Главная » Книги

Гомер - Илиада, Страница 10

Гомер - Илиада



sp;  745 В яркую став колесницу, тяжелой, огромной и крепкой
  
  Вооружилася пикой, сражавшей фаланги героев,
  
  Гнев на себя навлекавших богини могучеотцовной.
  
   Гера проворно бичом погнала лошадей быстроногих.
  
  Сами собой распахнулись у неба ворота, где Орам
   750 Вверено стражу нести для охраны Олимпа и неба,
  
  Вход открывать и опять загораживать облаком плотным.
  
  В эти ворота богини коней своих быстрых погнали.
  
  Вскоре нашли они Зевса. Один, вдалеке от бессмертных,
  
  На высочайшей из многих вершин олимпийских сидел он.
   755 Там удержала коней белорукая Гера богиня
  
  И к высочайшему Зевсу-Крониону так обратилась:
  
  "Не негодуешь ты, Зевс, на такие злодейства Ареса?
  
  Скольких мужей - и каких! - погубил он в ахейском народе, -
  
  Не по-хорошему, даром. Скорблю я, тогда как Киприда
   760 А Аполлон сребролукий спокойно душой веселятся,
  
  В бой подстрекнув дурака, над которым не властны законы.
  
  Зевс, наш отец! На меня раздражишься ты, если Ареса
  
  Я прогоню из сраженья, его исхлеставши позорно?"
  
   Ей отвечая, сказал собирающий тучи Кронион:
   765 "Лучше пошли на Ареса добычницу деву Афину:
  
  Больше привыкла она повергать его в тяжкие скорби".
  
   И не была непослушна ему белорукая Гера.
  
  Коней хлестнула бичом. Не лениво они полетели,
  
  Между землею паря и усеянным звездами небом.
   770 Сколько проникнет в пространство воздушное взор человека,
  
  В даль винночерного моря глядящего с вышки дозорной,
  
  Столько захватят прыжков громкоржущие кони бессмертных.
  
  Прибыли вскоре они к Илиону, к струящимся рекам,
  
  К месту, где струи сливают свои Симоент со Скамандром.
   775 Там удержала коней белорукая Гера богиня,
  
  Их отпрягла и туман вкруг коней разлила непроглядный;
  
  На берегу Симоент им амвросию вырастил в пищу.
  
  Двинулись обе, походкой подобные робким голубкам,
  
  Жарким пылая желаньем прийти к аргивянам на помощь.
   780 Прибыли к месту они, где всех больше мужей наилучших
  
  Было; стояли вкруг силы они Диомеда героя,
  
  Коней смирителя, львам плотоядным подобные видом
  
  Или же злым кабанам, обладающим силой немалой.
  
  И закричала на них белорукая Гера, принявши
   785 Образ могучего Стентора, медноголосого мужа;
  
  Так он кричал, как зараз пятьдесят человек бы кричало:
  
  "Стыдно, ахейцы! Вы трусы! Лишь с виду достойны вы чести!
  
  Прежде, когда еще в битвы вступал Ахиллес благородный, -
  
  Нет, никогда из Дарданских ворот не дерзали троянцы
   790 Выступить: все трепетали его сокрушительной пики.
  
  Нынче ж далеко от стен пред судами троянцы воюют!"
  
   Так говоря, возбудила и силу, и мужество в каждом.
  
  А совоокая дева Афина пошла к Диомеду.
  
  Близ колесницы с конями стоял Диомед, охлаждая
   795 Рану, которую горькой стрелою нанес ему Пандар.
  
  Пот изнурял под широким ремнем, на котором держался
  
  Щит закругленный; и пот изнурял, и рука уставала
  
  Черную кровь вытирать, под ремнем выступавшую крепким.
  
  Облокотясь о ярмо колесницы, сказала богиня:
   800 "Сын у Тидея родился не очень с родителем схожий!
  
  Ростом Тидей был совсем не высок, но боец несравнимый.
  
  Даже когда воевать иль стараться блистать меж мужами
  
  Я запрещала ему, - как в то время, когда появился
  
  В Фивах один он послом от ахеян средь многих кадмейцев...
   805 Я пировать ему с ними велела спокойно в чертогах.
  
  Но и тогда, как и раньше, был духом могуч он безмерно.
  
  Юношей вызвав кадмейских, во всяких он их состязаньях
  
  Очень легко победил. Сама я ему помогала.
  
  Также и возле тебя я стою и тебя охраняю,
   810 И побуждаю всем сердцем тебя с троянцами биться.
  
  Но иль усталость от многих трудов тебе в члены проникла,
  
  Иль бессердечная робость тобой овладела. Какой же
  
  Ты после этого сын храбреца Инеида Тидея?"
  
   Ей отвечая, сказал Диомед, воеватель могучий:
   815 "Дочь Эгиоха-Кронида, тебя узнаю я, богиня!
  
  Все я охотно тебе сообщу, ничего не скрывая.
  
  Нет, не усталость, не робость меня бессердечная держит.
  
  Но приказаний, какие давала ты мне, не забыл я.
  
  Против блаженного бога сражаться ты мне запретила,
   820 Кто бы он ни был; но если бы Зевсова дочь Афродита
  
  В битву ввязалась, велела разить ее острою медью.
  
  Вот почему я и сам отступаю теперь, й ахейцам
  
  Всем остальным приказал собираться на этом вот месте.
  
  Вижу Ареса: он сам управляет кровавою битвой".
   825 Снова сказала ему совоокая дева Афина:
  
  "Духу, Тидид, моему ты из всех наиболе приятен.
  
  Больше не бойся теперь ни Ареса, ни бога другого, -
  
  Вот я какою тебе помощницей буду сегодня.
  
  Прямо направь на Ареса коней твоих однокопытных,
   830 Бей изблизи, не страшись сумасшедшего этого бога, -
  
  Зла, что себе приготовили люди души переметной!
  
  Сам он недавно и мне обещал, и владычице Гере
  
  Помощь давать аргивянам и против троянцев сражаться.
  
  Нынче ж о тех он забыл и совместно с троянцами бьется!"
   835 Так говоря, согнала с колесницы Сфенела на землю,
  
  За руку взявши его; и тотчас с колесницы он спрыгнул.
  
  Быстро сама поднялась в колесницу к Тидееву сыну,
  
  Боем горящая. Тяжко дубовая ось застонала,
  
  Разом ужасного бога поднявши и лучшего мужа.
   840 В руки и вожжи, и бич захвативши, Паллада-Афина
  
  Однокопытных тотчас же коней погнала на Ареса.
  
  Труп Перифанта огромного он обнажал от доспехов, -
  
  Лучшего меж этолийцев, Охезия сына. Его-то
  
  Кровью залитый Apec обнажал. Чтоб ее он не видел,
   845 Дочь Эгиоха-Кронида покрылася шлемом Аида.
  
   Лишь увидал людобоец Apec Диомеда героя,
  
  Бросил тотчас он лежать Перифанта огромного там же,
  
  Где, умертвивши его, у сраженного душу исторгнул,
  
  И устремился навстречу Тидееву храброму сыну.
   850 После того, как, идя друг на друга, сошлись они близко,
  
  Первым ударил Apec над ярмом лошадей и вожжами
  
  Медною пикой, пылая желанием душу исторгнуть.
  
  Но ухватила рукой совоокая дева Афина
  
  Пику, толкнула ее, и она меж колес пролетела.
   855 После того Диомед размахнулся могучеголосый
  
  Медною пикой. Ее устремила Паллада-Афина
  
  В низ живота, где Apec опоясан был повязью медной:
  
  Пику туда он вонзил и, прекрасную плоть растерзавши,
  
  Выдернул пику обратно. Apec заревел меднобронный
   860 Так же, как если бы девять иль десять воскликнуло тысяч
  
  Сильных мужей на войне, зачиная аресову распрю.
  
  Дрогнули в ужасе все, - и дружины троян, и ахейцев;
  
  Так заревел на все поле Apec, ненасытный войною.
  
   Так же, как воздух под тучами нам представляется мрачным
   865 Знойною летней порой, приходящей с удушливым ветром,
  
  Взору Тидида таким же и медный Apec показался,
  
  В небо широкое вверх поднимавшийся с тучами вместе.
  
  Быстро взлетел на Олимп он высокий, жилище бессмертных,
  
  Сел возле Зевса-Кронида с душой, огорченной безмерно,
   870 Рану ему показал с вытекавшей бессмертною кровью
  
  И обратил к нему слово крылатое, жалуясь горько:
  
  "Не негодуешь, отец, на злодейства подобные глядя?
  
  Вечно страшнейшие беды единственно друг из-за друга
  
  Претерпеваем мы, боги бессмертные, людям на радость.
   875 Все на тебя негодуем: безумную дочь породил ты,
  
  Гибель несущую всем, лишь с одними злодействами в мыслях.
  
  Прочие боги, какие ни есть на высоком Олимпе, -
  
  Все мы послушны тебе и готовы во всем покоряться.
  
  Только ее никогда не смиришь ты ни словом, ни делом,
   880 Все позволяешь зловредной богине, рожденной тобою.
  
  Нынче Тидеева сына она, наглеца Диомеда,
  
  С ярою злобой напасть на бессмертных богов подстрекнула.
  
  Прежде богине Киприде он руку поранил у кисти,
  
  После и против меня устремился, похожий на бога.
   885 Только проворные ноги спасли меня, иначе долго б
  
  Там я простертый лежал между страшными грудами трупов
  
  Или б живой изнемог под ударами гибельной меди!"
  
   Грозно взглянув, отвечал собирающий тучи Кронион:
  
  "Будет сидеть и скулить! Душа переметная, смолкни!
   890 Всех ненавистней ты мне из богов, на Олимпе живущих!
  
  Милы тебе только распри, кровавые войны и битвы.
  
  Матери дух у тебя, - необузданный, буйно строптивый, -
  
  Геры, которую сам я с трудом укрощаю словами.
  
  Думаю, ты и теперь пострадал от ее же советов.
   895 Дольше однако тебя я страдающим видеть не в силах.
  
  Ты от меня происходишь, и мне тебя мать породила,
  
  Если б, зловредный такой, от другого ты бога родился,
  
  Был бы давно под землей ты, и глубже, чем все Ураниды!"
  
   Тотчас его исцелить он Пэеону дал приказанье.
   900 Боль утоляющим средством осыпавши рану, Пэеон
  
  Скоро его исцелил, не для смертной рожденного жизни.
  
  Если смоковничий сок нальешь в молоко и смешаешь,
  
  Жидкое вмиг молоко от подобного сока свернется.
  
  С той же Apec быстротою от раны своей исцелился.
   905 Геба омыла его, облачила красивой одеждой.
  
  И близ Кронида воссел он в сознании радостном славы.
  
   Снова тогда возвратились в жилище великого Зевса
  
  Гера аргивская вместе с Алалкоменидой Афиной,
  
  Мужеубийства заставив прервать людобойца Ареса.
  
  
  
  
  
   ПЕСНЬ ШЕСТАЯ
  
  
   ВСТРЕЧА ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ  [М. И. Пиков]
  
  
  
   Яростный бой меж троян и ахейцев оставили боги.
  
  Но по равнине туда и сюда простиралось сраженье
  
  Между мужами, одни на других направлявшими копья,
  
  В поле, между теченьями рек Симоента и Ксанфа.
  
  5 Первым Аякс Теламоний, оплот и защита ахейцев,
  
  Строй у троянцев прорвал, товарищам свет показавши.
  
  Мужа он сверг Акаманта, храбрейшего между фракийцев,
  
  Сына Евсорова, ростом высокого, мощного силой.
  
  Первый ударил он в козырь его коневласого шлема,
   10 Лоб пронизав Акаманта. Прошло глубоко ему в череп
  
  Медное жало копья. И глаза его тьмою покрылись.
  
   Аксил же Тевфрана сын, Диомедом могучеголосым
  
  Был ниспровергнут. В Арисбе прекрасно устроенной жил он,
  
  В жизненных средствах нужды не имея, и людям был другом.
   15 Всех он радушно в дому принимал у себя при дороге.
  
  Но ни один между них от смерти не спас его грустной,
  
  Помощи не дал никто, и лишились души они оба, -
  
  Сам он и спутник Калесий, который в его колеснице
  
  Быстрыми правил конями. Сошли они оба под землю.
   20 Дреса же вместе с Офельтием сверг Евриал многомощный
  
  И устремился на Эсепа с Педасом, нимфой речною
  
  Абарбареей рожденных прекрасному Буколиону.
  
  Буколион же был сын знаменитого Лаомедонта,
  
  Старший рожденьем, но матерью тайно, без брака, рожденный.
   25 Он, пастухом, близ овец сочетался любовью и ложем
  
  С нимфою; двух сыновей-близнецов родила ему нимфа.
  
  И сокрушил им обоим прекрасные члены и силу
  
  Сын Мекистея, и с плеч их совлек боевые доспехи.
  
   Стойкий в бою Полипет распростер на земле Астиала,
   30 Царь Одиссей же могучий Пидита убил перкотийца
  
  Медною пикой, а Тевкр - Аретаона, схожего с богом.
  
  Несторов сын Антилох опрокинул блестящею пикой
  
  Албера, царь Агамемнон, мужей повелитель, - Елата.
  
  У берегов обитал он струистого Сатниоента,
   35 В городе Педасе. Страхом объятого Филака в бегстве
  
  Леит настигнул герой. Евриал же Меланфия свергнул.
  
   Взят живьем был Адраст Менелаем могучеголосым,
  
  Кони его, по равнине широкой помчавшись в испуге,
  
  О тамарисковый куст колесницей ударились гнутой,
   40 Дышло ее на конце раздробили и к городу сами
  
  Вскачь понеслися, куда и другие скакали в смятеньи.
  
  Сам же Адраст, с колесницы стремглав к колесу покатившись,
  
  Грянулся в пыльную землю лицом. Над упавшим мгновенно
  
  Встал Менелай, занеся на него длиннотенную пику.
   45 Быстро колени Адраст у него охватил и взмолился к Атриду:
  
  "Дай, Менелай, мне пощаду! Получишь ты выкуп достойный!
  
  Много сокровищ хранит у себя мой родитель. Богат он
  
  Золотом, медью, а также для выделки трудным железом.
  
  С радостью даст он тебе за меня неисчислимый выкуп,
   50 Если услышит, что в стане ахейцев живой нахожусь я".
  
   Так говорил он и дух в груди убедил Менелаю.
  
  Тот собирался уже к кораблям быстроходным ахейцев
  
  Спутнику дать своему отвести его. Вдруг Агамемнон
  
  Быстро навстречу ему подбежал и воскликнул сурово:
   55 "Что это как, Менелай мягкодушный, ты нынче к троянцам
  
  Жалостлив? В доме твоем превосходное сделали дело
  
  Эти троянцы! Пускай же из них ни один не избегнет
  
  Гибели быстрой и нашей руки! Пусть ребята, которых
  
  Матери носят во чреве своем, - пусть и те погибают!
   60 Пусть они все без следа и без похорон, - все пусть исчезнут!"
  
   Так говоря, отвратил Агамемнон намеренье брата,
  
  Правильно все говоря; Менелай русокудрый Адраста
  
  Прочь рукой оттолкнул. Агамемнон герою в утробу
  
  Пику вонзил. Опрокинулся он, и мужей повелитель,
   65 Ставши ногою на грудь, ясеневую выдернул пику.
  
   Нестор к ахейцам взывал, возбуждая их криком громовым:
  
  "О дорогие герои данайцы, о слуги Ареса!
  
  Бейтесь с врагом, не кидайтесь пока на добычу, не стойте
  
  Сзади рядов, чтобы с большей добычей домой воротиться!
   70 Будем мужей убивать! А потом по равнине спокойно
  
  Сможете вы обнажать от доспехов лежащие трупы".
  
   Так говоря, возбудил он и силу, и мужество в каждом.
  
  И побежали б троянцы от милых Аресу ахейцев
  
  В свой Илион, покоряясь объявшей их слабости духа,
   75 Если б, представ пред Энеем и Гектором, так не сказал им
  
  Сын Приамов Гелен, превосходнейший птицегадатель:
  
  "Гектор, Эней! Наиболе, герои, на вас тяготеет
  
  Бремя забот о троянцах, ликийцах: ведь всех вы отличней
  
  В деле любом, где потребны совет иль рука боевая!
   80 Остановитесь же здесь и троян у ворот удержите,
  
  Всюду на помощь являясь, пока еще женам в объятья
  
  В бегстве не пали они, на потеху и радость ахейцам.
  
  После того ж, как троянские вы ободрите фаланги,
  
  Мы, оставаясь на месте, упорнейше будем сражаться,
   85 Сколько бы нас ни теснили данайцы: велит неизбежность.
  
  Ты же, о Гектор, меж тем в Илион отправляйся и там ты
  
  Матери скажешь твоей и моей: благородных троянок
  
  Пусть созывает в акрополь пред храм светлоокой Афины.
  
  Двери священного дома ключом пусть откроет и пышный
   90 Пеплос, который, по мненью ее, средь хранимых в чертоге
  
  Всех превосходней и больше, всего и самой ей дороже, -
  
  Пусть на колени возложит прекрасноволосой Афине,
  
  Пусть ей двенадцать телят годовалых, работы не знавших,
  
  Даст обещание в жертву принесть, если жалость проявит
   95 К городу нашему, к женам троянским и малым младенцам,
  
  Если она Илион защитит от Тидеева сына, -
  
  Дикого, мощного силой бойца, рассевателя страха,
  
  Мужа, который, скажу я, могучее всех средь ахейцев.
  
  Так нас и сам Ахиллес не страшил, меж мужами первейший,
   100 Хоть говорят, что рожден он богиней. Еще неудержней
  
  Этот лютует, и в силе никто с ним не может сравняться".
  
   Гектору так говорил он, и тот не ослушался брата.
  
  Вмиг со своей колесницы с оружием спрыгнул на землю.
  
  Острые копья колебля в руке, обходил он все войско,
   105 К бою мужей возбуждая. И грянула новая сеча.
  
  Оборотившись назад, на ахейцев они налетели.
  
  И аргивяне назад подались, прекратили убийство.
  
  Им показалось, - один из бессмертных со звездного неба
  
  В помощь к врагам их спустился, - таков был стремительный натиск.
   110 Гектор к троянцам взывал, возбуждая их криком громовым:
  
  "Храбрые Трои сыны и союзники славные наши!
  
  Будьте мужами, друзья, о неистовой вспомните силе!
  
  Я ненадолго от вас в Илион отлучусь и скажу там
  
  Старцам-советникам, также и нашим супругам любезным,
   115 Чтобы молились богам, обещали бы им гекатомбы".
  
   Так им сказав, к Илиону пошел шлемоблещущий Гектор.
  
  Билася сзади краями по пяткам его и затылку
  
  Крепкая черная кожа, что выпуклый щит окаймляла.
  
   Главк, Гипполохом рожденный, и сын знаменитый Тидея
   120 На середину меж тем выходили, желая сразиться.
  
  После того как, идя друг на друга, сошлись они близко,
  
  Первым ко Главку Тидид обратился могучеголосый:
  
  "Кто ты, храбрец, из людей, на земле порожденных для смерти?
  
  Прежде тебя не встречал я в боях, прославляющих мужа.
   125 Нынче ж, как вижу, далеко ты смелостью всех превосходишь,
  
  Если решаешься выждать мою длиннотенную пику.
  
  Дети одних злополучных встречаются с силой моею!
  
  Если же ты кто-нибудь из богов, низошедший на землю, -
  
  Я никогда не дерзнул бы с богами небесными биться!
   130 Нет, и могучий Ликург, порожденный Дриантом, недолго
  
  Прожил на свете, с богами небесными ссору затеяв.
  
  На воспитательниц шумного он Диониса нагрянул
  
  И по божественной Нисе за ними гонялся. На землю
  
  Бросили тирсы они, батогом поражаемы острым
   135 Людоубийцы Ликурга. А сам Дионис, устрашенный,
  
  Бросился в море и был там воспринят на лоно Фетидой.
  
  В ужас и трепет пришел он от буйственных выкриков мужа.
  
  Легко живущие боги на это весьма прогневились,
  
  Зевс же Кронион его ослепил. И потом уж недолго
   140 Прожил Ликург на земле, ненавидимый всеми богами.
  
  Нет, ни за что не хочу я с богами бессмертными биться!
  
  Если же смертный ты муж и плодами питаешься пашни, -
  
  Ближе иди, чтобы смерти предела достичь поскорее!"
  
   Так Диомеду ответил блистательный сын Гипполоха:
   145 "Высокодушный Тидид, для чего узнаешь ты о роде?
  
  Сходны судьбой поколенья людей с поколеньями листьев:
  
  Листья - одни по земле рассеваются ветром, другие
  
  Зеленью снова леса одевают с пришедшей весною.
  
  Так же и люди: одни нарождаются, гибнут другие.
   150 Если ж и это ты хочешь узнать, то скажу я, чтоб ведом
  
  Был тебе род наш; немало на свете людей его знает.
  
  В Аргосе конебогатом далекий есть город Эфира.
  
  В городе этом Сизиф находился, хитрейший из смертных.
  
  Сыном Эола он был; а сам был родителем Главка.
   155 Главк же на свет произвел непорочного Беллерофонта.
  
  Боги ему красоту с привлекательным мужеством дали.
  
  Пройт же в душе на него нехорошее дело задумал;
  
  Властию был он сильнее его, и заставил покинуть
  
  Землю аргосцев: под скипетр Пройта он отдан был Зевсом.
   160 С Беллерофонтом Антее божественной, Пройта супруге,
  
  Тайно любовь завязать пожелалось, но к ней не склонила
  
  Полного чувств благородных, разумного Беллерофонта.
  
  И, клевеща на него, заявила царю она Пройту:
  
  "Пройт! Или сам умирай, или Беллерофонта убей ты!
   165 Дерзкий со мною пытался в любви сочетаться насильно".
  
  Гневом великим вскипел повелитель, такое услышав.
  
  Сам умертвить уклонился, - настолько стыда оказалось.
  
  Но приказал ему ехать в Ликию и дал две дощечки,
  
  Много погибельных знаков внутри начертав смертоносных.
   170 Тестю он поручил их отдать, посланцу на погибель.
  
  Тот под надежной защитой бессмертных в дорогу пустился.
  
  Вскоре он прибыл в Ликию, к прекрасным течениям Ксанфа.
  
  Принял радушно его повелитель Ликии пространной.
  
  Девять он дней пировал с ним и девять быков он зарезал.
   175 Но лишь десятая в небе взошла розоперстая Эос,
  
  Стал он расспрашивать гостя, и видеть ему пожелалось
  
  Знаки, которые зять его Пройт посылает в дощечках.
  
  А получивши от гостя злодейские зятевы знаки,
  
  Прежде всего приказал он ему уничтожить Химеру
   180 Необоримую: божьей породы была та Химера;
  
  Спереди лев, дракон назади, коза в середине;
  
  Страшную силу огня выдыхала Химера из пасти.
  
  Следуя данным богами приметам, ее умертвил он.
  
  В бой он вступил, во-вторых, с многославным солимским народом.
   185 Битвы, как сам говорил он, ужасней, чем эта, не знал он.
  
  В-третьих, в бою перебил амазонок он мужеподобных.
  
  При возвращении царь ему новые козни подстроил:
  
  Выбрав храбрейших мужей по Ликии пространной, в засаду
  
  Их поместил. Но назад не вернулся из них ни единый.
   190 Беллерофонт непорочный их всех перебил без остатка.
  
  Царь, наконец, убедился в божественном роде пришельца,
  
  И удержал у себя, и отдал ему дочь свою в жены,
  
  И передал половину всей почести царской. Ликийцы
  
  Самый отрезали лучший участок ему, с превосходным
   195 Садом и тучною пашней, чтоб им он владел и питался.
  
  Дети у той родились от разумного Беллерофонта, -
  
  Трое: Исандр, Гипполох и прекрасная Лаодамия.
  
  С Лаодамией возлег промыслитель Кронид; разрешилась
  
  Меднодоспешным она Сарпедоном, похожим на бога.
   200 Сделавшись всем напоследок бессмертным богам ненавистен,
  
  Беллерофонт по долине алейской блуждал одиноко.
  
  Душу глодая себе и тропинок людских избегая.
  
  Жадный до боя Apec умертвил его сына Исандра
  
  В дни, как сражался с солимами он, знаменитым народом.
   205 Дочь златоуздой убита была Артемидою в гневе.
  
  От Гипполоха же я родился, - вот откуда я родом.
  
  Он меня в Трою отправил и накрепко мне заповедал
  
  Храбро сражаться всегда, превосходствовать в битве над всеми,
  
  Рода отцов не бесчестить, которые доблестью ратной
   210 Стали известны в Эфире и в царстве ликийском пространном.
  
  Вот и порода, и кровь, каковыми хвалюсь пред тобою".
  
   Так он сказал. Диомед могучеголосый в восторге
  
  Медную пику поспешно воткнул в многоплодную землю
  
  И обратился к владыке народов с приветственным словом:
   215 "Ты же мне, значит, старинным приходишься дедовским гостем!
  
  Некогда дед мой Иней безупречного Беллерофонта
  
  Двадцать удерживал дней у себя, угощая в чертогах.
  
  Оба друг другу они превосходные дали гостинцы.
  
  Дед мой Иней подарил ему блещущий пурпуром пояс,
   220 Беллерофонт преподнес золотой ему кубок двуручный.
  
  В доме моем я тот кубок оставил, в поход отправляясь.
  
  Что ж до Тидея, - его я не помню; ребенком покинул
  
  Он меня в дни, как погибло под Фивами племя ахейцев.
  
  Буду тебе я отныне средь Аргоса друг и хозяин,

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 276 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа