Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 22

Гомер - Илиада



рыла на врагов, в середине ль,
  
  С левого ль? Кажется мне, что вот тут-то всего наиболе
   310 Длинноволосым ахейцам нужна бы скорейшая помощь".
  
   Идоменей, предводитель критян, ему снова ответил:
  
  "Есть и другие на то, чтоб суда защищать в середине:
  
  Двое Аяксов и Тевкр, между всеми ахейцами в войске
  
  Первый стрелок, и в бою рукопашном не менее сильный.
   315 Досыта смогут они загонять и жаднейшего к бою
  
  Гектора, сына Приама, хотя и могуч он безмерно.
  
  Будет ему нелегко, как бы жарко он в битву ни рвался,
  
  Мужество их одолев и могущество рук необорных,
  
  Наши зажечь корабли, разве только Кронид молневержец
   320 Факел пылающий сам в корабли наши быстрые бросит.
  
  А человеку в бою не уступит Аякс Теламоний,
  
  Если он смертным рожден и питается хлебом Деметры,
  
  Если возможно сразить его камнем большим или медью.
  
  В ближнем бою самому прорывателю строев Пелиду
   325 Не уступил бы Аякс; только скоростью ног не сравнялся б.
  
  Значит, - налево направим наш путь, чтоб увидеть скорее,
  
  Мы ли доставим другому кому-нибудь славу, иль он нам".
  
   Так он сказал. Мерион, быстротою подобный Аресу,
  
  Тотчас пошел через войско ахейцев, куда приказал он.
   330 Идоменея увидев, на пламя похожего силой, -
  
  И самого, и его сотоварища, с ярким оружьем,
  
  Всею громадой троянцы на них устремилися с криком.
  
  Общий неистовый бой запылал при кормах корабельных.
  
  Так же, как яростным вихрем свистящие крутятся ветры
   335 В знойную пору, когда глубочайшая пыль на дорогах;
  
  Тучу огромную пыли, сшибаясь, они поднимают.
  
  Так же сшибались и вражьи войска, порываяся жадно
  
  Тесно схватиться друг с другом и резаться острою медью.
  
  Мужегубительный бой ощетинился чащей густою
   340 Копий огромных, пронзающих тело. Глаза ослеплялись
  
  Медным сиянием шлемов сверкающих, ясно блестевших
  
  Крепких щитов на плечах и начищенных заново броней
  
  В битву идущих бойцов. Уже подлинно был бы бесстрашен,
  
  Кто не печаль ощутил бы, взирая на труд их, а радость.
   345 Каждый свое замышляя, два мощные Кронова сына
  
  Разным героям-мужам несчастья готовили злые.
  
  Зевс, торжество Ахиллесу готовя, хотел, чтобы в битве
  
  Верх одержали троянцы и Гектор. Но гибели полной
  
  Пред Илионом народу ахейскому он не готовил,
   350 Только хотел, чтоб Фетида и сын ее честь получили.
  
  А Посейдон аргивян ободрял, между них замешавшись,
  
  Выйдя тайно из моря седого. Жестоко скорбел он
  
  За усмиренных ахейцев и гневался сильно на Зевса:
  
  Общий у них у обоих отец, и род у них общий;
   355 Первым, однако, родился Зевес, и большее знает.
  
  Вот почему Посейдон не оказывал помощи явно,
  
  Но, уподобившись мужу, ахейцев подбадривал тайно.
  
  Боги веревку могучей вражды и войны, всем ужасной,
  
  Попеременно на той и другой стороне простирали, -
   360 Прочную, крепкую, многим бойцам поломавшую ноги.
  
   Тут, хоть и полуседой, во главе меднолатных данайцев
  
  Идоменей на троян устремился и в ужас поверг их.
  
  Офрионея он сшиб, из Кабеса прибывшего в город.
  
  Зовом войны привлеченный, он в Трою приехал недавно.
   365 Лучшую видом Приамову дочь, молодую Кассандру
  
  Он получить домогался без выкупа; дело большое
  
  Сделать за то обещался - ахейцев прогнать из-под Трои.
  
  Старец Приам согласился и дал обещание выдать
  
  Дочь за него. И сражался он, этой надеждой гонимый.
   370 Идоменей в него быстро блестящей нацелился пикой,
  
  Бросил в шагавшего гордо, попал. И не спас его медный
  
  Панцырь, который носил он: живот ему пика пробила.
  
  С шумом на землю упал он, а тот закричал, похваляясь:
  
  "Офрионей! Человеком тебя я почту величайшим,
   375 Если ты вправду исполнишь все то, что свершить обещался
  
  Сыну Дардана Приаму. Тебе свою дочь обещал он?
  
  Мы обещали б такое ж тебе и исполнили б слово:
  
  Лучшую видом Атридову дочь мы тебе бы отдали.
  
  Сами б ее привезли, поженили бы вас, если б только
   380 Ты Илион нам разрушил, прекрасно отстроенный город.
  
  Что ж, отправляйся со мной! У судов мы с тобою о браке
  
  Договоримся. Мы скупы не будем, о выкупе споря".
  
   Так говоря, волочил его за ногу через сраженье
  
  Идоменей. За убитого мстителем выступил Асий;
   385 Пешим он шел пред конями. Ему же в затылок храпели
  
  Кони, которыми правил возница-товарищ. Стремился
  
  Идоменея убить он. Но тот, предварив его, пикой
  
  Под подбородком ударил в гортань и насквозь ее выгнал.
  
  Тот повалился, как валится дуб иль серебряный тополь,
   390 Или сосна, если плотник своим топором отточенным
  
  Дерево срубит в горах, корабельные доски готовя.
  
  Пред лошадьми с колесницею так он лежал, растянувшись,
  
  В кровью залитую землю со стоном впиваясь руками.
  
  Разум, имевшийся раньше, совсем потерял тут возница.
   395 Он не посмел повернуть лошадей с колесницей обратно,
  
  Чтобы от вражеских рук ускользнуть. Антилох многостойкий
  
  Пикой попав, в середине пронзил его; помощи не дал
  
  Панцырь, который носил он; в живот ему пика попала;
  
  Он захрипел и упал с колесницы, сработанной прочно.
   400 Высокодушного Нестора сын Антилох его коней
  
  Прочь отогнал от троянцев к красивопоножным ахейцам.
  
   Вдруг Деифоб, печалясь об Асии, к Идоменею
  
  Близко совсем подошел и метнул в него пикой блестящей.
  
  Но, увидав это сразу, тотчас увернулся от пики
   405 Идоменей и укрылся под щит, во все стороны равный;
  
  Был из воловьих он кож и из меди блестящей сработан
  
  Очень искусно, внутри же две ручки имел поперечных.
  
  Съежился весь под щитом он. И пика над ним пролетела.
  
  Глухо щит загудел, задетый пикой у края.
   410 Но не напрасно тяжелой рукой Деифоб ее бросил.
  
  В печень нанес он удар Гипсенору, Гиппасову сыну,
  
  Под грудобрюшной преградой, и разом колени расслабил.
  
  Громко вскричал Деифоб, похваляясь безмерно победой:
  
  "Да! Не совсем без отмщенья здесь Асий лежит! Полагаю,
   415 Что, отправляясь к ворот замыкателю богу Аиду,
  
  Будет обрадован он: герою попутчика дал я!"
  
   Горе ахейцев взяло, услыхавших, как он похвалялся.
  
  Больше всего Антилоху отважному дух взволновал он.
  
  Но не забыл о товарище он, хоть и был опечален.
   420 Быстро к нему подбежал и щитом оградил его крепким.
  
  Двое товарищей милых меж тем наклонились над павшим, -
  
  Ехиев сын Мекистей и Аластор божественный, - взяли
  
  И понесли к кораблям крутобоким стонавшего тяжко.
  
   Идоменей не сдавал своей силы. Все время рвался он
   425 Либо кого из троянцев покрыть многосумрачной ночью,
  
  Либо пасть самому, от ахейцев беду отражая.
  
  Тут Алкофоя героя, любимцем богов Эсиетом
  
  На свет рожденного, - зятем герой приходился Анхизу;
  
  На Гипподамии был он женат, его дочери старшей;
   430 Дома отец и почтенная мать всем сердцем любили
  
  Дочь. Меж сверстниц своих наиболе она выдавалась
  
  И красотой, и умом, и работами. Вот потому-то
  
  В жены и взял ее муж превосходнейший в Трое широкой.
  
  Идоменея рукою его укротил Посейдаон,
   435 Тьмою закрывши глаза и сковавши блестящие члены.
  
  Ни увернуться не мог он, ни в бегство назад обратиться,
  
  Но неподвижно стоял, со столбом иль с высоковершинным
  
  Деревом схожий. Его в середину груди своей пикой
  
  Идоменей поразил и пробил ему грудь облекавший
   440 Медный хитон, не раз отражавший от тела погибель.
  
  Сухо он звякнул теперь, разрываемый брошенной пикой.
  
  С шумом упал Алкофой с торчавшею пикою в сердце;
  
  Билося сердце, и с ним сотрясалося древко от пики.
  
  Но, наконец, его сердце свирепый Apec обессилил.
   445 Идоменей закричал, похваляясь безмерно победой:
  
  "В праве ли мы, Деифоб, достойным считать возмещеньем -
  
  За одного уничтожить троих? Ведь гордишься одним ты!
  
  Что же, несчастный, попробуй и сам, - выходи мне навстречу,
  
  Чтобы увидеть, какой прихожу я к вам, Зевсов потомок.
   450 Первым Зевс Миноса родил, властителя в Крите.
  
  Сына Минос произвел, безупречного Девкалиона,
  
  Девкалион же меня, мужей повелителя многих
  
  В Крите пространном. Теперь же сюда в кораблях я приехал
  
  В Трою, на гибель тебе, и отцу, и прочим троянцам".
   455 Так он сказал. Деифоб между двух колебался решений:
  
  Прочь ли сейчас отойти и кого-нибудь взять себе в помощь
  
  Из крепкодушных троян, одному ль на один попытаться?
  
  Так размышлял он и счел наилучшим пойти за Энеем.
  
  В самых последних рядах, назади, увидал он Энея,
   460 Праздно стоявшего. Гнев непрерывный питал он к Приаму:
  
  Доблестный между мужей, у Приама он не был в почете.
  
  Близко к нему подойдя, Деифоб обратился к Энею:
  
  "Храбрый Эней, советник троянцев! Сегодня за зятя
  
  Должен ты стать, хоть бы горе тебя самого угнетало.
   465 Следуй за мной, защити Алкофоя. Тебя он когда-то,
  
  Будучи зятем тебе, воспитал еще мальчиком в доме.
  
  Идоменей копьеборец убил у тебя Алкофоя".
  
   Так произнес он и дух в груди взволновал у Энея.
  
  Идоменею навстречу он двинулся, жадный до боя.
   470 Идоменей же не в бег обратился, как неженка-мальчик, -
  
  Ждал неподвижно, как ждет, на свою полагался силу,
  
  Вепрь подходящую шумно ватагу охотников смелых
  
  В месте пустынном, в горах, угрожающе спину щетиня;
  
  Ярким огнем его блещут глаза, и острит он свирепо
   475 Белые зубы, готовый собак и людей опрокинуть.
  
  Так же стоял, выжидая проворного в битвах Энея,
  
  Идоменей копьеборец. Кричал он друзьям, Аскалафа
  
  И Афарея ища с Деипиром в рядах, Антилоха
  
  И Мериона вождя, зачинателей бранного клика.
   480 Их побуждая, слова окрыленные к ним он направил:
  
  "Други, сюда! Я один, защитите! Ужасно боюсь я:
  
  На ноги быстрый Эней на меня устремляется грозно!
  
  Очень могуч он в убийстве мужей средь сражений кровавых;
  
  Юностью также цветет он, а это великая сила!
   485 Если б с Энеем мы были равны и годами, как духом,
  
  Скоро большую победу иль он, или я одержал бы!"
  
   Так говорил он. И все, одинаковым духом пылая,
  
  Стали один близ другого, щиты наклонив над плечами.
  
  Но со своей стороны закричал сотоварищам верным
   490 Также Эней: Деифоба, Париса, вождя Агенора, -
  
  Всех, кто вместе начальствовал с ним над троянами. Следом
  
  Шли рядовые бойцы. Так овцы бегут за бараном,
  
  С луга спеша к водопою. И сердцем пастух веселится.
  
  Так же и дух у Энея в груди веселился при виде,
   495 Сколько народу на бой за ним устремилося следом.
  
   Вкруг Алкофоя они рукопашную начали битву.
  
  Копьями бились большими. И медь на панцырях крепких
  
  Страшно звенела от частых ударов сшибавшихся полчищ.
  
  Два человека меж них, наиболее храбрые оба,
   500 Идоменей и Эней, подобные богу Аресу,
  
  Тело рвалися друг другу пронзить беспощадною медью.
  
  Первым бросил Эней копье свое в Идоменея.
  
  Тот, уследивши удар, увернулся от меди летящей, -
  
  Мимо копье пролетело и в землю впилось, сотрясаясь;
   505 Брошено было без пользы оно многомощной рукою.
  
  Идоменей Эномая в живот, в середину, ударил.
  
  Выпуклость брони пробивши, кишки ему пика пронзила.
  
  В пыль Эномай покатился, хватаясь руками за землю.
  
  Идоменей из кишок мертвеца длиннотенную пику
   510 Вырвал; однако доспехов прекрасных с убитого мужа
  
  Снять не успел: полетели в героя и копья, и стрелы.
  
  Тверды уж не были ноги его при движеньи, чтоб скоро
  
  Вслед ли за пикой своей побежать, увернуться ль от вражьей.
  
  Вот почему рукопашно погибельный день отражал он:
   515 Чтобы бежать, не могли уже быстро нести его ноги.
  
  Медленно он отступал. Деифоб в отступавшего пикой
  
  Светлой метнул. На него непрестанною злобой горел он.
  
  Но промахнулся опять: Аскалаф опрокинут был пикой,
  
  Сын Эниалия; прямо в плечо его пика пронзила.
   520 В пыль Аскалаф покатился, хватаясь руками за землю.
  
  Мощный Apec громогласный еще не узнал о кончине
  
  Милого сына родного, в сражении павшего жарком:
  
  Волей удержанный Зевса, Apec на Олимпе высоком
  
  Под золотыми сидел облаками, где также другие
   525 Боги сидели, не смея вмешаться в кипевшую сечу.
  
   Яростный бой поднялся рукопашный вокруг Аскалафа.
  
  Снял Деифоб с головы аскалафовой шлем лучезарный.
  
  Но налетел Мерион, быстротою подобный Аресу,
  
  Пикою в руку ударил его; и из рук Деифоба
   530 Шлем дыроглазый, на землю упав, покатился со звоном.
  
  А Мерион, налетевши, как ястреб, тотчас же обратно
  
  Выдернул мощную пику из мышцы руки Деифоба
  
  И воротился опять к товарищам верным. Полит же,
  
  Брат Деифоба родной, под грудь его взявши руками,
   535 Вывел из битвы злосчастной, пока не дошел до коней с ним
  
  Быстрых, которые сзади войны и сраженья стояли
  
  Вместе с возничим его и с узорной его колесницей.
  
  Кони его понесли к Илиону. Стонал тяжело он,
  
  Болью терзаясь. И кровь из свежей струилася раны.
   540 Все остальные сражались. И крик поднялся неугасный.
  
  Острою пикой Эней, налетевши, сразил Афарея
  
  Калеторида, к нему обращенного, горло пронзивши.
  
  Голову набок склонил он, туда же и щит покатился
  
  Вместе со шлемом. И взят был он дух разрушающей смертью.
   545 Несторов сын Антилох, углядев, что Фоон повернулся,
  
  Прыгнув, ударил копьем и рассек целиком ему жилу,
  
  Вдоль по спине непрерывно бегущую вплоть до затылка.
  
  Эту он жилу рассек. И навзничь Фоон повалился
  
  На землю, обе руки простирая к товарищам милым.
   550 Несторов сын наскочил и, кругом озираясь, доспехи
  
  С плеч его начал снимать. Но его окружили троянцы,
  
  В щит поражали его многопестрый, широкий, однако
  
  Гибельной медью задеть не могли цветущего тела:
  
  Несторов сын Антилох Посейдоном, колеблющим землю,
   555 Бережно был охраняем от вражеских стрел и от копий.
  
  Он вдалеке от врагов не стоял, между ними носился;
  
  Не оставалась в руке его пика спокойной. Он ею
  
  Тряс постоянно, в уме для себя намечая, в кого бы
  
  Пикой метнуть издалека иль ею вручную ударить.
   560 Асиев сын Адамант увидал, как он метился в толпы.
  
  Близко к нему подбежав, в середину щита он ударил
  
  Острою пикой. Однако ее острие обессилил,
  
  В жизни врага отказавши ему, Посейдон черновласый.
  
  И половина копья, как обугленный кол, задержалась
   565 Крепко в щите Антилоха, другая упала на землю.
  
  Быстро к друзьям Адамант отбежал, уклоняясь от смерти.
  
  За убегающим бросившись вслед, Мерион его пикой
  
  Между срамными частями и пупом ударил, - в то место,
  
  Где наиболе болезнен Apec для смертных бессчастных.
   570 Пикой туда он ударил. Упавши на землю, вкруг пики
  
  Бился подобно быку на горах он, которого силой,
  
  Крепкой веревкой опутав, ведут пастухи за собою.
  
  Так он, проколотый, бился, - короткое время, недолго:
  
  Близко к нему подойдя, герой Мерион свою пику
   575 Вырвал из тела его, и глаза его тьмою покрылись.
  
   Длинным фракийским мечом по виску Деипира ударил
  
  В четырехгребенный шлем Гелен и сшиб с него шлем тот.
  
  Шлем, отскочивши, на землю упал, и один из ахейцев
  
  Поднял в то время его, как меж ног у бойцов он катался.
   580 А по глазам Деипира глубокая ночь разлилася.
  
  Громкоголосого жалость взяла Менелая Атрида.
  
  Выступил он, угрожая герою владыке Гелену
  
  Острым копьем. А Гелен натянул рукоятку у лука.
  
  Близко сошлися они, и один изостренною пикой
   585 Быстро метнул во врага, а тот в него - с лука стрелою.
  
  Горькое жало стрелы Гелена попало Атриду
  
  В выпуклость панцыря, в грудь, но назад отскочило от меди,
  
  Как от широкой лопаты бобы темноцветные скачут
  
  Или горох на пространном току, когда их бросает
   590 Веятель-муж под дыханье протяжно свистящего ветра,
  
  Так же от лат Менелая, Атреева славного сына,
  
  С силою прочь отскочив, далеко стрела отлетела.
  
  Громкоголосый Атрид, копье свое бросив, попал им
  
  В руку, в которой держал Гелен полированный лук свой;
   595 Руку Гелена пробив, пригвоздило оно ее к луку.
  
  Быстро к товарищам он отбежал, уклоняясь от смерти,
  
  Свесивши руку. А следом за нею копье волочилось.
  
  Вырвав его из руки, Агенор геленову руку
  
  Перевязал шерстяною пращою, искусно сплетенной:
   600 Спутник пастыря войска всегда с нею был наготове.
  
   Прямо Писандр между тем на славного шел Менелая.
  
  К смерти злая судьба увлекала его и судила
  
  Быть укрощенным тобой, Менелай, в состязаньи ужасном.
  
  После того как, идя друг на друга, сошлись они близко,
   605 Мимо попал Менелай, - копье его вбок уклонилось.
  
  Не промахнулся Писандр, и в щит поразил Менелая;
  
  Меди, однако, насквозь не могла прошибить его пика:
  
  Щит ее прочный сдержал, и у самого древка сломилось
  
  Жало копья. А уж он ликовал, ожидая победы.
   610 Меч среброгвоздный извлекши, Атрид Менелай на Писандра
  
  Ринулся; тот же секиру прекрасную выхватил быстро
  
  Из-под щита своего, с топорищем из крепкой оливы,
  
  Гладким большим. Друг на друга в одно они время напали.
  
  По коневласому шлему ударил Писандр Менелая
   615 Около самого гребня. А тот его по лбу ударил,
  
  В верх переносицы; хрястнула кость под мечом, и упали
  
  Оба кровавые глаза Писандра у ног его наземь.
  
  Скорчился он и свалился. Пятою на грудь его ставши,
  
  Тот с него начал доспехи снимать и воскликнул, хваляся:
   620 "Вот как покинете все вы суда быстроконных данайцев,
  
  Наглые Трои сыны, ненасытные страшной резнёю!
  
  Мало вам было стыда и позора, какими когда-то,
  
  Злые собаки, меня опозорили вы! Не страшились
  
  Даже вы тяжкого гнева широко гремящего Зевса
   625 Гостеприимца, который, дай время, ваш город разрушит!
  
  Вас так радушно Елена, жена моя, встретила, вы же
  
  Гнусно с собой и ее увезли, и богатства большие!
  
  Нынче желаете вы на суда мореходные наши
  
  Гибельный бросить огонь и убить ахейских героев.
   630 Но прекратить вам придется войну, как бы к ней ни рвались вы!
  
  Зевс, наш отец! Говорят, что ты разумом всех превышаешь,
  
  Смертных людей и богов, и что все из тебя истекает.
  
  Так почему же так милостив ты к троянцам надменным,
  
  К людям, стремленья которых всегда нечестивы, кто вечно
   635 Голодом полн по кровавой воине, равно всем ужасной!
  
  Всем в состоянии люди насытиться, - сном, и любовью,
  
  Самой приятною песней и пляской вполне безупречной.
  
  Всякий гораздо сильнее стремится насытиться этим,
  
  Чем войной. Но троянцы в сраженьях всегда ненасытны".
   640 Так сказав и с тела кровавые снявши доспехи,
  
  В руки товарищам их передал Менелай безупречный,
  
  Сам же снова пошел и в ряды замешался передних.
  
   На Менелая там сын налетел Пилемена владыки,
  
  Гарпалион: за отцом своим милым пошел на войну он
   645 В Трою, однако назад не вернулся в отцовскую землю.
  
  Он изблизи в середину щита Менелая ударил
  
  Пикой, но меди насквозь прошибить не сумел и поспешно
  
  К толпам друзей отступил, убегая от смерти грозящей,
  
  По сторонам озираясь, чтоб кто его медью не ранил.
   650 Ранил вдогонку его Мерион медноострой стрелою.
  
  В правую сторону зада вонзилась стрела и наружу
  
  Вышла, пробивши пузырь мочевой под лобковою костью.
  
  Тут же он наземь упал. И в руках у товарищей милых
  
  Дух испуская, лежал, как червяк дождевой, растянувшись;
   655 Черная кровь выливалась и землю под ним увлажала.
  
  Захлопотали вокруг пафлагонцы, высокие духом.
  
  На колесницу его положив, повезли к Илиону,
  
  Грустные; шел между них и отец, обливаясь слезами;
  
  Но искупленьем за сына убитого было б не это!
   660 Смерть его гневом великим наполнила сердце Париса:
  
  Был Пилеменова сына он гостем в краю пафлагонцев.
  
  В гневе за гибель его, стрелою он выстрелил горькой.
  
  Некий был Евхенор, предсказателя сын Полиида,
  
  Муж, обитавший в Коринфе, богатый, знатного рода.
   665 Участь свою он несчастную знал и отплыл к Илиону.
  
  Часто ему говорил Полиид престарелый, что должен
  
  Он иль в тяжелой болезни скончаться в отеческом доме,
  
  Или в бою пред судами ахейскими пасть от троянцев.
  
  Он избежать пожелал как тяжелого штрафа ахейцам,
   670 Так и ужасной болезни, бесплодно страдать не желая.
  
  Был поражен он под ухо и челюсть. И быстро от членов
  
  Дух отлетел, и ужасная тьма ему взоры покрыла.
  
   Так наподобье пожара сраженье меж ними пылало.
  
  Гектор же, зевсов любимец, вестей не имел и не ведал,
   675 Что пред судами на левом крыле побеждают ахейцы
  
  Войско троянцев. И очень бы скоро ахейцам досталась
  
  Слава: такой был заступник у них, Земледержец могучий, -
  
  И ободрял аргивян он, и силою сам защищал их.
  
  Гектор сражался, где первым проникнул в ворота за стену,
   680 Строи густые прорвав щитоносцев отважных данайцев,
  
  Где на отлогом песке, извлеченные на берег моря,
  
  Протесилая суда и Аякса стояли, где были
  
  Самые низкие стены построены перед судами,
  
  Где всех жарче сражались и воины сами, и кони.
   685 Тут беотийцев отряды, иаонов длиннохитонных,
  
  Локров и фтийцев отважных и славой покрытых эпейцев
  
  Еле могли удержать нападавшего, от кораблей же
  
  Схожий с пламенем Гектор не мог быть ими отброшен.
  
  Между афинян все были отборные. Вел за собой их
   690 Сын Петеоя, герой Менесфей, а вослед Менесфею -
  
  Фейд со Стихнем и Биас отважный. Вождями элейцев
  
  Были Филеем рожденный Мегес с Амфионом и Дракий.
  
  Фтийцев вел за собою Медонт с боестойким Подарком.
  
  Первый был сыном побочным владыки мужей Оилея,
   695 Брат однокровный Аякса, Медонт. Но жил он в Филаке,
  
  Не на родной стороне у себя, ибо брата убил он
  
  Мачехи Ериопиды, супруги царя Оилея.
  
  Что ж до Подарка, то сыном он был Филакида Ификла.
  
  Оба они во главе находились воинственных фтийцев
   700 И, защищая суда, с беотийцами рядом сражались.
  
   Не отступал ни на шаг Аякс, Оилеем рожденный,
  
  От Теламонова сына Аякса, - ни даже на мало!
  
  Но, как на пашне два бурых вола со стараньем равным
  
  Тянут надежно сколоченный плуг

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 245 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа