Главная » Книги

Геллерт Христиан - Басни

Геллерт Христиан - Басни


1 2

  

Геллерт

  

Басни

  
   Хемницер И.И. Полное собрание стихотворений. М.; Л., 1963. (Библиотека поэта; Большая серия).
   Электронная публикация - РВБ, 2006.
  
   Скворец и кукушка
   Кащей
   Земля хромоногих и картавых
   Боярин афинский
   Барон
   Медведь-плясун
   Усмирительный способ
   Пустомеля
   Конь верховый
   Счастливый муж
   Хитрец
   Домовой
   Зеленый осел
   Соловей и чиж
   Лисица и сорока
  
  
   СКВОРЕЦ И КУКУШКА
  
   Скворец из города на волю улетел,
   Который в клетке там сидел.
   К нему с вопросами кукушка приступила
   И говорила:
   "Скажи, пожалуй, мне, что слышал ты об нас,
   И городу каков наш голос показался?
   Я думаю, что ведь не раз
   Об этом разговор случался?
   О соловье какая речь идет?"
   - "На похвалу его и слов недостает".
   - "О жаворонке что ж?" - кукушка повторяет.
   - "Весь город" и его немало похваляет".
   - "А о дрозде?"
   - "Да хвалят и его, хотя и не везде".
   - "Позволишь ли ты мне, - кукушка продолжала, -
   Тебя еще одним вопросом утрудить
   И обо мне, что слышал ты, спросить?
   Весьма б я знать о том желала:
   И я таки певала".
   - "А про тебя, когда всю истину сказать,
   Нигде ни слова не слыхать".
   - "Добро! - кукушка тут сказала.-
   Так стану же я всем за это зло платить,
   И о себе сама всё буду говорить".
  
  
   Скворец и кукушка. Перевод басни Геллерта "Der Kuckuck". Впервые - изд. 1779 г., стр. 9. Печ. по изд. 1782 г., ч. 1,стр. 19. В посмертных изданиях, включая изд. Грота, первые два стиха изменены: "Скворец из города, где в клетке он сидел, На волю улетел". Басня переводилась также А. П. Сумароковым.
  
  
   КАЩЕЙ
  
   Какой-то был кащей и денег тьму имел,
   И как он сказывал, то он разбогател
   Не криводушно поступая,
   Не грабя и не разоряя,
   Нет, он божился в том,
   Что бог ему послал такой достаток в дом
   И что никак он не боится
   Противу ближнего в неправде обличиться.
   А чтобы господу за милость угодить
   И к милосердию и впредь его склонить,
   Иль, может быть, и впрям, чтоб совесть успокоить,
   Кащею вздумалось для бедных дом построить.
  
   Дом строят и почти достроили его.
   Кащей мой, смотря на него,
   Себя не помнит, утешает
   И сам с собою рассуждает,
   Какую бедным он услугу показал,
   Что им пристанище построить приказал.
   Так внутренно кащей мой домом веселится,
   Как некто из его знакомых проходил,
   Кащей знакомому с восторгом говорил:
   "Довольно, кажется, здесь бедных поместится?"
   - "Конечно, можно тут числу большому жить;
   Но всех, однако же, тебе не уместить,
   Которых по миру заставил ты ходить".
  
   Кащей. Перевод басни Геллерта "Der Wucherer" ("Ростовщик"). Впервые - изд.1779 г., стр. 19. Печ. по изд. 1782 г., ч. 1, стр. 29. В изд. 1799 г. концовка басни читается:
  
   Как некто мимо проходил,
   У незнакомого с восторгом он спросил:
   "Довольно, кажется, тут бедных поместится?"
   "Довольно здесь их может жить;
   Но всех хозяину сюда не поместить,
   Которых по миру заставил он ходить".
  
  
   ЗЕМЛЯ ХРОМОНОГИХ И КАРТАВЫХ
  
   Не помню, где-то я читал,
   Что в старину была землица небольшая,
   И мода там была такая,
   Которой каждый подражал,
   Что не было ни человека,
   Который бы, по обычаю века,
   Прихрамывая не ходил
   И не картавя говорил;
   А это всё тогда искусством называлось
   И красотой считалось.
  
   Проезжий из земли чужой,
   Но не картавый, не хромой,
   Приехавши туда, дивится моде той
   И говорит: "Возможно ль статься,
   Чтоб красоту в том находить -
   Хромым ходить
   И всё картавя говорить?
   Нет, надобно стараться
   Такую глупость выводить".
   И вздумал было всех учить,
   Чтоб так, как надобно, ходить
   И чисто говорить.
   Однако, как он ни старался,
   Всяк при своем обычае остался;
   И закричали все: "Тебе ли нас учить?
   Что на него смотреть, робята, всё пустое!
   Хоть худо ль, хорошо ль умеем мы ходить
   И говорить,
   Однако не ему уж нас перемудрить;
   Да кстати ли теперь поверье отменить
   Старинное такое?"
  
   Земля хромоногих и картавых. Переработка басни Геллерта "Das Land der Hinkenden" ("Страна хромых"). Впервые - изд. 1779 г., стр. 25. Печ. по изд. 1782 г., ч. 1, стр. 35. Редакция последних двух стихов (с незначительными изменениями) предложена Львовым в экз. изд. 1779 г., где конец басни читался: "У нас же исстари поверье уж такое".
  
   БОЯРИН АФИНСКИЙ
  
   Какой-то господин,
   Боярин знатный из Афин,
   Который в весь свой век ничем не отличился
   И никакой другой заслуги не имел,
   Окроме той одной, что сладко пил и ел
   И завсегда своей породой возносился, -
   При всем, однако же, хотел,
   Чтоб думали, что он достоинствы имел.
  
   Весьма нередко то бывает:
   Чем меньше кто себя достойным примечает.
   И, право бы, в слуги к себе негоден был,
   Когда бы родом он боярином не слыл, -
   Тем больше требует почтенья и желает
   В том самом городе, где барин этот был,
   Какой-то стихотворец жил,
   Который пел мужей, делами именитых,
   Не титлами пустыми отменитых.
   Писателя сего боярин попросил,
   Чтоб нечто и в его он славу сочинил.
   "Когда, - писателю вельможа говорил, -
   Вы что-нибудь мне в славу сочините
   И мне ту сделаете честь,
   Прославиться и вам тут также случай есть".
   В ответ писатель: "Извините,
   Я всею бы душой вам в этом услужил,
   Но сделать этого никак мне невозможно,
   Затем что я зарок такой уж положил,
   Чтоб не из подлого ласкательства и ложно
   Стихи на похвалу кого-нибудь писать,
   Но ими истинны заслуги прославлять".
  
   Боярин афинский. Перевод басни Геллерта "Elpin".Впервые - изд. 1779 г., стр. 35. Печ. по изд. 1782 г., ч. 1, стр. 45.В изд. 1799 г. не вошло. В первом изд. между ст. 6 и 7 был еще стих: "И перед прочими гордился".
  
  
  
   БАРОН
  
   Жил был скупой богач, и у него один
   Был сын.
   Отец его скончался;
   Наследства миллион молодчику достался,
   И захотел сынок, имевши миллион,
   Бароном сделаться, - и сделался барон
   Баронство куплено. Теперь задумал он
   Быть сверх того еще и знатным господином
   И слыть бароном с чином.
   Хоть знатных он людей достоинств не имел,
   Да он их представлять умел;
   И всё сбирался и хотел
   Министром быть при кабинете,
   Чтоб в царском заседать совете,
   Иль славным полководцем быть
   Барон! достоинство за деньги не купить!
   Но всё барон не мог решиться,
   К чему бы лучше прилепиться,
   Где б больше чести доступить:
   Министром быть ли добиваться
   Иль в полководцы домогаться?
   И так в намереньях одних живет барон,
   А всё достоинство барона - миллион.
   Он удивленье был народов
   Толпою гайдуков своих и скороходов;
   Доходами его почти весь город жил,
   Он в золото себя и слуг всех обложил;
   И ежели когда в карете проезжался,
   То больше лошадей своих он величался.
   Льстецам он покровитель был
   И ревностно тому служил,
   Кто, ползая пред ним, его о чем просил;
   А кто поступки все и вкус его хвалил,
   Талантами его бесстыдно восхищался,
   Тот верно помещен в число друзей тех был,
   Которые на счет баронов ели, пили,
   Смеясь в глаза, его хвалили;
   И в тот же самый час мешки его щечили,
   Как уверяли все его,
   Что против глаз таких, какие у него,
   И Аргусовы ничего.
  
   Надолго ль моту миллиона?
   Ему другого нет закона,
   Как только чтоб по воле жить,
   Страстям и прихотям служить.
   Барон наш перестал уж больше говорить,
   Министром, полководцем быть,
   И только к роскошам одним лишь прилепился;
   Пил, ел и веселился.
   А как весь миллион баронов истощился,
   То стал опять ничто барон,
   Таков, как был и прежде он;
   Без денег он от всех оставлен очутился,
   И доказал своим житьем
   Барон наш правду эту всем,
   Что детям только зла родители желают,
   Когда лишь им одно богатство оставляют:
   Богатство - пагуба и вред
   Тому, в ком воспитанья нет.
  
   Барон. Перевод басни Геллерта "Der baronisierte Bürger"("Пожалованный в бароны мещанин"). Впервые - изд. 1779 г., стр. 37. Печ. по изд. 1782 г., ч. 1, стр. 47. Редакция ст. 49-50 предложена Львовым в экз. изд. 1779 г., где вместо них было: "Пока весь миллион баронов истощился". В изд. 1799 г. исключен ст. 11 и между ст. 44 и 45 вставлен стих: "Своим богатством величаться". По сюжету к этой басне близка басня И. А. Крылова "Мешок".
   Гайдуки - здесь: слуги.
   Щечить - таскать украдкой, воровать.
   Аргус (греч. миф.) - многоглазый великан, часть глаз которого бодрствовала и во время сна.
  
  
   МЕДВЕДЬ-ПЛЯСУН
  
   Плясать медведя научили
   И долго на цепи водили;
   Однако как-то он ушел
   И в родину назад пришел.
   Медведи земляка лишь только что узнали,
   Всем по лесу об нем, что тут он, промичали;
   И лес лишь тем наполнен был,
   Что всяк друг другу говорил:
   "Ведь мишка к нам опять явился!"
   Откуда кто пустился,
   И к мишке без души медведи все бегут;
   Друг перед другом мишку тут
   Встречают,
   Поздравляют,
   Целуют, обнимают;
   Не знают с радости, что с мишкою начать,
   Чем угостить и как принять.
   Где! разве торжество такое,
   Какое
   Ни рассказать,
   Ни описать!
   И мишку все кругом обстали;
   Потом просить все мишку стали,
   Чтоб похожденье он свое им рассказал.
   Тут всё, что только мишка знал,
   Рассказывать им стал
   И между прочим показал,
   Как на цепи, бывало, он плясал.
   Медведи плясуна искусство все хвалили,
   Которы зрителями были,
   И каждый силы все свои употреблял,
   Чтоб так же проплясать, как и плясун плясал.
   Однако все они, хоть сколько ни старались,
   И сколько все ни умудрялись,
   И сколько ни кривлялись, -
   Не только чтоб плясать,
   Насилу так, как он, могли на лапы встать;
   Иной так со всех ног тут о землю хватился,
   Когда плясать было пустился;
   А мишка, видя то,
   И вдвое тут потщился
   И зрителей своих поставил всех в ничто.
   Тогда на мишку напустили,
   И ненависть и злость искусство всё затмили;
   На мишку окрик все: "Прочь! прочь отсель сейчас!
   Скотина эдака умняй быть хочет нас!"
   И всё на мишку нападали,
   Нигде проходу не давали,
   И столько мишку стали гнать,
   Что мишка принужден бежать.
  
   Медведь-плясун. Вольный перевод басни Геллерта "Der Tanzbär". Впервые - изд. 1779 г., стр. 40. Печ. по изд. 1782 г., ч. 1, стр. 50. В первом издании три первые стиха читались:
   Медведь плясать какой-то научился
   И долго пляскою кормился,
   Однако наконец ушел
  
   Новый вариант начала басни, напечатанный в изд. 1782 г., был предложен Львовым. На этот же сюжет написана басня А. П. Сумарокова "Медведь-танцовщик".
  
   УСМИРИТЕЛЬНЫЙ СПОСОБ
  
   Был у отца сын, малый молодой,
   Шалун и бедокур такой,
   Хоть голову кому так рад сорвать долой.
   Какая только где проказа ни случится,
   Наш малый завсегда тут первым очутится.
   "Что, - говорит отец, - с повесой мне начать?
   И чем его унять?"
   Однако, чтоб себя стыда и бед избавить,
   А в малом жару поубавить,
   Он способ с ним еще вот этот предприял:
   Как матушка на то любезна ни косилась,
   В Америку его на сколько-то послал.
  
   Что ж? чем поездка та решилась?
   Ужли смирнее малый стал?
   Где! бешеным таким еще и не бывал.
   И для того отец и дядя посудили,
   Подумали и положили,
   Что как пути в нем не видать,
   То б в службу малого военную отдать.
   Поплакали, погоревали
   И наконец его в солдаты записали,
   Что в самом деле для него
   Полезнее казалося всего.
   Хоть люди каковы б поенные ни были
   И что б про них ни говорили,
   Но многих палкой жить они уж научили.
   А впрочем, нужды в этом нет,
   Что столько ж иногда умен и тот, кто бьет,
   Как тот, кто за вину побои принимает.
   Однако малого ничто не пронимает,
   И палка даже не берет.
  
   Посылка за отцом, чтоб в полк ему явиться.
   "Нет, - говорят, - изволь назад ты сына взять
   И сам, как хочешь, с ним возиться,
   А нашей мочи уж не стало больше биться".
   И велено отцу его назад отдать.
   Теперь уж от него добра не ожидать!
   Но нет, скорехонько детину проучили:
   Еще и месяц не прошел,
   Совсем детина присмирел.
   Да чем же малого так вдруг переменили?
   Ужли в тюрьму отец детину посадил?
   Нет, лучше этого его он проучил:
   На злой жене женил.
   Усмирительный способ. Перевод басни Геллерта "Derungeratene Sohn" ("Непутевый сын"). Впервые - изд. 1779 г., стр. 46. В изд. 1799 г. изменена концовка: вместо стиха "На злой жене женил", соответствующего заключению басни Геллерта, здесь стих: "Женил".
  
  
   ПУСТОМЕЛЯ
  
   Из первых шалунов молодчик,
   Великий вертопрах, болтун и враль господчик,
   Который только в то и жил,
   Что вести собирал и вести разносил,
   Которые его весь разум занимали
   И только лгать,
   Молоть, болтать
   Бесперестанно заставляли,
   А рассуждать о чем никак не допускали;
   Который умных всех глупцами называл
   Иль сделать их такими всех желал;
   Который в то одно старался,
   Чтоб людям голову вскружить
   Враньем своим бесить
   И скуку наводить,
   И всех до смерти был готов заговорить.
  
   Такой молодчик вдруг к писателю примчался
   И с попыхов к нему бежит,
   А сам уж издали кричит:
   "Так! всё за книгами! и всё уединенны!
   И всё от света удаленны!
   И всё бы вам читать!
   И всё бы вам писать!
   И я таки не понимаю,
   Как, полно, никогда вас скука не возьмет!"
  
   - "Я этого не примечаю, -
   Писатель отвечал, - один ли я иль нет,
   Когда за книгами сижу я в размышленьи;
   Но чувствую, что я теперь в уединеньи".
  
   Пустомеля. Вольный перевод басни Геллерта "Der gütige Besuch" ("Любезный посетитель"). Впервые - изд. 1779 г., стр. 52. Печ по изд. 1782 г., ч. 1, стр. 62. В изд. 1799 г. не вошло. В первом издании три заключительных стиха читались:
  
   Писателев ему на это был ответ:
   "Я этого никак не примечаю,
   Один ли я, иль нет".
  
   Сюжет басни Геллерта заимствован из басни итальянского баснописца XV - начала XVI в. Абстемия (Лоренцо Бевилаги) "Deagricola et poeta" ("Землепашец и поэт").
  
  
   КОНЬ ВЕРХОВЫЙ
  
   Верховый гордый конь, увидя клячу в поле
   В работе под сохой
   И в неге не такой,
   И не в уборе, и не в холе,
   Какую гордый конь у барина имел,
   С пренебрежением на клячу посмотрел,
   Пред клячею крестьянскою бодрился
   И хвастал, чванился, и тем и сем хвалился.
   "Что? - говорит он кляче той. -
   Бывал ли на тебе убор когда такой,
   Каков убор ты видишь мой?
   И знаешь ли, меня как всякий почитает?
   Всяк, кто мне встретится, дорогу уступает,
   Всяк обо мне твердит и всякий похваляет.
   Тебя же кто на свете знает?"
   Несносна кляче спесь коня.
   "Пошел, хвастун! - ему на это отвечает. -
   Оставь с покоем ты меня.
   Тебе ль со мной считаться
   И мною насмехаться?
   Не так бы хвастать ты умел,
   Когда бы ты овса моих трудов не ел".
  
   Конь верховый. Вольный перевод басни Геллерта "Das Kutschpferd" ("Каретная лошадь"). Впервые - изд. 1779 г., стр. 54. При переработке басни Хемницер опустил длинное нравоучение, которым она заканчивается у Геллерта. По предположению Грота, Хемницер не решился воспроизвести это нравоучение ввиду резкости выраженных в нем мыслей. Однако следует отметить, что основной смысл нравоучения не только полностью сохранен в басне Хемницера, но и выражен острее именно благодаря лаконизму и афористичности концовки. Приводим для сравнения перевод концовки басни Геллерта: "Вы, презирающие низших, знатные тунеядцы, знайте, что самая гордость, с какою вы на них смотрите, само преимущество ваше основаны на их трудолюбии. Ужели тот, кто и себя и вес питает своими руками, не заслуживает ничего иного, кроме презрения? Положим, что твои нравы лучше, но этим преимуществом ты не себе обязан. Ибо если б ты произошел из их хижин, то жил бы так же, как они. А они были бы подобны тебе или, может быть, и лучше тебя, если б были воспитаны, как ты. Без тебя свет легко обойдется, а без них существовать не может" (изд. Грота, стр. 156-157).
  
  
   СЧАСТЛИВЫЙ МУЖ
  
   Детина по уши в красавицу влюбился,
   И наконец, во что б ни стало то, решился
   Иметь ее женой.
   Недаром столько он красавицей пленился:
   Красавицы еще не видано такой.
   Да полно, вот беды какие:
   Обыкновенно уж красавицы такие,
   Что каждый, думаю, узнал,
   Кто в этом случае бывал:
   Чем более их обожают,
   Тем более они суровыми бывают.
  
   Детина этот то ж уж очень испытал:
   Три года по своей красавице вздыхал,
   Стенал, страдал,
   Терзался, рвался и крушился,
   Однако же не мог никак ее склонить,
   Чтобы любовь к себе взаимну получить.
   Что ж? С грусти наконец он странствовать пустился,
   И для красавицы - что может зляе быть?-
   В дороге с бесом подружился
   И письменно договорился
   Во услужении его два года жить,
   Чтобы красавицу в жену лишь получить.
   У беса тотчас всё с детиною решилось:
   Рукописанье бес берет,
   И слово честное детине бес дает;
   А что обещано, и делом совершилось.
   Хоть бес обыкновенно лжет,
   Однако тут сдержал что сказано им было;
   И время трех недель еще не проходило,
   Как для детины день счастливый наступил:
   Красавицу свою в жену он получил.
   Но что ж? - И двух недель с женой не проживает,
   Уж беса в помощь призывает.
   "Ах! - говорит ему. - Не ведаешь всего
   Ты горя моего:
   Два года я тебе служить ведь обещался,
   Когда красавицы тобой я домогался;
   Но нет, избавь меня ты от нее, избавь,
   А к услужению хоть год еще прибавь".
   Но бес той просьбы не внимает;
   А молодой
   Вдобавок черту год, вдобавок и другой,
   И к году год еще к услугам прибавляет.
   "Хоть тяжко, - говорит, - у черта быть слугой,
   Однако легче всё, чем с злою жить женой".
  
   Счастливый муж. Вольный перевод басни Геллерта "Derglücklich gewordene Ehemann". Впервые - изд. 1779 г., стр. 57. Печ. по изд 1782 г., ч. 1, стр. 67. В первом издании между ст. 19 и 20 был еще стих. "И кто бы мог вообразить?" Варианты изд. 1799 г.:
   Вместо ст. 6- 10
  
   Да та беда, в чем всяк, я чаю, искусился,
   Что у красавиц всех обычай есть дурной:
   Чем более по них вздыхают
  
   Ст. 21-23.
  
   И на два года согласился
   Себя ему закабалить,
   С тем чтоб его на ней женить.
  
  
   ХИТРЕЦ
  
   Когда-то в Лондоне хитрец один сыскался,
   Который публике в листочках обещался,
   Что в узенький кувшин он весь, каков он есть,
   С руками
   И с ногами
   В такой-то день намерен влезть.
   При чем кувшину он рисунок прилагает,
   Почтенных зрителей покорно приглашает
   За вход по стольку-то платить;
   Начало ровно в шесть часов имеет быть.
  
   Пошли по городу листы. "Ба! что такое?
   В кувшин залезть? Что он, с ума сошел? Пустое!
   Где это слыхано? Да и дурак поймет,
   Что способу тут нет,
   Хоть как ни стал бы он ломаться.
   Однако, чтобы посмеяться,
   Пойдем и поглядим, что это за чудак".
  
   Уж с чернью взапуски кареты поскакали;
   И едучи купец с милордом доказали,
   Что нет физической возможности никак
   Ему в кувшине уместиться.
   "Положим, - говорит
   Купеческа жена, - что это он смудрит
   И как-нибудь в кувшин втеснится;
   Да вот что мудрено: как в шейку-то пролезть?
   Однако же пора: уж без четверти шесть.
   Эй, кучер, погоняй!" - Полгорода, собравшись,
   Почти без памяти на тот кувшин глядит,
   Который хитреца великого вместит.
   "Что ж? скоро ли? - один другому говорит. -
   Пора бы уж начать". Кто палкою стучит,
   Кто топает ногой. Но, долго дожидавшись,
   Узнали, что хитрец и с деньгами пропал.
  
   Каких, подумаешь, обманов не бывает!
   Тот тем, другой другим обманщик промышляет.
   Вот я у нас такого знал,
   Который о себе в народе насказал,
   Что может видеться с духами,
   Всем их показывать и с ними говорить,
   Болезни все лечить
   Одними порошками.
   И собирались тож к нему смотреть духов,
   И порошки его в болезнях принимали,
   Однако же духов, как слышно, не видали;
   А от чудесных порошков
   Скоряе, нежели от прочих, умирали.
  
   Хитрец. Вольный перевод басни Геллерта "Hans Nord". Впервые - изд. 1782 г., ч. 2, стр. 12. В басне Геллерта рассказывается о действительном случае, происшедшем в Лондоне с каким-то мошенником, о чем писали английские и немецкие газеты. По указанию Грота, в оригинальной концовке басни Хемницера речь идет, вероятно, о проделках международного авантюриста Калиостро, приезжавшего в Петербург в 1779 г.
  
  
   ДОМОВОЙ
  
   Пусть люди бы житья друг другу не давали,
   Да уж и черти тож людей тревожить стали.
  
   Хозяин, говорят, один какой-то был,
   Которому от домового
   Покою не было в том доме, где он жил:
   Что ночь, то домовой пугать его ходил.
  
   Хозяин, чтоб спастись несчастия такого,
   Всё делал, что он мог: и ладаном курил,
   Молитву от духов творил,
   Себя и весь свой дом крестами оградил;
   Ни двери, ни окна хозяин не оставил,
   Чтоб мелом крестика от черта не поставил;
   Но ни молитвой, ни крестом
   Он от нечистого не мог освободиться.
  
   Случилось стихотворцу в дом
   К хозяину переселиться.
   Хозяин рад, что есть с кем скуку разделить:
   И чтоб ему смеляе быть,

Другие авторы
  • Кервуд Джеймс Оливер
  • Котляревский Иван Петрович
  • Чулков Георгий Иванович
  • Азов Владимир Александрович
  • Яворский Юлиан Андреевич
  • Козлов Иван Иванович
  • Пименова Эмилия Кирилловна
  • Брусянин Василий Васильевич
  • Светлов Валериан Яковлевич
  • Муравьев-Апостол Иван Матвеевич
  • Другие произведения
  • Островский Александр Николаевич - За чем пойдешь, то и найдешь (Женитьба Бальзаминова)
  • Заяицкий Сергей Сергеевич - Любопытные сюжетцы
  • Писемский Алексей Феофилактович - Батька
  • Розанов Василий Васильевич - Чаадаев и кн. Одоевский
  • Короленко Владимир Галактионович - У казаков
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Шлиссельбуржцы
  • Козлов Петр Кузьмич - Библиография
  • Короленко Владимир Галактионович - В. Б. Катаев. Мгновения героизма
  • Чехов Антон Павлович - Н. Закирова. Наша Чеховиана: глазовская версия
  • Подолинский Андрей Иванович - Нищий
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 714 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа