Главная » Книги

Чурилин Тихон Васильевич - Стихотворения

Чурилин Тихон Васильевич - Стихотворения


1 2 3

  
  
   Тихон Чурилин
  
  
  
   (1885-1946)
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэзия русского футуризма / Cост. и подгот. текста В. Н. Альфонсова и
  С. Р. Красицкого, персональные справки-портреты и примеч. С. Р. Красицкого
  - СПб., Академический проект, 1999.
  Дополнения по:
  Русская поэзия XX века. Антология русской лирики первой четверти века.
  М., "Амирус", 1991
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  486. Песня (Из повести: Последнее посещение) ("О нежном лице...")
  487. Ночь ("Нет масла в лампе - тушить огонь...")
  488. Покой ("Да и шум, да и пляски печальные там...")
  489. Пьяное утро ("Слабый свет - и колокола гул...")
  490. Один ("В форточку, в форточку...")
  491. Полночь на святках ("Пламя лампы ласковой потухает: полночь...")
  492-493. В фотоцинкографии
  1. Съемка с портрета ("Светлый свет...")
  2. Проявление ("Маленькая мёртвая каморка...")
  494. Последний путь ("Степь, снег, свет...")
  495. Вальс у костра ("Возле древней реки...")
  496. Во мнения ("Урод, о урод!..")
  497. Конец Кикапу ("Побрили Кикапу - в последний раз...")
  498-499. В больнице
  1. Случай ("В палатах, в халатах, больные безумные...")
  2. На ночь защита ("В подушку теплушку кладу игрушку - из мыла грушку...")
  500. В провинции ("В чужом красном доме...")
  501. Смерть часового ("У гауптвахты...")
  502. Вторая весна ("Прощай, Ра!..")
  503. Пьяный ("Среди ночи, во тьме, я плачу...")
  504. Первый грех ("Первый грех против марта - мертвею...")
  505. Пустыня ("Монах да мох да холм да хомут...")
  506. Вывозка воза ("Золотое голодное волокло...")
  507. Орган - хору ("Оксан пьяный! трезвые вей сейчас...")
  
  
  
  
  Дополнения
  В день радости. (Весна после смерти. 1915)
  Мой траур. (Там же)
  Музыка на пасху. (Льву - барс 1918)
  Новый год. (Весна после смерти)
  Послушница. (Там же)
  Руина. (Там же)
  Старинная мелодия. (Там же)
  "Гениальным поэтом" назвала Тихона Васильевича Чурилина М. Цветаева {1}.
  Прямые контакты Чурилина с футуристическим движением очевидны: первую книгу его стихов иллюстрировала Н. Гончарова; вторая поэтическая книга и повесть "Конец Кикапу" (М, 1918) вышли в футуристическом издании "Лирень"; он печатался вместе с футуристами в альманахах "Московские мастера" (М., 1916) и "Весенний салон поэтов" (М., 1918); в конце концов, очевидны футуристические свойства поэзии Чурилина (особенно во второй книге), объясняющиеся, помимо прочего, влиянием В. Хлебникова. Однако, в отличие от участников определенных футуристических групп, Чурилин никак не склонен был "стоять на глыбе слова "мы"" {2}; его место в футуризме отдельное и особое.
  Чурилин дебютировал в литературе в 1908 году, но первую книгу - "Весна после смерти" - смог выпустить лишь в 1915-ом, после двух лет, проведенных в психиатрической лечебнице. В предисловии к книге автор писал: "Храня целость своей книги - не собрания стихов, а книги - я должен был снять посвящения живым: - моим друзьям, моим учителям в поэзии и знакомым моим. Да и кого может иметь из таковых очнувшийся - воскресший! - весной после смерти, возвратившийся вновь нежданно, негаданно, (нежеланно)?" {3} Книга была замечена критикой. Н. Гумилев писал о Чурилине: "Литературно он связан с Андреем Белым и - отдаленнее с кубо-футуристами. Ему часто удается повернуть стихи так, что обыкновенные, даже истертые слова приобретают характер какой-то первоначальной дикости и новизны. Тема его - это человек, вплотную подошедший к сумасшествию, иногда даже сумасшедший. Но в то время, как настоящие сумасшедшие бессвязно описывают птичек и цветочки, в его стихах есть строгая логика безумия и подлинно бредовые образы" {4}. Мнение другого критика: "Кликушество, затаенный и явный страх - от страха бьющиеся друг о друга слова, а меж них, мертвый, пугающий, лик поэта. Т. Чурилин в "Весне после смерти" заразил свои слова каким-то безумием, в котором он заставляет их биться, даже и в период расцветшей, и расцветающей "Весны"" {5}.
  "Вторая книга стихов" (М., 1918) более экспериментальна и футуристична по техническим приемам и отношению к языку.
  Вышедшая много лет спустя третья книга - "Стихи Тихона Чурилина" (М., 1940) - далека от футуризма.
  1. Цветаева М. Наталья Гончарова // Цветаева М. Соч.: В 2 т. М., 1988. Т. 2. С. 44.
  2. Пощечина общественному вкусу (см. Приложение).
  3. Чурилин Т. Весна после смерти. М., 1915. С. 5.
  4. Гумилев Н. Письма о русской поэзии. М, 1990. С. 193.
  5. Челионатти [Вермель С] Лирики // Московские мастера: Журнал искусств. М., 1916. С. 82.
  
  
  
  
  486. ПЕСНЯ
  
  
  (Из повести: Последнее посещение)
  
  
  
   О нежном лице
  
  
  
  
   Ея,
  
  
  
   О камне в кольце
  
  
  
  
   Ея,
  
  
  
   О низком крыльце
  
  
  
  
   Ея,
  
  
  
   Песня моя.
  
  
  
  О пепле волос твоих,
  
  
  
  Об инее роз твоих,
  
  
  
  О капельках слез твоих
  
  
  
   Мой стих.
  
  
  
   Желто лицо
  
  
  
  
   Мое.
  
  
  
   Без камня кольцо
  
  
  
  
   Мое.
  
  
  
   Пустынно крыльцо
  
  
  
  
   Мое.
  
  
  
   Но вдвоем,
  
  
  
   Ты и я,
  
  
  
   Товий и Лейя.
  
  
  
  Наша песня печальна, как родина наша.
  
  
  
  Наша чаша полна и отравлена чаша.
  
  
  
   Прикоснемся устами,
  
  
  
   И сожжем в ней уста мы,
  
  
  
  
  Ты и я,
  
  
  
  
  Товий - Лейя.
  
  
  
  Но печальна не песня, а радость в глазах.
  
  
  
  Но светлеет не радость - то снег в волосах.
  
  
  
  Но пестреет не луг наш - могила в цветах
  
  
  
  
  Лицо ея.
  
  
  
  
  Кольцо ея.
  
  
  
  
  Крыльцо ея.
  
  
  
  
  Счастливя.
  
  
  
  1912
  
  
  
  
  487. НОЧЬ
  
  
  Нет масла в лампе - тушить огонь.
  
  
  Сейчас подхватит нас черный конь...
  
  
  Мрачнее пламя - и чадный дух...
  
  
  Дыханьем душным тушу я вдруг.
  
  
  Ах, конь нас черный куда-то мчит...
  
  
  Копытом в сердце стучит, стучит!
  
  
  1912
  
  
  
  
  488. ПОКОЙ
  
  
  Да и шум, да и пляски печальные там.
  
  
  Но покой по теням там, по хвои цветам,
  
  
  Какой!
  
  
  И на лицах и черных старух и девиц молодых,
  
  
  Седых,
  
  
  Тени, тени покоя,
  
  
  Положила зеленая хвоя.
  
  
  Смерть? Да, да, да - долго, в долг,
  
  
  Бог дает жизни муки.
  
  
  Только вдруг - и холодные руки,
  
  
  Только вдруг - и колеблются силы,
  
  
  И, милый,
  
  
  Покой, о какой!
  
  
  1913
  
  
  
   489. ПЬЯНОЕ УТРО
  
  
  Слабый свет - и колокола гул.
  
  
  Грустный звон - и вновь громадный гул.
  
  
   - Воскресенье.
  
  
   Неудавшееся бденье,
  
  
   Неудавшийся разгул, -
  
  
   Крови злой и шумный гул.
  
  
   Я - как страшный царь Саул,
  
  
   - Привиденье...
  
  
   Сухарева башня - как пряник...
  
  
   И я, как погибший Титаник,
  
  
  
   Иду на дно.
  
  
  
  Пора, давно...- и легко.
  
  
  
  Кикапу! Рококо...
  
  
  1913
  
  
  
  
  490. ОДИН
  
  
   В форточку, в форточку,
  
  
   Покажи свою мордочку.
  
  
   Нет - надень прежде кофточку...
  
  
   Или, нет, брось в форточку марочку...
  
  
  
  Нет, карточку -
  
  
   Где в кофточке, ты у форточки, как на жердочке.
  
  
  
  Карточку!
  
  
  
  Нету марочки?
  
  
  
  Сел на корточки.
  
  
   Нету мордочки. Пусто в форточке.
  
  
   Только попугайчик на жердочке
  
  
  
   Прыг, прыг. Сиг, сиг.
  
  
   Ах, эта рубашка тяжелее вериг
  
  
  
  Прежних моих!
  
  
   1913
  
  
  
  491. ПОЛНОЧЬ НА СВЯТКАХ
  
   Пламя лампы ласковой потухает: полночь.
  
   В каске, в маске, с плясками подступает полночь.
  
   Тихо-тихо-тихонько шла бы полночь, полночь.
  
   Прямо пряно-пьяною приступаешь, полночь.
  
   Вьюгой - ффьюю ты! - вьюгою попеваешь, полночь.
  
   Среброструнной домрою донимаешь, полночь.
  
   Балалайкой, лайкою, лаешь, лаешь полночь.
  
   - И ушла на кладбище - с пляской, в каске, полночь.
  
   Утро. Струны добрые домры - где ты полночь?
  
   Солнце светит, вечное, - где ты, где ты, полночь?
  
   Мёты взмёт, метельные, - засыпают полночь.
  
   О, могила милая, - где ты? где ты, полночь.
  
   1913
  
  
   492-493. В ФОТОЦИНКОГРАФИИ
  
  
  
  
   1
  
  
  
   СЪЕМКА С ПОРТРЕТА
  
  
  
  Светлый свет
  
  
  
  Ярко брызнул на бледный
  
  
  
  Мой портрет.
  
  
  
  Вот теперь я, поэт,
  
  
  
   - Победный!
  
  
  
  Краски гордо горят.
  
  
  
  Маски мертво парят
  
  
  
  Вокруг, в темном пар_у_.
  
  
  
  Я, как царь на пиру -
  
  
  
  Желтый, синий, красный - как солнце!
  
  
  
  Стук-стук в оконце:
  
  
  
   Пора - угорите в пар_у_.
  
  
  
  Хлоп - захлопнули ларь.
  
  
  
   - Потух царь.
  
  
  
  1913
  
  
  
  
   2
  
  
  
  
  ПРОЯВЛЕНИЕ
  
  
   Маленькая мёртвая каморка
  
  
  
   Темная, как ад.
  
  
  
   Смотрим оба зорко:
  
  
   В кюветке - яд, туда наш взгляд.
  
  
  
   Вот...
  
  
   На черном радостном фоне - белый урод.
  
  
  
   Это я...
  
  
  
   - Жалит змея меня.
  
  
  
   Это ты.
  
  
  
   - Кряхтят в норе кроты.
  
  
   Как странно... как странно ново.
  
  
  
   - Слово:
  
  
  
   Ну, всё, - готово.
  
  
   Ах - угорели? Во тьме - нездорово.
  
  
   <1915>
  
  
  
  494. ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ
  
  
  
  
  
  Мой дядя самых честных правил...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Пушкин
  
  
  
  Степь, снег, свет
  
  
  
  Дневной.
  
  
  
  Весь в коре ледяной,
  
  
  
  Едет в кибитке поэт
  
  
  
  Больной,
  
  
  
  Путь последний свершает.
  
  
  
  Бледный, бледный,
  
  
  
  Безумец наследный.
  
  
  
  Кибитку качает...
  
  
  
  Свищет, ищет песню свою -
  
  
  
  Фффьюю...
  
  
  
  Степь, свет, снег белеет.
  
  
  
  В небе облак злой зреет
  
  
  
  - Буран.
  
  
  
  - Кучер пьян, Боже!
  
  
  
  Тоже свищет, свищет песню свою:
  
  
  
  Фффью, ффью.
  
  
  
  - Мой отец богатый выкрест.
  
  
  
  Страшный я сынок - антихрист!
  
  
  
  - Поэт поет - пьян?
  
  
  
  Веет, воет, бьет буран.
  
  
  
  На конях, в буран, безумец, едешь ты к отцу,
  
  
  
  К своему концу.
  
  
  
  1913
  
  
  
  Ефремов
  
  
  
  495. ВАЛЬС У КОСТРА
  
   Возле древней реки
  
   Догорает ночной костер.
  
   Вкруг поют, поют, поют мужики.
  
  
  И растет странный хор:
  
  
  - Подошел музыкант бродячий с мандолой.
  
   Подошел горький пьяница голый.
  
   Подошел мещанинишка кволый.
  
   Из кафе - vis-a-vis {*} - перешел стройный сноб с
  
  
  
  
  
  
  
  
   виолой.
  
  
  Запела виола. Затрещала сладко мандола.
  
   Хор разлился вослед грустным вальсом: хей - холла...
  
   Завертелись вокруг мещанинишка с пьяницей голым.
  
   - Темп помчался, помчался, помчался.
  
  
   Закачался
  
   Пьяный пламень во древней реке.
  
  
   Закачался
  
   Огонечек со спичкой в дрожащей руке.
  
   В вальсе, в вальсе огонь закачался.
  
   Во реке, при руке - здесь и там, в фонарях вдалеке,
  
  
   - Вдалеке.
  
   1913
  
   М<осква>
  
   {* Напротив (франц.). - Сост.}
  
  
  
   496. ВО МНЕНИЯ
  
  
  Урод, о урод!
  
  
  Сказал - прошептал, прокричал мне народ.
  
  
  Любила вчера.
  
  
  - Краснея призналась Ра.
  
  
  Ты нас убил!
  
  
  - Прорыдали - кого я любил.
  
  
  Идиот!
  
  
  Изрек диагноз готтентот.
  
  
  Ну так я -
  
  
  - Я!
  
  
  Я счастье народа.
  
  
  Я горе народа.
  
  
  Я - гений убитого рода,
  
  
  Убитый, убитый!
  
  
  Всмотрись ты -
  
  
  В лице Урода
  
  
  Мерцает, мерцает, Тот, вечный лик.
  
  
  Мой клик.
  
  
  - Кикапу!
  
  
  На свою, на свою я повел бы тропу.
  
  
  Не бойтесь, не бойтесь - любуйтесь мной
  
  
  - Моя смерть за спиной.
  
  
  1914
  
  
  
   497. КОНЕЦ КИКАПУ
  
  
  Побрили Кикапу - в последний раз.
  
  
  Помыли Кикапу - в последний раз.
  
  
   С кровавою водою таз
  
  
   И волосы, его.
  
  
  
  Куда-с?
  
  
   Ведь Вы сестра?
  
  
   Побудьте с ним хоть до утра.
  
  
  
  А где же Ра?
  
  
   Побудьте с ним хоть до утра
  
  
  
  Вы, обе,
  
  
   Пока он не в гробе.
  
  
  Но их уж нет и стерли след прохожие у двери.
  
  
  Да, да, да, да, - их нет, поэт, - Елены, Ра,
  
  
  
  
  
  
  
  
  и Мери.
  
  
   Скривился Кикапу: в последний раз
  
  
   Смеется Кикапу - в последний раз.
  
  
  
  Возьмите же кровавый таз
  
  
  
  - Ведь настежь обе двери.
  
  
  1914
  
  
  
  498-499. В БОЛЬНИЦЕ
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  СЛУЧАЙ
  
   В палатах, в халатах, больные безумные.
  
  
  Думают лбы -
  
  
   - Гробы.
  
   Душные души, бесструнные,
  
  
  Бурумные.
  
  
  Вот ночь.
  
   Вскачь, вскочь, пошли прочь
  
   К койкам-кроватям своим.
  
  
  Мир им,
  
  
  Братьям моим.
  
  
   Спят.
  
  
  Тихо струится яд,
  
   В жилах их - кровь течет вспять,
  
  
  От смерти, опять.
  
  
  Снятся им черти, ад.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 492 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа