Главная » Книги

Апухтин Алексей Николаевич - Стихотворения, Страница 11

Апухтин Алексей Николаевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

n="justify">  
  
  
  Ты ярко блещешь, я угас.
  
  
  
  Твои за жизнь напрасны страхи,
  
  
  
  Пускайся крепче и бодрей,
  
  
  
  То развернись, как амфибрахий,
  
  
  
  То вдруг сожмися, как хорей.
  
  
  
  Мои же дни темны и тихи.
  
  
  
  В своей застрявши скорлупе,
  
  
  
  И я плетуся, как пиррихий,
  
  
  
  К чужой примазавшись стопе.
  
  
  
  1871
  
  
  
  Киев
  
  
   284. КАРЛСБАДСКАЯ МОЛИТВА
  
  
   О Боже! Ты, который зришь
  
  
   Нас, прихожан сей церкви светской,
  
  
   Молитву русскую услышь,
  
  
   Хотя и в стороне немецкой!
  
  
   Молитва будет та тепла,
  
  
   Молю тебя не о Синоде...
  
  
   Молю, чтоб главный бич в природе -
  
  
   Холера - далее ушла.
  
  
   Молю, чтоб судьи мировые,
  
  
   Забыв обычаи былые
  
  
   И на свидетеля не злясь
  
  
   За то, что граф он или князь,
  
  
   Свой суд по совести творили...
  
  
   Чтоб даже, спрятав лишний гром,
  
  
   И генерала не казнили
  
  
   За то, что чин такой на нем.
  
  
   Чтоб семинарий нигилисты
  
  
   И канцелярий коммунисты -
  
  
   Маратов модная семья -
  
  
   Скорее дождались отставки,
  
  
   Чтоб на Руси Феликса Пья
  
  
   Напоминали разве пьявки...
  
  
   Чтобы журнальный Оффенбах,
  
  
   Катков - столь чтимый всей Москвою,
  
  
   Забывши к немцам прежний страх,
  
  
   Не трепетал пред колбасою!
  
  
   Чтобы в течение зимы,
  
  
   Пленясь победою германской,
  
  
   В солдаты не попали мы
  
  
   По силе грамоты дворянской...
  
  
   К пенатам возвратясь своим,
  
  
   Чтоб каждый был здоров и статен
  
  
   И чтоб отечественный дым
  
  
   Нам был действительно приятен.
  
  
   Июнь 1871
  
  
  
   288. ПРОПОВЕДНИКУ
  
  
  
  По всевышней воле Бога
  
  
  
  Был твой спич довольно пуст.
  
  
  
  Говорил хотя ты много,
  
  
  
  Всё же ты не Златоуст.
  
  
  
  30 мая 1872
  
  
  
  Карлсбад
  
  
  
  
  291. СПОР
  
  
   Как-то раз пред сонмом важным
  
  
  
  Всех Богемских гор
  
  
   Был со Шпруделем отважным
  
  
  
  У Мюльбрунна спор.
  
  
   "Не пройдет, смотри, и века, -
  
  
  
  Говорит Мюльбрунн, -
  
  
   Как нам всем от человека
  
  
  
  Будет карачун.
  
  
   Богатея год от году
  
  
  
  Нашим же добром,
  
  
   Немец вылижет всю воду
  
  
  
  Пополам с жидом.
  
  
   Уж и так к нам страху мало
  
  
  
  Чувствует народ:
  
  
   Где орел парил, бывало,
  
  
  
  Нынче динстман прет!
  
  
   Где кипел ты, так прекрасен,
  
  
  
  Сядет спекулянт,
  
  
   Берегися: ох опасен
  
  
  
  Этот фатерланд".
  
  
   - "Ну, бояться я не буду, -
  
  
  
  Шпрудель отвечал. -
  
  
   Посмотри, как разом всюду
  
  
  
  Немец измельчал.
  
  
   Из билетов лотерейных
  
  
  
  Сшив себе колпак,
  
  
   В пререканиях семейных
  
  
  
  Дремлет австрияк.
  
  
   Юн летами, сердцем старец,
  
  
  
  Важен и блудлив,
  
  
   Сном глубоким спит баварец,
  
  
  
  Вагнера забыв.
  
  
   Есть одно у немцев имя,
  
  
  
  Имя то - Берлин, -
  
  
   Надо всеми он над ними
  
  
  
  Полный господин;
  
  
   Но и там в чаду канкана
  
  
  
  Бранный клич затих...
  
  
   Лавры Вёрта и Седана
  
  
  
  Усыпляют их.
  
  
   Пруссаку, хоть он всесилен,
  
  
  
  Дальше не пойти:
  
  
   Может ведь durch Gottes willen {*}
  
  
   {* Боже мой (нем.). - Ред.}
  
  
  
  Всё произойти...
  
  
   А кругом, пылая мщеньем
  
  
  
  И казной легки,
  
  
   Бродят вечным привиденьем
  
  
  
  Прежние князьки;
  
  
   Остальные боязливо
  
  
  
  Спят, покой ценя...
  
  
   Нет, не немцу с кружкой пива
  
  
  
  Покорить меня!"
  
  
   - "Не хвались еще заране, -
  
  
  
  Возразил Мюльбрунн, -
  
  
   Там, на севере, в тумане...
  
  
  
  Посмотри, хвастун!"
  
  
   Тайно вестию печальной
  
  
  
  Шпрудель был смущен
  
  
   И, плеснув, на север дальний
  
  
  
  Взоры кинул он.
  
  
   И тогда в недоуменье
  
  
  
  Смотрит, полный дум,
  
  
   Видит странное движенье,
  
  
  
  Слышит звон и шум:
  
  
   От Саратова от града
  
  
  
  По чугунке в ряд
  
  
   Вплоть до самого Карлсбада
  
  
  
  Поезда летят.
  
  
   Устраняя все препоны,
  
  
  
  Быстры, как стрела,
  
  
   Стройно катятся вагоны,
  
  
  
  Коим нет числа.
  
  
   В каждом по два адъютанта,
  
  
  
  Флаги и шатры,
  
  
   Для служанок "Элефанта"
  
  
  
  Ценные дары.
  
  
   Маркитантки, офицеры
  
  
  
  Сели по чинам,
  
  
   Разных наций кавалеры,
  
  
  
  Губернатор сам.
  
  
   И, зубря устав военный,
  
  
  
  Зазубрив мечи,
  
  
   Из Зубриловки почтенной
  
  
  
  Едут усачи...
  
  
   И, испытанный трудами
  
  
  
  Жизни кочевой,
  
  
   Их ведет, грозя очами,
  
  
  
  Генерал седой...
  
  
   И, томим зловещей думой,
  
  
  
  Полный черных снов,
  
  
   Шпрудель стал считать угрюмо -
  
  
  
  И не счел врагов.
  
  
   "Может быть, свершится чудо,
  
  
  
  Стану высыхать... -
  
  
   Прошептал он. - А покуда
  
  
  
  Дам себя я знать!"
  
  
   И, кипя в налитой кружке,
  
  
  
  Грозен и велик,
  
  
   Он ганноверской старушке
  
  
  
  Обварил язык.
  
  
   14 июля 1872
  
  
  
  
   294
  
  
   Стремяся в Рыбницу душою,
  
  
   Но сомневаясь, там ли Вы,
  
  
   Я - в Киеве одной ногою,
  
  
   Другой - хватаю до Москвы.
  
  
   И в этой позе, столь мне новой,
  
  
   Не знаю, что мне предпринять:
  
  
   Свершить набег на Пирожково
  
  
   Иль пирожки Масью {*} глотать.
  
  
   {* Кондитер в Киеве.}
  
  
   О, сжальтесь, сжальтесь надо мною
  
  
   И напишите, как мне быть:
  
  
   Когда не только мне душою,
  
  
   Но телом в Рыбницу прибыть?
  
  
   Начало 1870-х годов?
  
  
  
  
   295
  
  
   Твердят, что новь родит сторицей,
  
  
   Но, видно, стары семена
  
  
   Иль пересохли за границей:
  
  
   В романе "НОВЬ" - полынь одна!
  
  
   1877?
  
  
  
  296. М. Д. ЖЕДРИНСКОЙ
  
  
   Всю ночь над домом, сном объятым,
  
  
   Свирепо ветер завывал,
  
  
   Гроза ревела... Я не спал
  
  
   И грома бешеным раскатам
  
  
   С ожесточением внимал.
  
  
   Но гнев разнузданной стихии
  
  
   Не устрашал души моей:
  
  
   Вчера познали мы ясней,
  
  
   Что есть опасности иные,
  
  
   Что глупость молнии страшней!
  
  
   Покорен благостным законам
  
  
   И не жесток природы строй...
  
  
   Что значит бури грозный вой
  
  
   Перед безмозглым Ларионом
  
  
   И столь же глупой пристяжной?!
  
  
   25 июня 1879
  
  
  298. ПО СЛУЧАЮ ПАДЕНИЯ КНЯЗЯ СУВОРОВА
  
  
  
   С ЛОШАДИ В НИЦЦЕ
  
  
   Как сражены мы этим слухом,
  
  
   Наш Италийский генерал:
  
  
   Там, где твой дед не падал духом,
  
  
   Ты даже с лошади упал...
  
  
   1870-е годы?
  
  
  
  300. АЛ. В. ПАНАЕВОЙ
  
   Отец ваш объяснял нам тайны мирозданья,
  
  
  Не мудрено, что с ними он знаком:
  
   Он создал целый мир чудес и обаянья,
  
  
  Вы этот мир... Что толку нам в другом?
  
   Счастливец! Этот мир без помощи науки
  
  
  Он наблюдал и видел много раз,
  
   Как под влиянием любви иль тайной муки
  
   Электры сыпались из ваших милых глаз...
  
  
  Когда же запоете вы, толпами
  
   Стихии отдадут себя в покорный плен,
  
  
   И даже я воскресну - вами
  
  
   Одушевленный "барожен"!
  
   10 апреля 1882
  
  
  
  
   302
  
  
   Поведай нам, счастливый Кони,
  
  
   Зачем судебные так кони
  
  
   Тебя наверх выносят быстро -
  
  
   Один прыжок ведь до министра!
  
  
   Скажи, ужель в такой карьере
  
  
   Обязан ты прекрасной "вере"?
  
  
   Парис таинственной Елены,
  
  
   Счастливый путь... Российской сцены
  
  
   Запас чудес велик, как видно, -
  
  
   Кому смешно, кому обидно,
  
  
   Но под луной ничто не ново,
  
  
   И все довольны на Садовой.
  
  
   Февраль 1885
  
  
  304. В ПАРИЖЕ БЫЛ СКАНДАЛ ОГРОМНЫЙ..
  
  
   В Париже был скандал огромный:
  
  
   В отставку подал Кабинет,
  
  
   А в Петербурге кризис скромный:
  
  
   Отставлен только Гюббенет.
  
  
   Там ждут серьезную развязку,
  
  
   У нас же - мирный фестивал:
  
  
   Путейцы дали пышный бал,
  
  
   И даже экзекутор пляску
  
  
   Святого Витте проплясал.
  
  
   1892
  
  
  
  
   306
  
  
   Удивляюсь Андрею Катенину:
  
  
  
  По капризу ли женину
  
  
   Иль душевного ради спасения
  
  
   Он такого искал помещения?
  
  
   Хоть устанут на лестнице ноженьки,
  
  
   А всё как-то поближе им к Боженьке,
  
  
   А то, может, бедняжечки - нищие?..
  
  
   Нет, питаются вкусною пищею
  
  
   И в Орле покупают имение
  
  
  
   Тем не менее.
  
  
  
  
  ПРИЛОЖЕНИЯ
  
  I. СТИХОТВОРЕНИЯ, НАПИСАННЫЕ НА ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ
  
  
  329. A LA STATUE DE LA MELANCOLIE {*}
  
   Quand l'amour me trahit et le chagrin me tue,
  
   Et que d'indignation je sens battre mon coeur,
  
   Je viens a toi alors, о ma chere statue,
  
   Contempler ton regard et conter mon malheur.
  
   "Sois digne et calme, ami - me dit ton doux visage -
  
   La colere ne va qu'aux coeurs fletris et vieux;
  
   N'ecoute pas sa voix, ecoute mon langage,
  
   II te fera chanter, il est celui des dieux.
  
   Je suis ta triste soeur, je suis Melancolie,
  
   Tu pourrais me briser, mais jamais me plier...
  
   On t'a fait de la peine, - et bien, poete, oublie...
  
   Helas! pour etre heureux il faut bien oublier".
  
   Tu me paries ainsi. En tremblant je t'ecoute
  
   Comme un vieux prisonnier, qui tremble dans ses fers,
  
   Quand il entend chanter sous Pimplacable voflte...
  
   Et je laisse couler mes larmes et mes vers.
  
   Mais quand par un baiser soudain, irresistible
  
   Mon coeur est ranime et mes pleurs sont taris,
  
   Alors je crois a tout, je crois a l'impossible,
  
   Je crois que tu t'en vas, je crois que tu souris.
  
   11 октября <1865>
  
  
  
  {* К СТАТУЕ МЕЛАНХОЛИИ
  
   Когда меня предает любовь и убивает печаль,
  
   И я чувствую, как от негодования бьется мое сердце,
  
   Я прихожу тогда к тебе, моя дорогая статуя,
  
   Чтобы созерцать твой взгляд и рассказать о моем горе.
  
   "Будь достоин и спокоен, друг, - говорит мне твое милое лицо, -
  
   Гнев идет только к сердцам иссушенным и старым;
  
   Не слушай своего голоса, слушай мою речь,
  
   Она заставит тебя петь - это речь богов.
  
   Я сестра твоей печали, я Меланхолия,
  
   Ты мог бы меня разбить, но (тебе) меня никогда не покорить...
  
   Тебе причинили боль - ну что ж, поэт, забудь...
  
   Увы! Чтобы быть счастливым, нужно (уметь) забывать".
  
   Так ты мне говоришь. Я слушаю тебя, трепеща,
  
   Как старый узник, дрожащий в своих оковах,
  
   Когда он слышит пение под безжалостным сводом...
  
   Я дал волю течь моим слезам и стихам.
  
   Но когда от неожиданного, неотразимого поцелуя
  
   Мое сердце оживает и слезы иссякают,
  
   Тогда я верю всему, верю в невозможное,
  
   Я верю, что ты уходишь, я верю, что ты улыбаешься.}
  
  
   330. OU EST LE BONHEUR {*}
  
  
  
   МИНУТЫ СЧАСТЬЯ
  
  Ami, ne cherchez pas dans les plaisirs frivoles
  
  Le bonheur eternel, que vous revez souvent,
  
  Le bruit lui est odieux, il vous quitte et s'envole,
  
  Comme un bouquet fane emporte par le vent.
  
  Mais quand vous passerez une longue soiree
  
  Dans un modeste coin loin du monde banal,
  
  Cherchez dans les regards d'une image adoree,
  
  Ce reve poursuivi, ce bonheur ideal.
  
  Ne les pressez done pas ces doux moments d'ivresse,
  
  Buvez avidement le langage cheri,
  
  Parlez a votre tour, parlez, parlez sans cesse
  
  De tout ce qui amuse ou tourmente l'esprit.
  
  Et vous serez heureux, lorsque dans sa prunelle
  
  Attachee sur vous un eclair incertain
  
  Brillera un moment et comme un etincelle
  
  Dans son regard pensif disparaftra soudain,
  
  Lorsqu'un sublime mot plein de feu et de fievre,
  
  Le mot d'amour divin meconnu ici-bas
  
  Sortira de votre ame et brfllera vos levres,
  
  Et que pourtant, ami, vous ne le dt'rez pas.
  
  14 octobre 1865

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 290 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа