По пятьдесят человек находилось бойцов превосходных.
  
  Пять он поставил над ними начальников, чтоб исполняли
  
  Их приказанья, а высшую власть сохранял за собою.
  
  Первый отряд возглавлялся Менесфием пестродоспешным,
  
  Сыном Сперхея - реки, получавшего воду от Зевса.
   175 На свет его породила Пелеева дочь Полидора,
  
  С неутомимым Сперхеем сошедшись, - женщина с богом.
  
  Отчество ж было по Бору ему, Периерову сыну:
  
  Внесши бесчисленный выкуп, на ней он открыто женился.
  
  Евдор воинственный был предводитель второго отряда.
   180 Дева его родила Полимела, прелестная в плясках,
  
  Дочь Филанта; пленился веселою девой могучий
  
  Аргоубийца, ее увидавши средь песен и плясок
  
  У Артемиды в хору, - златострельной охотницы шумной.
  
  К девушке в комнату наверх поднялся и тайно сопрягся
   185 С нею заступник Гермес, и ему родила она сына,
  
  Славного Евдора, в беге проворного, храброго в битве.
  
  После того ж как Илифия, помощь дающая в родах,
  
  Вывела на свет ребенка, и солнца лучи он увидел,
  
  Ввел к себе в дом Полимелу герой Ехеклей многосильный,
   190 Акторов сын, за нее заплативши бесчисленный выкуп.
  
  Мальчика ж старец Филант воспитал и вскормил с попеченьем,
  
  Лаской его окруживши, как будто он был его сыном.
  
  В третьем отряде вождем был Писандр, Маймалом рожденный,
  
  Храбрый, воинственный муж, первейший меж всех мирмидонцев:
   195 После Пелидова друга в искусстве на копьях сражаться.
  
  Феникс, боец поседелый, вождем был в четвертом отряде,
  
  В пятом же - Алкидамант, Лаэркия сын безупречный.
  
  В полном порядке совместно с вождями построив отряды,
  
  С сильною речью ко всем Ахиллес обратился могучий:
   200 "Не забывайте никто у меня тех угроз, мирмидонцы,
  
  Как при судах наших быстрых, в то время, как гневом пылал я,
  
  Вы угрожали троянцам и горько меня обвиняли:
  
  "Желчью, свирепый Пелид, ты матерью вскормлен своею!
  
  Близ кораблей ты насильно товарищей держишь, жестокий!
   205 Лучше в судах мореходных домой мы назад возвратимся"
  
  Раз уж тобой овладела такая безмерная злоба!"
  
  Так вы мне часто, сходясь, говорили. Великое дело
  
  Битвы теперь наступило: ее вы так долго желали!
  
  В бой теперь каждый иди, в ком сердце отважное бьется!"
   210 Так говоря, возбудил он и силу, и мужество в каждом.
  
  Слово царя услыхавши, тесней мирмидонцы сомкнулись.
  
  Так же, как каменщик, камни смыкая с камнями, выводит
  
  Стену высокого дома в защиту от дующих ветров, -
  
  Так же сомкнулись ряды щитов меднобляшных и шлемов.
   215 Шлем тут со шлемом, и щит со щитом, человек с человеком
  
  Близко смыкались; вперед наклоняясь, боец прикасался
  
  Шлемом к переднему шлему, - так тесно стояли ахейцы.
  
  Перед рядами два мужа стояли, - Патрокл многомощный
  
  С Автомедонтом. Горели одним они оба желаньем, -
   220 Быть впереди мирмидонцев в бою. Ахиллес быстроногий
  
  В ставку пошел. На прекрасном узорчатом там сундуке он
  
  Крышку поднял. На корабль ему этот сундук был положен
  
  Сереброногой Фетидой и полон он был и хитонов,
  
  И шерстяных одеял, и плащей, берегущих от ветра.
   225 Там у него наготове хранилася чаша. Средь смертных
  
  Муж из нее ни один вина искрометного не пил,
  
  Не возливалось вино никому из богов, кроме Зевса.
  
  Из сундука эту чашу доставши,, сначала ее он
  
  Серой очистил, потом всполоснул водяными струями,
   230 Руки обмыл и себе, и вином эту чашу наполнил.
  
  Стал в середине двора, и вино возливал, и молился,
  
  На небо глядя. И не был он Зевсом отцом незамечен.
  
  "Зевс пеласгийский, додонский, далекий владыка Додоны
  
  Вечно суровой, где Селлы, пророки твои, обитают,
   235 Ног не моют себе и спят на земле обнаженной!
  
  Ты на молитву мою благосклонно уж раз отозвался
  
  И возвеличил меня, поразивши ахейцев бедою.
  
  Также еще и теперь мне такое исполни желанье:
  
  Сам я в стане своем остаюсь корабельном, но в битву
   240 Друга-товарища шлю и много моих мирмидонцев.
  
  Зевс протяженно гремящий! Пусть слава его провожает,
  
  Смелостью сердце наполни ему, чтоб увидел и Гектор,
  
  Может ли также один отличаться в бою наш товарищ,
  
  Или свирепствуют в битве его необорные руки
   245 Только тогда, как и сам на аресову битву я выйду.
  
  После, когда от судов он отгонит сраженье и крики,
  
  Пусть невредимым к судам быстроходным вернется обратно,
  
  Пусть и товарищи все, и оружье останутся целы!"
  
   Так говорил он, молясь. И внял ему Зевс промыслитель.
   250 Дал Отец Ахиллесу одно, а другое отвергнул:
  
  Прочь отогнать от судов войну и сраженье Патроклу
  
  Дал; а из битвы назад отказал невредимым вернуться.
  
  Так совершив возлиянье и Зевсу отцу помолившись,
  
  В ставку назад он вошел и в сундук положил свою чашу.
   255 Вышел и стал перед ставкой. Хотелось еще его духу
  
  Схватку ужасную между троян и ахейцев увидеть.
  
  Те же совместно с Патроклом отважным вперед устремились
  
  В полном оружьи, чтоб смело на войско троянцев ударить.
  
  Хлынули быстрой и дружной толпою они на троянцев,
   260 Как придорожные осы, которых привыкли тревожить
  
  Мальчики, их постоянно дразня близ дороги в. их гнездах.
  
  Глупые эти ребята на многих беду навлекают.
  
  Если какой-нибудь путник нечаянно ос потревожит,
  
  Мимо идя по дороге, они с отвагою в сердце
   265 Все на него налетают, свое защищая потомство.
  
  Сердцем и духом на ос походя, от судов мирмидонцы
  
  Хлынули против троянцев. И крик поднялся неугасный.
  
  Громко Патрокл закричал, возбуждая товарищей к бою:
  
  "Вы, мирмидонцы, лихие соратники сына Пелея!
   270 Будьте мужами, друзья, о неистовой вспомните силе!
  
  Славу дадим Ахиллесу, пускай пред судами ахейцы
  
  Доблесть узнают его и бойцов его рукопашных!
  
  Пусть и Атрид осознает, владыка мужей Агамемнон,
  
  То ослепленье, с каким он обидел храбрейшего мужа!"
   275 Так говоря, возбудил он и силу, и мужество в каждом.
  
  Тесно сомкнувши ряды, на врагов мирмидонцы напали.
  
  Страшным откликнулись гулом суда на воинственный крик их.
  
  Как увидали троянцы на поле сраженья Патрокла, -
  
  И самого, и возницу, - обоих в блестящих доспехах,
   280 Дрогнуло сердце у всех, всколебались густые фаланги;
  
  Разом подумали все, что Пелид быстроногий отбросил
  
  Гнев, им владевший так долго, и снова на дружбу склонился.
  
  Стали они озираться, куда убежать им от смерти.
  
   Первым Патрокл, размахнувшись, блистающей пикой ударил
   285 Прямо в средину троянцев, где больше всего их толпилось, -
  
  Возле кормы корабля крепкодушного Протесилая.
  
  Им поражен был Пирехм, конеборных пеонов отважных
  
  Из Амидона приведший, где катится Аксий широкий.
  
  Медною пикой в плечо он ударил его. И со стоном
   290 Навзничь Пирехм опрокинулся в пыль, и пеоны с испугом
  
  Кинулись в бегство. Поверг Патрокл всех пеонов в смятенье,
  
  Их вождя умертвив, храбрейшего воина в битвах.
  
  От кораблей их прогнав, затушил он пылавшее пламя.
  
  Полу сожженный корабль остался на месте. Бежали
   295 С криком ужасным троянцы. Рассыпались быстро данайцы
  
  Меж кораблей изогнутых. И шум поднялся непрерывный.
  
  Так же, как если с вершины огромной горы Молневержец
  
  Тучи густые разгонит, и тихое время настанет, -
  
  Все вдруг далеко становится видным, - высокие мысы,
   300 Скалы, долины; воздушный простор наверху необъятен.
  
  Так и данайцы, пылавший огонь от судов отразивши,
  
  Передохнули немного. Но битва вполне не затихла.
  
  Вовсе троянцы еще пред ахейской воинственной ратью
  
  От чернобоких судов не бежали назад без оглядки;
   305 Бодро стояли еще, отступив от судов поневоле,
  
   Бой закипел врассыпную. Сражались бойцы в одиночку.
  
  Вождь нападал на вождя. И первый Патрокл многомощный
  
  Ареилика ударил в то время, как он повернулся,
  
  Острою пикой в бедро, насквозь его медью дробивши;
   310 Кость раздробило копье; и ничком повалился на землю
  
  Ареилик. Менелай же воинственный ранил Фоанта,
  
  Грудь обнажившего возле щита, и члены расслабил.
  
  А Филеид, увидав, что Амфикл на него устремился,
  
  Опередил и ударил в бедро его, в место, где мышца
   315 Толще всего у людей; пересекло копейное жало
  
  Все сухожилья вокруг, и глаза его тьмою покрылись.
  
  Из Несторидов один, Антилох, на Атимния с пикой
  
  Острой напал и, ударивши в пах, острием его пробил.
  
  Тот перед ним повалился. Тут с поднятой пикою Марий
   320 На Антилоха напал, за убийство разгневанный брата.
  
  Стал перед трупом. Но прежде, чем пикой ударить успел он,
  
  Опередил Фрасимед его, равный бессмертным, и не дал
  
  Промаха: быстро в плечо поразил. Острие его пики
  
  Мышцы с руки сорвало и кость целиком разрубило.
   325 С шумом на землю он пал, и глаза его тьмою покрылись.
  
  Так они оба, двумя укрощенные братьями, вместе
  
  В мрачный спустились Эрев, - лихие бойцы Сарпедона,
  
  Амисодара сыны-копьеборцы, который Химеру
  
  Лютую выкормил, многим мужам земнородным на гибель.
   330 Сын Оилеев Аякс, налетев, живым Клеобула"
  
  Сбитого в давке толпой, захватил, но сейчас же на месте
  
  Силу расслабил его, мечом ударив по шее.
  
  Меч разогрелся от крови до ручки. Глаза Клеобулу
  
  Быстро смежила багровая смерть с могучей судьбою.
   335 Бегом друг с другом сошлись Пенелей и Ликон. Промахнулись
  
  Пиками оба они, бесполезно их оба метнули.
  
  Снова сошлись на мечах. Ликон поразил Пенелея
  
  В шлем густогривый по гребню, но меч обломился у ручки.
  
  В шею тогда Пенелей под ухом ударил Ликона.
   340 Врезался в шею весь меч, голова опрокинулась набок,
  
  Только на коже держась, и сила покинула члены.
  
  Вождь Мерион на проворных ногах Акаманта настигнул,
  
  Как на коней он всходил, и в плечо его пикой ударил.
  
  Тот с колесницы свалился, глаза его тьмою покрылись.
   345 Идоменей Ериманта ударил безжалостной медью
  
  В рот. Под мозгом внизу пробежала блестящая пика,
  
  Белые кости врага своим острием расколола,
  
  Выбила, зубы ему. Глаза переполнились кровью
  
  Оба. Она изо рта, из ноздрей у него побежала.
   350 Черное облако смерти покрыло его отовсюду.
  
  Каждый из этих данайских вождей по бойцу опрокинул.
  
  Так же, как волки в горах на ягнят и козлят нападают,
  
  Их вырывая из стад, которым пастух неумелый
  
  Дал широко разбрестись по горам; увидавши их, волки
   355 Быстро животных трусливых хватают и рвут их на части.
  
  Так на троянцев напали данайцы. Но те лишь о бегстве
  
  Думали шумном и вовсе забыли кипящую храбрость.
  
  Больший Аякс, Теламоний, все время старался ударить
  
  Гектора медною пикой. Но Гектор, испытанный в битвах,
   360 Крепким Воловьим щитом закрывая широкие плечи,
  
  Зорко следил за свистанием стрел и жужжанием копий.
  
  Видел он ясно, что им изменяет победа, но все же
  
  С места сходить не хотел, защищая товарищей милых.
  
   Как от Олимпа на небо из светлого сходит эфира
   365 Темная туча, когда Молневержец грозу посылает, -
  
  Так от ахейских судов началися и крики, и бегство.
  
  Все в беспорядке бежали назад. Быстроногие кони
  
  Вынесли Гектора вместе с оружьем. Оставил он сзади
  
  Войско троянцев, которых задерживал ров. Уж у многих
   370 Быстрых коней колесничных во рву поломалися дышла,
  
  Много осталось во рву колесниц предводителей войска.
  
  Яро Патрокл наседал, за собой призывая данайцев,
  
  Беды врагам замышляя. Троянцы в стремительном бегстве
  
  Все заполняли дороги, повсюду рассеявшись. Вихрем
   375 Пыль поднялась к облакам. Расстилались по полю кони,
  
  К Трое обратно несясь от ахейских судов и от стана.
  
  Где только видел Патрокл, что теснее толпятся троянцы,
  
  С криком туда он коней направлял. С колесниц под колеса
  
  Падали мужи ничком, и гремели, валясь, колесницы.
   380 Прямо чрез вырытый ров перепрыгнули быстрые кони, -
  
  Кони бессмертные, дар от богов олимпийских Пелею,
  
  Дальше помчался Патрокл. На Гектора духом рвался он,
  
  Свергнуть его устремлялся. Но Гектора кони умчали.
  
   Так же, как черная стонет земля, отягченная бурей,
   385 В осень, когда на нее изливает шумящие воды
  
  Зевс раздраженный, на тех негодуя людей, что неправый
  
  Свой совершают на площади суд и насилия множат,
  
  Правду теснят и ничуть наказанья богов не страшатся;
  
  Вздувшись от множества вод, стремительно реки несутся.
   390 Много холмов отрезают потоки в то время от суши,
  
  С гор низвергаясь внезапно в волнами кипящее море
  
  С шумом и стоном великим, работы людей разрушая;
  
  С шумом таким, задыхаясь, бежали троянские кони.
  
   Вылетев к первым фалангам троянцев, Патрокл их отрезал,
   395 Начал обратно теснить к кораблям, не давая бегущим
  
  В город уйти, и носился, врагов избивая нещадно,
  
  Меж кораблями, рекой и великой ахейской стеною.
  
  Тут он пеню взыскал с троянцев за многих убитых.
  
  Первого пикой блестящей Патрокл опрокинул Проноя,
   400 Грудь обнажившего возле щита, и члены расслабил.
  
  С шумом на землю он пал. Патрокл налетел на второго, -
  
  Фестора, сына Енопа; сидел он в своей колеснице,
  
  Съежась в комок, растерявшись; из рук его выпали вожжи.
  
  Близко к нему подлетев, Патрокл его пикой ударил
   405 В правую щеку; и зубы насквозь ему пика пробила.
  
  Из колесницы его через край потащил он на пике,
  
  Как человек, на нависшем усевшийся камне, из моря
  
  Тащит проворную рыбу на леске с блестящею медью;
  
  Так Енопида с разинутым ртом потащил он на пике,
   410 Сбросил на землю лицом, и от павшего жизнь отлетела.
  
  После того Ерилая, навстречу бежавшего, камнем
  
  В голову он поразил, и она пополам раскололась
  
  В шлеме тяжелом. Ничком Ерилай повалился на землю.
  
  Дух разящая смерть разлилася вокруг Ерилая.
   415 После того он сразил Ериманта, Епалта, Ифея,
  
  Пирия и Тлеполема, Амфотера и Полимела,
  
  Сына Аргея, Евиппа и Эхия Дамасторида.
  
  Всех одного за другим положил он на тучную землю.
  
   Лишь увидал Сарпедон, что без пояса панцырь носящих
   420 Много товарищей пало, смирённых рукою Патрокла,
  
  Он закричал с возмущеньем ликийцам своим богоравным:
  
  "Стыдно, ликийцы! Куда вы бежите? Как стали вы быстры!
  
  Выйду я этому мужу навстречу, хочу я увидеть, -
  
  Кто он, могучий тот воин? Немало беды причинил он
   425 Войску троянцев и многим отважным расслабил колени!"
  
   Так говоря, с колесницы на землю с оружьем он спрыгнул.
  
  Это увидевши, также Патрокл соскочил с колесницы.
  
  Как на скалистой вершине с пронзительным криком дерется
  
  Коршунов пара с кривыми когтями, с изогнутым клювом,
   430 С криком таким же они устремились один на другого.
  
   Сына хитрого Крона при виде их жалость объяла.
  
  К Гере, сестре и супруге, с таким обратился он словом:
  
  "Горе! Судьба Сарпедону, мне самому милому мужу,
  
  Быть смирённым в бою рукой Менетида Патрокла!
   435 Сердце меж двух у меня колеблется разных решений:
  
  Вырвать ли мне Сарпедона живым из кровавого боя
  
  И перевесть его в край плодоносный Ликии пространной,
  
  Или его укротить могучей рукою Патрокла?"
  
   Так отвечала ему волоокая Гера богиня:
   440 "Как ты ужасен, Кронид! Ну, какие слова говоришь ты!
  
  Смертного мужа, издревле уже обреченного роком,
  
  Ты совершенно от смерти печальной желаешь избавить!
  
  Делай, как хочешь. Но боги тебя тут не все мы одобрим.
  
  Слово иное скажу, и обдумай его хорошенько:
   445 Если живым Сарпедона в его ты отправишь отчизну,
  
  Вспомни, - быть может, тогда и другой кто-нибудь из бессмертных
  
  Милого сына захочет из боя могучего вырвать.
  
  Мало ли здесь сыновей, от бессмертных рожденных, под Троей
  
  Бьется! У этих богов ты ужасную злобу возбудишь.
   450 Если же он тебе дорог и сердцем о нем ты болеешь,
  
  То допусти, чтобы в битве пылающей был укрощен он
  
  Мощной рукою Патрокла, Менетьева славного сына.
  
  После того ж, как душа и жизнь Сарпедона покинут,
  
  Смерти и сладкому сну повели отнести его тело
   455 С чуждой троянской земли в родную ливийскую землю.
  
  Там его братья и близкие все похоронят, воздвигнув
  
  Холм погребальный и столб, как честь воздается умершим".
  
   Так говорила. И внял ей родитель бессмертных и смертных.
  
  Капли кровавые начал он сеять на черную землю,
   460 Чествуя милого сына, которого должен был нынче
  
  В Трое Патрокл уничтожить, далеко от родины милой.
  
  После того как, идя друг на друга, сошлись они близко,
  
  Славного сшиб Фрасимела Патрокл. Превосходным возницей
  
  Был Фрасимел у царя Сарпедона. Его поразил он
   465 Пикою в нижнюю часть живота и члены расслабил.
  
  Но Сарпедон, вторым на Патрокла напав, промахнулся
  
  Пикой блестящей. Коню Ахиллеса Педасу попала
  
  Пика в плечо; закричал он пронзительно, дух испуская.
  
  В пыль повалился со стоном. И дух отлетел от Педаса.
   470 Оба другие коня расскочились, ярмо затрещало,
  
  Спутались вожжи, когда пристяжная свалилась на землю.
  
  Автомедонт копьеборец нашел из беды этой выход:
  
  Вырвав острый свой меч из ножен при бедре мускулистом,
  
  Кинулся он и отсек пристяжную, ни мало не медля.
   475 Оба другие коня поровнялись и стали под вожжи.
  
   В жизнегубительной схватке сошлися противники снова.
  
  Пикой блестящей своею опять Сарпедон промахнулся.
  
  Близко над левым плечом Патрокла она пролетела,
  
  Но не попала в него. Тогда и Патрокл размахнулся
   480 Пикой. Ее не напрасно метнул он. Попал он в то место,
  
  Где грудобрюшной преградой охвачено плотное сердце.
  
  Тот повалился, как валится дуб иль серебряный тополь,
  
  Или сосна, если плотник своим топором отточенным
  
  Дерево срубит в горах, корабельные балки готовя.
   485 Так Сарпедон пред конями своими лежал, растянувшись,
  
  В пыль, обагренную кровью, со стоном впиваясь руками.
  
  Так же, как схваченный львом острозубым, ворвавшимся в стадо
  
  Медленноногих коров, отважный бык краснобурый
  
  С яростным ревом под пастью ужасною льва погибает,
   490 Так же и вождь щитоносных ликийцев, сраженный Патроклом,
  
  Яростью полный, на помощь товарища звал дорогого:
  
  "Милый Главк, меж мужами боец! Ты особенно должен
  
  Быть копьеборцем сегодня и воином самым отважным!
  
  Если ты храбр, то да будет война тебе нынче желанной!
   495 Прежде всего обойди предводителей храбрых ликийцев,
  
  Пусть они тотчас же бросятся в бой выручать Сарпедона.
  
  Выйди и сам за меня губительной медью сражаться.
  
  Я для тебя навсегда поношеньем и срамом останусь,
  
  Даже на самые дни отдаленные, если ахейцы
   500 Снимут доспехи с меня, в корабельном погибшего стане.
  
  Крепко и сам ты держись и народ возбуждай на сраженье!"
  
   Так говорил Сарпедон. И смертный конец ему быстро
  
  Ноздри покрыл и глаза. На грудь наступивши ногою,
  
  Вытащил пику Патрокл с грудобрюшной преградою вместе,
   505 Душу и жало копья одновременно вырвав из тела.
  
  Там же тотчас мирмидонцы коней изловили храпящих,
  
  В бегство готовых пуститься, покинув свою колесницу.
  
   Главка при голосе друга ужасное горе объяло.
  
  Сердце кипело в груди, что на помощь прийти он не может.
   510 Стиснул руку ладонью. Большой его мучила болью
  
  Рана, какую нанес, при его нападеньи на стену,
  
  Тевкр Теламоний стрелою, беду от друзей отражая.
  
  В жаркой молитве воззвал к дальнострельному он Аполлону:
  
  "Слух преклони, о владыка! В краю ль плодоносном ликийском,
   515 В Трое ль находишься ты, - отовсюду ты можешь услышать
  
  Мужа, объятого скорбью, какая меня удручает.
  
  Рана моя тяжела. Вокруг нее острые боли
  
  Руку пронзают мою. Все время не может подсохнуть
  
  Кровь, что из раны струится. Плечо у меня онемело.
   520 Крепко держать не могу я копья, не могу на врага я
  
  Выйти. В бою между тем погиб выдающийся воин, -
  
  Зевса сын Сарпедон. Не помог Громовержец и сыну!
  
  Ты же, владыка, молю, исцели эту тяжкую рану,
  
  Боли мои успокой, дай силу, чтоб мог возбудить я
   525 Созванных мною ликийских товарищей к битве упорной,
  
  Также чтоб мог я и сам за тело погибшего биться!"
  
   Так он молился. И Феб-Аполлон ту молитву услышал.
  
  Боли тотчас прекратил и на главковой ране тяжелой
  
  Черную высушил кровь и дух его силой наполнил.
   530 С радостью в сердце почувствовал Главк ободренный, что скоро
  
  Был в молитве своей он богом великим услышан.
  
  Прежде всего, обойдя предводителей рати ликийской,
  
  За Сарпедона их всех побудил он итти на сраженье.
  
  После того и к троянцам пошел он, широко шагая, -
   535 К Пулидаманту, Панфоеву сыну, к вождю Агенору,
  
  К Гектору в медных доспехах и к сыну Анхиза Энею.
  
  Близко он к ним подошел и слова окрыленные молвил:
  
  "Гектор, совсем ты сегодня забыл о союзниках ваших!
  
  Ради тебя, далеко от друзей и от родины милой,
   540 Дух они губят в боях, а ты защищать их не хочешь.
  
  Пал Сарпедон, предводитель ликийских мужей щитоносных, -
  
  Он, охранявший Ликию и силой своей, и законом.
  
  Медью покрытый Apec укротил его пикой Патрокла.
  
  Негодованью отдайтесь, друзья, обступимте тело,
   545 Чтобы не сняли доспехов с него мирмидонцы и трупа
  
  Не осквернили, питая к нам гнев за данайцев, которых
  
  Копьями мы перебили так много пред их кораблями!"
  
   Так он сказал. Охватила троянцев до самого сердца
  
  Невыразимая скорбь: защитою города был он,
   550 Хоть чужеземец; на помощь троянцам с собою привел он
  
  

Другие авторы
  • Черткова Анна Константиновна
  • Корнилович Александр Осипович
  • Соколов Александр Алексеевич
  • Словцов Петр Андреевич
  • Коваленская Александра Григорьевна
  • Глаголев Андрей Гаврилович
  • Михайлов Михаил Ларионович
  • Барбашева Вера Александровна
  • Гринвуд Джеймс
  • Стеллер Георг Вильгельм
  • Другие произведения
  • Горький Максим - Харьковскому заводу "Серп и молот"
  • Федоров Борис Михайлович - К портрету N N
  • Тургенев Иван Сергеевич - История лейтенанта Ергунова
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Переименования
  • Случевский Константин Константинович - Письма к М. А. Лохвицкой
  • Аксаков Иван Сергеевич - Аксаков И. С.: биобиблиографическая справка
  • Дельвиг Антон Антонович - Статьи
  • Готфрид Страсбургский - Из поэмы "Тристам и Изольда"
  • Чеботаревская Анастасия Николаевна - Федор Сологуб
  • Писарев Дмитрий Иванович - Гольдинер В. Писарев Д. И.
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 263 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа