Главная » Книги

Дельвиг Антон Антонович - "Стихотворения барона Дельвига", Страница 5

Дельвиг Антон Антонович - Стихотворения барона Дельвига


1 2 3 4 5 6

lign="justify">  
  
   Что жизнь его была? тяжелый сон.
  
  
   Что смерть? от грез ужасных пробужденье
  
  
  
  Впросонках улыбнулся он -
  
  
  И снова, может быть, там начал сновиденье.
  
  
  Между 1814 и 1817
  
  
  
  
  53. ВАКХ
  
  
   Прощай, Киприда, бог с тобою!
  
  
  
  С фиалом счастлив я:
  
  
   Двоих дружишь ты меж собою,
  
  
  
  А Вакхом все друзья.
  
  
   1815
  
  
  
   54. РУССКАЯ ПЕСНЯ
  
  
  
  Сиротинушка, девушка!
  
  
  
  Полюби меня, молодца,
  
  
  
  Полюбя, приголубливай,
  
  
  
  Мои кудри расчесывай.
  
  
  
  Хорошо цветку на поле,
  
  
  
  Любо пташечке на небе, -
  
  
  
  Сиротинушке, девушке
  
  
  
  Веселей того с молодцем.
  
  
  
  У меня в дому волюшка,
  
  
  
  От беды оборонушка,
  
  
  
  Что от дождичка кровелька,
  
  
  
  От жары дневной ставеньки;
  
  
  
  От лихой же разлучницы,
  
  
  
  От лукавой указчицы
  
  
  
  На воротах замок висит,
  
  
  
  В подворотенку пес глядит.
  
  
  
  1828
  
  
  
   55. РУССКАЯ ПЕСНЯ
  
  
  Скучно, девушки, весною жить одной:
  
  
  Не с кем сладко побеседовать младой.
  
  
  Сиротинушка, на всей земле одна,
  
  
  Подгорюнясь ли присядешь у окна -
  
  
  Под окошком все так весело глядит,
  
  
  И мне душу то веселие томит.
  
  
  То веселье - не веселье, а любовь,
  
  
  От любви той замирает в сердце кровь.
  
  
  И я выду во широкие поля -
  
  
  С них ли негой так и веет на тебя;
  
  
  Свежий запах каждой травки полевой
  
  
  Вреден девице весеннею порой,
  
  
  Хочешь с кем-то этим запахом дышать
  
  
  И другим устам его передавать;
  
  
  Белой груди чем-то сладким тяжело,
  
  
  Голубым очам при солнце не светло.
  
  
  Больно, больно безнадежной тосковать!
  
  
  И я кинусь на тесовую кровать,
  
  
  К изголовью правой щечкою прижмусь
  
  
  И горючими слезами обольюсь.
  
  
  Как при солнце летом дождик пошумит,
  
  
  Травку вспрыснет, но ее не освежит,
  
  
  Так и слезы не свежат меня, младой;
  
  
  Скучно, девушки, весною жить одной!
  
  
  1824
  
  
  
   56. ПУШКИНУ
  
  
  Кто, как лебедь цветущей Авзонии,
  
  
  Осененный и миртом, и лаврами,
  
  
  Майской ночью при хоре порхающих,
  
  
  В сладких грезах отбился от матери, -
  
  
  Тот в советах не мудрствует; на стены
  
  
  Побежденных знамена не вешает;
  
  
  Столб кормами судов неприятельских
  
  
  Он не красит пред храмом Ареевым.
  
  
  Флот, с несчетным богатством Америки,
  
  
  С тяжким золотом, купленным кровию,
  
  
  Не взмущает двукраты экватора
  
  
  Для него кораблями бегущими.
  
  
  Но с младенчества он обучается
  
  
  Воспевать красоты поднебесные,
  
  
  И ланиты его от приветствия,
  
  
  Удивленной толпы горят пламенем.
  
  
  И Паллада туманное облако
  
  
  Рассевает от взоров - и в юности
  
  
  Он уж видит священную истину
  
  
  И порок, исподлобья взирающий!
  
  
  Пушкин! Он и в лесах не укроется:
  
  
  Лира выдаст его громким пением,
  
  
  И от смертных восхитит бессмертного
  
  
  Аполлон на Олимп торжествующий.
  
  
  1815 (?)
  
  
  
  
  57. ХАТА
  
  Скрой меня, бурная ночь! заметай следы мои, вьюга,
  
  Ветер холодный, бушуй вкруг хаты Лилеты прекрасной,
  
  Месяц свети не свети, а дорогу наверно любовник
  
  
  
  К робкой подруге найдет.
  
  Тихо, дверь, отворись! о Лилета, твой милый с тобою,
  
  Нежной, лилейной рукой ты к сердцу его прижимаешь;
  
  Что же с перстом на устах, боязливая, смотришь на друга?
  
  
  
  Или твой Аргус не спит?
  
  Бог-утешитель, Морфей, будь хранителем тайн Амура!
  
  Сны, готовые нас разлучить до скучного утра,
  
  Роем тяжелым скорей опуститесь на хладное ложе
  
  
  
  Аргуса милой моей.
  
  Нам ли страшиться любви! счастливец, мои поцелуи
  
  Сладко _ее_ усыпят под шумом порывистым ветра;
  
  Тихо пробудит _ее_ с предвестницей юного утра
  
  
  
  Пламенный мой поцелуй!
  
  1815
  
  
  
  
  58. РОМАНС
  
  
  "Сегодня я с вами пирую, друзья,
  
  
   Веселье нам песни заводит,
  
  
  А завтра, быть может, там буду и я,
  
  
   Откуда никто не приходит!" -
  
  
  Я так беззаботным друзьям говорил
  
  
   Давно, - но от самого детства
  
  
  Печаль в беспокойном я сердце таил
  
  
   Предвестьем грядущего бедства.
  
  
  Друзья мне смеялись и, свежий венец
  
  
   На кудри мои надевая,
  
  
  "Стыдись, - восклицали, - мечтатель-певец!
  
  
   Изменит ли жизнь молодая!"
  
  
  Война запылала, к родным знаменам
  
  
   Друзья, как на пир, полетели;
  
  
  Я с ними - но жребьи, враждебные нам,
  
  
   Мне с ними расстаться велели.
  
  
  В бездействии тяжком я думой следил
  
  
   Их битвы, предтечи победы;
  
  
  Их славою часто я первый живил
  
  
   Родителей грустных беседы.
  
  
  Года пролетали, я часто в слезах
  
  
   Был черной повязкой украшен...
  
  
  Брань стихла, где ж други? лежат на полях,
  
  
   Близь ими разрушенных башен.
  
  
  С тех пор я печально сижу на пирах,
  
  
   Где все мне твердит про былое;
  
  
  Дрожит моя чаша в ослабших руках:
  
  
   Мне тяжко веселье чужое.
  
  
  1820 или 1821
  
  
  
   59. К МАЛЬЧИКУ
  
  
   Мальчик, солнце встретить должно
  
  
   С торжеством в конце пиров!
  
  
   Принеси же осторожно
  
  
   И скорей из погребов
  
  
   В кубках длинных и тяжелых,
  
  
   Как любила старина,
  
  
   Наших прадедов веселых
  
  
   Пережившего вина.
  
  
   Не забудь края златые
  
  
   Плющем, розами увить!
  
  
   Весело в года седые
  
  
   Чашей молодости пить,
  
  
   Весело, хоть на мгновенье,
  
  
   Бахусом наполнив грудь,
  
  
   Обмануть воображенье
  
  
   И в былое заглянуть.
  
  
   Между 1814 и 1819
  
  
  
   60. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА
  
  
   Мне минуло шестнадцать лет,
  
  
   Но сердце было в воле;
  
  
   Я думала: весь белый свет -
  
  
   Наш бор, поток и поле.
  
  
   К нам юноша пришел в село:
  
  
   Кто он? отколь? не знаю -
  
  
   Но все меня к нему влекло,
  
  
   Все мне твердило: знаю!
  
  
   Его кудрявые власы
  
  
   Вкруг шеи обвивались,
  
  
   Как мак сияет от росы,
  
  
   Сияли, рассыпались.
  
  
   И взоры пламенны его
  
  
   Мне что-то изъясняли;
  
  
   Мы не сказали ничего,
  
  
   Но уж друг друга знали.
  
  
   Куда пойду - и он за мной.
  
  
   На долгую ль разлуку? -
  
  
   Не знаю! только он с тоской
  
  
   Безмолвно жал мне руку.
  
  
   "Что хочешь ты? - спросила я. -
  
  
   Скажи, пастух унылый".
  
  
   И с жаром обнял он меня
  
  
   И тихо назвал милой.
  
  
   И мне б тогда его обнять!
  
  
   Но рук не поднимала,
  
  
   На перси потупила взгляд,
  
  
   Краснела, трепетала.
  
  
   Ни слова не сказала я;
  
  
   За что ж ему сердиться?
  
  
   Зачем покинул он меня?
  
  
   И скоро ль возвратится?
  
  
   1814
  
  
  
  
  61. ПЕСНЯ
  
  
  
   "Дедушка! - девицы
  
  
  
   Раз мне говорили. -
  
  
  
   Нет ли небылицы
  
  
  
   Иль старинной были?"
  
  
  
   - "Как не быть! - уныло
  
  
  
   Красным отвечал я. -
  
  
  
   Сердце вас любило, -
  
  
  
   Так чего не знал я!
  
  
  
   Было время! где вы,
  
  
  
   Годы золотые?
  
  
  
   Как пленяли девы
  
  
  
   В ваши дни былые!
  
  
  
   Уж они - старушки;
  
  
  
   Но от них, порою,
  
  
  
   Много на подушки
  
  
  
   Слез пролито мною.
  
  
  
   Душу волновали
  
  
  
   Их уста и очи,
  
  
  
   По огню бежали
  
  
  
   Дни мои и ночи".
  
  
  
   "Дедушка, - толпою
  
  
  
   Девицы вскричали, -
  
  
  
   Жаль нам, а тобою
  
  
  
   Бабушки играли!
  
  
  
   Как не стыдно! злые,
  
  
  
   Вот над кем шутили!
  
  
  
   Нет, мы не такие,
  
  
  
   Мы б тебя любили!"
  
  
  
   - "Вы б любили? сказки!
  
  
  
   Веры мне неймется!
  
  
  
   И на ваши ласки
  
  
  
   Дедушка смеется".
  
  
  
   1820
  
  
  
   62. К ДИОНУ
  
  Сядем, любезный Дион, под сенью развесистой рощи,
  
  Где, прохлажденный в тени, сверкая, стремится источник, -
  
  Там позабудем на время заботы мирские и Вакху
  
  
  
  Вечера час посвятим.
  
  Мальчик, наполни фиал фалернским вином искрометным!
  
  В честь вечно юному Вакху осушим мы дно золотое;
  
  В чаше, обвитой венком, принеси дары щедрой Помоны, -
  
  
  
  Вкусны, румяны плоды.
  
  Тщетно юность спешит удержать престарелого Хрона,
  
  Просит, молит его - не внимая, он далее мчится;
  
  Маленький только Эрот смеется, поет и, седого
  
  
  
  За руку взявши, бежит.
  
  Что нам в жизни сей краткой за тщетною славой гоняться
  
  Вечно в трудах только жить, не видеть веселий до гроба? -
  
  Боги для счастия нам и веселия дни даровали,
  
  
  
  Для наслаждений любви.
  
  Пой, в хороводе девиц белогрудых, песни веселью,
  
  Прыгай под звонкую флейту, сплетяся руками, кружися,
  
  И твоя жизнь протечет, как быстро в зеленой долине
  
  
  
  Скачет и вьется ручей.
  
  Друг, за лавровый венок не кланяйся гордым пританам.
  
  Пусть за слепою богиней Лициний гоняется вечно,
  
  Пусть и обнимет ее. Фортуна косы всеразящей
  
  
  
  Не отвратит от главы.
  
  Что нам богатства искать? им счастья себе не прикупим:
  
  Всех на одной ладие, и бедного Ира и Креза,
  
  В мрачное царство Плутона, чрез волны ужасного Стикса
  
  
  
  Старый Харон отвезет.
  
  Сядем, любезный Дион, под сенью развесистой рощи,
  
  Где, прохлажденный в тени, сверкая, стремится источник, -
  
  Там позабудем на время заботы мирские и Вакху
  
  
  
  Вечера час посвятим.
  
  1814
  
  
  
  
  63. ЭЛЕГИЯ
  
  
   Когда, душа, просилась ты
  
  
  
  Погибнуть иль любить,
  
  
   Когда желанья и мечты
  
  
  
  К тебе теснились жить,
  
  
   Когда еще я не пил слез
  
  
  
  Из чаши бытия, -
  
  
   Зачем тогда, в венке из роз,
  
  
  
  К теням не отбыл я!
  
  
   Зачем вы начертались так
  
  
  
  На памяти моей,
  
  
   Единый молодости знак,
  
  
  
  Вы, песни прошлых дней!
  
  
   Я горько долы и леса
  
  
  
  И милый взгляд забыл, -
  
  
   Зачем же ваши голоса
  
  
  
  Мне слух мой сохранил!
  
  
   Не возвратите счастья мне,
  
  
  
  Хоть дышит в вас оно!
  
  
   С ним в промелькнувшей старине
  
  
  
  Простился я давно.
  
  
   Не нарушайте ж, я молю,
  
  
  
  Вы сна души моей
  
  
   И слова страшного "люблю"
  
  
  
  Не повторяйте ей!
  
  
   1821 или 1822
  
  
  
  64. КОНЕЦ ЗОЛОТОГО ВЕКА
  
  
  
  
  (Идиллия)
  
  
  
   Путешественник
   Нет, не в Аркадии я! Пастуха заунывную песню
   Слышать бы должно в Египте иль Азии Средней, где рабство
   Грустною песней привыкло существенность тяжкую тешить.
   Нет, я не в области Реи! о боги веселья и счастья!
   Может ли в сердце, исполненном вами, найтися начало
   Звуку единому скорби мятежной, крику напасти?
   Где же и как ты, аркадский пастух, воспевать научился
   Песню, противную вашим богам, посылающим радость?
  
  
  
  
  Пастух
   Песню, противную нашим богам!
  
  
  
  
   Путешественник, прав ты!
   Точно, мы счастливы были, и боги любили счастливых:
   Я еще помню оное светлое время! но счастье
   (После узнали мы) гость на земле, а не житель обычный.
   Песню же эту я выучил здесь, а с нею впервые
   Мы услыхали и голос несчастья, и, бедные дети,
   Думали мы, от него земля развалится и солнце,
   Светлое солнце погаснет! Так первое горе ужасно!
  
  
  
   Путешественник
   Боги, так вот где впоследнее счастье у смертных гостило!
   Здесь его след не пропал еще. Старец, пастух сей печальный,
   Был на проводах гостя, которого тщетно искал я
   В дивной Колхиде, в странах атлантидов, гипербореев,
   Даже у края земли, где обильное розами лето
   Кратче зимы африканской, где солнце с весною проглянет,
   С осенью в море уходит, где люди на темную зиму
   Сном непробудным, в звериных укрывшись мехах, засыпают.
   Чем же, скажи мне, пастух, вы прогневали бога Зевеса?
   Горе раздел услаждает; поведай мне горькую повесть
   Песни твоей заунывной! Несчастье меня научило
   Живо несчастью других сострадать. Жестокие люди
   С детства гонят меня далеко от родимого града.
  
  
  
  
  Пастух
   Вечная ночь поглоти города! Из вашего града
   Вышла беда и на бедную нашу Аркадию! сядем
   Здесь, на сем береге, против платана, которого ветви
   Долгою тенью кроют реку и до нас досягают. -
   Слушай же, песня моя тебе показалась унылой?
  
  
  
   Путешественник
   Грустной, как ночь!
  
  
  
  
  Пастух
  
  
  
   А ее Амарилла прекрасная пела.
   Юноша, к нам приходивший из города, эту песню

Другие авторы
  • Диль Шарль Мишель
  • Ганзен Анна Васильевна
  • Круглов Александр Васильевич
  • Славутинский Степан Тимофеевич
  • Булгарин Фаддей Венедиктович
  • Толбин Василий Васильевич
  • Кронеберг Андрей Иванович
  • Бестужев-Рюмин Константин Николаевич
  • Теплов Владимир Александрович
  • Лунин Михаил Сергеевич
  • Другие произведения
  • Марло Кристофер - Из "Трагической истории доктора Фауста"
  • Короленко Владимир Галактионович - Софрон Иванович
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Немирович-Данченко В. И.
  • Дживелегов Алексей Карпович - Стэббс, Вильям
  • Куприн Александр Иванович - Избранные поэтические переводы
  • Голдобин Анатолий Владимирович - Верхняя палата
  • Зарин Андрей Ефимович - Казнь
  • Анненская Александра Никитична - Надежда семьи
  • Некрасов Николай Алексеевич - Стихотворения В. Красницкого
  • Скалдин Алексей Дмитриевич - Новые документы из архива А. Д. Скалдина
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 272 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа