Главная » Книги

Джером Джером Клапка - Душа Николаса Снайдерса, или Скряга из Зандама

Джером Джером Клапка - Душа Николаса Снайдерса, или Скряга из Зандама


   Джером К.Джером

Душа Николаса Снайдерса, или Скряга из Зандама

Из сборника "ЖИЛЕЦ С ТРЕТЬЕГО ЭТАЖА", 1907

Перевод В. Ногина, 1915.

  
   Источник текста: Джером К.Джером. Избранные произведения в 2-х т. (М.: ГИХЛ, 1957)
   Scan, OCR, SpellCheck: sad369, 2005
  
   Много лет тому назад в Саардаме, что на Зейдерзе, жил нечестивый человек по имени Николас Снайдерс. Он был скареден, черств и груб и во всем мире не любил никого и ничего, кроме золота. Но и золото он любил не ради его самого. Он любил власть, которую ему давало золото, - возможность тиранить и угнетать, возможность причинять страдания по своей воле. Говорили, что у него не было души, но это неверно. Все люди владеют душой, или, говоря точнее, всеми людьми владеет душа; но душа Николаса Снайдерса была злая. Он жил на старой ветряной мельнице, которая и теперь еще стоит на набережной. Вместе с ним жила только маленькая Христина, - она прислуживала ему и вела его домашнее хозяйство. Христина была сиротой. Родители ее умерли, не оставив после себя ничего, кроме долгов. Николас заслужил вечную благодарность Христины, заплатив их долги, - всего-то несколько сот флоринов, - в расчете, что Христина будет работать на него без жалованья. Так он и жил вдвоем с Христиной, и единственным человеком когда-либо заходившим к нему по собственной охоте, была вдова Толяст.
   Госпожа Толяст была богата и почти так же скупа, как и Николас.
   - Почему бы нам не пожениться? - как-то прокаркал Николас вдове Толяст. - Вместе мы стали бы хозяевами всего Саардама.
   Госпожа Толяст ответила кудахтающим смехом. Но Николас Снайдерс не любил торопиться.
   Однажды он сидел один за своим столом посреди большой полукруглой комнаты, которая занимала половину нижнего этажа мельницы и служила ему конторой. Вдруг раздался стук во входную дверь.
   - Войдите! - крикнул Николас Снайдерс.
   Тон его был необычно любезен для Николаса Снайдерса. Он не сомневался, что постучал в дверь Ян - Ян Ван-дер-Ворт, молодой моряк, теперь владелец собственного корабля, пришедший просить у него руки маленькой Христины. Николас Снайдерс заранее предвкушал наслаждение, которое он получит, когда повергнет в прах надежды Яна; когда услышит, как Ян сперва будет умолять, а потом неистовствовать; когда увидит, как будет все больше бледнеть красивое лицо Яна, по мере того как Николас станет пункт за пунктом объяснять, что произойдет, если молодой человек вздумает пойти ему наперекор. Во-первых, старую мать Яна выгонят из дома, а его старого отца посадят в тюрьму за долги; во-вторых, начнут без сострадания преследовать самого Яна, а его корабль продадут прежде, чем он успеет выплатить за него все деньги. Такой разговор был по душе Николасу Снайдерсу. Со вчерашнего дня, когда вернулся Ян, он дожидался встречи с ним. Поэтому, будучи уверен, что это Ян, он весело крикнул:
   - Войдите!
   Но это был не Ян. Это был кто-то, кого Николас Снайдерс никогда раньше не видел. И никогда потом, после этого посещения, Николас Снайдерс не видал его больше. Наступили сумерки, но Николас Снайдерс был не из тех, кто без нужды жжет свечи; поэтому он никогда не мог точно описать наружность незнакомца. Был это как будто старик, но очень живой, судя по его движениям; а глаза - единственное, что Николас разглядел более или менее ясно - были у него удивительно живые и проницательные.
   - Кто вы? - спросил Николас Снайдерс, не скрывая своего разочарования.
   - Я - разносчик, - отвечал незнакомец.
   Голос у него был ясный и нельзя сказать, чтобы неприятный, но чувствовался в нем какой-то подвох.
   - Мне ничего не нужно, - ответил Николас Снайдерс сухо. - Затворите за собой дверь да смотрите - не споткнитесь о порог.
   Но, вместо того чтобы уйти, незнакомец взял стул, пододвинул его поближе и, очутившись в тени, посмотрел Николасу Снайдерсу прямо в лицо и засмеялся.
   - А вполне ли вы уверены, Николас Снайдерс? Уверены ли вы, что вам действительно ничего не нужно?
   - Ничего, - проворчал Николас Снайдерс, - кроме того, чтобы вы отсюда убрались.
   Незнакомец наклонился вперед и длинной худой рукой шутливо хлопнул Николаса Снайдерса по колену.
   - Не нужна ли вам душа, Николас Снайдерс? - спросил он. - Подумайте-ка, - продолжал странный разносчик, не дав Николасу опомниться. - Сорок лет вы упивались радостью, которую приносили вам скупость и грубость. Неужели вам, Николас Снайдерс, не надоело это? Не хочется ли вам чего-нибудь другого? Подумайте, Николас Снайдерс, как приятно сознавать, что вы любимы, что вас благословляют, а не проклинают! Разве не стоит попробовать - просто так, для разнообразия? Если вам новая душа не понравится, вы можете опять стать самим собой.
   Вспоминая все это потом, Николас Снайдерс никогда не мог понять одного: почему он сидел, терпеливо слушая болтовню незнакомца, - ведь она ему казалась бредом помешанного. Но в незнакомце было что-то, что заставило его поступить именно так.
   - У меня это средство с собой, - продолжал странный разносчик, - что касается цены... - Незнакомец жестом показал, что презирает столь низменные соображения. - Наблюдать результат этого опыта будет для меня достаточной наградой. Я немножко философ. Меня интересуют такие вещи. Смотрите.
   Незнакомец нагнулся, достал из своего тюка серебряную фляжку тонкой работы и поставил ее на стол.
   - Вкус у него не противный, - сказал незнакомец. - Чуть горьковат; но это не из тех напитков, которые пьют кубками; достаточно небольшого стаканчика - такого, как для старого токайского; нужно только, чтобы люди, желающие поменяться душами, были сосредоточены на одной мысли: "Пусть моя душа перейдет в него, а его - в меня!" Дело очень простое: секрет заключается в самом снадобье. - Незнакомец погладил изящную фляжку, точно это была маленькая собачка.
   - Вы, может быть, скажете: "Кто станет меняться душой с Николасом Снайдерсом?" (Казалось, что у незнакомца заготовлены ответы на все вопросы.) Мой друг, вы богаты, вам нечего бояться. Душа - это ведь то, что люди ценят меньше всего. Выберите себе душу и сделайте дельце. Я оставлю вам фляжку и посоветую на прощанье одно: меняться с вами скорее согласится молодой, чем старик; какой-нибудь юноша, которому кажется, что с помощью золота он достигнет всего на свете. Выбирайте себе прекрасную, честную, неиспорченную молодую душу, Николас Снайдерс, и выбирайте скорее. Ваши волосы седеют, мой друг. Вкусите радости жизни, прежде чем умереть.
   Странный разносчик засмеялся, встал и поднял свой тюк. Николас Снайдерс не пошевелился и не сказал ни слова до тех пор, пока мягкий стук тяжелой двери не вывел его из оцепенения. Тогда, схватив фляжку, которую оставил незнакомец, он вскочил со стула, собираясь выбросить ее на улицу. Но отблеск каминного огня на ее отшлифованной поверхности остановил его.
   - Во всяком случае самый сосуд представляет ценность, - усмехнулся Николас и отложил фляжку в сторону; зажегши две высоких свечи, он углубился в свою счетную книгу в зеленом переплете. Однако время от времени глаза его обращались туда, где стояла фляжка, полускрытая среди пыльных бумаг. Немного спустя опять раздался стук в дверь, и на этот раз вошел действительно Ян.
   Ян протянул через освещенную конторку свою крупную руку.
   - Мы расстались в ссоре, Николас Снайдерс. В этом моя вина. Вы были правы. Я прошу вас простить меня. Я был беден. Не великодушно было требовать, чтобы девочка разделила со мной мою нищету. Но теперь я уже не беден.
   - Садитесь, - ответил Николас любезным тоном. - Я слышал об этом. Итак, вы теперь капитан и владелец корабля, он - ваша собственность?
   - Он будет моей полной собственностью после еще одного путешествия, - засмеялся Ян. - У меня есть обещание бургомистра Аллярта.
   - Ну, обещание - еще не исполнение, - намекнул Николас. - Бургомистр Аллярт не богатый человек; более высокая цена может соблазнить его. Между вами может стать кто-нибудь другой и сделаться владельцем корабля.
   Ян только захохотал.
   - Да ведь это может сделать лишь какой-нибудь враг, а у меня, благодаря бога, их, кажется, нет.
   - Счастливец! - заметил Николас. - Так мало на свете людей, у которых нет врагов. А ваши родители, Ян, будут жить с вами?
   - Мы хотели бы этого, - ответил Ян, - и Христина и я. Но мать слаба. Она сроднилась со старой мельницей.
   - Я понимаю это, - согласился Николас. - Старая лоза, оторванная от старой стены, чахнет. А ваш отец, Ян? Люди что-то болтают... Мельница окупается?
   Ян покачал головой.
   - Вряд ли когда-нибудь окупится; долги преследуют отца. Но это дело прошлое, я и ему так говорю. Его кредиторы согласились иметь дело со мной и ждать.
   - Все? - усомнился Николас.
   - Все, насколько я мог узнать, - засмеялся Ян.
   Николас Снайдерс отодвинул назад свой стул и посмотрел на Яна с улыбкой на морщинистом лице.
   - Значит, вы и Христина уже столковались обо всем?
   - С вашего согласия, - ответил Ян.
   - Разве вам оно нужно? - спросил Николас.
   - Мы хотели бы получить его.
   Ян улыбался, но тон его голоса был приятен для ушей Николаса Снайдерса. Он очень любил бить собаку, которая ворчит и скалит зубы.
   - Лучше не дожидайтесь этого, - сказал Николас Снайдерс. - Вам придется ждать долго.
   Ян встал, и краска гнева залила его лицо.
   - Значит, ничто не может изменить вас, Николас Снайдерс. Что ж, делайте как хотите, и пусть вас черт заберет, - выпалил Ян. У Яна душа была благородная, смелая, впечатлительная, но чрезвычайно вспыльчивая. Даже у самых лучших душ есть свои недостатки.
   - Мне очень жаль, - сказал старый Николас.
   - Рад слышать это, - ответил Ян.
   - Мне жаль вашу мать, - пояснил Николас. - Бедная женщина: боюсь, она на старости лет останется без крыши над головой. Отсрочка по закладной будет прекращена в день вашей свадьбы, Ян. Мне очень жаль вашего отца, Ян. Вы, Ян, узнали о всех кредиторах, кроме одного. Мне жаль его, Ян. Тюрьма всегда вызывала в нем ужас. Мне жаль даже вас, мой юный друг. Вам придется начинать жизнь сызнова. Бургомистр Аллярт у меня в кулаке. Мне стоит сказать одно слово, и корабль будет мой. Желаю вам счастья с вашей невестой, мой друг. Она вам, как видно, очень дорога, - вы ведь заплатите за нее высокую цену.
   Усмешка Николаса Снайдерса - вот что вывело Яна из себя. Он стал искать, чем бы швырнуть в этот гадкий рот, чтобы заставить его замолчать, и случайно рука его наткнулась на серебряную фляжку разносчика. В то же мгновение рука Николаса Снайдерса также схватила ее. Усмешка исчезла.
   - Сядьте, - приказал Николас Снайдерс. - Давайте поговорим еще. - Что-то в его голосе заставило молодого человека повиноваться.
   - Вы удивляетесь, Ян, почему я всегда вызываю гнев и ненависть. Иногда я сам себе удивляюсь. Почему благородные мысли никогда не приходят ко мне, как к другим людям? Слушайте, Ян, что мне взбрело в голову. Я знаю, таких вещей не бывает на свете, но это моя прихоть - мне хочется думать, что они возможны. Продайте мне вашу душу, Ян, продайте мне вашу душу, чтобы я также мог испытать ту любовь и радость, о которых я слышу. Ненадолго, Ян, ненадолго, и я исполню ваше желание.
   Старик схватил перо и стал писать.
   - Смотрите, Ян: корабль будет вашим; мельница свободна от долгов, ваш отец может опять поднять голову. И все, о чем я прошу, Ян, это - чтобы вы выпили со мной и пожелали, чтобы ваша душа вышла из вас и сделалась душой Николаса Снайдерса, - ненадолго, Ян, лишь ненадолго!
   Дрожащими руками старик откупорил фляжку разносчика и вылил вино в два одинаковых стакана. Яна душил смех, но стремительность старика граничила с безумием. Конечно, он сошел с ума; но ведь это не могло обесценить ту бумагу, которую он подписал. Не дело человеку шутить со своей душой, но перед Яном из мрака сияло лицо Христины.
   - Вы согласны? - прошептал Николас Снайдерс.
   - Пусть моя душа выйдет из меня и войдет в Николаса Снайдерса! - ответил Ян, ставя на стол пустой стакан.
   С минуту они стояли, глядя в глаза друг другу.
   И тут пламя высоких свечек, стоявших на заваленной бумагами конторке, заколебалось и погасло, как будто чье-то дыхание задуло их, сперва одну, а потом другую.
   - Мне пора домой, - раздался из темноты голос Яна. - Зачем вы погасили свечи!
   - Мы можем опять зажечь их от камина, - ответил Николас. Он не прибавил, что сам намеревался задать такой же вопрос Яну. Он сунул их в пылающие дрова - одну, другую; и тени снова заползли в свои углы.
   - Разве вы не останетесь повидать Христину? - спросил Николас.
   - Нет, сегодня не могу, - отвечал Ян.
   - А бумага, которую я подписал, - напомнил ему Николас, - она у вас?
   - Я и забыл про нее, - сказал Ян.
   Старик взял бумагу с конторки и вручил ему. Ян сунул ее в карман и вышел. Николас заложил за ним дверь на крючок и вернулся к своей конторке; он долго сидел там, положив локти на открытую счетную книгу.
   Николас отодвинул книгу в сторону и засмеялся.
   - Что за глупость! Как будто такие вещи возможны. Этот парень околдовал меня.
   Он подошел к камину и стал греть руки перед огнем.
   - Все-таки я рад, что он женится на этой малышке. Славный парень, славный парень!
   Николас, должно быть, уснул перед камином. Когда он открыл глаза, уже брезжил рассвет. Он озяб, закоченел, был голоден и очень сердит. Почему Христина не разбудила его и не дала ему поужинать? Уж не подумала ли она, что он решил провести ночь на деревянном стуле? Вот идиотка. Он пойдет наверх и скажет ей через дверь все, что он думает о ней.
   Путь наверх; лежал через кухню. К его удивлению, там сидела Христина и спала перед погасшим очагом.
   - Честное слово, - пробормотал Николас, - в этом доме, кажется, не знают, для чего служат постели.
   "Но ведь это не Христина", - подумал Николас. У Христины был вид испуганного кролика, и это всегда раздражало его. А у этой девушки даже во сне было дерзкое выражение - восхитительно дерзкое. Кроме того, девушка была красива - дивно красива. Право, такой красивой девушки Николас еще не видал. Почему, когда Николас был молод, девушки были совсем другие? Внезапная горечь охватила Николаса; будто он только сейчас понял, что много лет тому назад был ограблен и даже не знал об этом.
   Девочка, вероятно, озябла. Николас принес подбитое мехом одеяло и укутал ее.
   Что-то такое надо было еще сделать... Мысль об этом пришла ему в голову в то время, когда он покрывал ее плечи одеялом - осторожно, чтобы не обеспокоить ее, - да, что-то надо было сделать, вот только если бы он мог догадаться, что именно? Губы девушки были полуоткрыты. Казалось, она просила его сделать это или, может быть, умоляла не делать. Николас не был уверен. Много раз он отходил и много раз снова подкрадывался к месту, где она сидя спала с таким восхитительно дерзким выражением на лице, с полуоткрытыми губами. Но чего она хотела или чего хотел он сам, - Николас не мог догадаться.
   Может быть, Христина ему поможет. Может быть, Христина знает, кто эта девушка и как она попала сюда. Николас поднялся по лестнице, проклиная скрипучие ступеньки.
   Дверь у Христины была открыта. В комнате никого не было; постель не смята. Николас спустился обратно по скрипучим ступенькам.
   Девушка все еще спала. Не сама ли это Христина? Николас стал всматриваться в каждую черту красивого лица. Нет, он не мог вспомнить, чтобы когда-нибудь видел эту девушку. Но на шее у нее - Николас раньше этого не заметил - висел медальон Христины, и то поднимался, то опускался от дыхания спящей. Николас знал этот медальон. Это была единственная вещь ее матери, которую Христина отказалась ему отдать. Единственная вещь, из-за которой она спорила с ним. Она никогда не рассталась бы с этим медальоном. Очевидно, это - сама Христина. Но что случилось с ней?
   Или с ним самим? Вдруг он вспомнил. Странный разносчик! Сцена с Яном! Но ведь все это он видел во сне? Однако на заваленной бумагами конторке все еще стояла и серебряная фляжка разносчика и два стакана.
   Николас попытался думать, но в голове у него все путалось. Солнечный луч, пробравшись через окно, пересек пыльную комнату. Николас вспомнил, что никогда не видал солнца. Невольно он протянул к нему руки и страшно огорчился, когда оно исчезло, оставив лишь слабый сероватый свет. Он снял ржавые засовы и распахнул большую дверь. Перед ним лежал странный мир, новый мир света и теней, которые влекли его своей красотой, - мир тихих, нежных голосов, которые звали его. И опять им овладело горькое чувство, что он был когда-то ограблен.
   - Я мог бы быть так счастлив все эти годы, - ворчал про себя старый Николас. - Вот такой маленький городок я мог бы любить - красивый, тихий, уютный. У меня могли бы быть друзья, старые приятели; у меня могли бы быть дети...
   Видение спящей Христины предстало перед его глазами. Она пришла к нему ребенком, не чувствуя к нему ничего, кроме благодарности. Будь у него глаза, которыми он мог бы видеть ее, все было бы по-другому.
   Но разве теперь слишком поздно? Ведь он не стар - не так уж стар. Для него началась новая жизнь. Она все еще любит Яна, но такого Яна, каким он был вчера. В будущем каждое слово и дело Яна будет вдохновляться злой душой, той, которая была душой Николаса Снайдерса, - это Николас Снайдерс помнит хорошо. Может ли какая-нибудь женщина полюбить эту душу, в каком бы красивом теле она ни была заключена?
   Имеет ли он право, как честный человек, обладать душой, которую он в сущности выманил у Яна обманом? Да, имеет, ведь это была честная сделка, и Ян получил то, чего хотел. Кроме того, не сам Ян сделал свою душу такой; это простая случайность. Почему одному человеку достается золото, а другому сушеный горох? На душу Яна у него столько же прав, сколько и у самого Яна. Он умнее, он может с ней сделать больше добра. Христина любила душу Яна, пусть же душа Яна завоюет ее, если может. И душа Яна, слушая эти доводы, ничего не нашлась возразить.
   Христина все еще спала, когда Николас снова вошел в кухню. Он разжег очаг и приготовил завтрак, а потом тихонько разбудил ее. В том, что это была Христина, уже нельзя было сомневаться. Как только она увидала старого Николаса, к ней вернулось выражение испуганного кролика, которое всегда раздражало его. И теперь оно действовало так же, но раздражение на этот раз он чувствовал против себя самого.
   - Вы так крепко спали, когда я вчера вошла... - начала Христина.
   - И ты побоялась разбудить меня, - перебил ее Николас. - Ты подумала, что старый скряга рассердится. Послушай, Христина. Вчера уплачен последний долг твоего отца. Это был долг старому матросу, которого я до сих не мог разыскать. Ты теперь не должна больше ни гроша, и, кроме того, от твоего жалованья осталось сто флоринов. Можешь получить их, когда тебе угодно.
   Христина ничего не поняла ни тогда, ни потом; и Николас не открыл ей тайны. Душа Яна вошла в очень мудрого старого человека, который знал, что лучшее средство заставить забыть прошлое - это честно жить в настоящем. Одно только с уверенностью знала Христина, - что старый Николас Снайдерс таинственно исчез, что на его месте появился новый Николас, который смотрел на нее ласковыми глазами - открытыми и честными, вызывающими доверие. Хотя Николас никогда не говорил этого, Христине пришло в голову, что она сама, своим кротким примером, своим облагораживающим влиянием вызвала эту чудесную перемену. И Христине это объяснение не казалось невозможным - оно было ей приятно.
   Вид заваленной бумагами конторки стал ненавистен Николасу. Вставая рано утром, он исчезал на целый день и возвращался вечером усталый, но веселый, принося с собой цветы, над которыми Христина смеялась, говоря, что это сорная трава. Но разве в названии дело? Николасу они казались красивыми. В Саардаме дети убегали от него, а собаки, при виде его, поднимали лай. Поэтому Николас уходил окольными тропинками, подальше от города. Дети окрестных деревень скоро узнали доброго старика, который любил, оперевшись на палку, наблюдать за их играми и прислушиваться к их смеху. Его большие карманы были полны всяких вкусных вещей. Взрослые, проходя мимо, шептали друг другу, как он похож своим внешним видом на старого злого Ника, саардамского скрягу, и удивлялись - откуда он мог прийти. Но не только детские лица научили его улыбаться. Поначалу его смутило, что мир полон на редкость красивыми девушками, а также красивыми женщинами, среди которых все были более или менее достойны любви. Он даже растерялся, но вскоре обнаружил, что, несмотря на это, Христина оставалась в его мечтах самой красивой, наиболее достойной любви. Тогда каждое красивое лицо стало радовать его: оно напоминало ему Христину.
   Как-то раз, когда он пришел домой, Христина встретила его с печалью в глазах. Фермер Бирстраатер, старый друг ее отца, приходил повидаться с Николасом; не застав Николаса, он поговорил немного с Христиной. Какой-то жестокосердый кредитор выгоняет его с фермы. Христина сделала вид, будто не знает, что этим кредитором был сам Николас, но удивлялась, что могут быть такие злые люди. Николас не сказал ничего, но на следующий день фермер Бирстраатер зашел к ней опять, улыбающийся, признательный и несказанно удивленный.
   - Но что с ним сделалось? - без конца повторял фермер Бирстраатер.
   Христина улыбнулась и ответила, что, может быть, милосердный бог коснулся его сердца; про себя же она подумала, что, может быть, тут сказалось чье-то хорошее влияние. Удивительная весть разнеслась по всей округе. Христину стали осаждать со всех сторон, и она, видя, что ее посредничество неизменно приносит успех, становилась с каждым днем все довольнее собой, а вместе и Николасом Снайдерсом. Ибо Николас был хитрый старик. Душа Яна, пребывавшая в нем, наслаждалась уничтожением того зла, которое содеяла душа Николаса. Но ум Николаса Снайдерса, который остался при нем, шептал:
   "Пусть девочка думает, что все это ее рук дело..."
   Новость дошла и до госпожи Толяст. В тот же вечер она сидела у камина на старой мельнице, а Николас Снайдерс покуривал, сидя напротив нее, и на лице его была написана скука.
   - Вы валяете дурака, Николас Снайдерс, - говорила ему госпожа Толяст. - Над вами все смеются.
   - Пусть лучше смеются, чем проклинают, - возражал Николас.
   - Вы забыли все, что было между нами? - вопросила Толяст.
   - Хотел бы забыть, - вздохнул Николас.
   - В вашем возрасте... - начала госпожа Толяст.
   - Я чувствую себя моложе, чем когда-либо, - перебил ее Николас.
   - Ваша наружность говорит другое, - заметила его собеседница.
   - Разве наружность имеет значение? - сказал Николас. - Самое важное в человеке - душа.
   - Ну, и наружность кое-что значит в глазах света, - пояснила госпожа Толяст. - Знаете, если бы я захотела последовать вашему примеру и сделать из себя посмешище, я нашла бы много молодых людей...
   - Я не хочу вам мешать, - живо перебил ее Николас. - Вы совершенно правы, я стар и у меня дьявольский характер. Есть много людей лучше меня, людей, более достойных вас.
   - Я не буду утверждать, что их нет, - возразила госпожа Толяст, - но нет никого более подходящего. Девушки для юношей, а старухи для стариков, как я вам не раз говорила. Я еще не лишилась ума, как вы, Николас Снайдерс. Когда вы опять станете самим собой...
   Николас Снайдерс вскочил.
   - Я всегда был самим собой, - закричал он, - и я намерен им остаться. Кто смеет говорить, что я - не я?
   - Я смею, - отвечала Толяст с убийственным хладнокровием. - Не может быть, чтобы Николас Снайдерс был самим собой, когда по прихоти смазливой девчонки он выбрасывает за окно деньги полными горстями. Его кто-то околдовал, и мне жаль его. Она будет вас дурачить ради выгоды своих друзей до тех пор, пока у вас не останется ни гроша за душой, а потом посмеется над вами. Когда вы станете самим собой, Николас Снайдерс, вы будете на себе волосы рвать, - попомните мои слова! - И госпожа Толяст вышла, хлопнув дверью.
   "Девушки для юношей, а старухи - для стариков". Эта фраза долго звенела у него в ушах. До сих пор новое, непривычное счастье наполняло его жизнь, не оставляя места для размышлений. Но слова госпожи Толяст заставили его задуматься.
   Неужели Христина дурачит его? Это невероятно. Никогда она не просила его ни о чем для себя или для Яна. Эта злая мысль - порождение злого ума госпожи Толяст. Христина любит его. Ее лицо светлеет, когда он входит в комнату. Она перестала бояться его; место страха занял милый деспотизм. Но та ли это любовь, которой он искал? Душа Яна в старом теле Ника была молода и горяча. Она желала Христину не как дочь, а как жену. Сумеет ли она завоевать такую любовь, несмотря на тело старого Ника? Душа Яна была нетерпеливой душой. Лучше знать, чем сомневаться.
   - Не зажигай свеч; давай потолкуем при свете камина, - сказал Николас,
   И Христина, улыбаясь, пододвинула свой стул поближе к огню. Но Николас сел в тени.
   - Ты день ото дня хорошеешь, Христина, - сказал Николас, - становишься все милее и женственнее. Счастлив будет тот, кто назовет тебя своей женой.
   Улыбка сбежала с лица Христины.
   - Я никогда не выйду замуж, - отвечала она.
   - Не зарекайся, девочка.
   - Честная женщина не выйдет замуж за человека, которого не любит.
   - Но почему она не может выйти за того, кого любит? - улыбнулся Николас.
   - Иногда не может, - пояснила Христина.
   - В каком же это случае?
   Христина отвернулась.
   - Если он ее разлюбил.
   Душа в теле старого Ника подпрыгнула от радости.
   - Он недостоин тебя, Христина. Его новое положение изменило его. Разве не так? Он думает только о деньгах. Как будто в него вошла душа скряги. Он женился бы даже на госпоже Толяст ради ее мешков с золотом, ее земель и многочисленных мельниц, если бы только она согласилась. Неужели ты не можешь забыть его?
   - Я никогда не забуду его. Никогда не полюблю другого. Я стараюсь не показывать вида и часто утешаюсь тем, что могу сделать столько добра. Но сердце мое разрывается.
   Она встала и, опустившись около него на колени, обвила его руками.
   - Я рада, что вы об этом заговорили, - сказала она. - Если бы не вы, просто не знаю, как бы я это вынесла. Вы так добры ко мне.
   Вместо ответа он стал гладить своей высохшей рукой ее золотистые волосы. Она подняла на него глаза; они были полны слез, но улыбались.
   - Я не могу понять, - сказала она. - Иногда мне кажется, точно вы с ним поменялись душами. Он стал черствым, скупым и грубым, каким были вы прежде. - Она засмеялась и крепко его обняла. - А вы теперь добрый, и нежный, и великодушный, каким он был когда-то. Как будто милосердный бог отнял у меня возлюбленного и дал мне взамен отца.
   - Послушай, Христина, - сказал он. - Ведь главное в человеке душа, а не тело. Разве ты не могла бы полюбить меня за мою новую душу?
   - Но ведь я люблю вас, - отвечала Христина, улыбаясь сквозь слезы.
   - А могла бы полюбить, как мужа?
   Свет от камина озарял ее лицо. Осторожно держа это прекрасное лицо в высохших ладонях, Николас вгляделся в него долгим, пристальным взглядом; и, прочитав то, что было на нем написано, снова прижал золотистую головку к груди и ласково ее погладил.
   - Я пошутил, моя девочка, - сказал он. - Девушки для юношей, старухи - для стариков. Итак, несмотря ни на что, ты по-прежнему любишь Яна?
   - Я люблю его, - отвечала Христина. - Я не могу иначе.
   - И, если бы он захотел, ты пошла бы за него, какая бы душа у него ни была?
   - Я люблю его, - отвечала Христина. - Я не могу иначе.
   Старый Николас сидел один перед угасающим огнем. Что же главное в человеке - душа или тело? Ответ был не так прост, как он предполагал.
   - Христина любила Яна, - так бормотал Николас, глядя на угасающий огонь, - когда у него была душа Яна. Она продолжает любить его, хотя теперь у него душа Николаса Снайдерса. Когда я спросил ее, могла ли бы она полюбить меня, в ее глазах был ужас, хотя душа Яна теперь во мне: она угадала это. Очевидно, действительный Ян, действительный Николас - это не душа, а тело. Если бы душа Христины вошла в тело госпожи Толяст, неужели бы я отвернулся от Христины, - от ее золотых волос, от ее бездонных глаз, от ее зовущих губ - ради сморщенного тела госпожи Толяст? Нет; при одной мысли об этом я содрогаюсь. Однако, когда во мне была душа Николаса Снайдерса, вдова не возбуждала во мне отвращения, а Христина для меня ничего не значила. Очевидно, мы любим душой, иначе Ян и сейчас любил бы Христину, а я был бы скрягой Ником. И вот я люблю Христину и, пользуясь умом и золотом Николаса Снайдерса, вопреки всем желаниям Николаса Снайдерса, делаю то, что - я уверен - приведет его в бешенство, когда душа его вернется в его тело. Ян же больше не думает о Христине и, ради земель и многочисленных мельниц госпожи Толяст, готов жениться на ней. Ясно, что главное в человеке - душа. Так разве не должен я радоваться при мысли о том, что я возвращаюсь обратно в свое тело, что я женюсь на Христине? Но я не радуюсь, я чувствую себя очень несчастным. Мне не суждено владеть душой Яна, я чувствую это; моя собственная душа вернется ко мне. Я опять стану черствым, грубым, скупым стариком, - таким, каким был раньше, только теперь я буду бедным и беспомощным. Люди будут смеяться надо мной, а я, бессильный сделать им зло, буду их только проклинать. Даже госпожа Толяст отвернется от меня, когда узнает все. И, однако, я должен это сделать: пока душа Яна во мне, я люблю Христину больше, чем самого себя. Я должен сделать это ради нее. Я люблю ее - я не могу иначе.
   Старый Николас встал и взял серебряную фляжку искусной работы из того шкафа, куда он месяц назад спрятал ее.
   - Осталось как раз еще два стакана, - задумчиво проговорил Николас, легонько взбалтывая содержимое фляжки около своего уха. Он положил фляжку перед собой на конторку, потом открыл еще раз старую зеленую счетную книгу, - кое-что оставалось недоделанным.
   Рано утром он разбудил Христину.
   - Возьми эти письма, Христина, - приказал он. - Когда ты разнесешь их все, - не раньше, - ступай к Яну; скажи ему, что я жду его здесь, чтобы переговорить с ним по делу.
   Он поцеловал ее; казалось, ему не хочется, чтобы она уходила.
   - Я скоро вернусь, - улыбнулась Христина.
   - Когда прощаются, всегда говорят, что вернутся скоро.
   Старый Николас предвидел, что столкнется с затруднениями. Ян был вполне доволен; он отнюдь не жаждал обратиться опять в сентиментального молодого дурака и посадить себе на шею бесприданницу жену. Теперь Ян мечтал о другом.
   - Пей, парень, пей! - кричал нетерпеливо Николас, - пей, пока я не изменил своего намерения. Если ты только хочешь жениться на Христине, - она самая богатая невеста в Саардаме. Вот документ, смотри, прочитай его, читай скорее!
   Тогда Ян согласился, и они выпили. И опять, как и в первый раз, между ними пронесся ветерок; и Ян на минуту закрыл руками глаза.
   Пожалуй, он напрасно сделал это, потому что в тот же миг Николас схватил документ, который лежал перед Яном на конторке. Через секунду бумага уже пылала в камине.
   - Я не так уж беден, как вы думали, - раздался каркающий голос Николаса. - Не так уж беден, как вы думали! Я свое опять наживу, опять наживу!
   И скряга с отвратительным смехом начал танцевать перед пламенем, вытянув морщинистые руки, чтобы Ян не мог спасти горевшее приданое Христины.
   Ян не рассказал об этом Христине. Несмотря на все его уговоры, она попробовала вернуться домой. Николас Снайдерс с проклятиями выгнал ее за дверь. Она ничего не понимала. Одно только было ясно, - что к ней вернулся Ян.
   - Не иначе как у меня рассудок помрачился, - объяснял Ян. - Пусть добрые морские ветры принесут нам здоровье.
   С палубы корабля Яна они смотрели на Саардам до тех пор, пока он не растаял в воздухе.
   Христина немного поплакала при мысли, что она никогда больше не увидит Саардама, но Ян утешил ее, а потом новые лица вытеснили воспоминания о старых.
   А старый Николас женился на вдове Толяст, но, к счастью, скоро умер, не успев причинить особенно много зла.
   Много лет спустя Ян рассказал Христине всю историю, но она звучала слишком невероятно, и Христина, - хотя, конечно, не сказала этого, - не вполне поверила в нее, решив, что Ян просто хочет как-нибудь объяснить свое странное поведение в течение того месяца, когда он ухаживал за госпожой Толяст. Впрочем, было действительно странно, что Николас в течение того же самого короткого месяца был так непохож на себя.
   "Может быть, - думала Христина, - если бы я не сказала ему, что люблю Яна, он не взялся бы опять за старое. Бедный старик! Ну конечно, он поступил так с отчаяния".
  
  
  
  

Другие авторы
  • Куприн Александр Иванович
  • Елисеев Григорий Захарович
  • Сно Евгений Эдуардович
  • Мельников-Печерский Павел Иванович
  • Воронский Александр Константинович
  • Бласко-Ибаньес Висенте
  • Уоллес Льюис
  • Воинов Владимир Васильевич
  • Аппельрот Владимир Германович
  • Александровский Василий Дмитриевич
  • Другие произведения
  • Байрон Джордж Гордон - Гяур
  • Богданович Ангел Иванович - Эпигоны народничества:- Г. Меньшиков, самый яркий представитель их.- Народник старого типа:- Н. Е. Петропавловский-Каронин
  • Вербицкая Анастасия Николаевна - А. Н. Вербицкая: биобиблиографическая справка
  • Грин Александр - Неосуществленный замысел Александра Грина
  • Заяицкий Сергей Сергеевич - Любопытные сюжетцы
  • Суворин Алексей Сергеевич - Маленькие письма
  • Чехов Антон Павлович - Почта
  • Евреинов Николай Николаевич - Школа этуалей
  • Врангель Николай Николаевич - Любовная мечта современных русских художников
  • Петров Василий Петрович - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 395 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа