Главная » Книги

Глинка Федор Николаевич - Непонятный союз

Глинка Федор Николаевич - Непонятный союз



СѢВЕРНЫЕ

цвѣты

на 1826 годъ,

СОБРАННЫЕ

Барономъ Дельвигомъ.

ИЗДАНЫ

Иваномъ Слёнинымъ.

ВЪ САНКТПЕТЕРБУРГѢ,

у книгопродавца Ивана Слёнина.

  

НЕПОНЯТНЫЙ СОЮЗЪ. (*)

(*) Въ непродолжительномъ времени выйдетъ полное собран³е аллегор³й сего автора.

  
   Прелестныя серебряныя звѣзды ясно свѣшлѣли на черномъ Арав³йскомъ небѣ; пустыня вторила звонкое рыкан³е льва и сердитый ревъ тигра; а вольные Арабы ²ем³и, вблизи древнихъ развалинъ неизвѣстнаго города, спокойно лежали подъ шатрами своими, слушая сладк³я восточныя повѣсти и дружелюбно поглаживая именитыхъ коней своихъ. Въ одномъ изъ шатровъ старый Абуфаръ продолжалъ повѣствован³е о необыкновенной встрѣчѣ въ жизни своей. Онъ говорилъ:
   "И такъ путешественники, одушевленные святымъ усерд³емъ, проходили знойные пески, направляя путь къ Меккѣ, Верблюды, корабли пустыни, важно тянулись въ пестромъ караванѣ и красивые кони, друзья Арабовь, легко играли подъ статными метателями джерида. Между многими уроженцами далекихъ странъ я замѣтилъ одну чету и не спускалъ ее съ глазъ. Онъ и она составляли разительную противоположность, но были соединены тѣсно. Онъ изкривленъ, тяжелъ и черенъ, какъ уголь; она стройна, какъ пальма; легка, какъ благовонный дымъ алоя или душистой амвры, и бѣла, какъ пухъ лебединой..... Странное несходство и непонятная между обоими связь!...Онъ любилъ питаться грубыми яствами; она искала совсѣмъ другой пищи. Съ дикою алчност³ю пожиралъ онъ кровавыя мяса и глоталъ запрещеной напитокъ, Она напротивъ питалась только легкимъ сокомъ, или лучше сказать, ароматомъ плодовъ и растен³й. И когда всѣ люди и верблюды съ жадност³ю бросались къ пустыннымъ водометамъ, она одна, съ непонятнымъ спокойств³емъ, ожидала окончан³я суеты и, глотая издали одну свѣжесть, одну легкую алмазную пыль летящихъ струй, веселилась, какъ дитя, радужною игрою лучей въ водопадѣ. Никогда не видали ее алчущею, никогда не слыхали жалобъ ея на жажду и зной. Смиренно-терпѣливая, она насыщала гладъ, говоря о правдѣ, о добродѣтели, о чистотѣ, о высокой любви; а жажду утоляла повторен³емъ про себя сладкихъ стиховъ корана. Окутанная легкою, бѣлою, какъ она, одеждою изъ кисеи тонкой, какъ воздухъ, она казалась перломутровымъ облакомъ, которое пролетаетъ иногда но темно-синему небу нашей ²ем³и.
   Кроткая, какъ голубица, непорочная, какъ дѣва рая, и невинная, какъ лил³я, она всегда любила ласкать дѣтей и, казалось, что будучи съ ними, становилась ими, а они ею. Онъ, тучный и неопрятный, спалъ безъ просыпу; она чистая, воздушная проводила и ночи безъ сна. Когда утренняя звѣзда зажигалась ясно, какъ жизнь новорожденнаго младенца, когда начиналъ дуть свѣж³й вѣтерокъ, гоня передъ собою цѣлое море ароматовъ, свѣянныхъ съ цвѣшущихъ долинъ; тогда вдохновенные дервиши восклицали: "Вотъ часъ, въ который Господь призираетъ на землю и громко вопи³етъ, да услышатъ правду Бож³ю суд³и и пастыри народовъ земныхъ." Сонливый ничего не слыхалъ; но она благоговѣйно становилась въ часъ сей на колѣни и молилась, какъ только можетъ молиться безтѣлесная. Мы никогда нс слыхали разговора ея....... Она не говорила по-нашему. Одинъ только онъ могъ понимать языкъ, которымъ она говорила. Иногда видали мы, какъ она указывала ему на разныя мѣста въ коранѣ. При омовен³и рукъ, на примѣръ, она открывала слѣдующ³й стихъ. "Правовѣрный, умывай руки семь разъ на день, но помни, что душа твоя должна быть въ 77 разъ чище седмерицею умытыхъ рукъ! Тако угодиши Богу: зане Богъ благъ и всемогущъ." Безобразный читалъ и хмурился. Заходилъ ли разговоръ о Божествѣ и человѣкѣ: она указывала на то мѣсто, гдѣ пророкъ говоритъ: "Богъ шествуетъ между человѣкомъ и его сердцемъ." И однажды, когда путешественники разсуждали, какъ надобно жить, она съ увѣренност³ю указала ему на извѣстный стихъ корана: "Человѣкь, когда ты родился на свѣтъ, тогда всѣ радовались, одинъ только ты плакалъ; живи такъ на свѣтѣ, чтобъ въ часъ смерти твоей всѣ плакали, одинъ бы только ты радовался!"
   Такъ наводила оно его на всякое добро; но онъ не любилъ ее слушаться. Однако жь одинъ только онъ умѣлъ съ нею разговаривать, какъ свой съ своимъ, и на вопросъ: "кто она?" всегда отвѣчадъ: нездѣшняя. Онъ ее мучилъ и любилъ. Она много, много отъ него страдала, однако жь не могла съ нимъ разлучиться; чудно, но справедливо!
   Наконецъ достигли Мекки, и безобразный, прежде, нежели зашелъ въ домъ молитвы, повлекъ свою прекрасную въ домъ пиры и разврата. Такъ онъ и скрылся отъ нашихъ глазъ. Молельщики исполнили долгъ и весело возвращались въ свои домы. Безобразный уже не возвращался... послѣ (былъ слухъ), пресыщенный чрезмѣру брашнами, онъ гдѣ-то уснулъ и не пробуждался болѣе. Но она возвратилась и, какъ говорятъ, воспѣвая веселыя пѣсни, въ свое далекое отечество.
   Кто жь этоть онъ? и кто они? вопрошали нетерпѣливо юные слушатели; стройный Алманзоръ и стыдливая Лейла, у которой черныя очи с³яли влажнымъ огнемъ...... Ужь онь конечно не духъ, а она вѣрно не тѣло: такъ сказалъ старый Абуфаръ и замолчалъ.

Ѳ. Глинка.

  

Другие авторы
  • Булгаков Федор Ильич
  • Кольридж Самюэль Тейлор
  • Толстой Илья Львович
  • Сементковский Ростислав Иванович
  • Иванов Александр Павлович
  • Грот Яков Карлович
  • Петрашевский Михаил Васильевич
  • Первухин Михаил Константинович
  • Браудо Евгений Максимович
  • Гретман Августа Федоровна
  • Другие произведения
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Путешествие Мальчика-с-пальчика
  • Лукашевич Клавдия Владимировна - Барин и слуга
  • Потапенко Игнатий Николаевич - Вечный
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 5
  • Сомов Орест Михайлович - Сказки о кладах
  • Шекспир Вильям - Мера за меру
  • Некрасов Николай Алексеевич - Исторические сведения о жизни преподобной Евфросиньи, княжны Полоцкой
  • Плещеев Алексей Николаевич - Переводы с английского
  • Погосский Александр Фомич - Погосский А. Ф.: Биографическая справка
  • Стасов Владимир Васильевич - Александр Сергеевич Даргомыжский
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 272 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа