Главная » Книги

Глинка Федор Николаевич - Дева карельских лесов, Страница 3

Глинка Федор Николаевич - Дева карельских лесов


1 2 3 4 5 6

gn="justify">  
   Во мне и вера и любовь,
  
  
   И я, как коршун, на врагов!
  
  
   Схватил... Одну топчу ногами,
  
  
   Другую рву в моих руках;
  
  
   Они... но силу дал мне страх
  
  
   И с ней победу над врагами.
  
  
   Я кончил свой неравный бой,
  
  
   Нечистых кровь на мне дымилась,
  
  
   А ты, младенец тихий мой,
  
  
   Ты на руки ко мне просилась...
  
  
   Я взял и кинулся с тобой
  
  
   Пред ясным небом на колени!..
  
  
   Давно легли ночные тени,
  
  
   Но грудь моя была светла:
  
  
   Мое всё сердце изливалось
  
  
   В молитве. Что со мною сталось?
  
  
   Не знаю, где душа была?.."
  
  
  
  
   6
  
  
   Он говорил, она внимала
  
  
   И, малодушья устыдясь,
  
  
   Уж с воплем кинуться желала
  
  
   К ногам отца. - Но вот, стеснясь
  
  
   Над высью горной, туча с тучей
  
  
   Вдруг вспыхнула... Сперва
  
  
   Сверкает молньей. Вдруг зыбучий
  
  
   Клубится воздух... Грянул гром,
  
  
   И с грохотом задребезжали
  
  
   Камней обломки и скалы;
  
  
   И вздулись в озерах валы
  
  
   И белым стадом побежали
  
  
   На дикий наволок лесной {11},
  
  
   И хлещет на скалу волной...
  
  
   Буравит вихорь берег зыбкий,
  
  
   Растут в Онеге острова:
  
  
   Всё выше... выше их глава! {12}
  
  
   И гнется красный лес негибкий,
  
  
   И ель, свидетель трех веков {13},
  
  
   Пустынь пирамида, с бугров
  
  
   Обрушилась с ужасным треском...
  
  
   Стемнелось в небе и в лесах!..
  
  
   И, ослепленный грозным блеском,
  
  
   Боится леший... {14} В парусах
  
  
   Куда-то чью-то сойму мчало {15},
  
  
   Под пеной шумною урчало...
  
  
   То - кижане! Гроза сильна;
  
  
   Они бледнеют, но ни слова:
  
  
   Им кем-то сила придана!
  
  
   Дика, сердита и сурова
  
  
   Их молчаливость. Им беда!
  
  
   Просос и щели меж пазами,
  
  
   И в свищ журчит вода со дна!
  
  
   Скорее кузов с муравами!..
  
  
   Вот их на берег понесло,
  
  
   Уперся каждый на весло
  
  
   И режет пенистые груды;
  
  
   Нет пользы: перед ними
  
  
   Девятый вал - и челн вверх дном!
  
  
   Все вплавь, за снасть, за борт схватятся,
  
  
   И вот на берегу пустом
  
  
   Один... Но всё сильнее гром...
  
  
   И ярче молнии блистая,
  
  
   Как будто сеются дождем!
  
  
   Тут снег сенной, там вспыхнул дом,
  
  
   Пылал местами бурелом,
  
  
   И даль горела золотая...
  
  
   Пустынники - отец и дочь -
  
  
   Без слов стихий дивились битве,
  
  
   Доколь сошли: покой - в молитве
  
  
   И освежительная ночь.
  
  
  
  
  ЧАСТЬ 3
  
  
  
  
   1
  
  
   "Что сталось с прежними местами?
  
  
   В них нет уж прежней пустоты!
  
  
   Тут кто-то бродит. За кустами
  
  
   То шум, то шорох... Вдруг кусты
  
  
   Как будто шепчут... Знать, листы
  
  
   Шелещут на ветвях осины?..
  
  
   Не ручейки ль? Не ручейки:
  
  
   Их не таков язык пустынный!..
  
  
   Тот шум... не шум от струй реки!"
  
  
   Так дева часто рассуждала
  
  
   Одна, как призрак, на горе.
  
  
   И уж нередко на заре
  
  
   Она (но знала ль что?) слыхала:
  
  
   Как будто песни, будто звон
  
  
   Чудесный, сладкий... Что ж бы это?
  
  
   То был всё ближе... ближе он,
  
  
   То удалялся... Здесь ни летом,
  
  
   Ни с утешительной весной
  
  
   Нет птиц, которые б так пели!
  
  
   И то не песни; то запели
  
  
   И вторились в тиши ночной...
  
  
   А что? Как ведать?.. И порою
  
  
   Тут будто кто-то говорил,
  
  
   И голосилось за горою...
  
  
   Тут кто-то новый... Кто б он был?..
  
  
  
  
   2
  
  
   И вот, как дева раз глядела
  
  
   На даль, озера, волны рек,
  
  
   Она вдруг: "Ах!" и онемела -
  
  
   Пред нею новый человек!..
  
  
   Рост средний, грудь взвилась высоко,
  
  
   Осанист, кудри на плечах,
  
  
   Веселый, свежий, черноокий,
  
  
   С огнем души в больших глазах;
  
  
   С винтовкой, гусли за плечами,
  
  
   Он деву будто как видал:
  
  
   Быть может, он ее гуслями,
  
  
   Незримый, часто изумлял.
  
  
   Они друг на друга смотрели:
  
  
   Она... но нет, в ней не боязнь,
  
  
   Ее глаза, как день, светлели,
  
  
   В душе какая-то приязнь
  
  
   Мгновенно вспыхнула, пылала, -
  
  
   Она совсем людей не знала
  
  
   (Возрос ее в пустыне век),
  
  
   И мил ей новый человек!
  
  
   Вот ближе, ближе их знакомство:
  
  
   Друг с другом с лаской говорят.
  
  
   В нем быть не может вероломства,
  
  
   Его так тих и весел взгляд!..
  
  
   "Как звать тебя?.." Она не знала,
  
  
   Об этом гостю что сказать!
  
  
   "Мою Еленой звали мать!
  
  
   А меж собой, - она сказала, -
  
  
   Я просто говорю: "Отец!",
  
  
   А он мне: "Дочь!" Имен не знаем! -
  
  
   Когда ж друг друга мы ласкаем,
  
  
   То, в излиянии сердец,
  
  
   Он говорит: "Мой ангел милый!"
  
  
   А я: "Мой добрый, нежный друг!"
  
  
   Поймешь ли ты, как весел слух
  
  
   От этих слов в глуши унылой?.."
  
  
  
  
   4
  
  
   "А этот лебедь? - он сказал
  
  
   И на ручного показал. -
  
  
   Как мил он в алом ожерелье
  
  
   Из алой ягоды лесной!.." -
  
  
   "Мое пустынное веселье!
  
  
   Со мной он дружен, как родной!
  
  
   Нам бог послал его на счастье:
  
  
   Он в нас, мы в нем берем участье,
  
  
   Он, бедный, от своих отстал,
  
  
   И мы ведь от своих отстали!..
  
  
   Он нашу чувствует любовь!..
  
  
   Когда озер над синей влагой,
  
  
   Плывущих белою ватагой,
  
  
   Или в выси услышим зов
  
  
   Летящих лебедей куда-то,
  
  
   Мне жалко друга! Он, с собратом,
  
  
   Уж не увидит тех краев,
  
  
   Где, может быть, и солнце краше
  
  
   И воздух слаще!.. Но уж крик
  
  
   Своих не слышит; житье он наше
  
  
   Как будто полюбил, привык
  
  
   Ко мне, к отцу, сроднился с нами:
  
  
   Мы вместе с ним едим и пьем,
  
  
   И ласковыми именами
  
  
   Мы друга белого зовем!.."
  
  
  
  
   5
  
  
   И на вопрос: "Когда? как долго
  
  
   В пустыне здесь?.. И с кем зашла?.."
  
  
   (Но что она сказать могла?..) -
  
  
   "Я здесь одна с отцом, да с богом!..
  
  
   Уж мой отец в пустыне жил,
  
  
   Себя как только помнить стала!
  
  
   Меня ж он повил и крестил:
  
  
   Я христианка! - Подавала
  
  
   Мне всё родимого рука.
  
  
   Лишь не могла, хоть раз. желала,
  
  
   Мне в детстве проколоть ушка,
  
  
   А то ведь надо! - так сказала, -
  
  
   Ведь то у всех... Там... далеко!"
  
  
   И милой ручкой показала
  
  
   На милое свое ушко...
  
  
   "Мы жили над большой рекой,
  
  
   Простой, лесной питаясь пищей;
  
  
   Как домик ласточки, жилище
  
  
   Отец мой сильною рукой
  
  
   Примкнул в глуши к скале отвесной.
  
  
   Его забором окружил
  
  
   И будто клад заветный скрыл
  
  
   Под шаткой купою древесной...
  
  
   Однажды, с полночи, завыл,
  
  
   То было, помню я, весною,
  
  
   Ужасный вихорь. Он стеною
  
  
   Леса со треском наклонил,
  
  
   Иль в зыбкие согнул их своды...
  
  
   И вот растут, растут вдруг воды;
  
  
   Отец мой спал, но вижу я,
  
  
   Обитель наша отклеилась
  
  
   И, как под парусом ладья,
  
  
   По бурной воле устремилась...
  
  
   Я помню, как летели мы,
  
  
   Волной свирепою влекомы,
  
  
   И скоро, из пустынной тьмы,
  
  
   В поля... Везде светлели домы,
  
  
   Среди садов и пышных нив;
  
  
   Как мне заманчив и счастлив
  
  
   Казался край! Из тайн груди
  
  
   Душа рвалась, и часто люди,
  
  
   Спеша радушно к берегам,
  
  
   Кричали нам, махали нам!
  
  
   Но мой отец людей боялся;
  
  
   А между тем наш домик мчался
  
  
   И, миновавши чудеса
  
  
   Людского быта, вновь в леса
  
  
   Вбежал. Смягчились небеса,
  
  
   Клубиться воды перестали,
  
  
   Луна зарделась в их стекле,
  
  
   И мы, спасенные, к скале,
  
  
   У тихой заводи пристали...
  
  
   С тех пор по ветру, по звездам
  
  
   Мы в лес знакомый пробирались...
  
  
   С людьми порой хоть и встречались,
  
  
   Но страшны были люди нам!..
  
  
   Теперь же, в очередь свою,
  
  
   Мой добрый гость! Скажи мне: кто ты?
  
  
   Мне мило знать про жизнь твою.
  
  
   Сюда случайно, для охоты
  
  
   Зашел с винтовкой ты своей,
  
  
   Или как мы?.. Где край родимый?
  
  
   Зверей гонитель, иль гонимый
  
  
   Пришел ты скрыться от людей?
  
  
   Здесь безопасно... Я слыхала".
  
  
  
  
   6
  
  
   "Я вижу, дева, ты земли
  
  
   С ее красами не видала;
  
  
   Страна людей тебе вдали,
  
  
   Как сновидение, мелькала,
  
  
   Быть может, ты по ней вздыхала!..
  
  
   Своих градов и алтарей,
  
  
   Жилищ и роскоши царей,
  
  
   Чутких народов, их богатства,
  
  
   Ни реющих лазурь морей,
  
  
   Под бурей распустивши крылья,
  
  
   Домов пловучих-кораблей,
  
  
   Ни юга с роскошью полей,
  
  
   Страны счастливой винограда,
  
  
   Отчизны роз и соловья {16},
  
  
   Красот пленительного сада
  
  
   С душистой зеленью лесов;
  
  
   Ни наших теплых вечеров,
  
  
   Ни нашей летней ночи долгой,
  
  
   Ни красных сел в Руси родной,
  
  
   Цветущих над Окой и Волгой, -
  
  
   Ты не видала... И одной
  
  
   Тебе судьба здесь жить велела.
  
  
   Но не грусти! Ты не болела
  
  
   Враждебным недугом страстей;
  
  
   Не испытала ты томленья
  
  
   От жажды злата и честей,
  
  
   Ни злой обиды и гоненья.
  
  
   О дева! дева! Ты напрасно
  
  
   Грустишь... Когда б ты знала их,
  
  
   Сынов разврата и коварства,
  
  
   Тоскливых, бурных в их страстях!
  
  
   Я был в далеких сторонах,
  
  
   И дивные я видел царства;
  
  
   Не здесь, не в сей стране пустынной
  
  
   Моя качалась колыбель.
  
  
   А я..."...........................
  
  
  
  
   7
  
  
   Отец на труд лесной выходит,
  
  
   Вдруг: кто-то новый - дева с ним!
  
  
   Он стал, смутился - и подходит,
  
  
   С волненьем чувства, к обойм:
  
  
   "Кто ты, пришелец дерзновенный? -
  
  
   И засверкал отцовский взор. -
  
  
   Зачем в приют сей сокровенный?"
  
  
   Рука хватилась за топор, -
  
  
   Великорослый и могучий,
  
  
   Хоть уж и в поздних летах был,
  
  
   Он верно б череп раздробил,
  
  
   И скрыл бы тайну лес дремучий,
  
  
   Но дочь меж них, она с мольбой;
  
  
   У них неравный будет бой!
  
  
   Слабее в силах тот, но ловкий,
  
  
   Он мог спустить курок винтовки...
  
  
   И... но, подумав, он сказал:
  
  
   "На что гроза, пустынный житель!
  
  
   И я несчастный человек!
  
  
   Меня сюда мой рок загнал,
  
  
   Когда ты зол... будь мой губитель!"
  
  
  
  
   8
  
  
   Они под сосну удалились,
  
  
   И уж не на враждебный бой:
  
  
   Друг с другом скоро объяснились
  
  
   И сблизились одной судьбой...
  
  
   И дева слышала неясно,
  
  
   Что говорили... "Безопасно... -
  
  
   И тот и тот в одно сказал. -
  
  
   Я чист! Я кровь не проливал,
  
  
   Невинен пред царем и богом!
  
  
   Я.............(строгим
  
  
   Был......)". Каждый замолчал.
  
  
   И вот несчастные - уж братья!
  
  
   Друг другу руки - и обет,
  
  
   Друг друга поняли - объятья!
  
  
   И тихо вымолвлен завет.
  
  
  
  
   9
  
  
   Круглей катится время; вдвое
  
  
   Им милость явственней небес:
  
  
   Не так уж пуст пустынный лес,
  
  
   Уж не вдвоем, грусть делят - трое!..
  
  
   И близ былого шалаша
  
  
   Другая хижина явилась:
  
  
   Все жили розно, но душа
  
  
   Трех несчастливцев не делилась.
  
  
   Уж гусли шведские звенят
  
  
   И часто извлекают слезы.
  
  
   Он с девою живет как брат:
  
  
   То из карельския березы
  
  
   С резьбой дарит подарки ей,
  
  
   То ожерелья милбй нижет;
  
  
   Пять-шесть имел с собой он книжек
  
  
   И, в пасмурной пустыне сей,
  
  
   Развеселял досуги чтеньем.
  
  
   Он был с Европою знаком,
  
  
   И вот, увлекшись раз движеньем,
  
  
   Он иностранным языком
  
  
   С отцом заговорил... Но долго ль
  
 

Другие авторы
  • Берг Николай Васильевич
  • Львов Павел Юрьевич
  • Кондратьев Иван Кузьмич
  • Репин Илья Ефимович
  • Вяземский Павел Петрович
  • Горнфельд Аркадий Георгиевич
  • Шуф Владимир Александрович
  • Жулев Гавриил Николаевич
  • Марин Сергей Никифорович
  • Игнатьев Иван Васильевич
  • Другие произведения
  • Мирбо Октав - Дневник горничной
  • Ауслендер Сергей Абрамович - Наша Коммиссаржевская
  • Горький Максим - Замечательный человек эпохи
  • Кокошкин Федор Федорович - Воспитание, или вот приданое
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Вторая выставка "Общества выставок художественных произведений"
  • Вяземский Петр Андреевич - Автобиографическое введение
  • Короленко Владимир Галактионович - Переписка с Н. Л. Коганом (Наумовым)
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Возвращение Мюнхгаузена
  • Федоров Николай Федорович - Как может быть разрешено противоречие между наукою и искусством?
  • Плеханов Георгий Валентинович - Письмо в редакцию "Mouvement Socialiste"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 280 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа