Главная » Книги

Бюргер Готфрид Август - Избранные стихотворения, Страница 4

Бюргер Готфрид Август - Избранные стихотворения


1 2 3 4

    Направивъ свой лорнетъ,
         Онъ ею любовался
         И млѣлъ, и волновался.
  
         И сердце всё сильнѣй
         Въ груди его стучало,
         И въ мысль ему запало
         Приволокнуться къ ней,
         А чтобъ за это взяться-
         Быкомъ наскироваться.
  
         Не знаю право, какъ
         Съумѣлъ онъ ухитриться
         Въ быка преобразиться;
         Но, думается такъ,
         Въ игрѣ такого сорта
         Не обошлось безъ чорта.
  
         И, сдѣлавшись быкомъ,
         На землю онъ спустился
         И мигомъ очутился
         Въ собраньи миломъ томъ,
         И сталъ пастись лукавецъ
         По близости красавицъ.
  
         Какъ былъ онъ кротокъ, милъ
         Въ своёмъ бычачьемъ санѣ!
         Онъ роль свою заранѣ
         Отлично изучилъ.
         Будь онъ актёръ - ну, право,
         Ему бъ кричали "браво!"
  
         Чтобъ дѣвъ не испугать
         Своей осанкой грозной,
         Такъ жило, грац³озно,
         Онъ сталъ къ нимъ подступать,
         Что былъ онъ въ то мгновенье
         Не быкъ, а заглядѣнье!
  
         Красавица, плѣнясь
         Такимъ его смиреньемъ,
         Сказала съ умиленьемъ,
         Къ подругѣ обратясь:
         "Гляди, гляди, подружка:
         Какой онъ, право, душка!"
  
         А та ей говоритъ:
         "Наружности не вѣрьте:
         Гдѣ омутъ тихъ, тамъ черти,
         Пословица гласитъ.
  
         Ахъ, милая принцеса,
         Остерегайся бѣса!"
         "Всё вздоръ! тутъ нѣтъ бѣсовъ!
         Вотъ я его потѣшу -
         Рога ему увѣшу
         Гирляндой изъ цвѣтовъ.
  
         Его, чай, тоже тѣшитъ,
         Коль за ухомъ кто чешетъ?"
         "Прочь, прочь! вотъ онъ идётъ!"
         Но быкъ остановился,
         На травку опустился,
         Лежитъ себѣ - жуётъ
         И смотритъ съ глупой миной
         Предоброю скотиной.
  
         Красавица, рѣзвясь,
         Играть съ нимъ начинаетъ
         И на него взлѣзаетъ
         И говоритъ, смѣясь:
         "Чего жь его бояться?
         Вѣдь можно покататься!"
  
         А быкъ того и ждалъ:
         Почуявъ это бремя,
         Онъ, улучивши вреся,
         Вскочилъ и поскакалъ
         Съ шалуньей слишкомъ смѣлой,
         Какъ-будто угорѣлый.
  
         "Ахъ, ахъ! держи, держи!"
         Всѣ въ страхѣ закричали
         И съ воплемъ побѣжали
         Вслѣдъ бѣдной госпожи.
         Она кричитъ и плачетъ,
         А онъ всё шибче скачетъ!
  
         Съ добычею своей
         Онъ къ морю безъ оглядки
         Летитъ во всѣ лопатки
         И въ воду бухнулъ съ ней.
         Она прижалась робко,
         А онъ плывётъ, какъ пробка.
  
         Но вотъ и островокъ!
         Къ нему онъ подплываетъ
         И бережно спускаетъ
         Принцессу на лужокъ,
         И тотчасъ удалился,
         Чтобъ духъ въ ней ободрился.
  
         Межь-тѣмъ, пока она
         На травкѣ отдыхала
         И всё припоминала,
         Тревожныхъ думъ полна,
         Хитрецъ, на всё готовый,
         Придумалъ фокусъ новый.
  
         Какъ ловк³й селадонъ,
         Во фракъ онъ нарядился,
         Завился, надушился,
         И розовый флаконъ
         Съ духами ей подноситъ
         И освѣжиться проситъ.
  
         Чтобъ легче ей дышать,
         Ослабилъ онъ шнуровку,
         И примочилъ головку,
         И началъ расточать,
         Подъ видомъ скромной маски,
         Любезности и ласки.
  
         "Принцесса! какъ я радъ",
         Сказалъ онъ съ умиленьемъ,
         "Что вы судьбы велѣньенъ
         Мой посѣтили садъ.
         Распоряжайтесь мною,
         Какъ преданнымъ слугою.
  
         "Но, замѣчаю я,
         Вамъ надобно согрѣться
         И вновь переодѣться.
         Вотъ хижинка моя:
         Она вамъ незнакома,
         Но будьте въ ней, какъ дома.
  
         "Вы всё найдёте тамъ:
         И платья, и сорочки,
         И юбки и чулочки,
         И я съ охотой самъ
         Исполню всепокорно
         Долгъ фрейлины придворной."
  
         Красавица сперва
         Немножечко дичилась,
         Но всё-таки склонилась
         На нѣжныя слова.
         "Ага! вотъ будетъ штука",
         Иной тутъ скажетъ: "ну-ка!"
  
         Нѣтъ, милые друзья,
         Напрасны ожиданья:
         Скоромнаго сказанья
         Не ждите отъ меня:
         Не къ лѣтамъ мнѣ амуры,
         Да страшно и цензуры!
  
         Скажу лишь объ одномъ,
         Что ловк³й волокита
         Аттаку вёлъ открыто,
         И время ихъ вдвоёмъ,
         Что всякому понятно,
         Текло весьма пр³ятно.
  
         Но вотъ скандалъ какой:
         Изъ моря всѣ наяды
         Вдругъ выплыли и - рады
         Оказ³и такой -
         Смотрѣли и смѣялись,
         Краснѣли и шептались:
  
         "Смотрите! экой стыдъ!
         На что жь это похоже?"
         Нептунъ тутъ смотритъ тоже
         И съ хохотомъ кричитъ,
         Облокотясь на вилы:
         "Брависсино, мой милый!"
  
         А знаете ль, подъ часъ
         Я радъ за полъ прекрасный,
         Что этотъ воръ опасный
         Давно оставилъ насъ.
         Да, впрочемъ, нынче стало
         Такихъ быковъ не мало.
                                 Ѳ. Миллеръ.
  
                   VI.
             ОДИНОК²Й ПѢВЕЦЪ.
  
         Тамъ, гдѣ сонъ царитъ глубок³й,
         Сонъ могильный, безъ конца,
         Гдѣ живого нѣтъ лица,
         Слышенъ голосъ одинок³й
         Позабытаго пѣвца.
  
         Какъ въ цвѣтущ³е дни лѣта
         Не доходитъ до гробовъ
         Голосъ жизни, ропотъ свѣта,
         Такъ свободный стихъ поэта
         Не волнуетъ кровь рабовъ.
  
         Для чего же раздаётся
         Голосъ твой, родной пѣвецъ?
         Въ чьёмъ онъ сердцѣ отзовётся,
         Если въ м³рѣ не найдётся
         Всеотзывчивыхъ сердецъ?
  
         Горечь слёзъ и горечь смѣха
         Слышимъ въ пѣсняхъ мы твоихъ;
         Но зачѣмъ поёшь ты ихъ?
         Развѣ можно ждать успѣха
         Посреди глухо-нѣмыхъ.
                             Д. Минаевъ.
  
                VII.
             ТРУЖЕНИКУ.
  
         Пока ты можешь день-деньской
         Трудиться ради пропитанья,
         Стыдись съ протянутой рукой
         Просить, какъ нищ³й, подаянья.
  
         Когда же будутъ отъ утратъ,
         Отъ горя силы всѣ убиты,
         Тогда себя, мой гордый братъ,
         Голодной смертью умори ты.
                             Д. Минаевъ.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 258 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа