Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 21

Гомер - Илиада



а взяла, когда он увидел, что с боя
  
  Главк удаляется. Все ж не забыл он о битве кровавой.
  
  Тут же герой в Фесторида Алкмаона острую пику
   395 Быстро вонзил и назад ее вырвал; за нею повлекшись,
  
  Ниц Фесторид повалился. Доспехи на нем зазвенели.
  
  А Сарпедон, ухвативши руками могучими бруствер,
  
  Сильно рванул. И на всем протяжении бруствер свалился.
  
  Сверху стена обнажилась и многим открыла дорогу.
   400 Вместе Аякс Теламоний и Тевкр устремились навстречу.
  
  Тевкр ему выстрелил в грудь и в ремень угодил, на котором
  
  Щит, закрывавший все тело, висел. Но Кронион от сына
  
  Смерть отвратил: пред судами ему не судил он погибнуть.
  
  Мощный Аякс по щиту, налетевши, ударил; однако
   405 Пикой его не пробил, но напор отразил Сарпедона.
  
  Этот немного назад отступил, но совсем не оставил
  
  Поля сраженья. Еще он надеялся славы добиться
  
  И, обратившись назад, закричал богоравным ликийцам:
  
  "Что забываете так вы о храбрости бурной, ликийцы?
   410 Как бы я ни был силен, тяжело одному мне разрушить
  
  Крепкую стену и к быстрым судам проложить вам дорогу.
  
  Дружно вперед! Сообща добиваются больше успеха!"
  
   Так он сказал, и они, убоявшися крика владыки,
  
  Яростно вслед за владыкой-советником бросились в битву.
   415 Но аргивяне с своей стороны укрепили фаланги
  
  Сзади стены. Завязалось великое дело меж ними.
  
  Ни у данайцев ликийцы могучие не были в силах,
  
  Стену сломав, проложить к кораблям мореходным дорогу,
  
  Ни копьеборцы данайцы отбросить обратно ликийцев
   420 С места того не могли, какого они уж достигли.
  
  Так же, как два человека на поле, обоим им общем,
  
  С мерой в руках, меж собой о меже разделяющей спорят
  
  И на коротком пространстве за равную ссорятся долю, -
  
  Так только бруствер врагов разделял. Чрез него они бились
   425 И разбивали друг другу, ударами кожи воловьи
  
  Круглых тяжелых щитов, как и легких щитов окрыленных.
  
  Многие также и в тело само поражаемы были,
  
  В спину - одни из бойцов, у которых спина открывалась
  
  В бегстве из боя, другие же - в грудь, через щит прободенный.
   430 Стены и брустверы всюду обрызганы были обильно
  
  Кровью обеих сторон, - и троянских мужей, и ахейских.
  
  Но и при том не могли обратить они в бегство ахейцев.
  
  Ровно стояли враги, как весы добросовестной пряхи:
  
  Гири и шерсть положивши на чашки, она поднимает
   435 Их, уравняв, чтоб добыть для детей небогатую плату.
  
  Так в равновесьи и бой, и война находились, доколе
  
  Не дал славы боле высокой Приамову сыну
  
  Гектору Зевс: прорвался сквозь ахейскую стену он первым.
  
  Голосом громким кричал он, чтоб всем было слышно троянцам:
   440 "Конники Трои, за мною, вперед! Прорывайтесь сквозь стену,
  
  Бурно горящим огнем корабли забросайте ахейцев!"
  
   Так он кричал, ободряя. Ушами они услыхали,
  
  Разом всею толпою к стене устремились и стали
  
  К выступам бруствера вверх подниматься, уставивши копья.
   445 Гектор же поднял и нес, пред воротами близко лежавший,
  
  Камень огромный, широкий внизу, заострявшийся кверху.
  
  Камень подобный и двое сильнейших людей из народа
  
  На воз с земли нелегко бы могли приподнять рычагами,
  
  Нам современные. Он же легко и один потрясал им.
   450 Сделал легким ему Молневержец тот камень тяжелый.
  
  Так же, как шерсть от барана пастух безо всяких усилий,
  
  Взявши одною рукою, несет, и мала ему тяжесть, -
  
  Так же и Гектор поднял и нес на ворота тот камень.
  
  Плотно створы ворот прилажены были друг к другу,
   455 Были двойные они, большие, и пара засовов
  
  Встречных, болтом замкнутых, ворота снутри запирали.
  
  Стал он у самых ворот. Чтобы крепче удар оказался,
  
  Ноги раздвинул и, сильно напрягшись, ударил в средину.
  
  Оба дверные сорвал он шипа, и тяжестью всею
   460 Камень во внутренность рухнул. Взревели ворота. Засовы
  
  Их не сдержали, туда и сюда разлетелися створы,
  
  Камня принявши удар. Блистательный Гектор ворвался
  
  Внутрь. Лицом походил он на быструю ночь, и ужасной
  
  Медью, его облекавшей, сиял. А в руках потрясал он
   465 Парою копий. Одни лишь бессмертные боги могли бы,
  
  Выйдя навстречу, его удержать, как влетел он в ворота.
  
  Взоры горели огнем. Повернувшись к троянцам, велел он
  
  Перебираться чрез стену. Приказа послушались мужи.
  
  Тотчас одни перелезли чрез стену, другие же прямо
   470 В крепкие стали вливаться ворота. Данайцы бежали
  
  К полым своим кораблям. И шум поднялся непрерывный.
  
  
  
  
  
   ПЕСНЬ ТРИНАДЦАТАЯ
  
  
  
   БОЙ У СУДОВ  [М. И. Пиков]
  
  
  
   Зевс, приведя и троянцев, и Гектора к стану ахейцев,
  
  Им предоставил нести пред судами труды и страданья
  
  Без передышки, а сам перевел свои светлые взоры
  
  Вдаль, созерцая страну укротителей конских - фракийцев,
  
  5 Мисян, бойцов рукопашных, и славный народ гиппемолгов
  
  Молокоядных, и племя абийцев, мужей справедливых,
  
  К Трое ж совсем перестал обращать светозарные взоры.
  
  В духе не ждал он своем, чтобы кто из богов олимпийских
  
  Вышел еще иль троянцев поддерживать, или данайцев.
   10 Слеп в наблюдении не был, однако, Земли колебатель.
  
  Он с удивленьем смотрел на войну и кровавую битву,
  
  Сидя на самой высокой вершине лесистого Сама
  
  В горной Фракии; оттуда он явственно видел всю Иду,
  
  Видел и город Приама, и стан корабельный ахейцев.
   15 Выйдя из моря, он там восседал и скорбел об ахейцах,
  
  Мощью троянцев смирённых, и гневался сильно на Зевса.
  
  Тотчас поднявшись, пошел он с вершины горы каменистой,
  
  Быстро ногами шагая. Леса и высокие горы
  
  Затрепетали под тяжкой стопою бессмертного бога.
   20 Три лишь он сделал шага и с четвертым уж цели достигнул, -
  
  Эг. В глубинах залива его там дворец знаменитый
  
  Высится, - весь золотой и сверкающий, вечно нетленный.
  
  В Эги прибыв, запряг в колесницу он двух медноногих,
  
  Быстролетящих коней с золотою и длинною гривой;
   25 В золото тело и сам облачил, сработанный дивно
  
  Бич захватил золотой и, в блестящую став колесницу,
  
  Коней погнал по волнам. Взыграли чудовища бездны,
  
  Всплыли из логов своих, узнавая в восторге владыку;
  
  Радостно море пред ним раздавалось. А лошади быстро
   30 Мчались, и медную ось даже снизу вода не мочила.
  
  К стану ахейцев несли его лихо скакавшие кони.
  
   Есть большая пещера в бездонных глубинах залива
  
  Меж островов Тенедоса и круто-скалистого Имбра.
  
  Там удержал лошадей колебатель земли Посейдаон
   35 И, отвязав от ярма, амвросической бросил им пищи
  
  В корм, а на быстрые ноги им путы надел золотые,
  
  Несокрушимые, чтобы на месте все время те кони
  
  Ждали владыку. А сам он отправился в лагерь ахейцев.
  
   Войско троянское всею громадой, как пламя, как буря,
   40 Вслед безудержно летело за Гектором, сыном Приама,
  
  С шумом, с неистовым криком. Надеялись все они твердо,
  
  Взяв корабли, перебить перед ними храбрейших ахейцев.
  
  Но Посейдон земледержец, могучий земли колебатель,
  
  Дух возбудил аргивян, из глубокого моря поднявшись.
   45 Он, уподобясь Калхасу и видом, и голосом звучным,
  
  К первым воззвал он к Аяксам, самим того же желавшим:
  
  "Вы только оба, Аяксы, спасете ахейское войско!
  
  Только о мужестве помните вы, не о бегстве ужасном.
  
  В месте другом не боялся б я рук необорных троянцев,
   50 Всею толпою проникших за стену великую нашу:
  
  Ибо их всех остановят ахейцы в красивых поножах.
  
  Здесь же ужасно боюсь я, чтоб нас не постигло несчастье, -
  
  Здесь, где, подобный огню, начальствует бешеный этот, -
  
  Гектор, хвалящийся тем, что он сын всемогущего Зевса!
   55 Пусть же и вам кто-нибудь из бессмертных положит на сердце
  
  Крепко стоять и самим, ободрять и других на сраженье.
  
  Вы бы напор отразили его от судов быстроходных,
  
  Если и сам Олимпиец на битву его устремляет".
  
   Так Земледержец сказал и жезлом их обоих ударил,
   60 И преисполнил того и другого великою силой.
  
  Сделал им легкими члены, - и ноги, и руки над ними.
  
  Сам же, как ястреб, умчался от них быстрокрылый, который
  
  С очень высокой поднявшись скалы, только козам доступной,
  
  Через равнину несется преследовать птицу другую.
   65 Так устремился от них Посейдон, потрясающий землю.
  
  Первым быстрый Аякс догадался, сын Оилеев,
  
  И обратился тотчас к Теламонову сыну Аяксу:
  
  "Кто-то, Аякс, из богов, на высоком Олимпе живущих,
  
  Образ Калхаса приняв, нам велит пред судами сражаться.
   70 Нет, не Калхас это был, боговещий гадатель по птицам;
  
  Очень легко по ступням и сзади по икрам узнал я
  
  Прочь уходящего бога: легко познаваемы боги.
  
  Также и дух у меня вдруг с чего-то в груди разгорелся,
  
  Рвется на много сильнее с врагом воевать и сражаться,
   75 Рвутся в битву и ноги внизу, и поверху руки".
  
   Так Оилиду в ответ промолвил Аякс Теламоний:
  
  "Так же на пике сейчас и мои необорные руки
  
  Жадно дрожат, и сила растет, и сами собою
  
  Движутся ноги. Готов хоть один на один я сразиться
   80 С Гектором, сыном Приама, неистово рвущимся в битву".
  
   Так говорили они, обращаясь с речами друг к другу,
  
  Радуясь бранному пылу, в сердца их вселенному богом.
  
   Земледержатель меж тем возбудил находившихся сзади,
  
  Сердце себе освежавших вблизи кораблей быстроходных.
   85 Милые члены ослабли у них от усталости тяжкой,
  
  Сердце им удручало жестокое горе при виде
  
  Гордых троянцев, толпою прорвавших великую стену.
  
  Слезы, глядя на них, под бровями они проливали,
  
  Горькой беды избежать не надеялись. Но Земледержец
   90 Сразу, явившись, сплотил их в могучие духом фаланги.
  
  К Тевкру он прежде всего обратился с призывом, к Леиту;
  
  После того Пенелей был им позван, Фоант с Деипиром
  
  И возбудители кликов в бою, Мерион с Антилохом.
  
  К ним он ко всем со словами крылатыми так обратился:
   95 "Стыд нам большой, молодежь! Вот уж вы-то, я думал, наверно,
  
  В битве участвуя, наши спасете суда от троянцев!
  
  Если ж и вы от злосчастной войны уклоняться начнете, -
  
  День настает, очевидно, когда от врага мы погибнем!
  
  Горе! Великое чудо своими глазами я вижу!
   100 Страшное чудо, какому, я думал, вовек не свершиться!
  
  Перед судами ахейцев троянцы, - троянцы, что прежде
  
  Ланям подобились робким и слабым, которые праздно
  
  По лесу бродят туда и сюда и становятся быстро
  
  Пищею барсов, волков и шакалов, в борьбу не вступая!
   105 Так и троянцы, бывало, в лицо не решалися выждать
  
  Силы ахейцев и рук их могучих, - никак не решались!
  
  Нынче ж далеко от стен пред судами троянцы воюют
  
  Из-за проступка вождя и по нерадивости войска.
  
  Злобу питая к вождю, защищать оно больше не хочет
   110 Наших судов, и пред ними себя отдает на убийство.
  
  Если, однако, и вправду пред всеми жестоко виновен
  
  Сын Атрея, герой Агамемнон пространнодержавный,
  
  Что оскорбленье нанес быстроногому сыну Пелея, -
  
  Нам-то самим не годится никак уклоняться от боя!
   115 Тотчас исправимся все! Исправимы сердца благородных!
  
  Вы ведь совсем непристойно забыли о храбрости бурной, -
  
  Вы, средь войска ахейцев храбрейшие! Сам я не стал бы
  
  Спорить с воином тем, который из боя уходит,
  
  Просто как трус. Но на вас от всего негодую я сердца!
   120 Неженки! Вскоре, наверно, уже по беспечности этой
  
  Вы еще большее зло совершите! Наполните сердце
  
  Гневом себе и стыдом! Возникает великая битва!
  
  Гектор могучеголосый у самых судов уже бьется,
  
  Он и ворота, могучий, разбил и засовы сорвал с них!"
   125 Так разжигая ахейцев, поднял у них дух Земледержец.
  
  Вскоре к обоим Аяксам собрались фаланги и стали
  
  Грозной стеной. Ни Apec, ни бодрящая к бою Афина
  
  С пренебреженьем на них не взглянули б. Храбрейшие мужи
  
  Были подобраны здесь, и троянцев с Гектором ждали, -
   130 Пика близ пики, щит у щита, заходя под соседний.
  
  Шлем тут со шлемом, и щит со щитом, человек с человеком
  
  Близко смыкались; вперед наклонившись, боец прикасался
  
  Шлемом к переднему шлему, - так тесно стояли ахейцы.
  
  В смелых колеблясь руках, слоями тянулися копья.
   135 Духом рвались аргивяне вперед, желая сразиться.
  
   Тесно сомкнувшись, троянцы ударили первыми. Вел их
  
  Гектор, летя на врагов, словно камень округлый, который
  
  Был от утеса оторван разлившейся бурно рекою,
  
  Водным напором подмывшей основы бесстыдного камня.
   140 Прыгая, катится он, и трещит под ударами камня
  
  Лес; непрерывно и прямо он мчится, пока на равнину
  
  Не упадет, и уж дальше не катится, как ни хотел бы.
  
  Так же и Гектор: сначала грозил, что до самого моря
  
  Путь через стан и суда аргивян без усилий проложит,
   145 Всех избивая; когда ж на густые ряды натолкнулся, -
  
  Стал, находясь уже близко. И натиском дружным ахейцы,
  
  Встретив ударами острых мечей и пик двуконечных,
  
  Гектора прочь отогнали. И он отступил, содрогаясь.
  
  Голосом громким вскричал он, чтоб всем было слышно троянцам:
   150 "Трои сыны и ликийцы, и вы, руКопашцы-дарданцы,
  
  Стойте твердо! Ахейцы меня не надолго удержат,
  
  Как бы плотно они, сомкнувши ряды, ни стояли, -
  
  Все же отступят пред пикой моей, раз ведет меня вправду
  
  Геры супруг громоносный, в богах наилучший меж всеми!"
   155 Так говоря, возбудил он и силу, и мужество в каждом.
  
  Гордо шел меж других Деифоб, рожденный Приамом,
  
  Щит, во все стороны равный, держал у себя он пред грудью,
  
  Легким шагом идя и тело щитом прикрывая.
  
  Тут Мерион в Деифоба блестящей нацелился пикой;
   160 Не промахнулся и в круглый попал ему щит волокожный;
  
  Кож не пробил он однако; уж раньше того обломилось
  
  Медное жало на древке огромном. Свой щит волокожный
  
  В сторону быстро отвел Деифоб, испугавшися духом
  
  Бурного лета копья Мериона. Герой же обратно
   165 В строй воротился друзей, негодуя на то и другое:
  
  Что и победа ушла, и крепкая пика сломалась.
  
  Быстро отправился он к кораблям и ахейскому стану,
  
  Чтобы копье принести, которое в ставке осталось.
  
   Все остальные сражались, и крик поднялся неугасный.
   170 Первым Тевкр Теламоний отважного сверг копьеборца,
  
  Имбрия, Ментора сына, конями богатого мужа.
  
  Раньше прибытия рати ахейской в Педейоне жил он,
  
  С Медесикастой, побочной Приамовой дочерью, в браке.
  
  Но лишь прибыли в судах, на обоих концах искривленных,
   175 К Трое данайцы, явился он в Трою, меж всех отличался,
  
  Жил у Приама, который к нему относился, как к сыну.
  
  Сын Теламонов под ухо вонзил ему длинную пику,
  
  Вырвав тотчас же назад. И упал он, как ясень, который,
  
  Всем отовсюду заметный на горной вершине высокой,
   180 Медью подрубленный, книзу листву свою нежную клонит.
  
  Так он упал. Зазвенели доспехи, пестревшие медью.
  
  Кинулся к Имбрию Тевкр, чтоб его обнажить от доспехов.
  
  Гектор в него в это время блестящей нацелился пикой.
  
  Тевкр увидал, увернулся и еле избегнул удара.
   185 Пика же в грудь Амфимаха ударила, сына Ктеата
  
  Акториона, в то время, как он выходил на сраженье.
  
  С шумом на землю упал он. Доспехи на нем зазвенели.
  
  Кинулся Гектор, чтоб шлем, на висках прилегающий плотно,
  
  Снять с головы Амфимаха, Ктеатова храброго сына.
   190 В Гектора пикой блестящей Аякс в это время ударил.
  
  Но не проникла До тела она: целиком был покрыт он
  
  Медью ужасной. Однако, в средину щита поразивши,
  
  Гектора с силой большою отбросил Аякс. Отбежал он
  
  Прочь от обоих убитых, и их увлекли аргивяне.
   195 Но Амфимаха Стихий с Менесфеем божественным взяли, -
  
  Оба - афинян вожди, - и снесли его к войску ахейцев,
  
  Имбрия ж - двое Аяксов, кипевшие храбростью бурной.
  
  Так же, как два безбоязненных льва, завладевши козою
  
  Из-под охраны собак, через частый кустарник добычу
   200 Вместе несут, высоко над землею держа ее в пасти,
  
  Так же и оба Аякса, держа высоко Менторида,
  
  С тела снимали доспехи. Повисшую голову с нежной
  
  Шеи отсек Оилид, негодуя за смерть Амфимаха,
  
  И наподобье мяча швырнул ее в толпы троянцев.
   205 Гектору к самым ногам голова покатилась по пыли.
  
   Гневом великим тогда запылал Посейдон за убийство
  
  Внука его Ктеатида, сраженного в битве свирепой.
  
  Быстро направился он к кораблям и ахейскому стану,
  
  Всех возбуждая данайцев и беды готовя троянцам.
   210 Идоменей повстречался ему, знаменитый копейщик.
  
  Шел от товарища он, который к нему из сраженья
  
  Только что прибыл, в колено губительной раненный медью
  
  Вынесен был он друзьями из битвы. Врачам его сдавши,
  
  В ставку пошел он. Желаньем горел возвратиться в сраженье
   215 Идоменей. Обратился к нему Земледержец могучий,
  
  Голос Фоанта приняв, Андремонова сына, который
  
  Властвовал в целом Плевроне, на всем Калидоне высоком,
  
  Над этолийским народом и был им, как бог, почитаем:
  
  "Где же, советник критян, угрозы, какими, бывало,
   220 Гордым троянцам так часто ахейцев сыны угрожали?"
  
  Идоменей, возражая ему, немедля ответил:
  
  "О Фоант! Никто из ахейцев теперь не виновен,
  
  Сколько я знаю; умеем мы все и готовы сражаться;
  
  Страх бессердечный никем не владеет; никто, уступая
   225 Трусости, битвы жестокой покинуть не хочет. Но, верно,
  
  Так уже стало угодно сверхмощному Зевсу-Крониду,
  
  Чтобы бесславно погибли мы здесь вдалеке от отчизны.
  
  Прежде был ты, Фоант, постоянно в сражениях стоек,
  
  Ты и другого готов ободрить, упавшего духом.
   230 Не выходи же из боя и прочим приказывай то же!"
  
   Идоменею тогда отвечал Посейдон земледержец:
  
  "Идоменей! Пусть вовек из-под Трои домой не вернется,
  
  Пусть игралищем здешних собак окажется муж тот,
  
  Кто добровольно посмеет сегодня покинуть сраженье!
   235 Ну-ка, берись за оружье, иди-ка сюда! Не мешало б
  
  В бой поспешить нам. Быть может, и сделаем что, хоть и двое:
  
  Соединившись, способны на доблесть и робкие люди,
  
  Мы же с тобою и против сильнейших сумели б сразиться".
  
   Молвил и снова к борьбе человеческой бог обратился.
   240 Идоменей же в своей превосходно устроенной ставке
  
  Тело прекрасным доспехом облек и, схвативши две пики,
  
  Кинулся вон. Был подобен он молнии, Зевсом-Кронидом
  
  Схваченной в руку и брошенной с ясных вершин олимпийских
  
  В знаменье смертным; сверкает она ослепительным светом.
   245 Так же и медь на груди у бегущего ярко блистала.
  
  Близко от ставки ему Мерион повстречался отважный,
  
  Спутник его и товарищ. Пришел он за медною пикой.
  
  Идоменеева сила тотчас же к нему обратилась:
  
  "На ноги быстрый Молид Мерион, мой товарищ любимый!
   250 Что ты пришел, оставив войну и кровавую сечу?
  
  Ранен ли ты, и тебе острие доставляет мученье?
  
  Иль от кого-нибудь с вестью пришел ты за мной? Но и сам я
  
  Не собираюсь в ставке сидеть, а иду, чтоб сражаться".
  
   Идоменею в ответ Мерион рассудительный молвил:
   255 "Идоменей, знаменитый советник критян меднобронных!
  
  Я прихожу, не осталось ли в ставке твоей, чтобы взять мне,
  
  Пики. Какую имел я, сегодня в бою поломал я,
  
  В щит поразив Деифоба, безмерно надменного мужа".
  
   Идоменей, предводитель критян, отвечал Мериону:
   260 "Если желаешь, то копий найдешь и одно ты, и двадцать
  
  В ставке моей, к блестящей стене прислоненными рядом.
  
  Копья - троянские, их я отнял у поверженных мною.
  
  Смею сказать, что стою невдали я, сражаясь с врагами.
  
  Выпуклых много щитов потому у себя я имею,
   265 Также и копий, и броней блестящих, и гривистых шлемов".
  
   Идоменею в ответ Мерион рассудительный молвил:
  
  "И у меня самого, - в корабле моем черном и в ставке, -
  
  Много военной добычи: итти лишь за нею не близко.
  
  Не забываю и я, как мне кажется, доблести бранной.
   270 Между передних бойцов в прославляющих мужа сраженьях
  
  Также и я становлюсь, лишь начнется военная распря.
  
  Может, иному кому из меднодоспешных ахейцев
  
  Я как боец неизвестен. Но ты меня, думаю, знаешь".
  
   Идоменей, предводитель критян, отвечал Мериону:
   275 "Знаю я доблесть твою. Зачем мне о ней говоришь ты?
  
  Пусть нас, храбрейших, в засаду сейчас соберут пред судами:
  
  Доблесть мужей ведь всего проявляется больше в засадах.
  
  Тут человек и трусливый, и смелый легко познаются.
  
  Цветом сменяется цвет на лице у трусливого мужа;
   280 Дух его робкий в покое ему не дает оставаться:
  
  Он положенье меняет, на корточки часто садится;
  
  Сильно в груди его сердце колотится; только о смерти
  
  Думает он, и стучат непрерывно во рту его зубы.
  
  Храброго воина цвет на лице не меняется; слишком
   285 Он не боится, хотя б и впервые садился в засаду.
  
  Молит о том, чтоб скорее вмешаться в жестокую битву.
  
  Там не с презрением к силе твоей и к рукам отнеслись бы.
  
  Если копьем иль стрелой в боевой был ты ранен работе,
  
  То не в затылок тебе и не в спину попало б оружье.
   290 Грудью б ты встретил копье, и стрелу животом бы ты принял,
  
  Бросившись прямо вперед для любезной беседы с врагами.
  
  Но перестанем с тобой разговаривать, стоя без дела,
  
  Словно бы дети. Еще кто-нибудь, подсмотрев, возмутится.
  
  Ну, так зайди в мою ставку и выбери пику покрепче".
   295 Так он сказал. Мерион, быстротою подобный Аресу,
  
  В ставку поспешно вбежал и копье себе медное вынес.
  
  За Девкалидом пошел он, пылая воинственным жаром.
  
  Как мужегубец Apec устремляется в грозную битву,
  
  Вместе и сын его Ужас, - могучий, не знающий страха,
   300 Даже и самых упорных мужей обращающий в бегство;
  
  Оба они из Фракии войною идут на эфиров
  
  Или на храбрых флегийцев; однако моленьям не внемлют
  
  Тех и других, а одной стороне только славу даруют.
  
  Так устремились в сраженье, блестящей одетые медью,
   305 Идоменей с Мерионом, критян предводители храбрых.
  
   Первым к нему Мерион обратился с такими словами:
  
  "Где, Девкалид, ты намерен напасть на троянское войско?
  
  С правого ль хочешь ударить к

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 247 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа