Главная » Книги

Симборский Николай Васильевич - Стихотворения, Страница 2

Симборский Николай Васильевич - Стихотворения


1 2 3

iv align="justify">   Царь грозный вступил на престол...
  
  
   Не лютым морозом пахнуло
  
  
  130 На волны гремучей реки,
  
  
   Не буйная влага заснула
  
  
   Под гнетом свинцовой руки, -
  
  
   Свершилося дивное диво:
  
  
   Народ лег, как агнец, под нож,
  
  
   Штыками пахалася нива,
  
  
   Косилася саблями рожь;
  
  
   Вновь ярко блистали палаты,
  
  
   Вновь буйно гремел карнавал...
  
  
   Шагали по плацам солдаты,
  
  
  140 Народ потихоньку стонал...
  
  
  
  
   4
  
  
   Роскошны дворцовые залы,
  
  
   И тих их торжественный строй...
  
  
   Что миру искусства лишь дали,
  
  
   Что дал ему гений людской -
  
  
   Всё собрано здесь в изобильи...
  
  
   Скульптура... резьба... акварель...
  
  
   Канова, Челлини, Мурильо,
  
  
   Ван-Дик, Тициан, Рафаэль...
  
  
   Богинь обнаженных плеяда
  
  
  150 Блестит неземной красотой,
  
  
   Беззвучно смеется наяда
  
  
   Из рамки своей золотой...
  
  
   Глядится палач Прометея,
  
  
   Юпитера алчный орел,
  
  
   В натертый ногами лакея
  
  
   Блестящий, как зеркало, пол...
  
  
   Под складками мраморной тоги,
  
  
   Задумчив, уселся мудрец...
  
  
   Эллады ожившие боги
  
  
  160 Святого Олимпа чертоги
  
  
   Сменили на царский дворец.
  
  
   Безмолвье и тишь... И волшебной
  
  
   Здесь жизни полна тишина:
  
  
   Как будто молитвы хвалебной
  
  
   Неслышная льется волна,
  
  
   И чудится: страстные звуки,
  
  
   Срываяся с камня, с холста,
  
  
   Плывут, изнывая от муки,
  
  
   Колышутся торсы и руки,
  
  
  170 Лепечут немые уста...
  
  
   Но, чу! зародясь в отдаленьи,
  
  
   Послышался гул голосов,
  
  
   Шумящей толпы приближенье
  
  
   И топот спешащих шагов...
  
  
   Чу! ноты веселого смеха
  
  
   Всё ближе и ближе звучат...
  
  
   Помчалося звонкое эхо
  
  
   Кругом по раздолью палат.
  
  
   Отчетливо брякнули шпоры,
  
  
  180 И в зале пред рядом картин,
  
  
   Подняв соколиные взоры,
  
  
   Встал мощный земли властелин...
  
  
   Глядит он:
  
  
  
  
  средь сечи кровавой
  
  
   За веру, за родину-мать
  
  
   Монарха победною славой
  
  
   Венчает покорная рать...
  
  
   Свет выстрелов, нивы дымятся...
  
  
   Оделася заревом даль,
  
  
   И трупы на трупы ложатся,
  
  
  190 И блещет холодная сталь...
  
  
   Враг смят... несомненна победа...
  
  
   Веселием гордым полна,
  
  
   Фигура могучего деда
  
  
   Смеется царю с полотна...
  
  
   Шаг дальше - картина другая...
  
  
   Открыта железная дверь;
  
  
   Песок Колизея взрывая,
  
  
   Несется некормленный зверь...
  
  
   Оскалены алчные зубы...
  
  
  200 Раб видит, спасения нет...
  
  
   И шлют его бледные губы,
  
  
   Шлют цезарю горький привет...
  
  
   ...Царь смотрит: в свой город крамольный
  
  
   С крестом на червленой броне
  
  
   Въезжает, победой довольный,
  
  
   Прапрадед его на коне.
  
  
   Насуплены грозные брови,
  
  
   Загадочно-пасмурен вид;
  
  
   Конь в лужах запекшейся крови
  
  
  210 Купает подковы копыт;
  
  
   Пугливо ступая, косится
  
  
   На тысячи трупов кругом...
  
  
   Луч ясного солнца дробится
  
  
   На блестки о гладкий шелом...
  
  
   Сверкают хоругви и пики,
  
  
   Иконы, сулицы, мечи...
  
  
   Толпою по следу владыки
  
  
   Шагают его палачи...
  
  
   И дальше, на фоне картины,
  
  
  220 Вдоль стен обгорелых домов -
  
  
   Всё спины, согнутые спины
  
  
   Да море склоненных голов.
  
  
   Красуясь работою дивной
  
  
   И золотом рамок горя,
  
  
   Картин этих строй непрерывный
  
  
   Идет пред очами царя -
  
  
   Страницей поэмы громадной,
  
  
   Написанной кровью, огнем,
  
  
   Историей силы нещадной,
  
  
  230 Слепой, безотпорной, как гром,
  
  
   Пьянящей, как ласка Далилы,
  
  
   Могучей, как божья гроза...
  
  
   Сознанием гордым той силы
  
  
   Зажглися царевы глаза.
  
  
   ...И вновь по затихшим покоям
  
  
   Пронесся движения гул...
  
  
   Пред дрогнувшим спутников строем
  
  
   Царь круто назад повернул -
  
  
   И замер... Под тенью ресницы
  
  
  240 Взор странно блестящ, недвижим...
  
  
   Статуя - наследье царицы, -
  
  
   Как тень, поднялась перед ним.
  
  
   Склонясь над монархом, над свитой,
  
  
   Глядит голова мудреца,
  
  
   И ползает смех ядовитый
  
  
   По мраморным складкам лица.
  
  
   Недвижны сомкнутые губы,
  
  
   Но чуется смутно душой,
  
  
   Что скоро, как ангелов трубы,
  
  
  250 Они прогремят над землей,-
  
  
   И дрогнет от края до края
  
  
   Тем звуком напуганный мир,
  
  
   И рухнет, в крови утопая,
  
  
   Насилия грозный кумир!
  
  
   ...И тяжко царит, и глубоко
  
  
   Молчанье... Но миг пролетел -
  
  
   Зарделося гневное око,
  
  
   И голос стальной зазвенел:
  
  
   "Убрать его!"
  
  
  
  
   Мощное слово,
  
  
  260 Как сабли свистящий удар,
  
  
   Прорезало воздух сурово,
  
  
   И с сердца царя молодого
  
  
   Скатился тяжелый кошмар...
  
  
   Вновь гордо и тихо по зале
  
  
   Пошел он, владыка земли,
  
  
   И шпоры из кованой стали
  
  
   Размеренно, твердо звучали,
  
  
   Пока не замолкли вдали...
  
  
   . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  270 Глубоким покоем объята
  
  
   И тайной какой-то полна,
  
  
   Стоит золотая палата
  
  
   Под чарами прежнего сна.
  
  
   Облита вечернею зорькой,
  
  
   Статуя всё высится там,
  
  
   И смех, но не злобный, а горький,
  
  
   Блуждает по сжатым устам...
  
  
  
  
   6
  
  
   Холодным лучом заливая
  
  
   И лед, и чугун, и гранит,
  
  
  280 Над пышной столицей играя,
  
  
   Полярное солнце горит.
  
  
   Свод неба безоблачно-синий
  
  
   Раскинулся ярким шатром,
  
  
   И мягкий, ласкающий иней
  
  
   Всё щедро осыпал кругом.
  
  
   По крышам дворцов, на карнизах
  
  
   Висит изо льда бахрома,
  
  
   Деревья в серебряных ризах,
  
  
   В алмазных уборах дома.
  
  
  290 Морозно и ясно... Всё блещет,
  
  
   И всюду могильный покой.
  
  
   Уснула природа... Не плещет
  
  
   Река своей ясной волной...
  
  
   . . . . . . . . . . . . . .
  
  
   Как будто бы мчась от погони,
  
  
   Серебряной сбруей горя,
  
  
   Несут опененные кони
  
  
   По улице сани царя..
  
  
   Весь в искрах взметенного снега,
  
  
  300 Сидит как изваянный он, -
  
  
   Лишь треплется ветром разбега
  
  
   Шинели его капюшон.
  
  
   А кони, всё рысь подбавляя,
  
  
   Дробят под копытами лед...
  
  
   Сторонится, шапки ломая,
  
  
   Идущий навстречу народ.
  
  
   Царь весел... Немногие годы
  
  
   С его воцаренья прошли,
  
  
   А свой и чужие народы
  
  
  310 Склонились пред ним до земли.
  
  
   У мира нет голоса боле:
  
  
   Над ним, как над морем гранит,
  
  
   Его лишь единая воля,
  
  
   Его лишь желанье царит...
  
  
   Не слышен протест бесполезный,
  
  
   Ребячеством кажется он,
  
  
   Умолк под рукою железной
  
  
   Свободы задавленный стон...
  
  
   "И что за нелепость - свобода!..
  
  
  320 На что им, безумцам, она?
  
  
   Быть вечно желаньем народа
  
  
   Лишь слава владыки должна...
  
  
   Лишь в блеске ее он, могучий,
  
  
   Как сказочный витязь, взрастет
  
  
   И грозной, всевластною тучей
  
  
   В истории мира пройдет!"
  
  
   ...Путь кончен... Рысак утомленный
  
  
   Задержан вожжой наконец...
  
  
   Царь входит в дворец отдаленный,
  
  
  330 Давно им забытый дворец.
  
  
   Массивные двери раскрыты,
  
  
   Лакеев торжественный строй,
  
  
   Мундиры блестящие свиты...
  
  
   И лестницы мраморной плиты
  
  
   Звенят под державной стопой...
  
  
   Навстречу за залою зала
  
  
   Идут, позолотой горя...
  
  
   Вдруг что-то ударом кинжала
  
  
   Откликнулось в сердце царя...
  
  
  340 Он двинулся медленней... тише...
  
  
   Вгляделся, тревогой томим:
  
  
   Белеется в сумраке ниши
  
  
   Статуя опять перед ним...
  
  
   Глядит на него не робея,
  
  
   Открыто, бесстыдно, как грех;
  
  
   Как жало взбешенного змея,
  
  
   Дрожит на устах ее смех,
  
  
   Смех страшный, дразнящий, могучий....
  
  
   Царь дрогнул, как раненый лев,
  
  
  350 Чело его темною тучей
  
  
   Покрыл опьяняющий гнев.
  
  
   И слово "разбить!" прозвучало
  
  
   Как гром среди пышных палат, -
  
  
   И вон из громадного зала
  
  
   Царь бросился быстро назад...
  
  
   ...Но - боги ль искусству радели,
  
  
   Иль случай счастливый опять -
  
  
   На лик мудреца не посмели
  
  
   Холопы руки приподнять!
  
  
  
  
   7
  
  
  360 Рев пушек, свист ядер, картечи,
  
  
   Страданья и ярости крик...
  
  
   Средь ужасов бешеной сечи
  
  
   О груди притуплённый штык,
  
  
   И всюду широкой волною
  
  
   Потоки и крови, и слез...
  
  
   Полмира нещадной волною
  
  
   Зараз на царя поднялось!
  
  
   И выказал много смиренья
  
  
   В тот страшный и памятный год
  
  
  370 Великий образчик терпенья,
  
  
   Его всё сносивший народ...
  
  
   Хоть с каждой победою тризну
  
  
   Он правил по воле своей,
  
  
   "За веру, царя и отчизну!" -
  
  
   Гремел его крик средь полей,
  
  
   Гремел, пока смертью кончался...
  
  
   Тут странного нет ничего:
  
  
   Уж если он жить умудрялся,
  
  
   Так что ж была смерть для него?..
  
  
  380 ...Царь видел - беда угрожала...
  
  
   Он видел, как смело вперед
  
  
   На смену его идеала
  
  
   Другой, ненавистный идет...
  
  
   И плакали гордые очи,
  
  
   Так плакали злобно они
  
  
   В те темные длинные ночи,
  
  
   В те долгие, тяжкие дни!
  
  
   И вот, исхудалый, разбитый,
  
  
   Измученный телом, душой,
  
  
  390 Он снова в дворец позабытый
  
  
   Поехал, гонимый тоской...
  
  
   Тьма быстро на землю упала,
  
  
   Страданья несущая тьма...
  
  
   Едва освещенная зала
  
  
   Печальна, тиха, как тюрьма...
  
  
   То с ревом, то с плачем ребенка
  
  
   Бушует метель за окном...
  
  
   Шаг царский отчетливо-звонко
  
  
   Разносится эхом кругом.
  
  
  400 Безвыходной мукой терзаясь,
  
  
   Царь ждет, не забрезжит ли день,
  
  
   И бродит... Вослед, колыхаясь,
  
  
   Ползет его длинная тень...
  
  
   За комнатой комната мимо...
  
  
   Скрипит запыленная дверь...
  
  
   Он, бог современного Рима, -
  
  
   Как он изменился теперь!..
  
  
   Взор тусклый, тупой, безотрадны";
  
  
   Ввалилися щеки; волос
  
  
  410 Коснулся рукою нещадной
  
  
   Заботы и горя мороз.
  
  
   Всё сгибло... Судьба изменила -
  
  
   И должен могучий упасть...
  
  
   "О, где же ты, вечная сила?
  
  
   Ты где, некрушимая власть?!"
  
  
   И кверху, томясь и тоскуя,
  
  
   Он голову поднял, глядит:
  
  
   Над ним, наклонившись, статуя,
  
  
   Всё та же статуя стоит...
  
  
  420 Усмешкою грозною снова
  
  
   Сомкнутые губы дрожат...
  
  
   Весь бледный, не вымолвив слова,
  
  
   Царь двинулся тихо назад.
  
  
   1877
  
  
  
  
  398. СОН
  
  
  Мне снится: с косою, с седой бородой
  
  
  Уселся Сатурн недвижим;
  
  
  События мира картиной живой,
  
  
  Меняясь, идут перед ним.
  
  
  Он видит: в чаду вакханалий, пиров,
  
  
  Обрызганный кровью, вином,
  
  
  У праха разбитых родимых богов,
  
  
  По латам повитый плющом,
  
  
  Как лев, пораженный нещадной стрелой,
  
  
  Агонией смерти томим,
  
  
  В лучах восходящих зари молодой
  
  
  Хрипит обессиленный Рим.
  
  
  Он видит: гигант, умирая, поник
  
  
  Под юной могучей рукой...
  
  
  И в бороду тихо смеется старик,
  
  
  Качая седой головой!
  
  
  Он видит: под знаменем правды, креста
  
  
  Работает петля, топор,
  
  
  И дикий аскет, призывая Христа,
  
  
  Молясь, зажигает костер.

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 84 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа