Главная » Книги

Майков Аполлон Николаевич - Три смерти

Майков Аполлон Николаевич - Три смерти


1 2 3

  
  
  
  А. М. Майков
  
  
  
  
  Три смерти
  
  
  
   Лирическая драма --------------------------------------
  А. Н. Майков. Сочинения в двух томах. Том второй.
  М., "Правда", 1984
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОСВЯЩАЕТСЯ
  
  
  
  
  
  
  
  НИКОЛАЮ АПОЛЛОНОВИЧУ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  МАЙКОВУ Поэт Лукан, философ Сенека и эпикуреец Люций приговорены Нероном к казни,
  
  
   по поводу Пизонова заговора.
  Комната в античном вкусе; посредине стол с яствами; около него Люций, эпикуреец, один, как следует, возлежит за обедом. Сенека пишет завещание. Лукан в глубокой задумчивости. В углублении сцены группа друзей и учеников
  
  
  
  
  Сенеки.
  
  
  
  
  Люций
  
  
  (омыв после еды руки водою в чаше,
  
  
  
  поданной рабом, говорит)
  
  
   Мудрец отличен от глупца
  
  
   Тем, что он мыслит до конца.
  
  
   И вот - я долго наблюдаю
  
  
   И нахожу, что смерть разит
  
  
   Всего скорее аппетит.
  
  
   Я целый час жую, глотаю,
  
  
   Но всё без вкуса - и не сыт!..
  
  
   Вина попробуем! Быть может.
  
  
   Живая Вакхова струя
  
  
   Желудок дремлющий встревожит...
  
  
   Ну, кто же пьет со мной, друзья?
  
  
   Лукан!.. да ты как в лихорадке!
  
  
   В Сенеке строгий стоицизм
  
  
   Давно разрушил организм!
  
  
   И если вы в таком упадке -
  
  
   Не мудрено, что в этот час
  
  
   Мой здравый разум бесит вас!
  
  
  
  
  Лукан
  
  
   В час смерти шутки неприличны!
  
  
  
  
  Люций
  
  
   Но лучше умереть шутя,
  
  
   Чем плакать, рваться, как дитя,
  
  
   Без пользы!
  
  
  
  
  Лукан
  
  
  
  
   Мнения различны!
  
  
   Кто жизнь обжорству посвятил,
  
  
   Тот потеряет с ней немного!
  
  
  
  
  Люций
  
  
   Э, милый! не суди так строго!
  
  
   Я, признаюсь, еще б пожил
  
  
   И неохотно умираю...
  
  
   Но, чтобы с честью этот шаг
  
  
   Свершить, - в твоих, мой друг, стихах
  
  
   Себе отваги почерпаю.
  
  
   "Посланье к смерти" помнишь ты?
  
  
   В нем есть высокие черты!
  
  
   С скелета смерти снял ты смело
  
  
   Земной фантазии цветы...
  
  
   Ты помнишь:
  
  
  
   (декламирует)
  
  
   "Друзья! нам смерть страшна лишь чем?
  
  
   Все кажется, что не совсем,
  
  
  
  Не разом мы умрем,
  
  
   Что будем видеть мы свой труп,
  
  
   Улыбку неподвижных губ,
  
  
  
  Глаза с тупым зрачком;
  
  
   А мухи стаей по лицу,
  
  
   Без уваженья к мертвецу,
  
  
  
  И по лбу поползут;
  
  
   И с содроганьем от тебя
  
  
   Родные, близкие, друзья
  
  
  
  В испуге отойдут..."
  
  
  
  
  Лукан
  
  
   Ужасный образ! Как я мог!..
  
  
  
  
  Люций
  
  
   Позволь! В конце - благой урок.
  
  
  
   (Читает далее.)
  
  
   "Что даже из земли сырой
  
  
   За резвой жизнию земной
  
  
  
  Следить твой будет слух;
  
  
   И между тем как над тобой
  
  
   Весна покров расстелет свой
  
  
  
  И запестреет луг -
  
  
   Червь на тебя уж нападет
  
  
   И жадно есть тебе начнет
  
  
  
  И щеки, и бока..."
  
  
  
  
  Лукан
  
  
  
   (перебивая его)
  
  
   Да перестань!
  
  
  
  
  Люций
  
  
  
   (продолжает)
  
  
   "И будешь вечно рваться ты
  
  
   На свет из душной темноты -
  
  
  
  Да крышка-то крепка!
  
  
   Но, смертный, знай: твой тщетен страх.
  
  
   Ведь на твоих похоронах
  
  
  
  Не будешь зритель ты!
  
  
   Ведь вместе с дружеской толпой
  
  
   Не будешь плакать над собой
  
  
  
  И класть на гроб цветы;
  
  
   По смерти стал ты вне тревог,
  
  
   Ты стал загадкою, как бог,
  
  
  
  И вдруг душа твоя,
  
  
   Как радость, встретила покой.
  
  
   Какого в жизни нет земной, -
  
  
  
  Покой небытия!"
  
  
   Ведь превосходно! Эпиктетом
  
  
   Проникнут живо каждый стих!
  
  
   Прошу покорно - верь поэтам!
  
  
   Мечты и верованья их
  
  
   Подвижней тучек золотых!..
  
  
   Вы все на колокол похожи,
  
  
   В который может зазвонить
  
  
   На площади любой прохожий!
  
  
   То смерть зовет, то хочет жить,
  
  
   То снова к жизни .равнодушен...
  
  
   Задача, право, вас понять!..
  
  
  
  
  Лукан
  
  
  
  
  (вспыхнув)
  
  
   Чти ж этим хочешь ты сказать?
  
  
   Что ветрен я и малодушен?..
  
  
  
  
  Сенека
  
  
  (переставая писать, удерживает Лукана)
  
  
   Оставьте спор! Прилично ль вам
  
  
   Безумным посвящать речам
  
  
   Свои последние мгновенья!
  
  
   Смерть - шаг великий!
  
  
  
  
  (К Люцию.)
  
  
  
  
  
   Верь, мой друг,
  
  
   Есть смысл в Платоновом ученье -
  
  
   Что это миг перерожденья.
  
  
   Пусть здесь убьет меня недуг, -
  
  
   Но, как мерцание Авроры,
  
  
   Как лилий чистый фимиам,
  
  
   Как лир торжественные хоры.
  
  
   Иная жизнь нас встретит - там!
  
  
   В душе, за сим земным пределом,
  
  
   Проснутся, выглянут на свет
  
  
   Иные чувства роем целым,
  
  
   Которым органа здесь нет.
  
  
   Мы - боги, скованные телом,
  
  
   И в этот дивный перелом,
  
  
   Когда я покидаю землю,
  
  
   Я прежний образ свой приемлю,
  
  
   Вступая в небо - божеством!
  
  
  
  
  Люций
  
  
   Я спорить не хочу, Сенека!
  
  
   Но отчего так создан свет.
  
  
   Что где хоть два есть человека -
  
  
   И два есть взгляда на предмет?
  
  
   Твое, как молот, сильно слово -
  
  
   Но убеждаюсь я в ином...
  
  
   Существования другого
  
  
   Не постигаю я умом!
  
  
   Взгляни на лавры вековые:
  
  
   Их листья, каждый в свой черед.
  
  
   Переменяются что год -
  
  
   Одни спадут, взойдут другие,
  
  
   А лавр всё зелен, вечно свеж,
  
  
   И листья будто вечно те ж...
  
  
   Вот так и мы - Лукан, Сенека,
  
  
   Слуга покорный ваш - умрет...
  
  
   Отпадший лист! Но заживет,
  
  
   Как прежде, племя человека!
  
  
   Иной появится певец,
  
  
   Другие будут жить и вздорить,
  
  
   Страдать, любить, о том же спорить,
  
  
   О чем и мы с тобой, мудрец!..
  
  
   Но пусть по смерти жить мы будем!
  
  
   (Тебе готов я уступить!)
  
  
   А всё себя мы не принудим
  
  
   Без сожаленья кончить жить!
  
  
   Нам неприятна перемена.
  
  
   Вот что мне кто-то говорил:
  
  
   На острове каком-то жил
  
  
   Философ секты Диогена.
  
  
   Он в бедном рубище ходил,
  
  
   Спал, где пришлось прилечь к сараю,
  
  
   Босой, с клюкой, нужда кругом...
  
  
   Каким уж случаем, не знаю,
  
  
   Всему вдруг вздумалося краю
  
  
   Его избрать своим царем.
  
  
   Что ж? Царский пурпур одевая
  
  
   И тряпки ветхие скидая,
  
  
   О них вздохнул он тяжело
  
  
   И пожалел удел убогой,
  
  
   Сказав: ведь было же тепло
  
  
   Под сей циническою тогой!
  
  
   Не то же ль с жизнию земной?
  
  
   Достигши вечного предела.
  
  
   Жалеешь бросить это тело -
  
  
   Покров убогий и худой!
  
  
   Ты говоришь, что мы одною
  
  
   С богами жизнью заживем?
  
  
   Да лучше ль нам? Ну, как порою,
  
  
   Смотря, как мы свой век ведем,
  
  
   Богини с грозными богами,
  
  
   Как волки, щелкают зубами!
  
  
   Смотря, как смертный ест и пьет
  
  
   И с смертной тешится любезной,
  
  
   Они, быть может, бесполезно
  
  
   Крепясь, облизывают рот!
  
  
   Что мне в их жизни без волнений?
  
  
   Мирами, что ли, управлять?
  
  
   В них декорации менять,
  
  
   И, вместо всяких развлечений,
  
  
   Людьми, как шашками, играть,
  
  
   И, как актерами плохими,
  
  
   Отнюдь не увлекаться ими,
  
  
   Ни скучной пьесой!.. Нет! клянусь,
  
  
   Я в боги вовсе не гожусь...
  
  
  
  
  Лукан
  
  
   Нет! не страшат меня загадки
  
  
   Того, что будет впереди!
  
  
   Жаль бросить славных дел начатки
  
  
   И всё, что билося в груди,
  
  
   Что было мне всего дороже,
  
  
   Чему всю жизнь я посвятил!
  
  
   Мне страшно думать - для чего же
  
  
   Во мне кипело столько сил?
  
  
   Зачем же сила эта крепла,
  
  
   Росла, стремилась к торжествам?
  
  
   Титан, грозивший небесам,
  
  
   Ужели станет горстью пепла?
  
  
   Не может быть! Где ж смысл в богах?
  
  
   Где высший разум? Провиденье?
  
  
   Вдруг человека взять в лесах,
  
  
   Возвысить в мире, дать значенье,
  
  
   И вдруг - разбить без сожаленья,
  
  
   Как форму глиняную, в прах!..
  
  
   Ужели с даром песен лира
  
  
   Была случайно мне дана?
  
  
   Нет, в ней была заключена
  
  
   Одна из сил разумных мира!
  
  
   Народов мысли - образ дать,
  
  
   Их чувству - слово громовое,
  
  
   Вселенной душу обнимать
  
  
   И говорить за всё живое -
  
  
   Вот мой удел! Вот власть моя!
  
  
   Когда для правды бесприютной,
  
  
   В сердцах людей мелькавшей смутно,
  
  
   Скую из слова образ я,
  
  
   И тут врагов слепая стая
  
  
   Его подхватит, злясь и лая,
  
  
   Как псы обглоданную кость, -
  
  
   Всё, что отвергнуто толпою,
  
  
   Всё веселилося со мною,
  
  
   Смотря на жалкую их злость!..
  
  
   А злоба мрачных изуверов,
  
  
   Ханжей, фигляров, лицемеров,
  
  
   С которых маски я сбивал?
  
  
   Дитя - их мучил и пугал!
  
  
   Столпов отечества заставить
  
  
   Я мог капризам льстить моим -
  
  
   Тем, что я их стихом одним
  
  
   Мог вознести иль обесславить!
  
  
   С Нероном спорить я дерзал -
  
  
   А кто же спорить мог с Нероном!
  
  
   Он ногти грыз, он двигал троном,
  
  
   Когда я вслед за ним читал,
  
  
   И в зале шепот пробегал...
  
  
   Что ж? не был я его сильнее,
  
  
   Когда, не властвуя собой,
  
  
   Он опрокинул трон ногой
  
  
   И вышел - полотна белее?
  
  
   Вот жизнь моя! и что ж? ужель
  
  
   Вдруг умереть? и это - цель
  
  
   Трудов, великих начинаний!..
  
  
   Победный лавр, венец желаний!..
  
  
   О, боги! Нет! не может быть!
  
  
   Нет! жить, я чувствую, я буду!
  
  
   Хоть чудом - о, я верю чуду!
  
  
   Но должен я и - буду жить!
  
  
  Входит центурион со свитком в руке.
  
  
  
  
  Люций
  
  
  
  (указывая на центуриона)
  
  
   Вот и спаситель! Ну! покуда
  
  
   Тут нет еще большого чуда.
  
  
  
   (К центуриону.)
  
  
   Какие новости?
  
  
  
  
  Центурион
  
  
  
  (подавая ему свиток)
  
  
  
  
   Декрет
  
  
   Сената.
  
  
  
  
  Люций
  
  
  
  
  Други! шлет привет
  
  
   Сенат к нам! Уваженье к власти!
  
  
  
  
  Лукан
  
  
   Читай!
  
  
  
  
  Люций
  
  
  
   Стой! Кто решит вперед -
  
  
   Жизнь или смерть? Заклад идет?
  
  
  
  
  Лукан
  
  
   Я б разорвал тебя на части
  
  
   За эти шутки!
  Вырывает свиток и читает декрет, в котором, между прочим, сказано, что Цезарь, в неизреченной милости своей, избавляет их от позорной казни, дарует им право выбрать род смерти и самим лишить себя жизни; сроку до полуночи. Центурион обязан наблюсти за исполнением декрета и о последующем донести.
  
  
  
  
  Люций
  
  
   Недурен слог. Писать умеют.
  
  
  
  
  Лукан
  
  
   Злодеи! Изверги!
  
  
  
  
  Люций
  
  
  
  
  
  Притом
  
  
   Приличье тонко разумеют -
  
  
   Что одолжаться палачом
  

Другие авторы
  • Шепелевич Лев Юлианович
  • Фалеев Николай Иванович
  • Коропчевский Дмитрий Андреевич
  • Привалов Иван Ефимович
  • Гроссман Леонид Петрович
  • Левидов Михаил Юльевич
  • Беляев Тимофей Савельевич
  • Редактор
  • Брусянин Василий Васильевич
  • Коринфский Аполлон Аполлонович
  • Другие произведения
  • Писемский Алексей Феофилактович - Фанфарон
  • Семенов Сергей Терентьевич - Наследство
  • Одоевский Владимир Федорович - Деревянный гость, или сказка об очнувшейся кукле и господине Кивакеле
  • Семевский Василий Иванович - Семевский В. И.: биографическая справка
  • Тарасов Евгений Михайлович - Тарасов Е. М.: биобиблиографическая справка
  • Диковский Сергей Владимирович - Товарищ начальник
  • Богданович Ангел Иванович - О г. Куприне и других молодых беллетристах.- Еще о г. Короленке
  • Добролюбов Николай Александрович - Кулак. Поэма И. Никитина
  • Леонтьев Константин Николаевич - Моя литературная судьба. Автобиография Константина Леонтьева
  • Станиславский Константин Сергеевич - Переписка А. П. Чехова и К. С. Станиславского
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 399 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа