Главная » Книги

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание, Страница 5

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание



div align="justify">  
  
   Скорбную душу помилуй,
  
  
  
   Господи! Дай отдохнуть.
  
  
  
  
   Март 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Ловлю дрожащие, хладеющие руки;
  
  
   Бледнеют в сумраке знакомые черты!..
  
  
   Моя ты, вся моя - до завтрашней разлуки,
  
  
   Мне всё равно - со мной до утра ты.
  
  
   Последние слова, изнемогая,
  
  
   Ты шепчешь без конца, в неизреченном сне.
  
  
   И тусклая свеча, бессильно догорая,
  
  
   Нас погружает в мрак, - и ты со мной, во мне...
  
  
   Прошли года, и ты - моя, я знаю,
  
  
   Ловлю блаженный миг, смотрю в твои черты,
  
  
   И жаркие слова невнятно повторяю...
  
  
   До завтра ты - моя... со мной до утра ты...
  
  
  
   Март 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   В сумерки девушку стройную
  
  
  
  
   В рощу уводит луна.
  
  
  
   Смотрит на рощу спокойную,
  
  
  
  
   Бродит, тоскует она.
  
  
  
   Стройного юноши пение
  
  
  
  
   В сумерки слышно в лугах.
  
  
  
   В звуках - печаль и томление,
  
  
  
  
   Милая - в грустных словах.
  
  
  
   В сумерки белый поднимется,
  
  
  
  
   Рощу, луга окружит,
  
  
  
   Милая с милым обнимется,
  
  
  
  
   Песня в лугах замолчит.
  
  
  
  
   10 апреля 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   В чужбину по гудящей стали
  
  
  
   Лечу, опомнившись едва,
  
  
  
   И, веря обещаньям дали,
  
  
  
   Твержу вчерашние слова.
  
  
  
  
  
  
  
   Теперь я знаю: где-то в мире,
  
  
  
   За далью каменных дорог,
  
  
  
   На страшном, на последнем пире
  
  
  
   Для нас готовит встречу бог.
  
  
  
  
  
  
  
   И нам недолго любоваться
  
  
  
   На эти, здешние пиры:
  
  
  
   Пред нами тайны обнажатся,
  
  
  
   Возблещут новые миры.
  
  
  
  
   Август 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Смолкали и говор, и шутки,
  
  
  
   Входили, главы обнажив.
  
  
  
   Был воздух туманный и жуткий,
  
  
  
   В углу раздавался призыв...
  
  
  
  
  
  
  
   Призыв к неизвестной надежде,
  
  
  
   За ним - тишина, тишина...
  
  
  
   Там женщина в черной одежде
  
  
  
   Читала, крестясь, письмена.
  
  
  
  
  
  
  
   А люди, не зная святыни,
  
  
  
   Искали на бледном лице
  
  
  
   Тоски об утраченном сыне,
  
  
  
   Печали о раннем конце...
  
  
  
  
  
  
  
   Она же, собравшись в дорогу,
  
  
  
   Узнала, что жив ее сын,
  
  
  
   Что где-то он тянется к богу,
  
  
  
   Что где-то он плачет один...
  
  
  
  
  
  
  
   И только последняя тягость
  
  
  
   Осталась - сойти в его тьму,
  
  
  
   Поведать великую радость,
  
  
  
   Чтоб стало полегче ему...
  
  
  
  
   11 сентября 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Как старинной легенды слова,
  
  
  
   Твоя тяжкая прелесть чиста.
  
  
  
   Побелела, поблекла трава -
  
  
  
   Всё жива еще сила листа.
  
  
  
  
  
  
  
   Как трава, изменяя цвета,
  
  
  
   Затаилась - а всё не мертва,
  
  
  
   Так - сегодня и завтра не та -
  
  
  
   Ты меняешь убор - и жива.
  
  
  
  
  
  
  
   Но иная проснется весна,
  
  
  
   Напряжется иная струна, -
  
  
  
   И уйдешь Ты, умрешь, как трава,
  
  
  
   Как старинной легенды слова.
  
  
  
  
   22 сентября 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Мы - чернецы, бредущие во мгле,
  
  
  
   Куда ведет нас факел знанья
  
  
  
   И старый жрец с морщиной на челе,
  
  
  
   Изобличающей страданья.
  
  
  
  
  
  
  
   Молчим, точа незнаемый гранит,
  
  
  
   Кругом - лишь каменные звуки.
  
  
  
   Он свысока рассеянно глядит
  
  
  
   И направляет наши руки.
  
  
  
  
  
  
  
   Мы дрогнем. Прозвенит, упав, кирка -
  
  
  
   Взглянуть в глаза не всякий смеет...
  
  
  
   Лишь старый жрец - улыбкой свысока
  
  
  
   На нас блеснет - и страх рассеет.
  
  
  
  
   24 сентября 1902
  
  
  
  
  
  
  
  СЛУЧАЙНОМУ
  
  
  
  
   Ты мне явился, темнокудрый,
  
  
  
   Ты просиял мне и потух.
  
  
  
   Всё, что сказал ты, было мудро,
  
  
  
   Но ты бедней, чем тот пастух.
  
  
  
  
  
  
  
   Он говорил со мной о счастьи,
  
  
  
   На незнакомом языке,
  
  
  
   Он пел о буре, о ненастьи
  
  
  
   И помнил битвы вдалеке.
  
  
  
  
  
  
  
   Его слова казались песней.
  
  
  
   Восторг и бури полюбя,
  
  
  
   Он показался мне чудесней
  
  
  
   И увлекательней тебя.
  
  
  
  
  
  
  
   И я, задумчиво играя
  
  
  
   Его богатством у костра,
  
  
  
   Сегодня томно забываю
  
  
  
   Тебя, сиявшего вчера.
  
  
  
  
   30 сентября 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Всё, что в море покоит волну,
  
  
  
   Всколыхнет ее в бурные дни.
  
  
  
   Я и ныне дремлю и усну -
  
  
  
   До заката меня не мани...
  
  
  
  
  
  
  
   О, я знаю, что солнце падет
  
  
  
   За вершину прибрежной скалы!
  
  
  
   Всё в единую тайну сольет
  
  
  
   Тишина окружающей мглы!
  
  
  
  
  
  
  
   Если знал я твои имена, -
  
  
  
   Для меня они в ночь отошли...
  
  
  
   Я с Тобой, золотая жена,
  
  
  
   Облеченная в сумрак земли.
  
  
  
  
   Сентябрь 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Блаженный, забытый в пустыне,
  
  
  
   Ищу небывалых распятий.
  
  
  
   Молюсь небывалой богине -
  
  
  
   Владыке исчезнувших ратей.
  
  
  
  
  
  
  
   Ищу тишины и безлюдий,
  
  
  
   Питаюсь одною отравой.
  
  
  
   Истерзанный, с язвой кровавой,
  
  
  
   Когда-нибудь выйду к вам, люди!
  
  
  
  
   Октябрь 1902
  
  
  
  
  
  
  
  СФИНКС
  
  
  
   Шевельнулась безмолвная сказка пустынь,
  
  
  
  Голова поднялась, высока.
  
  
   Задрожали слова оскорбленных богинь
  
  
  
  И готовы слететь с языка...
  
  
  
  
  
   Преломилась излучиной гневная бровь,
  
  
  
  Зарываются когти в песке...
  
  
   Я услышу забытое слово _Любовь_
  
  
  
  На забытом, живом языке...
  
  
  
  
  
   Но готовые врыться в сыпучий песок
  
  
  
  Выпрямляются лапы его...
  
  
   И опять предо мной - только тайный намек -
  
  
  
  Нераскрытой мечты торжество.
  
  
  
   8 ноября 1902
  
  
  
  
  
  
  
   ЖРЕЦ
  
  
  
  
   Там - в синевах - была звезда.
  
  
  
   Я шел на башню - ждать светила.
  
  
  
   И в синий мрак, в огнях стыда,
  
  
  
   На башню девушка входила.
  
  
  
   Внизу белели города
  
  
  
   И дол вздыхающего Нила.
  
  
  
  
  
  
  
   И ночь текла - влажней мечты,
  
  
  
   Вся убеленная от счастья.
  
  
  
   Мы жгли во славу чистоты,
  
  
  
   Во славу непорочной страсти
  
  
  
   Костры надзвездной красоты
  
  
  
   И целомудренные страсти.
  
  
  
  
  
  
  
   И я, недвижно бледнолиц,
  
  
  
   Когда заря едва бледнела,
  
  
  
   Сносил в покровах багряниц
  
  
  
   Ее нетронутое тело.
  
  
  
   И древний Нил, слуга цариц,
  
  
  
   Свершал таинственное дело.
  
  
  
  
   17 ноября 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   На обряд я спешил погребальный,
  
  
  
   Ускоряя таинственный бег.
  
  
  
   Сбил с дороги не ветер печальный -
  
  
  
   Закрутил меня розовый снег.
  
  
  
  
  
  
  
   Притаился я в тихой долине -
  
  
  
   Расступилась морозная мгла.
  
  
  
   Вот и церковь видна на равнине -
  
  
  
   Золотятся ее купола...
  
  
  
  
  
  
  
   Никогда не устану молиться,
  
  
  
   Никогда не устану желать, -
  
  
  
   Только б к милым годам возвратиться
  
  
  
   И младенческий сон увидать!
  
  
  
  
   Декабрь 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Разгадал я, какие цветы
  
  
  
   Ты растила на белом окне.
  
  
  
   Испугалась, наверное, ты,
  
  
  
   Что меня увидала во сне:
  
  
  
  
  
  
  
   Как хожу среди белых цветов
  
  
  
   И не вижу мерцания дня.
  
  
  
   Пусть он радостен, пусть он суров -
  
  
  
   Всё равно ты целуешь меня...
  
  
  
  
  
  
  
   Ты у солнца не спросишь, где друг,
  
  
  
   Ты и солнце боишься впустить:
  
  
  
   Раскаленный блуждающий круг
  
  
  
   Не умеет так страстно любить.
  
  
  
  
  
  
  
   Утром я подошел и запел,
  
  
  
   И не скроешь - услышала ты,
  
  
  
   Только голос ответный звенел,
  
  
  
  
   И, качаясь, белели цветы...
  
  
  
   9 февраля 1903
  
  
  
  
  
   NOLI TANGERE CIRCULOS MEOS
  
  
  
  {Не тронь моих кругов (лат.). - Ред.}
  
  
  
  
  Символ мой зн_а_ком отметить,
  
  
  
  Счастье мое сохранить...
  
  
  
  Только б на пути никого не встретить,
  
  
  
  Не обидеть, не говорить...
  
  
  
  
  
  
  
  Не заметить участливого сомнения,
  
  
  
  Не услышать повторенную речь,
  
  
  
  Чтоб когда-нибудь от сновидения
  
  
  
  Свой таинственный факел зажечь!
  
  
  
  
  
  
  
  Миновать не знавших сияния,
  
  
  
  Не истратить искры огня...
  
  
  
  Кто не знал моего содрогания,
  
  
  
  Отойди от меня!
  
  
  
  
  
  
  
  Дальше, дальше, слепые, странные!
  
  
  
  Вас душит любопытство и смех!
  
  
  
  Мои думы - веселые, слова несказ_а_

Другие авторы
  • Ткачев Петр Никитич
  • Леонтьев-Щеглов Иван Леонтьевич
  • Иволгин Александр Николаевич
  • Лукьянов Александр Александрович
  • Черкасов Александр Александрович
  • Флобер Гюстав
  • Сырокомля Владислав
  • Духоборы
  • Анэ Клод
  • Морозова Ксения Алексеевна
  • Другие произведения
  • Лившиц Бенедикт Константинович - Полутораглазый стрелец
  • Анненский Иннокентий Федорович - Письмо в редакцию "Аполлона"
  • Пушкин Василий Львович - В. В. Кунин. Василий Львович Пушкин
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Толстой Лев Николаевич
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Очерки русской литературы
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Дворянские выборы, характеристическая картина в четырех главах. Соч. А....Ч....
  • Анненский Иннокентий Федорович - Стихотворения в прозе
  • Ушинский Константин Дмитриевич - Три элемента школы
  • Полянский Валериан - Исповедь одного современника
  • Писемский Алексей Феофилактович - Мещане
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 391 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа