Главная » Книги

Жанлис Мадлен Фелисите - Белая Магия или полезный шарлатан

Жанлис Мадлен Фелисите - Белая Магия или полезный шарлатан


  

Бѣлая Маг³я или полезный шарлатанъ.

  
   Одинъ истинный и скромный мудрецъ жилъ - не скажемъ, гдѣ и когда - въ пр³ятномъ уединен³и. Онъ назывался Ѳеофиломъ, никого странствовалъ и наконецъ поселился въ маленькомъ, смиренномъ домикѣ. Ѳеофилъ не любилъ пышности, имѣлъ чувствительное сердце, былъ философомъ и набожнымъ. Противъ воли своей онъ сдѣлался извѣстнымъ въ сосѣдствѣ, ибо часто помогалъ бѣднымъ. Хотѣли видѣть его. Мудрецъ не искалъ знакомства; однакожь, будучи добродушенъ и вѣжливъ, не могъ грубымъ образомъ выгонять людей изъ своего домика. Сосѣди полюбили его и часто совѣтовались съ нимъ о дѣлахъ своихъ. Зная свѣтъ и сердце человѣческое, онъ съ удивительною вѣрност³ю предсказывалъ имъ слѣдств³е ихъ благоразумныхъ или дерзкихъ намѣрен³й, такъ, что люди прославили его наконецъ волшебникомъ... Слѣдственно это было не въ наше время: мы уже не вѣримъ чародѣйству, и вообще не любимъ вѣрить.... Слава Ѳеофилова дошла наконецъ до самаго Двора, и молодая Королева, посѣтивъ мнимаго волшебника, требовала отъ него талисмана, который далъ бы ей неограниченную власть надъ Королемъ и Королевствомъ. Напрасно философъ клялся, что онъ не волшебникъ и не Астрологъ: женщинъ трудно разувѣрить, когда онѣ что-нибудь возьмутъ себѣ въ голову. Королева начала сердиться, грозить - и Ѳеофилъ, подумавъ, сказалъ ей наконецъ: "Исполню желан³е Вашего Величества и составлю талисманъ, котораго требуете; но для того, чтобы онъ имѣлъ симпатическое дѣйств³е на Короля, мнѣ надобно получить отъ васъ волосы человѣка, душевно и безкорыстно къ вамъ привязаннаго: мущины или женщины - все одно." Королева нашла с³е услов³е весьма незатруднительнымъ: молодость легковѣрна, особливо на тронѣ. "Я могу, отвѣчала она, дать вамъ волосы пяти человѣкъ, которые меня равно обожаютъ." - "Довольно одного, сказалъ Ѳеофилъ: только надобно, чтобы онъ не требовалъ отъ васъ никогда и никакой для себя милости, и не говорилъ вамъ дурнаго о своихъ не пр³ятеляхъ или совмѣстникахъ: это обстоятельство необходимо для дѣйств³я талисмана." - Тутъ облакомъ печали затмилось лицо Королевы. "Какъ! сказала она: вы не удовольствуетесь моимъ словомъ, когда я поручусь вамъ за искренность и безкорыст³е привязанности?"... Нѣтъ, Ваше Величество! отвѣчалъ мудрый Ѳеофилъ: вамъ должно непремѣнно исполнить мое требован³е. - "Между людьми, меня окружающими (сказала Королева), нѣтъ такого человѣка; но я буду искать новыхъ друзей, и пр³ѣду къ вамъ, когда найду въ нихъ то, чего вы хотите."
   Мудрецъ былъ доволенъ симъ обѣщан³емъ, въ надеждѣ избавиться навсегда отъ подобныхъ докукъ; но онъ ошибся. Придворные, узнавъ, что Королева тайно была y философа, всѣ захотѣли видѣть его и съ нимъ совѣтоваться. Ѳеофилъ, не имѣя возможности увѣрить сихъ господъ въ истинѣ, старался обратить имъ въ пользу самое ихъ заблужден³е. Молодая придворная дама, вышедшая недавно за мужъ, требовала отъ него элексиру для постоянной любви супруга. Философъ далъ ей хрустальное сердце съ красною ароматическою жидкост³ю, сказавъ: "Вотъ элексиръ, который произведетъ желаемое вами дѣйств³е, естьли вы исполните мое предписан³е. Носите это сердце на груди своей три мѣсяца, и старайтесь быть всегда въ самомъ мирномъ и кроткомъ расположен³и души; избѣгайте неудовольств³я, ссоры и всего волнующаго кровь, чтобы элексиръ мой принималъ отъ васъ только бальзамическ³я изл³ян³я..... "Какъ! естьли я разсержусь, буду въ досадѣ, въ дурномъ нравѣ, - приревную?".... Элексиръ испортится. - "Можно ли? какая странность!" - Развѣ вы не знаете, сударыня, что отъ присутств³я людей нездоровыхъ свертывается молоко? - "Знаю; но тутъ одно физическое дѣйств³е." - Нравственность имѣетъ большое вл³ян³е на физику. Нѣтъ сомнѣн³я, что всегдашн³я досады и прихоти измѣняютъ чистоту крови. - "Правда, что я боюсь взглянуть на себя въ зеркало, когда сержусь или досадую; глаза сдѣлаются так³е мутные, лицо такое грубое, такое красное"... A талисманъ утратитъ всю цѣлебную силу свою. - "Хорошо; такъ и быть! Я буду терпѣлива, кротка, весела и спокойна. Для такого важнаго предмета можно все изъ себя сдѣлать. Подумаю о своемъ элексирѣ, и ничто не выведетъ меня изъ терпѣн³я." - Онъ сдѣлаетъ чудеса, естьли исполните предписан³е. - "Какъ же употреблять его?" - Черезъ три мѣсяца положите одну каплю въ обыкновенное питье вашего супруга, и такимъ образомъ давайте ему по каплѣ всяк³е шесть мѣсяцевъ. Въ хрустальномъ сердцѣ шестьдесятъ капель. - "Слѣдственно ихъ будетъ на тридцать лѣтъ? довольно! Черезъ такое время мужъ мой не захочетъ уже порхать бабочкою!" - - Красавица уѣхала съ элексиромъ, начала въ точности исполнять предписан³е философа и разсказывала по всему городу, что Ѳеофилъ есть велик³й чудотворецъ.
   Одна изъ ея пр³ятельницъ, именемъ Ѳеон³я, явилась къ мудрецу съ прозьбою, чтобы онъ далъ ей талисманъ отъ гнѣва. Прежде всего она выхваляла ему сердце и характеръ свой: чѣмъ мы обыкновенно начинаемъ, когда хотимъ признаться въ слабости. "Я добродушна, сказала Ѳеон³я, не злопамятна, не мстительна; чувствительна, искренна до крайности; имѣю единственно ту слабость, что бездѣлка выводитъ меня изъ терпѣн³я, и что я за всякое противорѣч³е рада вцѣпиться въ волосы. Этотъ невольной порокъ удаляетъ отъ меня супруга, тихаго и кроткаго. Я люблю его, плачу и не могу удержать первыхъ своихъ движен³й." - У меня есть вѣрное лекарство, отвѣчалъ Ѳеофилъ: это самой рѣдкой талисманъ, ибо составлять его весьма трудно. Онъ былъ изобрѣтенъ въ глубокой древности одною философкою. - "Жекщиною?" - Да, женщиною, которая употребляла свою мудрость на благодѣян³я вашему полу, вообще болѣе насъ склонному къ излишней вспыльчивости. Сей талисманъ достался мнѣ въ наслѣдство; не имѣя въ немъ нужды, отдаю его вамъ съ удовольств³емъ. Это золотое кольцо, усѣянное финифтяными звѣздочками: вотъ оно. - "Надобно только носить его?" - Слушайте, что вамъ наблюдать должно. Какъ скоро разсердитесь, то замолчите, не говорите ни слова и въ ту же секунду подите въ кабинетъ свой: тамъ, безъ свидѣтелей, опустите кольцо въ стаканъ холодной воды и девять разъ произнесите имя: Ѳевиладемирезпдарнезюлъмезидора. - "Боже мой! это имя?" - И весьма почтенное: имя той мудрой женщины, которая изобрѣла талисманъ, употребивъ на его составлен³е пятьдесятъ лѣтъ жизни своей. - "Не дивлюсь, что эта Философка не славна въ свѣтѣ: такому имени трудно дойти до потомства; его никто не выговоритъ." - Я напишу для васъ. - "Постараюсь вытвердить наизусть. Вы говорите, что надобно его произнести девять разъ?" - Непремѣнно; a послѣ выньте кольцо, выпейте воду, и будете спокойны. - "Это прекрасно!" - Когда же случится вамъ быть въ гостяхъ, и слѣдственно не льзя будетъ уйти въ кабинетъ свой, тогда надобно хотя въ мысляхъ произнести магическое имя; но признаюсь, что дѣйств³е его ослабѣетъ. - "О! я не боюсь того: ко мнѣ приходитъ сердце только дома; досадую и кричу на людей своихъ или на мужа, когда бываю съ нимъ одна; a въ свѣтѣ я всегда учтива, кротка и снисходительна." - И такъ, наблюдая все сказанное, будете милы и тихи какъ Ангелъ.
   Обрадованная Ѳеон³я унесла кольцо съ именемъ Ѳевиладемирезидарнезюльмезидора, написанномъ рукою философа. Имѣя хорошую память она могла въ тотъ же вечеръ испытать его чудесную силу, и не могла надивиться глубокой мудрости Ѳеофила. - Однакожь не всѣ были имъ такъ довольны. Онъ очень сухо принималъ тщеславныхъ и кокетокъ, и не давалъ имъ ничего. Однажды посѣтила его молодая дама съ братомъ своимъ, любимцемъ Королевскимъ, который хотѣлъ имѣть талисманъ для успѣха во всѣхъ своихъ честолюбивыхъ намѣрен³яхъ. Милостявый государь! отвѣчалъ Ѳеофилъ: разные Адепты находили средство дѣлать золото и возобновлять молодость; но никогда не искали они средства удовольствовать честолюбивыхъ: это явная химера. - По крайней мѣрѣ (сказала съ живост³ю молодая дама) дайте мнѣ способъ быть вѣчно милою, то есть не старѣться, чтобы всегда плѣнять и кружить головы: одно истинное щаст³е для насъ, женщинъ!" - Философъ взглянулъ на нее съ усмѣшкою: ибо она, не смотря на свою молодость и нарядъ, совсѣмъ не могла быть опасною прелестницею. Милостивая государыня! отвѣчалъ Ѳеофилъ: зная вѣрно будущее, предсказываю, что вамъ нѣтъ ни малой нужды въ талисманѣ: ибо вы черезъ двадцать лѣтъ будете такъ же наряжаться, такъ же грозить мущинамъ, не оставляя ни плановъ, ни лестныхъ надеждъ своихъ. - "Боже мой! правду ли вы говорите?" - Точную и совершенную. - "Какъ же я щастлива! какъ весело!"...
   Черезъ нѣсколько дней послѣ того пришелъ къ Ѳеофилу человѣкъ богатой, доброй и чувствительной, именемъ Алькипъ, и сказалъ ему: "Я родился въ изрядномъ состоян³и, и въ послѣдн³я десять лѣтъ утроилъ свое богатство, единственно отъ того, что съ равнодуш³емъ и безпечност³ю употреблялъ больш³я суммы денегъ на торговыя предпр³ят³я, чрезмѣрно опасныя. Но мнѣ все удавалось, и такое удивительное щаст³е возбудило множество завистниковъ; я имѣлъ бы ихъ, думаю, гораздо менѣе, естьли бы разбогатѣлъ обманами и подлост³ю. Не имѣя возможности укорять меня средствами моей фортуны, они стараются вредить мнѣ съ другихъ сторонъ. Дѣлая всегда добро, я нажилъ непр³ятелей, и безпрестанно чувствую дѣйств³е ихъ злобы; досадую, огорчаюсь и страдаю. Говорятъ, что ты, мудрый Ѳеофилъ, составляешь талисманы для щаст³я людей: не можешь ли открыть мнѣ способа восторжествовать надъ моими врагами?" - Могу, отвѣчалъ Ѳеофилъ: я испыталъ на себѣ чудесное дѣйств³е сего талисмана, и могу сообщить его другому, не переставая имъ пользоваться. Но для того надобно принять васъ въ глубок³я таинства священной науки, и нужны нѣкоторые опыты. - "Какъ! мнѣ должно сдѣлаться Адептомъ?" - Тѣмъ, что я самъ. - "Знаю, что отъ Адептовъ требуется великихъ жертвъ и строгой нравственности: я готовъ на все, чтобы получить желаемое, только не надѣюсь на свой разумъ" - Требую единственно того, что зависитъ совершенно отъ вашей воли. - "И такъ говори; все исполню." - Прежде всего надобно отказаться отъ всякаго намѣрен³я и желан³я мстить. - "Мнѣ сдѣлали столько неудовольств³я!... непр³ятели мои такъ злобны!.. особливо двое изъ нихъ ужаснымъ образомъ неблагодарны, ибо я нѣкогда осыпалъ ихъ благодѣян³ями." - Какъ бы то ни было, надобно забыть все и снова искать случая обязать ихъ. - "Чего ты хочешь!" - Необходимаго. Такъ должно поступать и съ другими непр³ятелями, но безъ гордости и хвастовства. - "Даю слово молчать; но могу ли внутренно не гордиться такимъ великодуш³емъ? отъ меня ли зависитъ это чувство?" - Одинъ разсудокъ предохранитъ васъ отъ гордости. Можете ли по справедливости хвалиться тѣмъ, что сдѣлаете только изъ повиновен³я? - "Правда; соглашаюсь съ тобою. Я буду великодушенъ единственно для того, чтобы получить награду, которую мнѣ обѣщаешь; слѣдственно не долженъ ничѣмъ гордиться. Все ли теперь? - "Все, ибо вы имѣете доброе сердце и чистую совѣсть. Приходите черезъ шесть мѣсяцевъ. - "И ты обѣщаешь мнѣ дать безцѣнный талисманъ, посредствомъ котораго я восторжествую надъ своими врагами?" - Да, y васъ будетъ это сокровище, въ самомъ дѣлѣ безцѣнное для человѣка, который умѣетъ цѣнить его. Надѣйтесь на мое слово; оно вѣрно.
   Алькипъ простился съ Ѳеофиломъ, въ твердомъ намѣрен³и исполнить его предписан³я, сколь они ни казались ему строгими. Черезъ шесть мѣсяцевъ онъ возвратился и сказалъ: "О мудрый Ѳеофилъ! какою благодарност³ю обязано тебѣ мое сердце! Слѣдуя твоимъ совѣтамъ, я нашелъ уже щаст³е, и примирился со всѣми врагами, кромѣ двухъ или трехъ, которые еще ненавидятъ меня, не смотря на мои одолжен³я; но цѣлый свѣтъ осуждаетъ ихъ несправедливость, и, не имѣя въ душѣ ни малѣйшей злобы, могу сказать, что я восторжествовалъ надъ своими непр³ятелями. Однакожь все еще желаю имѣть обѣщанный талисманъ, по крайней мѣрѣ для будущаго времени." - Я дамъ его вамъ, отвѣчалъ Ѳеофилъ: вотъ онъ!.. Алькипъ смотритъ, и видитъ только книгу... раскрываетъ ее и съ умилен³емъ читаетъ ея священное заглав³е... Слезы катятся изъ глазъ его. Онъ становится на колѣни, и прижимая божественную книгу къ своему сердцу, говоритъ: "Чувствую теперь святость закона прощать всѣхъ, и за, зло платить добромъ! Смертный не могъ его выдумать. Онъ есть законъ Неба; и человѣкъ долженъ повиноваться ему для собственнаго благоденств³я!"
   Мы описывали только успѣхи Ѳеофиловы; но слава его мало по малу затмилась. Начали говорить, что онъ требуетъ всегда нелѣпостей, и предпочли ему другихъ Астрологовъ. Ѳеофилъ снова могъ наслаждаться щастливою неизвѣстност³ю, и тѣми удовольств³ями, которыя милѣе славы для сердца опытнаго и добраго: спокойными досугами, миромъ и свободою!

Жанлисъ.

"Вѣстникъ Европы". 1803. т. 11


Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 248 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа