Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 24

Гомер - Илиада



v align="justify">  Зевс разъяренный богов разбросал. Меня же всех больше
  
  Всюду искал и бесследно с эфира забросил бы в море,
  
  Если бы ночь не спасла: равно она всех укрощает.
   260 К ней я, спасаясь, прибег. Усмирился, как ни был разгневан,
  
  Зевс молневержец; он быструю ночь оскорбить не решился.
  
  Нынче меня приглашаешь опять невозможное сделать".
  
   Снова сказала ему волоокая Гера богиня:
  
  "Сон, для чего ты сейчас об этом о всем вспоминаешь?
   265 Или ты думаешь, будет троян защищать Громовержец,
  
  Как он когда-то сердился за милого сына Геракла?
  
  Ну же, иди! Я одну из харит наиболее юных
  
  Замуж отдам за тебя, и ее назовешь ты супругой, -
  
  Ту Пасифею, которую ты так давно уж желаешь".
   270 Радостью Сон загорелся и, ей отвечая, промолвил:
  
  "Ну, так сейчас же клянись мне водой нерушимою Стикса!
  
  Руки простри и одною коснися земли многодарной,
  
  Светлого моря - другою: пускай нам свидетели будут
  
  Все преисподние боги, живущие около Крона,
   275 Что за меня без обмана юнейшую выдашь хариту, -
  
  Ту Пасифею, которую я так давно уж желаю".
  
   Так он сказал. И ему не была непослушна богиня.
  
  Как он просил, поклялась и всех назвала поименно
  
  В Тартаре живших богов, которым названье - Титаны.
   280 После того как она поклялась и окончила клятву,
  
  Лемноса город и Имбра покинули боги и быстро,
  
  Облаком темным одевшись, в дорогу отправились оба.
  
  Прибыли скоро на Иду, зверей многоводную матерь,
  
  Море оставили против Лектона и двинулись дальше
   285 Сушею. Леса вершины под их колебались ногами.
  
  Там разлучились, и Сон, от зевесовых взоров таяся,
  
  Сел на огромную ель, какая в то время на Иде
  
  Самой высокой была, достигая чрез воздух Эфира.
  
  Там он уселся, под тенью еловых ветвей укрываясь,
   290 Птичке звонкой тподобный, в горах обитающей; имя
  
  Ей средь блаженных богов - халкида, средь смертных - киминда.
  
   Гера ж стремительно вверх поднялась до Гаргарской вершины
  
  Иды высокой. Увидел ее молневержец Кронион;
  
  Только увидел, и страсть ему вмиг затуманила разум
   295 С силой, с какою впервые они насладились любовью,
  
  Вместе взойдя на постель, от милых родителей тайно.
  
  Встал он навстречу, ее называл и слово сказал ей:
  
  "Гера, куда собралась ты? Зачем приходишь с Олимпа?
  
  Я у тебя для дороги коней с колесницей не вижу".
   300 Зевсу, коварствуя сердцем, сказала владычица Гера:
  
  "Я отправляюсь взглянуть на границы земли многодарной,
  
  Предка богов Океана проведать и матерь Тефию,
  
  В доме своем воспитавших меня и вскормивших любовно.
  
  Их я проведать иду, чтоб уладить раздор бесконечный.
   305 Долгое время уже любви и совместной постели
  
  Оба они избегают. Вражда им вселилася в сердце.
  
  Лошади здесь, у подошвы обильной потоками Иды,
  
  Ждут, чтоб отсюда по суше меня понести и по влаге.
  
  Нынче же я для тебя сюда прибыла от Олимпа,
   310 Чтобы потом на меня не сердился ты, если б я молча
  
  В дом отошла Океана, глубокие льющего воды".
  
   Ей отвечая, сказал собирающий тучи Кронион:
  
  "Гера! Туда ведь прекрасно отправиться можно и позже.
  
  Лучше ляжем сейчас и любовью с тобой насладимся!
   315 Гера, такая любовь никогда ни к богине, ни к смертной
  
  В грудь не вливалася мне и духом моим не владела!
  
  Так не любил я, пленясь молодою женой Иксиона,
  
  Мне Пирифоя родившей, советами равного богу, -
  
  Или Данаей, прекраснолодыжною Акрисионой,
   320 Сына Персея родившей, славнейшего между героев,
  
  Или же дочерью славой покрытого Феникса в Крите,
  
  Что родила мне Миноса с подобным богам Радаманфом;
  
  Так не пленялся Семелою я и Алкменою в Фивах,
  
  Мне подарившею сына Геракла с духом могучим,
   325 Та же Семела мне радость людей родила Диониса;
  
  Так не любил я Деметры в косах, заплетенных искусно,
  
  Славной богини Лето и тебя самое даже, Гера, -
  
  Как тебя нынче люблю я, желанием сладким объятый!"
  
   Зевсу, коварствуя сердцем, сказала владычица Гера:
   330 "Ой, что за ужас, Кронид! Какие слова говоришь ты!
  
  Здесь расточать мне ты хочешь сегодня любовные ласки, -
  
  Здесь, на Идейских вершинах, где все так открыто для взоров
  
  Что ж это было бы, если бы кто из богов всеблаженных
  
  Спящими нас увидал, и пошел бы, и прочим бессмертным
   335 Нас показал! Не посмела б я даже, поднявшись с постели,
  
  В дом возвратиться к тебе! Какой это был бы позор мне!
  
  Если желаешь, и если уж так тебе это приятно, -
  
  Спальня есть у тебя, которую выстроил милый
  
  Сын Гефест, к косякам приладив крепчайшие двери.
   340 Спать мы туда и пойдем, раз к ложу уж так тебя тянет".
  
   Ей отвечая, сказал собирающий тучи Кронион:
  
  "Гера, не бойся! Никто из богов иль мужей земнородных
  
  Нас не увидит. Таким я окутаю нас золотистым
  
  Облаком: даже и сам Гелиос чрез него не проникнет, -
   345 Светом же острым своим он видеть способен повсюду".
  
   Молвил и крепко руками свою охватил он супругу.
  
  Тотчас под ними земля возрастила цветущие травы,
  
  Донник росистый, шафран и густые цветы гиацинта, -
  
  Мягкие, Зевса и Геру вознесшие вверх над землею.
   350 Там они улеглись и покрылись густым, золотистым
  
  Облаком; капли росы с него падали наземь, сверкая.
  
   Так на Гаргарской вершине, в объятья жену заключивши,
  
  Спал беззаботно отец, любовью и сном побежденный.
  
  Сладостный Сон же поспешно к ахейским судам устремился,
   355 Чтобы узнал обо всем Земледержец, земли колебатель.
  
  Близко он стал перед ним и слова окрыленные молвил:
  
  "Вволю теперь, Посейдон, оказывай помощь данайцам!
  
  Славу доставь им хотя б ненадолго, пока почивает
  
  Зевс; я глубоким и сладостным сном владыку окутал.
   360 Гера его соблазнила, чтоб с ней он в любви сочетался".
  
   Молвил и к славным людским племенам торопливо умчался,
  
  Больше еще побудив Посейдона к защите данайцев.
  
  Выбежал в первые тотчас ряды он и громко воскликнул:
  
  "Что ж, аргивяне, ужели мы снова победу уступим
   365 Гектору, чтоб корабли наши взял он и славой покрылся?
  
  Но ведь он так заявляет и хвалится так потому лишь,
  
  Что Ахиллес близ судов остается, охваченный гневом!
  
  Вовсе, однако, такой уж нужды нам в Пелиде не будет,
  
  Если все дружно один за другого стоять мы решимся!
   370 Ну же, давайте исполнимте то, что сейчас вам скажу я:
  
  Самыми лучшими, самыми большими в войске щитами
  
  Тело одевши, покрыв себе шлемами меди блестящей
  
  Головы, в руки же взяв наиболее длинные копья,
  
  Двинемся все. Перед вами я сам. И тогда, я уверен,
   375 Гектору не устоять, как бы в битву он с нами ни рвался.
  
  Кто средь мужей боестоек, но щит невеликий имеет,
  
  Пусть его худшим отдаст, а сам пусть покроется большим".
  
   Все ему жадно внимали и тотчас во всем подчинились.
  
  Воинов строили сами цари, забывая про раны, -
   380 Царь Диомед, Одиссей и владыка мужей Агамемнон.
  
  Строй обходя, заставляли менять боевые доспехи;
  
  Лучшие лучший и брал, отдавая худшие худшим.
  
  После того же, как тело одели блистательной медью,
  
  Двинулись. Шел впереди Посейдаон, земли колебатель.
   385 Острый, ужаснейший меч держал он в руке своей мощной,
  
  С молнией схожий; к нему приближаться средь бедственной битвы
  
  Смертным людям нельзя: поражает он каждого страхом.
  
  Строил с другой стороны троянцев блистательный Гектор.
  
   После того распростерли старейшую бранную распрю
   390 Бог Посейдон черновласый и шлемом блистающий Гектор, -
  
  Первый из них помогая ахейцам, второй же - троянцам.
  
  Море вскипело и бросило с ревом к судам и становьям
  
  Пенные волны. Сходились войска с оглушительным криком.
  
  С меньшим плещутся шумом о сушу свирепые волны,
   395 Необоримым дыханьем Борея гонимые с моря,
  
  Меньше ревет и бушует неистово жгущее пламя
  
  В горных ущельях, лесным поднимаясь пожаром по склонам,
  
  Меньше и ветер шумит, на высоковолосые дубы
  
  С ревом обрушившись, - ветер, дающий сильнейший из шумов;
   400 Все они меньше шумят, чем звучали над полем сраженья
  
  Клики троян и ахейцев, поднявшихся друг против друга.
  
   Первым блистательный Гектор копье свое бросил в Аякса,
  
  Шедшего Гектору прямо навстречу, и промаха не дал.
  
  Два перекрестных ремня на груди, на которых висели
   405 Щит - на одном, на другом - теламониев меч среброгвоздный,
  
  Нежное тело его защитили. Разгневался Гектор,
  
  Видя, что острая медь бесполезно из рук излетела.
  
  Быстро к товарищам он отступил, убегая от смерти.
  
  Но в отступавшего бросил великий Аякс Теламоний
   410 Камень, служивший подпорой судну; у бойцов под ногами
  
  Множество камней подобных валялось; его подхвативши,
  
  Гектора в грудь над щитом поразил Теламоний близ шеи,
  
  Махом его запустив, как волчок; и, кружась, полетел он.
  
  Так же, как падает дуб под ударом родителя-Зевса,
   415 Вырванный с корнем, и вьется от дерева запах ужасный
  
  Серы, и тот, кто вблизи это видит, никак уж отваги
  
  Не испытает: тяжка ведь для всякого молния Зевса..
  
  Так же и Гектора сила стремительно наземь упала,
  
  Выронив пику из рук; тяжело навалилися сверху
   420 Щит и шлем; загремела на нем распещренная броня.
  
  К павшему с радостным криком ахейцев сыны подбежали,
  
  Чтобы его утащить, и направили множество копий.
  
  Но ни единый не смог ни вручную, ни бросив в героя
  
  Пикой ударить; его окружили храбрейшие мужи, -
   425 Пулидамант и Эней с Агенором божественным, также
  
  И Сарпедон, предводитель ликийцев, и Главк безупречный.
  
  Не было мужа, который его без вниманья б оставил;
  
  Подняты были щиты над упавшим. Товарищи ж, взявши
  
  Гектора на руки, прочь понесли из кипящего боя
   430 К быстрым коням его, сзади войны и убийства стоявшим
  
  Вместе с возничим его и с узорной его колесницей.
  
  К городу кони помчали стонавшего тяжко героя.
  
   Но лишь приехали к броду реки, водовертью богатой,
  
  Светлоструистого Ксанфа, рожденного Зевсом бессмертным,
   435 Там, с колесницы его положивши на землю, водою
  
  Облили. Гектор вздохнул, глаза у него приоткрылись,
  
  Черную кровь из груди он выплевывал, став на колени.
  
  Тотчас, однако, обратно на землю упал, и покрылись
  
  Темною ночью глаза: оглушен еще был он ударом.
   440 Лишь увидали ахейцы, что прочь удаляется Гектор,
  
  Бросились жарче на войско троянское, вспомнив о битве-
  
  Быстрый Аякс Оилеев там раньше других, самым первым,
  
  Сатния острою пикой своей, налетевши, ударил.
  
  Он безупречною нимфой-наядой рожден был Енопу,
   445 Пасшему стадо коров по берегу Сатниоента-
  
  В пах его сын Оилеев, копьем знаменитый, ударил,
  
  Близко к нему подойдя. Он назад повалился. Над павшим
  
  Трои сыны и данайцы вступили в могучую схватку.
  
  Мстителем Пулидамант Панфоид, копья потрясатель,
   450 Вышел за Сатния. Он Профоэнора пикой ударил,
  
  Ареиликова сына; сквозь правое выгнал плечо он
  
  Пику ему. И упал он, ладонями землю хватая.
  
  Громко Пулидамант закричал, похваляясь ужасно:
  
  "Да, из могучей руки Панфоида, великого духом,
   455 Острая пика недаром, как вижу, сейчас полетела!
  
  Принял ее себе в тело один из ахейцев. Наверно,
  
  Спустится он, на нее опираясь, в жилище Аида!"
  
   Горе взяло аргивян, услыхавших, как он похвалялся.
  
  Больше всех взволновался Аякс, Теламоном рожденный:
   460 Был Профоэнор убит совсем невдали от Аякса.
  
  Быстро блестящую пику он вслед уходящему бросил.
  
  Черной гибели сам Панфоид избежал, отскочивши
  
  В сторону. Принял в себя Архелох заостренную пику,
  
  Сын Антенора: ему предназначили боги погибель.
   465 Где голова переходит в затылок, туда он ударил,
  
  В верхний из всех позвонков, и оба рассек сухожилья.
  
  Губы, ноздри его и вся голова при паденьи
  
  В пыль ударились, раньше чем голени или колени.
  
  Громко Аякс закричал безупречному Пул'идаманту:
   470 "Ну-ка, сознайся мне, Пулидамант, и скажи откровенно:
  
  За Профоэнора пасть в отомщенье достоин ли этот?
  
  Не из простых он, сдается, мужей, не из низкого рода,
  
  Но или брат, или сын Антенора, смирителя коней.
  
  Ближе всего с Антенором по виду он родственно сходен".
   475 Так он сказал, хоть и знал хорошо. Огорчились троянцы.
  
  Пикой сразил Акамант беотийца Промаха, за гибель
  
  Брата мстя своего, которого за ноги влек тот.
  
  Громко вскричал Акамант, ужасно хвалясь над убитым:
  
  "О хвастуны! В похвальбах никогда вам не ведома сытость!
   480 Бранный выпадет труд и страданья не только на долю
  
  Нам, но будете так же и вы, как этот, убиты!
  
  Вот посмотрите, как спит перед вами Промах, укрощенный
  
  Острою пикой моею! Недолго мой брат дожидался
  
  Выплаты пени! Не даром же каждый желает, чтоб дома
   485 Для отомщенья за смерть его брат у него находился!"
  
   Горе ахейцев взяло, услыхавших, как он похвалялся.
  
  Больше всего Пенелею отважному дух взволновал он.
  
  На Акаманта пошел он. Но тот нападенья не выждал.
  
  Илионея тогда поразил Пенелей повелитель,
   490 Сына Форбанта, стадами богатого. Был он Гермесом
  
  Более всех средь троянцев любим и богатством отличен;
  
  Мать ему родила одного только Илионея.
  
  Тот его поразил под бровь во впадину глаза,
  
  Яблоко глаза пронзил; пробив ему глаз и затылок,
   495 Пика вышла наружу. Присел он, раскинувши руки.
  
  Быстро тогда Пенелей, обнаживши свой меч отточенный,
  
  Илионея по шее ударил и сшиб с нее наземь
  
  Голову вместе со шлемом. Его же огромная пика
  
  Так и осталась в глазу. Как головку от мака, на ней он
   500 Голову поднял, врагам показал и вскричал, похваляясь:
  
  "Эй, вы, троянцы! Подите, скажите родителям милым
  
  Славного Илионея: пускай его дома оплачут!
  
  Ведь и жена молодая Алегенорида Промаха
  
  Радостно мужа не встретит, когда, наконец, из-под Трои
   505 Мы, молодые ахейцы, домой на судах возвратимся!"
  
   Так сказал он. И дрожь пробежала по членам троянцев.
  
  Стали они озираться, куда убежать им от смерти.
  
   Музы, живущие в домах Олимпа, скажите теперь мне, -
  
  Кто прежде всех из ахейцев доспехи кровавые добыл
   510 В день, как на сторону их склонил Земледержец сраженье?
  
  Первым Аякс Теламоний отважного Гиртия свергнул,
  
  Гиртова храброго сына, вождя крепкодушных мисийцев;
  
  Мермера Несторов сын Антилох опрокинул и Фалька.
  
  Морий и Гиппотион Мерионом убиты бесстрашным,
   515 Тевкр Профоона и с ним Перифета поверг, Атреид же
  
  В пах медножальною пикой ударил владыку народов
  
  Гиперенора; и пика, утробу его растерзавши,
  
  Внутренность вырвала вон; чрез отверстье зияющей раны
  
  Вышла поспешно душа; и глаза его мраком покрылись.
   520 Быстрый Аякс Оилид всех больше врагов уничтожил.
  
  С ним состязаться ногами никто бы не мог, догоняя
  
  Воинов в бегстве, когда их Кронион в испуг повергает.
  
  
  
  
  
   ПЕСНЬ ПЯТНАДЦАТАЯ
  
  
  
  ОБРАТНЫЙ НАПОР ОТ СУДОВ  [М. И. Пиков]
  
  
  
   После того как, назад убегая, они очутились
  
  За частоколом и рвом, и уж многих враги укротили,
  
  У колесниц задержались троянцы и стали, от страха
  
  Бледные, дальше готовясь бежать.
  
  
  
  
  
  
  На идейских вершинах,
  
  5 С златопрестольною Герою рядом, Зевес пробудился.
  
  Быстро вскочил он, и встал, и увидел троян и ахейцев,
  
  Этих - в расстройстве бегущих, а тех - наседающих сзади,
  
  А средь ахейских рядов самого Посейдона владыку.
  
  Гектора ж в поле увидел лежащим. Товарищи возле
   10 Грустно толпились. Дышал тяжело он, лишенный сознанья,
  
  Харкая кровью: неслабый его аргивянин ударил.'
  
  Жалко Гектора стало отцу и бессмертных, и смертных.
  
  Страшно взглянув исподлобья, сказал он владычице Гере:
  
  "Неисправима, коварная, ты! Божественный Гектор
   15 Вышел из битвы, троянцы бегут - твои это козни!
  
  Только не знаю, не первая ль ты от плодов этих козней
  
  Вкусишь, когда я тебя избичую ударами молний!
  
  Иль ты забыла, как с неба висела? На ноги тебе я
  
  Две наковальни повесил, а руки связал золотою,
   20 Крепкой веревкой, и ты в облаках и в эфире висела.
  
  В негодованье все боги пришли на великом Олимпе,
  
  Освободить же тебя не могли. Если кто подступался,
  
  Я, ухвативши, с порога швырял его вниз, и на землю
  
  Он, оглушенный, слетал- Не смирил я, однако, и этим
   25 Скорби своей о Геракле божественном, сердце терзавшей.
  
  С помощью ветра Борея наславши великую бурю,
  
  Злоумышляя, гнала ты его по бесплодному морю
  
  И, наконец, загнала к хорошо населенному Косу.
  
  Я, однако, и там его спас и вывел обратно
   30 В конепитательный Аргос, хотя претерпел он немало.
  
  Это напомню я вновь, чтобы ты козни свои прекратила,
  
  Чтоб увидала, тебе помогли ли объятья, в которых
  
  Ты отдалась мне вдали от богов и меня обольстила!"
  
   Так произнес он. И в ужас пришла волоокая Гера,
   35 И со словами крылатыми так обратилась к Зевесу:
  
  "Пусть мне свидетели будут земля и широкое небо,
  
  Стиксовы воды, подземно текущие, - клятва, которой
  
  Более страшной и сильной не знают блаженные боги;
  
  И головою твоею священной клянуся, и ложем
   40 Нашим законным, - напрасно я им никогда б не клялася!
  
  Я совсем ни при чем, что великий земли колебатель
  
  Помощь приносит ахейцам, троянцам и Гектору - беды.
  
  Собственный дух Посейдона его побуждает и гонит;
  
  К мукам ахейцев средь их кораблей он почувствовал жалость.
   45 Я ж и ему самому посоветовать только могла бы
  
  Тою дорогой итти, которою всех нас ведешь ты".
  
   Так говорила. Отец мужей и богов усмехнулся
  
  И, отвечая супруге, слова окрыленные молвил:
  
  "Ну, волоокая Гера владычица, если б ты мыслей
   50 Тех же держалась, что я, и в собраньях богов восседая,
  
  То даже сам Посейдон, хоть и очень желает другого,
  
  Мысли свои изменил бы согласно со мной и с тобою:
  
  Если со мной говоришь ты вполне откровенно и честно,
  
  То отправляйся к семейству богов и скажи, - пусть Ирида
   55 И Аполлон славнолукий на Иду прибудут немедля,
  
  Чтобы Ириде отправиться в рать меднобронных ахейцев
  
  И Посейдону владыке мое передать приказанье
  
  Выйти сейчас же из боя и в дом свой назад воротиться.
  
  Феб-Аполлон же возбудит великого Гектора к бою,
   60 Новую силу вдохнет и заставит забыть о страданьях,
  
  Нынче терзающих сердце его, а данайцев обратно
  
  К черным судам повернет, возбудив малодушное бегство.
  
  В бегстве поспешном к судам они кинутся многовесельным
  
  Сына Пелеева. Этот взамен себя друга-Патрокла
   65 В битву пошлет. Под стеной илионской блистательный Гектор
  
  Пикой Патрокла убьет, перед тем погубившего много
  
  Воинов сильных, меж них и рожденного мной Сарпедона.
  
  Гектора в гневе за это убьет Ахиллес многосветлый.
  
  Только тогда лишь троянцам отпор у судов я устрою
   70 Твердый, все время растущий, пока Илионом высоким
  
  Не овладеют ахейцы по мудрым советам Афины.
  
  Гнева и сам своего не смягчу я, и помощь данайцам
  
  Я никому из богов не позволю оказывать прежде,
  
  Чем не исполню желанья Пелеева славного сына,
   75 Как обещал я вначале, кивнув головой в подтвержденье
  
  В день тот, в который колени мои охватила Фетида
  
  И умоляла почтить городов разрушителя сына".
  
   Так он сказал. Покорилась ему белорукая Гера.
  
  С Иды горы на великий Олимп устремилась богиня.
   80 Как устремляется мысль человека, который, прошедши
  
  Много земель, представляет себе их разумною мыслью:
  
  "Там бы мне и там побывать!" - и мечтает о многом.
  
  Так же стремительно вдаль понеслась и владычица Гера.
  
  Вскоре достигла Олимпа и всех бессмертных застала
   85 В сборе в чертоге Зевеса. Ее увидавши, вскочили
  
  На ноги все и с приветом ей чаши свои протянули.
  
  Не посмотрев на других, от Фемиды прекрасноланитной
  
  Чашу она приняла, ибо первая Гере навстречу
  
  Бросилась бегом она и такое сказала ей слово:
   90 "Гера, зачем ты пришла? Ты как будто испугана сильно.
  
  Кронов ли сын, супруг твой, таким тебя страхом исполнил?"
  
   Ей отвечала тогда белорукая Гера богиня:
  
  "Что тут расспрашивать! Разве сама ты, Фемида, не знаешь,
  
  Дух какой у него, - суровый какой и надменный.
   95 Сядь с богами за пир, для всех одинаково равный.
  
  Вместе со всеми богами услышишь, Фемида, какие
  
  Беды Кронид нам готовит. Навряд ли, я думаю, радость
  
  Очень большую доставлю я всем и бессмертным и смертным,
  
  Как до того бы он ни был средь пиршества этого весел".
   100 Так сказала и села владычица Гера. Смутились
  
  Боги в зевесовом доме. Она улыбалась губами,
  
  Но не светился веселием лоб над бровями богини
  
  Черными. С речью ко всем обратилась она, негодуя:
  
  "Что за глупцы мы, что ропщем в безумии нашем на Зевса!
   105 Тщетно, к нему приближаясь, его удержать мы стремимся
  
  Словом иль силой. О нас, удаляясь, он и думать не хочет,
  
  Не обращает вниманья, считает, что между богами
  
  Властью и силою выше он всех без всякого спора.
  
  Если всем вам он зло причинит, то миритесь, и с этим.
   110 Кажется мне, что беда уж сейчас приключилась с Аресом:
  
  В битве погиб его сын Аскалаф, меж смертных милейший;
  
  Грозный Apec говорит, что ему он приходится сыном".
  
   Это услышав, вскочил и ладонями в горе ударил
  
  Крепко по бедрам могучий Apec и воскликнул, рыдая:
   115 "О, не вините меня, на Олимпе живущие боги,
  
  Если за сына отмстить я к ахейским судам отправляюсь, -
  
  Пусть даже мне суждено, пораженному молнией Зевса,
  
  С трупами вместе валяться на поле средь крови и пыли!"
  
   Так он сказал и тотчас же велел запрягать колесницу
   120 Страху и Ужасу, сам же оделся блестящим доспехом.
  
  Верно бы с новою, более сильной и более страшной
  

Другие авторы
  • Штейнберг Михаил Карлович
  • Чешихин Василий Евграфович
  • Арцыбашев Михаил Петрович
  • Модзалевский Лев Николаевич
  • Подкольский Вячеслав Викторович
  • Южаков Сергей Николаевич
  • Горбачевский Иван Иванович
  • Стивенсон Роберт Льюис
  • Богатырёва Н.
  • Буланина Елена Алексеевна
  • Другие произведения
  • Кузминская Татьяна Андреевна - Моя жизнь дома и в Ясной Поляне
  • Сумароков Александр Петрович - Пустая ссора
  • Толстой Алексей Николаевич - Семь дней, в которые был ограблен мир
  • Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть пятая)
  • Плещеев Алексей Николаевич - Плещеев А. Н.: Биобиблиографическая справка
  • Кантемир Антиох Дмитриевич - Описание Кронштадта и Петербурга
  • Горохов Прохор Григорьевич - Стихотворения
  • Тихомиров Павел Васильевич - К истолкованию Исх. 20, 14
  • Совсун Василий Григорьевич - Шулятиков как литературный критик
  • Успенский Глеб Иванович - (Автобиография)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 257 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа