Главная » Книги

Соловьева Поликсена Сергеевна - Стихотворения, Страница 2

Соловьева Поликсена Сергеевна - Стихотворения


1 2 3

v>
   Взгромоздились облака.
  
  
   Гулок моря шум усталый...
  
  
   Там, над сизою горой,
  
  
   Словно кровью темно-алой,
  
  
   Воздух зыблется сырой.
  
  
   Всё слышней во мраке зорком
  
  
   Чьи-то вздохи и слова;
  
  
   Дыбом встала над пригорком
  
  
   В страхе черная трава.
  
  
   Я иду прибрежьем голым,
  
  
   Светлый отдых так далек,
  
  
   Леденит стопы тяжелым,
  
  
   Мертвым холодом песок.
  
  
   И к померкнувшим долинам
  
  
   Неотвязно вслед за мной
  
  
   С тихим шорохом змеиным
  
  
   Ужас крадется ночной.
  
  
  
  
  
   <1905>
  
  
  
   312. В ДОРОГЕ
  
  
  
  
   1
  
  
   Из вагона гляжу. За окном
  
  
   Дымных туч протянулось руно,
  
  
   И за бледно-кудрявым руном
  
  
   Разлилось золотое вино.
  
  
   Юг покинут, сверкнул и погас,
  
  
   Ждет нерадостно север родной.
  
  
   Сердце темное в сумрачный час,
  
  
   Плача, бьется в тоске предночной.
  
  
   Ночь, огонь моих слез утиши,
  
  
   Будь безмолвней и строже, печаль!
  
  
   Спор колес всё упорней в тиши.
  
  
   Разгорается звездная даль.
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  
  
   "Скорей, скорей!" - твердят колеса.
  
  
   Бегут леса, летят поля,
  
  
   Синеет речка у откоса.
  
  
   Привет, родимая земля!
  
  
   Колосья тощие кивают,
  
  
   Кресты дорог уходят вдаль.
  
  
   Дожди слезами облегчают
  
  
   Тяжелых туч твоих печаль.
  
  
   Люблю песок твой, косогоры
  
  
   И гроздья рыжие рябин.
  
  
   Душа спешит в твои просторы
  
  
   И в синеву твоих равнин.
  
  
   Всегда и весь я твой, родная.
  
  
   К тебе вернусь я ввечеру,
  
  
   Благословлю, благословляя,
  
  
   И просветлею - и умру.
  
  
  
  
  
   <1909>
  
  
  
   313. МАЙСКОЕ УТРО
  
  
  
  
  
  
   С. Городецкому
  
  
   Утро. Солнце встало ярко.
  
  
   Будет пыльно, будет жарко.
  
  
   Будет день и ночь светло.
  
  
   Баба моет, подоткнулась,
  
  
   И на солнце улыбнулось
  
  
   Вновь промытое стекло.
  
  
   Из подвала вышла крошка,
  
  
   Выше тумбочки немножко,
  
  
   В бабьем ситцевом платке.
  
  
   Мать послала спозаранку:
  
  
   Керосинную жестянку
  
  
   Держит в маленькой руке.
  
  
   Кто-то громко хлопнул дверью.
  
  
   В подворотне подмастерье
  
  
   Замечтал, разинув рот;
  
  
   Ноет хриплая шарманка,
  
  
   И гнусаво иностранка
  
  
   Песню родины поет.
  
  
   В кителях городовые.
  
  
   Там и тут цветы живые.
  
  
   Треск пролеток, окрик, звон.
  
  
   Граммофон хрипит в трактире.
  
  
   И квартирам харакири
  
  
   Переездом учинен:
  
  
   Всё, что в глуби их таилось,
  
  
   Вдруг бесстыдно обнажилось
  
  
   И наружу поползло:
  
  
   Тюфяки, кровати, ванны,
  
  
   Вот предмет какой-то странный,
  
  
   Тряпки, мутное стекло.
  
  
   Мужики, согнувши спины,
  
  
   Носят ящики, корзины.
  
  
   Приказанья отдают
  
  
   Дама в шарфе и кухарка.
  
  
   Все устали. Пыльно, жарко.
  
  
   Мимохожие снуют.
  
  
   Пахнет дегтем, потом, сеном.
  
  
   "Подоткните хоть поленом.
  
  
   Эй, поддай еще, Митюх!"
  
  
   Дремлет лошадь ломовая,
  
  
   Мордой старою кивая,
  
  
   Отгоняет скучных мух.
  
  
   "Стойте: узел позабыли!"
  
  
   Притащили, прикрутили,
  
  
   Все вспотевшие, в пыли.
  
  
   "Ну, готово. Трогай с богом!"
  
  
   И по улицам, дорогам
  
  
   Скарб на дачу повезли.
  
  
   Опустело возле дома.
  
  
   Дворник с горничной знакомой
  
  
   Поболтали у ворот.
  
  
   Вдруг рванулся вихрь весенний
  
  
   И вскрутил с листком сирени
  
  
   Позабытый старый счет.
  
  
  
  
  
   <1909>
  
  
  
  315. МЕРТВАЯ ПЛЯСКА
  
  
   День плачет, плачет в бессильной злости
  
  
   День, не свершивший своих чудес.
  
  
   Нагие ветви, как мертвых кости,
  
  
   Стучат, шатаясь во мгле небес.
  
  
   И дышат влажно-холодным дымом
  
  
   Земля и небо. Просвета нет.
  
  
   Дождь шепчет плеском неутомимым
  
  
   На все вопросы один ответ.
  
  
   Вечерний ветер, свистя крылами,
  
  
   Уносит в хаос проклятье дня,
  
  
   И ночь угрозной тоской и снами
  
  
   Сквозь тучи смотрит и ждет меня.
  
  
  
  
  
   <1911>
  
  
  
   316. СЕРЫЙ ВОЛК
  
  
  
  
  
  
  
  А. Блоку
  
  
   Мы мчались с тобою, Царевна,
  
  
   Двенадцать томительных лет.
  
  
   И ветер гудел напевно,
  
  
   И тьма заметала след.
  
  
   Мы мчались на Сером Волке
  
  
   По топким и тайным тропам,
  
  
   И древних елей иголки
  
  
   Шатер свой склоняли к нам.
  
  
   Мы слушали травные были
  
  
   И сказки неслыханных птиц.
  
  
   Вдали, за лесом, светили
  
  
   Нам взгляды кратких зарниц.
  
  
   Вставали, пугая, виденья, -
  
  
   Их Волк не боялся один.
  
  
   Узор свой ткали мгновенья
  
  
   Из бледных лунных седин.
  
  
   Я ведал тогда, что свершаю
  
  
   От века намеченный путь,
  
  
   Что я Царевну спасаю,
  
  
   Что нам нельзя отдохнуть.
  
  
   Но ты всё томилась, Царевна.
  
  
   "Где ж подвиг? - шептала ты
  
  
   То с нежной мольбой, то гневно. -
  
  
   Отдай мне мои мечты!
  
  
   Гул жизни чуть слышится дальний...
  
  
   Свободу мне, свет возврати!
  
  
   Мне холодно, друг печальный,
  
  
   С тобой на лесном пути.
  
  
   Огонь твой меня не согреет.
  
  
   Ты в песнях ждешь новых чудес,
  
  
   Но песню и пламя развеет,
  
  
   Задушит унылый лес".
  
  
   И ветер в ветвях напевно
  
  
   Твердил: "Отпусти, отпусти!",
  
  
   Жалел тебя, свет-Царевна,
  
  
   На темном лесном пути.
  
  
   Жалел тебя месяц полночный,
  
  
   Жемчужил волос твоих шелк.
  
  
   Молчал я и ждал. Урочный
  
  
   Бег свой замедлил Волк.
  
  
   Редеют деревья, редеют,
  
  
   Открылись просторы полей.
  
  
   В пожаре весь воздух, и рдеет
  
  
   Трехгранный полет журавлей.
  
  
   Не чую я волчьих движений:
  
  
   Он стал неподвижно и ждет,
  
  
   И взором задумчивой лени
  
  
   Следит журавлиный полет.
  
  
   Как сердце тоскует безгневно,
  
  
   Как воздух печален и ал...
  
  
   Иными путями, Царевна,
  
  
   Иди ты одна, - я устал.
  
  
   Царевич, от леса рожденный,
  
  
   Иных я не знаю путей.
  
  
   Здесь буду я петь, заключенный
  
  
   В сплетенья осенних ветвей.
  
  
   Люблю, но не прежнею мерой,
  
  
   Горю, но вечерним огнем.
  
  
   Судьба моя, Волк ты мой Серый,
  
  
   С тобой я останусь вдвоем.
  
  
  
  
  
   1911
  
  
   Петербург
  
  
  
  
  
  
  
  317. ПОЛЕТ
  
  
  Покинув и долы, и прах, и туманы,
  
  
  Навстречу дыханью прохладных высот,
  
  
  Стрекозами зыблются аэропланы,
  
  
  И горд человеческий первый полет.
  
  
  Летите, несомые новою силой,
  
  
  Летите, свиваясь в крылатую нить,
  
  
  Летите, летите, но жизни бескрылой
  
  
  Холодным полетом вам к небу не взвить.
  
  
  
  
  
  <1913>
  
  
  
  
  
  
  
  318. ШУТ
  
  
   Когда прибыла королева,
  
  
   Я к ней был приставлен шутом.
  
  
   Шутил я направо, налево,
  
  
   И шутки мои и напевы
  
  
   В стране повторяли потом.
  
  
   В семье нашей все небогаты,
  
  
   Нужда заставляла шутить:
  
  
   Не очень любил я заплаты.
  
  
   Два младшие брата солдаты,
  
  
   Я хром и не в силах служить.
  
  
   А шутки рождались без сева,
  
  
   Я их собирал, как цветы
  
  
   Репейника, львиного зева.
  
  
   Довольна была королева:
  
  
   На редкость такие шуты.
  
  
   Она была юная, злая,
  
  
   Как нежный и хищный зверек,
  
  
   И часто, от гнева пылая
  
  
   И скрыть раздраженье желая,
  
  
   В клочки разрывала платок.
  
  
   Я кружев обрывки зубами
  
  
   Ловил, как играющий пес,
  
  
   И лаял, и ранил словами
  
  
   Разгневавших; бедные сами
  
  
   Пугались: лишь бог бы унес.
  
  
   Да, шутки не пресные были:
  
  
   Я сыпал в них перец и соль,
  
  
   Сплетал с небылицами были.
  
  
   Вельможи от хохота выли,
  
  
   И громко смеялся король.
  
  
   Но часто и мне попадало
  
  
   За слишком проворный язык.
  
  
   Подачки - побои... Сначала
  
  
   Меня, словно в бурю, качало,
  
  
   Потом я к побоям привык.
  
  
   Привык я не ведать покоя:
  
  
   Заснешь - стук за дверью: "Эй, шут!"
  
  
   - "Что надо? Я сплю. Что такое?"
  
  
   - "Вставай-ка! Там, в спальном покое,
  
  
   Король с королевою ждут".
  
  
   Плелся я, дрожа и зевая,
  
  
   И думал: "Спать-то когда ж?"
  
  
   Горячие слезы роняя
  
  
   Со свеч и мне путь освещая,
  
  
   Шел маленький заспанный паж.
  
  
   Король с королевою в ссоре.
  
  
   Король много выпил и зол.
  
  
   Шут памятлив очень, на горе.
  
  
   "Была я в жемчужном уборе,
  
  
   Когда здесь был польский посол?
  
  
   Скажи... Ты ведь помнишь, конечно".
  
  
   Затылком друг к другу лежат.
  
  
   "Как память у вас скоротечна!"
  
  
   - "А вы только спорите вечно".
  
  
   И губы, бледнея, дрожат.
  
  
   "Я спорю..." - "Убор мой хотите
  
  
   Любовнице вашей отдать?"
  
  
   - "За графа мне польского мстите?"
  
  
   - "Вы пьяны... Не смейте, молчите!"
  
  
   Вскочил он: "Не буду молчать!"
  
  
   Я шут: от меня не скрывали
  
  
   Ни ласк они брачных, ни ссор;
  
  
   Дрались, обнимались, кричали,
  
  
   И взгляды шута прикрывали
  
  
   Не раз королевский позор.
  
  
   С рассветом в каморку обратно
  
  
   Сползал, от побоев кряхтя,
  
  
   Ворчал: "Безобразный... развратный!"
  
  
   Халат свой натягивал ватный
  
  
   И плакал во сне, как дитя.
  
  
   Бывало и так - будят ночью:
  
  
   "Скорее вставай, старый шут!
  
  
   Надень попестрей оболочье:
  
  
   Чтоб речь твою слушать сорочью,
  
  
   Король с королевой зовут".
  
  
   Как злые несчастные дети,
  
  
   Забились в углы. Темен взгляд.
  
  
   Он шепчет: "Ложь, происки, сети...
  
  
   Так всё надоело на свете!
  
  
   Все чувства, все мысли болят".
  
  
   Она, подобравшись в качалку,
  
  
   Уселась и тихо, сквозь слез:
  
  
   "Мне страшно! Кого-то мне жалко..."
  
  
   Похожа была на фиалку,
  
  
   Когда ее ранит мороз.
  
  
   "А, шут! - поднимала ресницы. -
  
  
   Спой песню, хромой соловей!
  
  
   Хотели мы лечь, но не спится".
  
  
   И песенка спугнутой птицей
  
  
   Скользила с заснувших ветвей.
  
  
   Но часто спросонок касался
  
  
   Я раны сокрытой, и вот,
  
  
   Темнея, король поднимался,
  
  
   И звонко удар раздавался.
  
  
   "Оставьте!" - "Пусть помнит вперед!"
  
  
   Что там перенес я, что видел,
  
  
   Теперь и припомнить нет сил.
  
  
   Господь меня ими обидел:
  
  
   Обоих я их ненавидел
  
  
   И горькой любовью любил.
  
  
   С годами обиды тягчали:
  
  
   Смеялся я, пел, но как раб,
  
  
   И шутки, тупея, мельчали,
  
  
   И братья мои замечали,
  
  
   Что я поседел и ослаб.
  
  
   Всё чаще они приходили
  
  
   В каморку мою вечерком,
  
  
   Угрюмых друзей приводили,
  
  
   И долго со мной говорили,
  
  
   И зорко глядели кругом.
  
  
   Я слушал их тихие речи
  
  
   Про горе народа, позор,
  
  
   Про то, что весна недалече,
  
  
   И плакали желтые свечи,
  
  
   Пятная протертый ковер.
  
  
   "Сначала война разорила,
  
  
   Теперь же и казни пошли.
  
  
   Слабеет народная сила:
 

Другие авторы
  • Случевский Константин Константинович
  • Ухтомский Эспер Эсперович
  • Редько Александр Мефодьевич
  • Буданцев Сергей Федорович
  • Большаков Константин Аристархович
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна
  • Пущин Иван Иванович
  • Наседкин Василий Федорович
  • Курицын Валентин Владимирович
  • Пешехонов Алексей Васильевич
  • Другие произведения
  • Лохвицкая Мирра Александровна - Автобиография
  • Гербель Николай Васильевич - О рукописях Гоголя принадлежащих лицею князя Безбородко
  • Иванов Федор Федорович - Плач Минваны
  • Леонтьев-Щеглов Иван Леонтьевич - Поручик Поспелов
  • Страхов Николай Николаевич - По поводу писем Ап. Григорьева к H. H. Страхову
  • Михайлов Михаил Ларионович - Стихотворения А. И. Плещеева
  • Розанова Ольга Владимировна - Стихотворения
  • Качалов Василий Иванович - Из писем
  • Сумароков Александр Петрович - Некоторые строфы двух авторов
  • Андерсен Ганс Христиан - Психея
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 226 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа