Главная » Книги

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание, Страница 8

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание



  
  
  Ветерок по деревьям порхал...
  
  
  
  
  
  
  
  Ни призыва, ни звука, ни шопота слов
  
  
  
  Не слыхал я в ночной тишине,
  
  
  
  Но в тенистом окошке звучала любовь...
  
  
  
  Или, может быть, грезилось мне?..
  
  
  
  
  
  
  
  О, безумный! зачем ты под старым окном
  
  
  
  Ей, безумной, шептал в тишине,
  
  
  
  Если ночь провела она в чувстве одном,
  
  
  
  И в твоем опустевшем окне?!..
  
  
  
  
  
  
  
  - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
  
  
  
  
  
  
  Днем мы холодно встретились... Пламень живой
  
  
  
  Погасил этот пасмурный день...
  
  
  
  Я не вспомнил про час одинокий ночной,
  
  
  
  Про ее быстрокрылую тень...
  
  
  
  
  27 июля 1898. Боблово
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Странно: мы шли одинокой тропою,
  
  
  
   В зелени леса терялись следы,
  
  
  
   Шли, освещенные полной луною,
  
  
  
   В час, порождающий страсти мечты.
  
  
  
  
  
  
  
   Стана ее не коснулся рукою,
  
  
  
   Губок ее поцелуем не сжег...
  
  
  
   Всё в ней сияло такой чистотою,
  
  
  
   Взор же был темен и дивно глубок.
  
  
  
  
  
  
  
   Лунные искры в нем гасли, мерцали,
  
  
  
   Очи, как будто, любовью горя,
  
  
  
   Бурною страстью зажечься желали
  
  
  
   В час, когда гасла в тумане заря...
  
  
  
  
  
  
  
   Странно: мы шли одинокой тропою,
  
  
  
   В зелени леса терялся наш след;
  
  
  
   Стана ее не коснулся рукою...
  
  
  
   Страсть и любовь не звучали в ответ...
  
  
  
  
   Лето 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  
  
  Тоску и грусть, страданья, самый ад,
  
  
  
  
  
  
  Всё в красоту она преобразила.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
  
  
  
  
  Я шел во тьме к заботам и веселью,
  
  
  
  Вверху сверкал незримый мир дух_о_в.
  
  
  
  За думой вслед лилися трель за трелью
  
  
  
  Напевы звонкие пернатых соловьев.
  
  
  
  И вдруг звезда полночная упала,
  
  
  
  И ум опять ужалила змея...
  
  
  
  Я шел во тьме, и эхо повторяло:
  
  
  
  "Зачем дитя Офелия моя?"
  
  
  
  
  2 августа 1898
  
  
  
  
  
  
   ИДЕАЛ И СИРИУС
  
  
  
  
   Я долго странствовал по свету,
  
  
  
   Я всё увидел, всё узнал,
  
  
  
   Но, мглой туманною одета,
  
  
  
   Ты мимо шла, мой идеал.
  
  
  
  
  
  
  
   Я много понял звезд лучистых,
  
  
  
   Одна лишь тайный свет лила,
  
  
  
   Как лунный отблеск серебристый,
  
  
  
   Была печальна и светла.
  
  
  
   И долго вещие зеницы
  
  
  
   Смотрели в сумрачный туман,
  
  
  
   Где ярко-красные зарницы
  
  
  
   Мрачили неба океан.
  
  
  
  
  
  
  
   Теперь я понял тайну ночи,
  
  
  
   Нашел Тебя, мой Идеал...
  
  
  
   Твои лишь ныне блещут очи,
  
  
  
   Как вечно Сириус сверкал!..
  
  
  
  
   7 августа 1898. Дедово
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  В море одна лишь волна - быстротечная.
  
  
  
  В небе одна лишь звезда - бесконечная.
  
  
  
  В мире одна лишь душа - вечная.
  
  
  
  
  12 августа 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   В моей душе больной и молчаливой
  
  
  
   Сложилась песня чудная одна,
  
  
  
   Она не блещет музыкой красивой,
  
  
  
   Она туманна, сумрачна, бледна.
  
  
  
   В ней нет напева, звук ее нестройный
  
  
  
   Не может смертный голос передать,
  
  
  
   Она полна печали беспокойной...
  
  
  
   Ее начало трудно рассказать...
  
  
  
   Она одна сложилась из созвучий
  
  
  
   Туманной юности и страждущей любви,
  
  
  
   Ее напев чарующий, певучий
  
  
  
   Зажег огни в бледнеющей крови.
  
  
  
   И счастлив и несчастен бесконечно
  
  
  
   Тот смертный, чью она волнует кровь,
  
  
  
   Он вечно страждет, радуется вечно,
  
  
  
   Как человек, как гений, как любовь!..
  
  
  
  
   20 августа 1898. Шахматово
  
  
  
   Поляна в Прасолове-Эскинском.
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  
  
  
   Цыгане шумною толпой
  
  
  
  
  
  
  
   По Бессарабии кочуют...
  
  
  
  
  Табор шел. Вверху сверкали звезды.
  
  
  
  Кончил он тяжелый, трудный путь,
  
  
  
  Кончил буйной прихоти наезды
  
  
  
  И, усталый, жаждал отдохнуть.
  
  
  
  Но в сердцах еще играла дико
  
  
  
  Кровь, и темный лес гремел,
  
  
  
  Пробужденный звоном, свистом, криком,
  
  
  
  На веселье сумрачно глядел.
  
  
  
  Так кончали буйные цыгане
  
  
  
  Дикой, звонкой прихоти наезд...
  
  
  
  В высоте, на темном океане
  
  
  
  Меркли, гасли легионы звезд.
  
  
  
  
  22 августа 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Как мучительно думать о счастьи былом,
  
  
  
  Невозвратном, но ярком когда-то,
  
  
  
  Что туманная вечность холодным крылом
  
  
  
  Унесла, унесла без возврата.
  
  
  
  
  
  
  
  Это счастье сулил мне изнеженный Лель,
  
  
  
  Это счастье сулило мне лето.
  
  
  
  О, обманчивый голос! певучая трель!
  
  
  
  Ты поешь и не просишь ответа!
  
  
  
  
  
  
  
  Я любил и люблю, не устану любить.
  
  
  
  Я по-прежнему стану молиться.
  
  
  
  Ты, прекрасная, можешь поэта забыть
  
  
  
  И своей красотой веселиться.
  
  
  
  
  
  
  
  А когда твои песни польются вдали
  
  
  
  Беспокойной, обманчивой клятвой,
  
  
  
  Вспомню я, как кричали тогда журавли
  
  
  
  Над осенней темнеющей жатвой.
  
  
  
  
  23 сентября 1898. Петербург
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Что будет в сердце, в мыслях и в уме,
  
  
  
  Когда, любя таинственно и нежно,
  
  
  
  Вампира ты увидишь в полутьме
  
  
  
  С глазами, полными, как океан безбрежный?
  
  
  
  Я вижу женщину. Она бросала страсть
  
  
  
  Глазами чудными и страшными, как пламень.
  
  
  
  Казалось, вся земли и неба власть
  
  
  
  Таилась в них, - а сердце было камень.
  
  
  
  Она смеялась смехом сатаны,
  
  
  
  И этот смех отталкивал и жалил.
  
  
  
  Глаза сверкали, радости полны,
  
  
  
  И каждый в них хоть часть души оставил.
  
  
  
  О, если б броситься и жадно обнимать,
  
  
  
  И целовать, и выпить страсть вампира,
  
  
  
  Потом убить, на части растерзать
  
  
  
  И части сердца трепетно слагать
  
  
  
  К ногам на миг забытого кумира!
  
  
  
  
  30 сентября 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Душа моя тиха. В натянутых струнах
  
  
  
  Звучит один порыв, здоровый и прекрасный,
  
  
  
  И льется голос мой задумчиво и страстно.
  
  
  
  И звуки гаснут, тонут в небесах...
  
  
  
  Один лишь есть аккорд, взлелеянный ненастьем,
  
  
  
  Его в душе я смутно берегу
  
  
  
  И с грустью думаю: "Ужель я не могу
  
  
  
  Делиться с Вами Вашим счастьем?"
  
  
  
  Вы не измучены душевною грозой,
  
  
  
  Вам не узнать, что в мире есть несчастный,
  
  
  
  Который жизнь отдаст за мимолетный вздох,
  
  
  
  Которому наскучил этот бог,
  
  
  
  И Вы - один лишь бог в мечтаньи ночи страстной,
  
  
  
  Всесильный, сладостный, безмерный и живой...
  
  
  
  
  19 октября 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Жизнь - как море она - всегда исполнена бури.
  
  
   Зорко смотри, человек: буря бросает корабль.
  
  
   Если спустится мрачная ночь - управляй им тревожно,
  
  
   Якорь спасенья ищи - якорь спасенья найдешь...
  
  
  
  
  
   Если же ты, человек, не видишь конца этой ночи,
  
  
   Если без якоря ты в море блуждаешь глухом,
  
  
   Ну, без мысли тогда бросайся в холодное море!
  
  
   Пусть потонет корабль - вынесут волны тебя!
  
  
  
   30 октября 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Мне сердце режет каждый звук.
  
  
  
   О, если б кончились страданья,
  
  
  
   О, если б я от этих мук
  
  
  
   Ушел в страну воспоминанья!
  
  
  
   Ничто пощады не дает,
  
  
  
   Когда страдает дух родимый,
  
  
  
   И пролетевший звук замрет
  
  
  
   В душе тоскою нестерпимой...
  
  
  
  
   3 ноября 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Без веры в бога, без участья,
  
  
  
   В скитаньи пошлом гибну я,
  
  
  
   О, дай, любовь моя, мне счастья,
  
  
  
   Спокойной веры бытия!
  
  
  
  
  
  
  
   Какая боль, какая мука,
  
  
  
   Мне в сердце бросили огня!
  
  
  
   Подай спасительную руку,
  
  
  
   Спаси от пламени меня!
  
  
  
  
  
  
  
   О, нет! Молить Тебя не стану!
  
  
  
   Еще, еще огня бросай,
  
  
  
   О, растравляй живую рану
  
  
  
   И только слез мне не давай!
  
  
  
  
  
  
  
   Зачем нам плакать? Лучше вечно
  
  
  
   Страдать и вечный жар любви
  
  
  
   Нести в страданьи бесконечном,
  
  
  
   Но с страстным трепетом в крови!
  
  
  
  
   3 ноября 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Я и без веры живой,
  
  
  
   Мне и надежды не надо!
  
  
  
   Дух мой тревожный, родной
  
  
  
   Жизнь наделила отрадой.
  
  
  
  
  
  
  
   Веры мне жизнь не дала,
  
  
  
   Бога везде я искал,
  
  
  
   Дума тревожно ждала,
  
  
  
   Разум мятежно роптал.
  
  
  
  
  
  
  
   Нет мне надежды нигде,
  
  
  
   Горе предвижу и жду:
  
  
  
   В чистой зеркальной воде
  
  
  
   Чуждого ей не найду.
  
  
  
  
  
  
  
   О, я храню как покой
  
  
  
   Лучшую в мире отраду...
  
  
  
   Я и без веры живой,
  
  
  
   Мне и надежды не надо!
  
  
  
  
   4 ноября 1898
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Чт_о_ из того, что на груди портрет
  
  
  
  Любовницы, давно уже забытой,
  
  
  
  Теперь ношу; ведь в сердце мысли нет
  
  
  
  О том, что было - и во тьме сокрыто.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 334 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа