Главная » Книги

Апухтин Алексей Николаевич - Стихотворения, Страница 6

Апухтин Алексей Николаевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

">  
  
  
   Увлажена росой;
  
   Над садом высохшим, над рощами лежала
  
  
  
   Немая тишина;
  
   Темнели небеса, и в темноте блистала
  
  
  
   Багровая луна.
  
   Не в первый сон любви, цветущей и мятежной,
  
  
  
   Увидел я тебя!
  
   Нет! прежде пережил я много грусти нежной,
  
  
  
   Страдая и любя.
  
   Но чудный вечер был. Беспечными словами
  
  
  
   Прощался я с тобой;
  
   Томилась грудь моя и новыми мечтами,
  
  
  
   И старою тоской.
  
   Я ждал: в лице твоем пройдет ли тень печали,
  
  
  
   Не брызнет ли слеза?
  
   Но ты смеялася... И в темноте блистали
  
  
  
   Светло твои глаза.
  
   9 августа 1859
  
   Дача Голова
  
  
  
  104. ПАМЯТИ МАРТЫНОВА
  
  
  С тяжелой думою и с головой усталой
  
  
  Недвижно я стоял в убогом храме том,
  
  
  Где несколько свечей печально догорало
  
  
  Да несколько друзей молилися о _нем_.
  
  
  И всё мне виделся запуганный, и бледный,
  
  
  И жалкий человек... Смущением томим,
  
  
  Он всех собой смешил и так шутил безвредно,
  
  
   И все довольны были им.
  
  
  Но вот он вновь стоит, едва мигая глазом...
  
  
  Над головой его все беды пронеслись...
  
  
  Он только замолчал - и все замолкли разом,
  
  
   И слезы градом полились...
  
  
  Все зрители твои: и воин, грудью смелой
  
  
  Творивший чудеса на скачках и балах,
  
  
  И толстый бюрократ с душою, очерствелой
  
  
   В интригах мелких и чинах,
  
  
  И отрок, и старик... и даже наши дамы,
  
  
  Так равнодушные к отчизне и к тебе,
  
  
  Так любящие визг французской модной драмы,
  
  
   Так нагло льстящие себе, -
  
  
  Все поняли они, как тяжко и обидно
  
  
  Страдает человек в родимом их краю,
  
  
  И каждому из них вдруг сделалось так стыдно
  
  
   За жизнь счастливую свою!
  
  
  Конечно, завтра же, по-прежнему бездушны,
  
  
  Начнут они давить всех близких и чужих.
  
  
  Но хоть на миг один ты, гению послушный,
  
  
   Нашел остатки сердца в них!
  
  
  Август или сентябрь 1860
  
  
  
  109. ПЕТЕРБУРГСКАЯ НОЧЬ
  
  
   Холодна, прозрачна и уныла,
  
  
   Ночь вчера мне тихо говорила:
  
  
   "Не дивися, друг, что я бледна
  
  
   И как день блестеть осуждена,
  
  
   Что до утра этот блеск прозрачный
  
  
   Не затмится хоть минутой мрачной,
  
  
   Что светла я в вашей стороне...
  
  
   Не дивись и не завидуй мне.
  
  
   Проносясь без устали над вами,
  
  
   Я прочла пытливыми очами
  
  
   Столько горя, столько слез и зла,
  
  
   Что сама заснуть я не могла!
  
  
   Да и кто же спит у вас? Не те ли,
  
  
   Что весь день трудились и терпели
  
  
   И теперь работают в слезах?
  
  
   Уж не те ль заснули, что в цепях
  
  
   Вспоминать должны любовь, природу
  
  
   И свою любимую свободу?
  
  
   Уж не он ли спит, мечтатель мой,
  
  
   С юным сердцем, с любящей душой?
  
  
   Нет, ко мне бежит он в исступленье,
  
  
   Молит хоть участья иль забвенья...
  
  
   Но утешить власть мне не дана:
  
  
   Я как лед бледна и холодна...
  
  
   Только спят у вас глупцы, злодеи:
  
  
   Их не душат слезы да идеи,
  
  
   Совести их не в чем упрекать...
  
  
   Эти чисты, эти могут спать".
  
  
   1863
  
  
  
   110. СМЕРТЬ АХУНДА
  
   Он умирал один на скудном, жестком ложе
  
  
  
  У взморья Дарданелл,
  
   Куда, по прихоти богатого вельможи,
  
  
  
  Принесть себя велел.
  
   Когда рабы ушли, плечами пожимая,
  
  
  
  В смущении немом,
  
   Какой-то радостью забилась грудь больная,
  
  
  
  И он взглянул кругом.
  
   Кругом виднелися знакомые мечети,
  
  
  
  Знакомые дворцы,
  
   Где будут умирать изнеженные дети,
  
  
  
  Где умерли отцы.
  
   Но берег исчезал в его поникшем взоре...
  
  
  
  И, тяжко горячи,
  
   Как золотая сеть, охватывали море
  
  
  
  Последние лучи.
  
   Стемнело. В синие окутавшись одежды,
  
  
  
  Затеплилась звезда,
  
   Но тут уставшие и старческие вежды
  
  
  
  Закрылись навсегда.
  
   И жадно начал он внимать, дивяся чуду,
  
  
  
  Не грянет ли волна?
  
   Но н_а_ море была, и в воздухе, и всюду
  
  
  
  Немая тишина.
  
   Он умирал один... Вдруг длинными листами
  
  
  
  Дрогнули дерева,
  
   И кто-то подошел чуть слышными шагами, -
  
  
  
  Послышались слова...
  
   Уж не любовники ль сошлися здесь так поздно?
  
  
  
  Их разговор был тих...
  
   И всё бы отдал он, Ахунд, властитель грозный,
  
  
  
  Чтоб только видеть их.
  
   "Смотри-ка, - говорил один из них, зевая, -
  
  
  
  Как вечер-то хорош!
  
   Я ждал тебя давно, краса родного края,
  
  
  
  Я знал, что ты придешь!"
  
   - "А я? Я всё ждала, чтоб все уснули дома,
  
  
  
  Чтоб выбежать потом,
  
   Дорога предо мной, темна и незнакома,
  
  
  
  Вилася за плетнем.
  
   Скажи же мне теперь, зачем ты, мой желанный,
  
  
  
  Прийти сюда велел?
  
   Послушай, что с тобой? Ты смотришь как-то странно,
  
  
  
  Ты слишком близко сел!
  
   А я люблю тебя на свете всех сильнее,
  
  
  
  За что - и не пойму...
  
   Есть юноши у нас, они тебя свежее
  
  
  
  И выше по уму.
  
   Вот даже есть один - как смоль густые брови,
  
  
  
  Румянец молодой...
  
   Он всё бы отдал мне, всё, всё, до капли крови,
  
  
  
  Чтоб звать своей женой.
  
   Его бесстрашен дух и тихи разговоры,
  
  
  
  В щеках играет кровь...
  
   Но мне не по сердцу его живые взоры
  
  
  
  И скучная любовь!
  
   Ну, слушай, как-то раз по этой вот дороге
  
  
  
  Я шла с восходом дня...
  
   Но что же, что с тобой? Ты, кажется, в тревоге,
  
  
  
  Не слушаешь меня...
  
   О Боже мой! Глаза твои как угли стали,
  
  
  
  Горит твоя рука..."
  
   И вдруг в последний раз все струны задрожали
  
  
  
  В душе у старика,
  
   Ему почудились горячие объятья...
  
  
  
  Всё смолкло вкруг него...
  
   Потом он слышал вздох, и тихий шелест платья,
  
  
  
  И больше ничего.
  
   1863
  
  
  
  
   112
  
  
   Давно уж нет любви меж нами,
  
  
   Я сердце жадно берегу,
  
  
   Но равнодушными глазами
  
  
   Ее я видеть не могу.
  
  
   И лишь заслышу звук знакомый
  
  
   Ее замедленных речей,
  
  
   Мне снятся старые хоромы
  
  
   И зелень темная ветвей.
  
  
   Мне снится ночь... Пустое поле...
  
  
   У ног колышется трава;
  
  
   Свободней дышит грудь на воле,
  
  
   Свободней сыплются слова...
  
  
   А то иным душа согрета,
  
  
   И мне, Бог знает почему,
  
  
   Всё снится старый сон поэта
  
  
   И тени, милые ему, -
  
  
   Мне снится песня Дездемоны,
  
  
   Ромео пролитая кровь,
  
  
   Их вечно памятные стоны,
  
  
   Их вечно юная любовь...
  
  
   Я весь горю святой враждою
  
  
   К глупцу, злодею, палачу,
  
  
   Я мир спасти хочу собою,
  
  
   Я жертв и подвигов хочу!
  
  
   Мне снится всё, что сниться может,
  
  
   Что жизнь и красит, и живит,
  
  
   Что ум святым огнем тревожит,
  
  
   Что сердце страстью шевелит.
  
  
   1863?
  
  
  
   113. РОМАНС
  
  
   Помню, в вечер невозвратный
  
  
   Посреди толпы чужой
  
  
   Чей-то образ благодатный
  
  
   Тихо веял предо мной.
  
  
   Помню, в час нежданной встречи
  
  
   И смятение, и страх,
  
  
   Недосказанные речи
  
  
   Замирали на устах...
  
  
   Помню, помню, в ночь глухую
  
  
   Я не спал... Часы неслись,
  
  
   И на грудь мою больную
  
  
   Слезы жгучие лились...
  
  
   А сквозь слезы - с речью внятной
  
  
   И с улыбкой молодой
  
  
   Чей-то образ благодатный
  
  
   Тихо веял предо мной.
  
  
   1863?
  
  
  
   122. К МОРЮ
  
  
  Увы, не в первый раз, с подавленным рыданьем,
  
  
  
  Я подхожу к твоим волнам
  
  
   И, утомясь бесплодным ожиданьем,
  
  
  
  Всю ночь просиживаю там...
  
  
  Тому уж много лет: неведомая сила
  
  
  Явилася ко мне, как в мнимо-светлый рай,
  
  
  Меня, как глупого ребенка, заманила,
  
  
  Шепнула мне - люби, сказала мне - страдай!
  
  
  И с той поры, ее велению послушный,
  
  
  Я с каждым днем любил сильнее и больней...
  
  
  О, как я гнал любовь, как я боролся с ней,
  
  
  
  Как покорялся малодушно!..
  
  
  
  Но наконец, устав страдать,
  
  
  
  Я думал - пронеслась невзгода...
  
  
  
  Я думал - вот моя свобода
  
  
  
  Ко мне вернулася опять...
  
  
  
  И что ж: томим тоскою, снова
  
  
  
  Сижу на этом берегу,
  
  
   Как жалкий раб, кляну свои оковы,
  
  
  
  Но - сбросить цепи не могу.
  
  
  О, если слышишь ты глагол, тебе понятный,
  
  
  О море темное, приют сердец больных, -
  
  
  Пусть исцелят меня простор твой необъятный
  
  
  
  И вечный ропот волн твоих.
  
  
   Пускай твердят они мне ежечасно
  
  
  Об оскорблениях, изменах, обо всем,
  
  
   Что вынес я в терпении тупом...
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  Теперь довольно. Уж мне прежних дней не видеть,
  
  
  Но если суждено мне дальше жизнь влачить,
  
  
   Дай силы мне, чтоб мог я ненавидеть,
  
  
  Дай ты безумье мне, чтоб мог я позабыть!..
  
  
  1867
  
  
  
  
   126
  
  
  
  Осенней ночи тень густая
  
  
  
  Над садом высохшим легла.
  
  
  
  О, как душа моя больная
  
  
  
  В тоске любви изнемогла!
  
  
  
  Какие б вынес я страданья,
  
  
  
  Чтоб в этот миг из-за кустов
  
  
  
  Твое почувствовать дыханье,
  
  
  
  Услышать шум твоих шагов!
  
  
  
  1868
  
  
  
  Село Покровское
  
  
  
   129. К ГРЕТХЕН
  
   Во время представления "Le petit Faust" {*}
  
  
  {* "Маленький Фауст" (фр.).- Ред.}
  
  
  И ты осмеяна, и твой черед настал!
  
  
   Но, Боже правый! Гретхен, ты ли это?
  
  
   Ты - чистое создание поэта,
  
  
   Ты - красоты бессмертный идеал!
  
  
  О, если б твой творец явился между нами
  
  
  
  Из заточенья своего,
  
  
  
  Какими б жгучими слезами
  
  
  
  Сверкнул орлиный взор его!
  
  
  О, как бы он страдал, томился поминутно,
  
  
  
  Узнав дитя своей мечты,
  
  
  
  Свои любимые черты
  
  
  
  В чертах француженки распутной!
  
  
   Но твой творец давно в земле сырой,
  
  
  Не вспомнила о нем смеющаяся зала,
  
  
  
  И каждой шутке площадной
  
  
   Бессмысленно толпа рукоплескала...
  
  
   Наш век таков. Ему и дела нет,
  
  
  Что тысячи людей рыдали над тобою,
  
  
   Что некогда твоею красотою
  
  
   Был целый край утешен и согрет.
  
  
  Ему бы только в храм внести слова порока,
  
  
   Бесценный мрамор грязью забросать,
  
  
   Да пошлости наклеивать печать
  
  
  
  На всё, что чисто и высоко!
  
  
  Лето или осень 1869
  
  
  
  143. А. С. ДАРГОМЫЖСКОМУ
  
   С отрадой тайною, с горячим нетерпеньем
  
   Мы песни ждем твоей, задумчивый певец!
  
  
   Как жадно тысячи сердец
  
   Тебе откликнутся могучим упоеньем!
  
  
  Художники бессмертны: уж давно
  
  
  Покинул нас поэта светлый гений,
  
  
  И вот "волшебной силой песнопений"
  
  
  Ты воскресаешь то, что им погребено.
  
   Пускай всю жизнь его терзал венец терновый,
  
   Пусть и теперь над ним звучит неправый суд,
  
  
   Поэта песни не умрут:
  
   Где замирает мысль и умолкает слово,
  
   Там с новой силою аккорды потекут...
  
   Певец родной, ты брат поэта нам родного,
  
   Его безмолвна ночь, твой ярко блещет день, -
  
   Так вызови ж скорей, творец "Русалки", снова
  
  
   Его тоскующую тень!
  
   Конец 1860-х годов
  
  
  
   146. ОГОНЕК
  
  
  Дрожа от холода, измучившись в пути,
  
  
  Застигнутый врасплох суровою метелью,
  
  
  Я думал: лошадям меня не довезти
  
  
  И будет мне сугроб последнею постелью...
  
  
  Вдруг яркий огонек блеснул в лесу глухом,
  
  
  Гостеприимная открылась дверь пред нами,
  
  
  В уютной комнате, пред светлым камельком,
  
  
  Сижу обвеянный крылатыми мечтами.
  
  
  Давно молчавшая опять звучит струна,
  
  
  Опять трепещет грудь волненьями былыми,
  
  
  И в сердце ожила старинная весна,
  
  
  Весна с черемухой и липами родными...
  
  
  Теперь не страшен мне протяжный бури вой,
  
  
  Грозящий издали бедою полуночной,
  
  
  Здесь - пристань мирная, здесь - счастье и покой,
  
  
  Хоть краток тот покой и счастье то непрочно.
  
  
  О, что до этого! Пускай мой путь далек,
  
  
  Пусть завтра вновь меня настигнет буря злая,
  
  
  Теперь мне хорошо... Свети, мой огонек,
  
  
  Свети и грей меня, на подвиг ободряя!
  
  
  1871
  
  
  
  150. А. Н. ОСТРОВСКОМУ
  
 

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 256 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа