Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 18

Гомер - Илиада



;
  Густо бросая на землю снопы ячменя иль пшеницы, -
   70 Так же сходились троянцев сыны и ахейцев, и яро
  
  Бились друг с другом. Никто о погибельном бегстве не думал.
  
  Равные головы схватка имела. Ярились, как волки,
  
  Воины, радуя глаз многостонной Эриды богини.
  
  Только она из богов принимала участие в битве,
   75 Прочие все не мешались в нее и спокойно сидели
  
  Каждый в доме своем. Прекрасные видом жилища
  
  Там находились у них на ущелистых склонах Олимпа.
  
  Всеми равно Кронид чернооблачный был осуждаем,
  
  Что даровать пожелал он в сражении славу троянцам.
   80 Но не печалился этим Отец. В одиночестве полном,
  
  Радуясь славе своей, он сидел от богов в отдаленьи,
  
  На корабли аргивян и на город троянцев взирая,
  
  И на блестящую медь, и на тех, кто губили и гибли.
  
   С самого утра все время, как день разрастался священный
   85 Тучами копья и стрелы летали, и падали люди.
  
  В час же, как муж-лесоруб начинает обед свой готовить,
  
  В горной усевшись лощине, когда он уж руки насытил,
  
  Лес срубая высокий, и в дух низошло пресыщение,
  
  Сердце ж ему охватило желание сладостной пищи, -
   90 Силою доблести в час тот прорвали данайцы фаланги,
  
  Громко в рядах призывая друг друга. Вперед Агамемнон
  
  Ринулся первый и сверг Биенора, владыку народов;
  
  Раньше - его, а потом и возницу его Оилея.
  
  Этот, спрыгнувши с коней, безбоязненно встал пред Атридом
   95 И на него устремился. Его Агамемнон ударил
  
  Пикою в лоб. Не сдержал ее шлем его меднотяжелый, -
  
  Шлем пронизала и череп атридова пика, и с кровью
  
  Мозг Оилея смешала, смиривши его в нападеньи.
  
  Бросил обоих на месте владыка мужей Агамемнон,
   100 Ярко сиявших телами: он их обнажил от доспехов.
  
  После того Агамемнон на Иса напал и Антифа, -
  
  Двух Приамидов (побочный один, а последний законный),
  
  Бывших в одной колеснице; побочный правил конями,
  
  Славный Антиф же с ним рядом стоял. Их обоих когда-то,
   105 Пасших овец, Ахиллес изловил на идейских отрогах,
  
  Гибкой лозою связал, но потом отпустил их за выкуп.
  
  Их-то теперь Агамемнон Атрид, повелитель народов, -
  
  Первого в грудь над соском поразил длиннотенною пикой,
  
  В ухо ударил второго мечом и низверг с колесницы,
   110 К мертвым тотчас поспешил и прекрасные снял с них доспехи.
  
  Их он узнал, ибо видел уж прежде, в то время, как с Иды
  
  К быстрым ахейским судам их привел Ахиллес быстроногий,
  
  Так же, как лев не подросших детенышей лани проворной
  
  Ловит легко и зубами могучими кости дробит им,
   115 В логово лани забравшись, и нежной их жизни лишает;
  
  Мать же, хотя бы случилась и близко, помочь им не может;
  
  Овладевает и ею самою ужаснейший трепет;
  
  Скачет стремглав через частый кустарник, чрез темные рощи,
  
  Пот проливая, спеша убежать от могучего зверя.
   120 Так же и этим явиться на помощь никто из троянцев
  
  В гибели их не посмел: пред врагом они сами бежали.
  
   Дальше поверг он Писандра с упорным в бою Гипполохом,
  
  Двух сыновей Антимаха, который, приняв от Париса
  
  Золота много, - блистательный дар, - добивался упорно,
   125 Чтоб не давали обратно Елены царю Менелаю.
  
  Двух сыновей-то его и настиг Агамемнон могучий.
  
  Вместе, в одной колеснице, они лошадей усмиряли
  
  Быстрых, так как из рук упустили блестящие вожжи.
  
  Оба взбесились коня. Как лев, Агамемнон навстречу
   130 Бросился им. И они с колесницы взмолились к Атриду:
  
  "В плен возьми нас, Атрид! Получишь ты выкуп достойный.
  
  Много сокровищ хранится в дому Антимаха. Богат он
  
  Золотом, медью, а также для выделки трудным железом.
  
  С радостью выдаст тебе неисчислимый выкуп отец наш,
   135 Если узнает, что живы мы оба у вас пред судами".
  
   Так, заливаясь слезами, к Атриду они обращались
  
  С сладкою речью. Но голос не сладкий в ответ услыхали:
  
  "Вы - сыновья Антимаха отважного - мужа, который
  
  Некогда Трои сынов убеждал на собраньи народном,
   140 Чтоб Менелая, послом с Одиссеем прибывшего в Трою,
  
  Там же убить и обратно его не пускать к аргивянам.
  
  Нынче поплатитесь вы за бесстыдный поступок отцовский!"
  
   Так он промолвил и сбил с колесницы Писандра на землю,
  
  Пикой ударивши в грудь; на земле растянулся он навзничь.
   145 Спрыгнул с коней Гипполох. И его низложил он на землю,
  
  Руки мечом отрубивши и голову с шеи отсекши.
  
  Труп же ногой оттолкнул, - как ступа, он в толпу покатился.
  
   Бросив убитых, туда он, где пуще теснились фаланги,
  
  Ринулся, с ним и другие ахейцы в красивых поножах.
   150 Пешие пеших разили, невольно бежать принужденных,
  
  Конные - конных: от них непроглядная пыль воздымалась,
  
  Что поднимали по полю гремящие конские ноги.
  
  Медью врагов избивали. Могучий Атрид непрестанно
  
  Гнал их, сражая бегущих, приказы давая ахейцам.
   155 Так же, как хищный огонь на нес рубленный лес нападает;
  
  Вихрь его всюду разносит, и падает вместе с корнями
  
  Частый кустарник вокруг под напором огня беспощадным.
  
  Падали головы так под рукою могучей Атрида
  
  В бег обращенных троянцев. И много коней крутошеих
   160 С грохотом мчало в прорывы меж войск колесницы пустые,
  
  Жадно томясь по возницам. А те по равнине лежали,
  
  Больше для коршунов, чем для супруг своих милые видом.
  
   Гектора Зевс промыслитель от стрел удалил и от пыли,
  
  И от убийства мужей, и от крови и бранного шума.
   165 Яро Атрид наседал, за собой призывая ахейцев.
  
  Мимо могилы потомка Дарданова, древнего Ила,
  
  Мимо смоковницы толпы троянцев по полю бежали,
  
  В город стремясь. Неотступно преследовал с криком ужасным
  
  Их Агамемнон и кровью багрил необорные руки.
   170 Но, добежавши до Скейских ворот и до дуба, троянцы
  
  Остановились и начали ждать остававшихся сзади.
  
  Те ж на средине равнины бежали, подобно коровам,
  
  Если глубокою ночью явившийся лев их разгонит
  
  Всех, - для одной же из них появляется быстрая гибель;
   175 Шею сперва ей дробит, захвативши в могучие зубы,
  
  После же с жадностью кровь пожирает и потрохи жертвы.
  
  Так наседал на врагов Агамемнон владыка, все время
  
  Мужа последнего пикой сражая. Бежали троянцы.
  
  Многие навзничь и ниц с колесниц под руками Атрида
   180 Падали на землю, - так пред собой он свирепствовал пикой.
  
   Вскоре, однако, когда под высокую стену и город
  
  Он устремиться решился, отец и бессмертных, и смертных
  
  Зевс на высоких вершинах обильной потоками Иды,
  
  С неба сошедши, уселся. В руках его молнии были.
   185 Золотокрылой Ириде велел он отправиться с вестью:
  
  "К Гектору мчися, Ирида, такое скажи ему слово:
  
  Пусть он, покуда Атрид Агамемнон, владыка народов,
  
  В первых бушует рядах и фаланги мужей истребляет,
  
  Пусть от участия в битве воздержится, пусть побуждает
   190 Только других, чтобы в схватках могучих сражались с врагами.
  
  После того ж, как троянским копьем иль стрелой пораженный,
  
  Бросится он в колесницу, я Гектора силой исполню;
  
  Будет врагов избивать он, пока кораблей не достигнет,
  
  Солнце пока не зайдет и священный не спустится сумрак".
   195 Равная в скорости ветру, послушалась Зевса Ирида
  
  И к Илиону священному с гор устремилась идейских.
  
  Гектора там увидала, Приамова храброго сына;
  
  Он в запряженной стоял колеснице, сколоченной крепко.
  
  Став близ него, быстроногая так говорила Ирида:
   200 "Гектор, рожденный Приамом, по разуму равный Зевесу!
  
  Зевс, наш родитель, меня посылает сказать тебе вот что:
  
  Все то время, покуда ты видишь, что царь Агамемнон
  
  В первых бушует рядах и фаланги мужей истребляет, -
  
  Сам уклоняйся от боя и только подбадривай прочих
   205 Храбро сражаться с врагами отважными в битве могучей.
  
  После того ж, как, троянским копьем иль стрелой пораженный,
  
  Бросится он в колесницу, Зевес тебя силой исполнит:
  
  Будешь врагов избивать, пока кораблей не достигнешь,
  
  Солнце пока не зайдет и священный не спустится сумрак".
   210 Все так сказав, быстроногая прочь удалилась Ирида.
  
  Гектор, в доспехах спрыгнув со своей колесницы на землю,
  
  Острые копья колебля, пошел по широкому войску,
  
  Всех возбуждая на бой. И возжег жесточайшую сечу.
  
  Оборотившись назад, на ахейцев они налетели.
   215 Те со своей стороны теснее сомкнули фаланги.
  
  Восстановилось сраженье. Сошлися враги. Агамемнон
  
  Ринулся первый вперед, чтобы быть впереди перед всеми.
  
   Музы, живущие в домах Олимпа, скажите теперь мне,
  
  Кто Агамемнону первый меж воинов вышел навстречу
   220 Иль из троянцев самих, иль из славных союзников Трои?
  
  Ифидамант, Антенором рожденный, высокий, красивый,
  
  В Фракии выросший, - матери стад руноносных овечьих.
  
  С раннего детства Кисеем он в доме его был воспитан, -
  
  Дедом своим, что отцом был Феано прекрасноланитной.
   225 После того как предела достигнул он юности славной,
  
  Дед его в доме оставил и дочь за него свою выдал.
  
  Об аргивянах узнавши, покинул он брачную спальню
  
  И за собою двенадцать повел кораблей изогну тых.
  
  Но корабли равнобокие те он в Пёркоте оставил,
   230 Сам же с отрядом пешком в Илйон крепкостенный явился.
  
  Он-то навстречу царю Агамемнону выступил первый.
  
  После того как, идя друг на друга, сошлись они близко,
  
  Сын промахнулся Атрея, и мимо копье пролетело.
  
  Ифидамант же Атрида близ пояса в панцырь ударил
   235 И надавил на копье, полагаясь на мощную руку.
  
  Но не пробило копье многопестрого пояса; раньше,
  
  На серебро налетев, как свинец, острие изогнулось.
  
  Древко рукой ухватил Агамемнон пространнодержавный,
  
  Сильно рванул, словно лев, и из рук Антенорова сына
   240 Вырвал; по шее ударил мечом и члены расслабил.
  
  Так он на землю свалился и сном успокоился медным.
  
  Бедный погиб, горожан защищая, вдали от законной
  
  Верной жены, не видав благодарности. Дал же он много:
  
   Сотню сначала коров подарил. И еще обещался
   245 Тысячу коз и овец подарить из отар неисчетных.
  
  Бросил теперь Агамемнон его обнаженного в поле
  
  И через толпы ахейцев пошел с его пышным доспехом.
  
   Только приметил Атрида Коон, выдающийся воин,
  
  Старший из всех сыновей Антенора, - и сильная горесть
   250 Взоры его омрачила при виде простертого брата.
  
  С пикою стал в стороне, не приметный герою Атриду,
  
  И поразил его в руку, в средине, у самого локтя.
  
  Руку пробило насквозь острие его пики блестящей.
  
  Сердцем тогда содрогнулся владыка мужей Агамемнон,
   255 Но и при этом отстать не хотел от войны и сраженья.
  
  С пикою, вскормленной ветром, набросился он на Коона.
  
  За ногу тот в это время убитого брата родного
  
  Ифидаманта тащил, призывая отважных на помощь.
  
  В это-то время, как труп он тащил под щитом многобляшным,
   260 Медным копьем его сбил Агамемнон и члены расслабил,
  
  И подбежал, и срубил ему голову тут же на трупе.
  
   Так Антеноровы дети под мощной рукою Атрида,
  
  Осуществляя свой жребий, спустились в жилище Аида.
  
   Бросился после того по рядам и других он троянцев.
   265 Их и копьем, и мечом, и камнями большими сражая.
  
  Бился, покуда из раны горячая кровь вытекала.
  
  После того же, как рана подсохла и кровь унялася,
  
  Острые боли тотчас же проникли в атридову силу.
  
  Как роженицу терзают пронзительно-острые стрелы,
   270 Что на нее посылают Илифии, дочери Геры,
  
  Шлющие женам родящим потуги с жестокою болью, -
  
  Острые боли такие ж вступили в атридову силу.
  
  На колесницу взойдя, приказал своему он вознице
  
  К полым скакать кораблям. В нем сердце терзалось жестоко.
   275 Голосом громким вскричал он, чтоб всем было слышно данайцам:
  
  "О, дорогие друзья, вожди и советники войска!
  
  Вы отражайте теперь от ахейских судов мореходных
  
  Натиск свирепый; а мне не позволил Кронид промыслитель
  
  Целый нынешний день до конца с троянцами биться!"
  
   280 Так он сказал. И возница, хлестнувши коней пышногривых
  
  К полым погнал их судам. Не лениво они полетели.
  
  Пеной покрылись их груди, и пыль осыпала их снизу,
  
  Мчавших из боя царя, удрученного раной жестокой.
  
  Гектор, едва увидал, что Атрид удаляется с боя,
  
  Голосом громким вскричал, возбуждая троян и ликийцев:
   285 "Трои сыны и ликийцы, и вы, рукопашцы-дарданцы!
  
  Будьте мужами, друзья, о неистовой вспомните силе!
  
  Муж удалился храбрейший, и мне величайшую силу
  
  Зевс посылает! Гоните навстречу могучим данайцам
   290 Однокопытных коней, чтобы большая слава была вам!"
  
   Так говоря, возбудил он и силу, и мужество в каждом.
  
  Как белозубыми псами охотник какой-нибудь травит
  
  Где-нибудь мощного льва или дикого вепря лесного,
  
  Так крепкодушных троян на ахейцев натравливал Гектор,
   295 Силою равный Аресу, кровавому людоубийце.
  
  Сам же он в первых рядах находился, пылая душою,
  
  В свалку повсюду врезаясь стремительным вихрем, который,
  
  Сверху ударив, вздымает фиалково-темное море.
  
   Кто же был первым и кто был последним, из тех, кого Гектор,
   300 Сын Приама, убил, как Зевс даровал ему славу?
  
  Первым Асея он сверг, а потом Автоноя, Опита,
  
  Клитова сына Долопа, Офельтия и Агелая,
  
  Стойкого в битве вождя Гиппоноя, Эсимна и Ора.
  
  Этих убил из вождей он данайских, потом же немало
   305 И рядовых перебил. Как тучи Зефир разгоняет,
  
  Быстрого Нота, могучим ударив по ним ураганом;
  
  Крутятся волны, вздымаясь, и белая пена высоко
  
  Вверх разлетается в гуле летящего издали ветра.
  
  Так под ударами Гектора головы вражьи летели.
   310 Гибель пришла бы тогда, и свершилось бы тяжкое дело,
  
  Все бы ахейцы в суда свои быстрые кинулись в бегстве,
  
  Если бы так не воззвал Одиссей к Диомеду Тидиду:
  
  "Что это с нами, Тидид? Забываем мы буйную храбрость!
  
  Друг, подойди-ка и стань близ меня. Позор нестерпимый
   315 Будет нам, если захватит суда шлемоблешущий Гектор!"
  
   Сыну Лаэрта в ответ сказал Диомед многомощный:
  
  "Я-то останусь и вытерплю все. Но пользы не много
  
  Будет от этого нам. Собирающий тучи Кронион
  
  Больше желает доставить победу троянцам, чем нашим".
   320 Так он промолвил и сшиб с колесницы на землю Фимбрея,
  
  Пикой ударивши в левый сосок. Одиссей Молиона
  
  Сшиб, - подобного богу возницу того властелина.
  
  Тут же и бросили их: воевать уж они перестали.
  
  Сами ж, чрез толпы идя, лютовали, как вепри лесные,
   325 Что направляемым псам бросаются сами навстречу.
  
  Так, повернувши обратно, троянцев они истребляли.
  
  Радостно все отдыхали от бегства пред Гектором грозным.
  
   Лучших в народе мужей с колесницей они захватили, -
  
  Двух сыновей перкосийца Меропа, который искусный
   330 Был предсказатель судьбы и сынам не давал позволенья
  
  На мужебойную ехать войну. Не послушались дети.
  
  Керы черной смерти в сраженья их из дому гнали.
  
  Славный копьем Диомед, Тидеем рожденный, исторгнул
  
  Дух у обоих и душу и славные снял с них доспехи.
   335 Сын же Лаэрта убил Гипейроха и Гипподама.
  
   Тут в равновесии бой распростер меж войсками Кронион,
  
  С Илы смотревший на битву. Они ж поражали друг друга.
  
  Острою пикой ударил в бедро Диомед Агастрофа,
  
  Сына Пеона, героя. Вблизи от него колесницы
   340 Не было, чтоб убежать; помрачился совсем его разум:
  
  Коней возница держал в отдалении, сам же он пеший
  
  Бился в передних рядах, пока не сгубил себе духа.
  
   Гектор заметил героев в рядах и на них устремился
  
  С яростным криком. За ним и троянцев помчались фаланги.
   345 Это увидев, Тидид содрогнулся могучеголосый
  
  И торопливо сказал Одиссею, стоявшему близко:
  
  "Катится гибель на нас, - шлемоблещущий Гектор могучий!
  
  Но не отступим, останемся здесь, отразим нападенье!"
  
   Так он сказал и, взмахнувши, послал длиннотенную пику,
   350 В голову целя. И промаха не дал. Ударила пика
  
  В шлем, в его верхнюю часть. Но медь отскочила от меди
  
  И не достигла до тела прекрасного: шлем помешал ей
  
  Крепкий, тройной, дыроокий, - подарок ему Аполлона.
  
  Гектор далеко назад отбежал и смешался с толпою,
   355 И на колено упал, и уперся могучей рукою
  
  В землю; и взор его черная ночь отовсюду покрыла.
  
  Но между тем, как Тидид за копьем, улетевшим далеко,
  
  Шел чрез передних ряды, где копье его в землю вонзилось,
  
  Гектор очнуться успел и, вскочивши назад в колесницу,
   360 Быстро к своим поскакал и избегнул погибели черной.
  
  Пикой своей потрясая, вскричал Диомед многомощный:
  
  "Снова, собака, ты смерти избег! А совсем уже близко
  
  Был ты от гибели". Феб-Аполлон защитил тебя снова.
  
  В грохот копейный вступая, молиться ты рад Аполлону!
   365 Скоро, однако, с тобой я покончу, сошедшись позднее,
  
  Если какой-нибудь есть средь бессмертных и мне покровитель!
  
  Нынче ж пойду на других и повергну, которых настигну".
  
   Молвил и с сына Пэона доспехи совлечь наклонился.
  
  Муж пышнокудрой Елены меж тем, Александр боговидный,
   370 На Диомеда, владыку народов, натягивал лук свой,
  
  Спрятавшись сам за плитой, на могиле стоявшей, в которой
  
  Ил Дарданид был схоронен, народный старейшина древний.
  
  Тот совлекал в это время с груди Агастрофа героя
  
  Пестрый панцырь, и с плеч его - щит, с головы же - тяжелый
   375 Шлем. Александр потянул рукоятку упругого лука
  
  И поразил, - не напрасно стрела из руки излетела! -
  
  В правую ногу Тидида, в ступню. Сквозь нее пролетевши,
  
  В землю вонзилась стрела. Александр с торжествующим смехом
  
  Выскочил вдруг из засады и слово сказал, похваляясь:
   380 "Ранен моей ты стрелой! Не напрасно она излетела!
  
  О, если б в чрево тебе угодил я и дух твой исторгнул!
  
  Сколько-нибудь отдохнули тогда бы от бед и троянцы,
  
  Что, как блеющие козы пред львом, пред тобою трепещут!"
  
   Но, не смутившись, ему отвечал Диомед многомощный:
   385 "Лучник, бахвал с заплетенной косою, привыкший на девок
  
  Пялить глаза! Если б вышел с оружием мне ты навстречу,
  
  Мало тебе помогли бы и частые стрелы, и лук твой!
  
  Как ты гордишься уж тем, что ступню мне ноги оцарапал!
  
  Мне ж - ничего! Как бы женщина вдруг иль ребенок стрельнули!
   390 Очень стрела не остра у ничтожного, слабого мужа!
  
  С пикой моею иначе: когда хоть немного заденет, -
  
  Остро пронзает врага и кладет его вмиг бездыханным.
  
  И у жены его обе щеки исцарапаны с горя,
  
  И остаются сиротами дети, а сам он, кровавя
   395 Землю, гниет, и вокруг него птицы, не жены теснятся".
  
   Так он сказал, и, к нему подойдя, Одиссей копьеборец
  
  Стал перед ним. Диомед же, присев, из ноги прободенной
  
  Вырвал стрелу. И по телу жестокая боль пробежала.
  
  На колесницу взойдя, приказал своему он вознице
   400 К полым скакать кораблям. Жестоко терзалось в нем сердце.
  
   Славный копьем Одиссей одиноко стоял. Из ахейцев
  
  Не оставалось при нем никого. Всех ужас рассеял.
  
  Горько вздохнувши, сказал своему он бесстрашному сердцу:
  
  "Горе! Что будет со мною? Беда, если в бег обращусь я
   405 Перед толпою врагов. Но ужаснее, если захвачен
  
  Буду один. Обратил Молневержец товарищей в бегство.
  
  Но для чего мое сердце волнуют подобные думы?
  
  Знаю, что трусы одни отступают бесчестно из боя.
  
  Тот же, кто духом отважен, обязан во всяком сраженьи
   410 Крепко стоять - поражает ли он, иль его поражают".
  
   Так размышлял он рассудком и духом. Меж тем отовсюду
  
  Грозно ряды щитоносных врагов на него наступали
  
  И замыкались вокруг, себе же готовя погибель.
  
  Как окружают ловцы молодые с собаками вепря,
   415 Он же, внезапно явившись из чащи дремучего леса,
  
  Белый свой клык смертоносный острит в челюстях искривленных;
  
  Те на него отовсюду бросаются, он же зубами
  
  Ляскает. Как он, однако, ни страшен, стоят они твердо.
  
  Так и троянцы тогда любимца богов Одиссея
   420 Всюду кольцом окружали. А он, отбиваяся, пикой
  
  Первым ранил в плечо безупречного Деиопита;
  
  После того и Фоона, и Эннома наземь повергнул.
  
  Херсидаманта в то время, когда с колесницы он прыгал,
  
  В низ живота поразил под щитом его выпуклобляшным.
   425 Тот покатился средь пыли, хватаясь за землю руками.
  
  Бросил он их и ударил копьем в Гиппасида Харопа,
  
  Брата родного богатством большим обладавшего Сока.
  
  Быстро на выручку Сок ему кинулся, муж богоравный,
  
  Стал, подойдя очень близко, и так Одиссею промолвил:
   430 "Славный герой Одиссей, ненасытный в трудах и коварствах!
  
  Либо двумя Гиппасидами ты уж похвалишься нынче,
  
  Воинов свергнув таких и доспехами их овладевши,
  
  Либо же, пикой моей опрокинутый, дух свой погубишь!"
  
   Так он промолвил и в щит, во все стороны равный, ударил.
   435 Щит Одиссея блестящий пробила могучая пика,
  
  И пронизала искусно сработанный панцырь, и кожу
  
  Всю отделила от ребер; но дальше, во внутренность тела,
  
  Не допустила ту пику проникнуть Паллада-Афина.
  
  Он увидал, что удар не в смертельное место пришелся,
   440 И, отступивши назад, сказал, обращался к Соку:
  
  "Эх, ты, несчастный! Приходит к тебе неизбежная гибель!
  
  Рана моя помешает мне только с троянцами биться,
  
  Я же скажу, что убийство и черная смерть ожидают
  
  Здесь тебя в нынешний день, и, тебя ниспровергнувши пикой,
   445 Славу я сам получу, конеславный Аид - твою душу!"
  
   Так произнес он. А Сок повернулся и в бегство пустился.
  
  Быстро меж плеч Одиссей многоумный бегущего в спину
  
  Острым ударил копьем и чрез грудь его выгнал наружу.
  
  С шумом на землю он пал, и вскричал Одиссей, торжествуя:
   450 "Сок, рожденный Гиппасом, коней укротителем храбрым!
  
  Раньше меня тебя смерть поразила, ее не избег ты!
  
  О злополучный! Тебе ни отец, ни почтенная матерь
  
  Мертвому глаз не закроют. Их выклюют хищные птицы,
  
  Стаей слетевшись на труп и крыльями часто махая!
   455 Я ж погребению буду ахейцами предан по смерти!"
  
   Так говорил он и Сока бесстрашного крепкую пику
  
  Вырвал из раны своей и щита многобляшного. Тотчас
  
  Хлынула черная кровь, и душа у него затомилась.
  
  Храбрые Трои сыны, лишь увидели кровь Одиссея,
   460 Кинулись дружной толпой на него, ободряя друг друга.
  
  Он же назад

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 241 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа