Главная » Книги

Фигнер Вера Николаевна - Стихотворения

Фигнер Вера Николаевна - Стихотворения


1 2 3 4

  
  
  
  В. Н. Фигнер
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты-демократы 1870-1880-х годов.
  Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
  Л., "Советский писатель", 1968
  Биографические справки, подготовка текста и примечания В.Г. Базанова, Б.Л. Бессонова и А.М. Бихтера
  OCR Бычков М.Н mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  169. Лопатину ("Нам выпало счастье-все лучшие силы...")
  170. Тук-тук
  171. Памяти Баранникова
  172. "Прощальный взгляд сестры любимой..."
  173. Розы
  174. Матери
  175. Старый дом
  176. Колыбельная песнь
  177. Соседу
  178. Сестре
  179. "Уж двадцать месяцев в тюрьме..."
  180. "День-деньской за работой сидишь..."
  181. Л. А. Волкенштейн
  182. "Солнца луч золотой..."
  183. "В казарме этой, всем постылой..."
  184. "Когда нахлынувшие воды..."
  185. "Мне дерево мнится в лесу иногда..."
  186. Морозову
  187. "Словно осенний туман надо мной..."
  188. "Когда в неудачах смолкает борьба..."
  189. "Когда мы летнею порою..."
  190. Весна
  191. "Склонясь задумчиво, рукой..."
  192. "Когда в неволе мы порою..."
  193. "На небе солнышко играет..."
  194. Ашенбреннеру
  195. Похитонову
  196. Лопатину ("Ах, поверишь ли ты, что от шутки порой...")
  197. Морозову
  198. "Когда свою мысль облекаешь..."
  199. "Порой в тоскливую неволю,.."
  200. И. Л. Манучарову
  201. Яновичу
  202. "Пали все лучшие... В землю зарытые..."
  
  Вера Николаевна Фигнер родилась в Мамадышском уезде Казанской губернии 7 июля 1852 года в дворянской семье. Отец ее служил лесничим, а после 1861 года - мировым посредником. Семейный быт родителей отличался простотой и демократичностью. Из шестерых детей три сестры - Вера, Лидия и Евгения - стали революционерками, младшая Ольга последовала за мужем в сибирскую ссылку.
  Детские годы Веры Фигнер прошли в имении родителей. Одиннадцати лет она поступает в женский Казанский Родионовский институт, где учится шесть лет (1863-1869) в обстановке закрытого учебного заведения. Самостоятельное чтение оказывает глубокое воздействие на духовное развитие воспитанниц. Неизгладимое впечатление произвела на 15-летнюю девочку поэма Некрасова "Саша".
  Два года после окончания института Вера Фигнер вновь живет в деревне; именно в это время происходит быстрый рост ее общественных, а затем и политических интересов. Вера Фигнер решает стать врачом. В России это было невозможно, и в 1872 году она вместе с мужем (А. В. Филипповым) и сестрой Лидией уезжает за границу, где учится на медицинском факультете Цюрихского и Бернского университетов в Швейцарии. Там она вступает в кружок "фричей" (по имени квартирной хозяйки русских студенток), возглавлявшийся С. И. Вардиной и вскоре становится членом тайного революционного общества. В 1875 году, не закончив медицинского образования, за полгода до получения диплома, Вера Фигнер возвращае тся в Россию, еще ранее порвав с мужем, не сочувствовавшим ее идейным стремлениям.
  Возвращение в Петербург совпадает с твердо принятым решением: "К ноябрю 1876 года все мои житейские расчеты были кончены. Над прошлым был бесповоротно поставлен крест. И с 24 лет моя жизнь связана исключительно с судьбами революционной партии". {Вера Фигнер, Запечатленный труд. Воспоминания в двух томах, т. 1, М., 1964, с. 136.}
  В 1878 году Вера Фигнер вступает в народническую организацию "Земля и воля", а после разделения "Земли и воли" на две организации ("Народная воля" и "Черный передел") становится членом Исполнительного комитета "Народной воли". С 1879 по 1881 год она принимает непосредственное участие в подготовке и проведении, террористических актов, осуществляемых "Народной волей". Является одним из организаторов покушения на Александра II.
  После 1 марта 1831 года и до своего ареста, в период полного разгрома организации, Вера Фигнер остается, по существу, единственным членом Исполнительного комитета, продолжающим борьбу и пытающимся воссоздать организацию в неимоверно трудных условиях нелегального существования.
  Выданная предателем Дегаевым, Вера Фигнер была арестована в феврале 1883 года. Арест ее вызвал ликование в правительственных кругах. Александр III, получив известие об этом, сказал: "Слава богу, эта ужасная женщина арестована!" {Вера Фигнер, Запечатленный труд, т. 1, с. 361.} После двадцати месяцев предварительного заключения в Петропавловской крепости состоялся суд. Подсудимая была приговорена к смертной казни, замененной пожизненной каторгой.
  В 1884 году Веру Фигнер отправляют в Шлиссельбургскую крепость, где она провела 20 лет в одиночном заключении. Вышла из тюрьмы по амнистии в 1904 году. Отбыв срок поселения, она получает возможность выехать за границу (1906-1915).
  После Октябрьской революции Вера Фигнер целиком посвящает себя литературной деятельности. Она умерла 15 июня 1942 года в возрасте девяноста лет.
  Почти все стихотворения Веры Фигнер создавались ею в одиночной камере Шлиссельбургской крепости {Там же были задуманы написанные после освобождения мемуары "Запечатленный труд" (1913-1927) - значительный документ истории освободительной борьбы в России, переведенный на многие европейские и другие языки.} и потому они, за редким исключением, не попали в печать 1880-1890-х годов. Единственным изданием стихотворений Веры Фигнер был небольшой сборник "Стихотворения" (СПб., 1906). В советское время дважды при жизни революционерки было издано Полное собрание ее сочинений (тт. 1-6, М., 1928 и тт. 1-7, М., 1932). Стихи помещены в четвертом томе.
  
  
  
   169. ЛОПАТИНУ
  
  
  Нам выпало счастье - все лучшие силы
  
  
  В борьбе за свободу всецело отдать...
  
  
  Теперь же готовы мы вплоть до могилы
  
  
  За дело народа терпеть и страдать!..
  
  
  Терпеть без укоров, страдать без проклятий,
  
  
  Спокойно и скромно в тиши угасать,
  
  
  Но тихим страданьем своим - юных братии
  
  
  На бой за свободу и равенство звать!
  
  
  12 октября 1887
  
  
  
   170. ТУК-ТУК
  
  
   Полно, сосед, заниматься!
  
  
   Мало ль на свете наук?!
  
  
   Если за всё приниматься,
  
  
   Жизни не хватит, мой друг!
  
  
   Молод ты. Сил не жалеешь!..
  
  
   Рвешься скорей всё узнать...
  
  
   Полно, мой милый, успеешь
  
  
   Ты стариков обогнать!
  
  
   Кинь же ты книжку на время -
  
  
   Выйди из храма наук!
  
  
   Сбрось отвлеченностей бремя
  
  
   И отзовись на мой стук...
  
  
  
   Тук-тук!
  
  
   13 декабря 1887
  
  
  
  171. ПАМЯТИ БАРАННИКОВА
  
  
   Зачах ты в страданьях неволи,
  
  
   Прекрасный, отважный герой!
  
  
   Достоин был лучшей ты доли,
  
  
   Мечтал ты о смерти иной.
  
  
   Тебя в равелине сокрыли -
  
  
   Нашли неудобным казнить...
  
  
   Но жизнь лишь затем подарили,
  
  
   Чтоб медленной пыткой убить!
  
  
   С душою отважной и страстной
  
  
   Для бурь ты был создан и гроз:
  
  
   Погибнуть на битве опасной
  
  
   Мечту ты в могилу унес.
  
  
   Ты не был апостолом слова,
  
  
   Героем болтливой толпы...
  
  
   С душою закала иного
  
  
   Искал ты и жаждал борьбы!
  
  
   Поборник свободы и чести
  
  
   В стране миллионов рабов,
  
  
   Казался ты ангелом мести,
  
  
   Вождем непокорных духов...
  
  
   С лицом горделивым и страстным
  
  
   Ты мог бы толпу повести,
  
  
   И знамя - движением властным -
  
  
   "Свобода иль смерть" вознести.
  
  
   18 декабря 1887
  
  
  
  
   172
  
  
   Прощальный взгляд сестры любимой
  
  
   Доселе в сердце я храню:
  
  
   Тот взгляд любви невыразимой
  
  
   С собой и в землю схороню!
  
  
   Казалось, в трудный час разлуки
  
  
   Все чувства вдруг проснулись в ней,
  
  
   И любящего сердца муки
  
  
   (Отозвались в душе моей...
  
  
   В надежде увидаться снова
  
  
   Ушла... не оглянулась мать!
  
  
   Сестра ж осталась у порога,
  
  
   Чтоб этот взгляд последний дать.
  
  
   Со взором, полным состраданья,
  
  
   С глубокой скорбью и тоской,
  
  
   Безмолвным символом страданья
  
  
   Она стояла предо мной.
  
  
   Когда бы поднял надо мною
  
  
   Палач на плахе свой топор,
  
  
   Едва ль бы с большею тоскою
  
  
   Смотрел тот жгучий, скорбный взор!
  
  
   И стало н_а_ сердце мне жутко -
  
  
   А всё в дверях стоит она...
  
  
   Но вот одна, одна минутка -
  
  
   И связь живая порвана...
  
  
   Дверь заскрипела, закачалась
  
  
   И хлопнула в последний раз...
  
  
   За нею та же скорбь осталась,
  
  
   Но не видать уж скорбных глаз!
  
  
   1 января 1888
  
  
  
  
  173. РОЗЫ
  
  
  В тюрьме Шлиссельбургской, в казарме глухой
  
  
  Среди дисциплины и будничной прозы,
  
  
  Я всё вспоминаю те чудные розы,
  
  
  Что ты принесла в дни суда надо мной.
  
  
  Прекрасны и свежи те были цветы -
  
  
  От чистого сердца дарила их ты...
  
  
  И нежно, казалось, шептали они
  
  
  О воле, о счастье в те скорбные дни...
  
  
  Скажи ж, почему иногда так тосклива
  
  
  Мне память об этих прелестных цветах?
  
  
  Должно быть, была я глубоко счастлива,
  
  
  Читая любовь в твоих милых глазах!
  
  
  Теперь же не вижу я ласки твоей...
  
  
  И чувством тяжелым сжимается грудь,
  
  
  Когда, отвернувшись от стражи моей,
  
  
  Я слезы о розах спешу отряхнуть!
  
  
  Ко всё ж хорошо, что ты их подарила,
  
  
  Что есть здесь порою о чем помечтать...
  
  
  Последние в жизни ты розы вручила -
  
  
  Да будет за то над тобой благодать!
  
  
  1 января 1888
  
  
  
   174. МАТЕРИ
  
  
  Если, товарищ, на волю ты выйдешь,
  
  
  Всех, кого любишь, увидишь, обнимешь,
  
  
   То не забудь мою мать!
  
  
  Ради всего, что есть в жизни святого,
  
  
  Чистого, нежного, нам дорогого,
  
  
   Дай обо мне ты ей знать!
  
  
  Ты ей скажи, что жива я, здорова,
  
  
  Что не ищу я удела иного -
  
  
   Всем идеалам верна...
  
  
  Было мне трудно здесь первое время:
  
  
  Страшно разлуки тяжелое бремя...
  
  
   Думала - сломит она.
  
  
  Но не сломила... Теперь не бледнею,
  
  
  Что уж надежды в душе не имею
  
  
   Мать дорогую обнять!..
  
  
  Мать не прошу я любить: сердце чует,
  
  
  Что и без просьб она любит, горюет,
  
  
   Образ мой в сердце хранит.
  
  
  Но пусть не плачет, меня вспоминая:
  
  
  Я весела... я бодра... Пусть родная
  
  
   Горем себя не томит!
  
  
  Пусть лишь в молитвах меня поминает,
  
  
  Пусть лишь крестом издали осеняет -
  
  
  Дочь трудный путь да свершит!..
  
  
  16 января 1888
  
  
  
   175. СТАРЫЙ ДОМ
  
  
   Вот деревня... вот дом... К небесам
  
  
   Поднимаются стройные ивы...
  
  
   Вьется змейкой река по лугам,
  
  
   А кругом расстилаются нивы...
  
  
   Незатейлив пейзаж, и не раз
  
  
   Я видала красивей картину!
  
  
   Но привычный и любящий глаз
  
  
   Всё рисует тот дом, ту равнину.
  
  
   Сколько лет я уж там не была!
  
  
   Но знакомо там всё и всё мило:
  
  
   Там я детство свое провела,
  
  
   Там училась, росла и шалила...
  
  
   Этот дом уж давно опустел
  
  
   И стоит молчалив, как гробница...
  
  
   А когда-то он смехом звенел
  
  
   И мелькали в нем милые лица.
  
  
   На каникулы шумной толпой
  
  
   Мы в родное гнездо прилетали...
  
  
   Шаловливой, веселой гурьбой
  
  
   Мать с отцом, как венком, окружали...
  
  
   Там я первую книжку прочла:
  
  
   Мысль и чувство над ней пробудились...
  
  
   Там же после цель жизни нашла -
  
  
   Идеалы в душе зародились.
  
  
   В тех местах услыхала впервой
  
  
   Я горячие речи признанья...
  
  
   Там мне брат положил золотой
  
  
   В башмачок пред обрядом венчанья...
  
  
   Там добру и науке с сестрой
  
  
   Свою жизнь посвятить мы решились
  
  
   И, судьбу вызывая на бой,
  
  
   Над отцовской могилой склонились...
  
  
   Мудрено ли, что эти места
  
  
   Сердцу дороги, в памяти живы?
  
  
   И в душе не смолкает мечта -
  
  
   Еще раз услыхать шелест ивы.
  
  
   24 января 1888
  
  
  
  176. КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЬ
  
  
   Милый узник, спи спокойно,
  
  
  
   Баюшки-баю!
  
  
   Если ж сердце беспокойно,
  
  
  
   Хочешь - песнь спою?
  
  
   Ты боролся за свободу
  
  
  
   И гнезда не вил;
  
  
   Счастья ты желал народу,
  
  
  
   Для себя не жил.
  
  
   Знал ты в жизни узы братства,
  
  
  
   Но семьи - не знал!
  
  
   Ни почета, ни богатства
  
  
  
   В жизни не искал.
  
  
   Если жизни не отняли -
  
  
  
   Ты ли виноват?
  
  
   А за подвиг если б взяли -
  
  
  
   Был бы счастлив, рад.
  
  
   Есть предание седое,
  
  
  
   Что когда-то встарь
  
  
   Испытать бойца-героя
  
  
  
   Вздумал хитрый царь.
  
  
   И послал ему цветные
  
  
  
   Камни и парчи,
  
  
   Жемчуг, кубки золотые,
  
  
  
   Стрелы и мечи.
  
  
   Не прельстился витязь златом
  
  
  
   И не взял жемчуг,
  
  
   Но пленился он булатом -
  
  
  
   Выбрал меч да лук...
  
  
   Пред тобой судьба стояла,
  
  
  
   Полна тайных чар:
  
  
   Всё, что любо, предлагала...
  
  
  
   Что ж ты выбрал в дар?
  
  
   . . . . . . . . . . . . . .
  
  
   Много ль, мало ли ты сделал -
  
  
  
   Что судить, рядить?
  
  
   Чашу жертв ты всю изведал -
  
  
  
   Будут то ценить!
  
  
   Идеальное стремленье
  
  
  
   С нами не умрет!
  
  
   Молодое поколенье
  
  
  
   С нас пример возьмет.
  
  
   Спи же, узник, спи спокойно,
  
  
  
   Баюшки-баю!
  
  
   Если ж сердце беспокойно -
  
  
  
   Брось ты песнь мою!..
  
  
   25 января 1883
  
  
  
   177. СОСЕДУ
  
  
   После долгой и скучной зимы,
  
  
   Если встретит наш взгляд луговинку,
  
  
   Все невольно любуемся мы
  
  
   На воскресшую к жизни травинку.
  
  
   Если детские годы прошли
  
  
   И узнали любовь мы впервые,
  
  
   То, хотя б идеал не нашли,
  
  
   Не забудем мы чувства былые...
  
  
   Если жизнь всех друзей отняла
  
  
   И вошли мы в тюрьму одиноко,
  
  
   Первый друг, что неволя дала,
  
  
   Всегда врежется в сердце глубоко!
  
  
   30 января 1888
  
  
  
   178. СЕСТРЕ
  
  
   В простом и легком ты наряде,
  
  
   Румянец на щеках горит...
  
  
   Пытливый ум горит во взгляде
  
  
   И сердце чуткое сулит.
  
  
   Кругом весны благоуханье...
  
  
   В саду все яблони в цвету...
  
  
   И пенье птиц, и пчел жужжанье,
  
  
   И свет, и тени на лугу...
  
  
   Здорова ты, резва, счастлива,
  
  
   Легко тебе среди цветов...
  
  
   И звонкий смех звучит игриво
  
  
   То здесь, то там среди кустов.
  
  
   Но в восемь лет не всё ж резвиться,
  
  
   И хочешь умницей ты быть:
  
  
   На час готова ты смириться,
  
  
   Над книжкой голову склонить...
  
  
   И вот ты в комнате и важно
  
  
   "Слона и Моську" говоришь,
  
  
   Иль ручкой маленькой отважно
  
  
   Кривые А и Б чертишь.
  
  
   А ввечеру ты вся - вниманье:
  
  
   Тебе рассказ читают вслух...
  
  
   В нем, повествуя о страданьи,
  
  
   О трудной доле, детский друг
  
  
   От голода в борьбе с нуждою
  
  
   Швею заставил умирать...
  
  
   И слышу - с детскою тоскою
  
  
   Ты громко начала рыдать!
  
  
   7 марта 1888
  
  
  
  
   179
  
  
   Уж двадцать месяцев в тюрьме,
  
  
   И жд

Другие авторы
  • Чехова Е. М.
  • Ричардсон Сэмюэл
  • Дитерихс Леонид Константинович
  • Шаховской Яков Петрович
  • Кронеберг Андрей Иванович
  • Шаликов Петр Иванович
  • Дурова Надежда Андреевна
  • Кокорин Павел Михайлович
  • Ермолов Алексей Петрович
  • Тэффи
  • Другие произведения
  • Морозов Михаил Михайлович - Метафоры Шекспира как выражение характеров действующих лиц
  • Развлечение-Издательство - Ошибка Пинкертона
  • Батюшков Константин Николаевич - Опыты в стихах и прозе. Часть 2. Стихи
  • Герцен Александр Иванович - Вместо предисловия или объяснения к сборнику
  • Плавильщиков Петр Алексеевич - Плавильщиков П. А.: Биографическая справка
  • Зайцев Варфоломей Александрович - Перлы и адаманты русской журналистики
  • Крыжановская Вера Ивановна - Болотный цветок
  • О.Генри - Резолюция
  • Леонтьев Константин Николаевич - Несколько воспоминаний и мыслей о покойном Ап. Григорьеве
  • Некрасов Николай Алексеевич - Необходимое объяснение
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 1413 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа