Главная » Книги

Вонлярлярский Василий Александрович - Воспоминания о Захаре Иваныче, Страница 2

Вонлярлярский Василий Александрович - Воспоминания о Захаре Иваныче


1 2 3

tify">   - Может быть, и так.
   - Что же вы хотите этим сказать?
   - То, что люблю эту женщину.
   - Об этом я не спорю.
   - И она меня любит,- прибавил сосед.
   - Как отца, согласен.
   - Нет, не так, как отца, а как жениха; вот это так, потому что она моя невеста.
   Последняя фраза до того поразила меня, что я не нашел слов, чтобы отвечать соседу. По глазам его, по голосу нельзя было сомневаться в истине.
   - Ну, скажите по совести, почтеннейший, ведь вам странно показалось, что человек моих лет, только что овдовевший, отец пяти взрослых и замужних дочерей, помышляет о женитьбе.
   - Признаюсь, Захар Иваныч, слова ваши мне действительно кажутся шуткою.
   - Вот то-то и есть, что обстоятельств-то моих вы не знаете,- сказал с глубоким вздохом сосед.- Разумеется, всякому другому я говорить бы о них не стал, а вас я полюбил с первого взгляда и готов, так сказать, открыть душу.
   Я был как на иголках.
   - Конечно, по наружности судя,- продолжал он,- у меня дом - полная чаша, скота вдоволь; лошади, могу похвастаться, равных в уезде не найдешь, и строение порядочное, и сад хоть куда... Словом сказать, я как жил при покойнице жене, дай бог ей царствие небесное, так живу и теперь. А имение-то ведь, почтеннейший, все ее; так пока дочерей не выдал замуж, бывало, смотришь, в год и наберется тысчонок двадцать, двадцать пять... по нашим краям слишком достаточно. Ну, дочери стали выходить замуж, а в прошлом году и к последней подвернулся жених; он и незавидный, правда, так, свищ. "Нет,- гово-
   310
    
   рит, - папенька, не хочу оставаться в девках". Нечего делать, пожался, пожался, да и выдал. Смотрю, ан плохо.
   Я слушал земляка, никак не понимая, к чему клонилась его речь.
   - Надобно же вам сказать,- продолжал Захар Иваныч,- что есть у меня страстишка, в которой винюсь пред вами, и страсть эту, как ни старался я превозмочь, не мог никак. Что делать! кто пред богом не грешен!
   Сосед вторично вздохнул.
   "Наконец,- подумал я,- верно, страсть к этой девушке".
   - Живали вы когда в деревне? - спросил меня Захар Иваныч.
   - Живал.
   - А долго ли?
   - Случалось жить и долго.
   - Однако ж как?
   - По нескольку месяцев.
   - А не сорок лет сряду?
   - Нет, сорока лет не случалось.
   - То-то же, почтеннейший! так вы не знаете, что значит деревенская жизнь. Нешто первые годы: жена молодая, устройство дома, сад и прочие затеи - все это берет время и занимает. Завел было я домашний оркестр; ну, признаюсь, прелесть что за музыка! Бывало, дает ли бал дворянство - где взять музыкантов? у Захара Иваныча! Именины ли у городничего, у предводителя... или приедут в город комедианты - опять-таки к Захару Иванычу... и самолюбию, знаете, льстило. С другой стороны, быть первым в околотке - также недурно! Да в доме ткались ковры, мальчишки-то, музыканты мои, как выросли, так наделали таких хлопот, что хоть вон беги. Я оркестр побоку.
   - Следовательно, страсть, в которой вы хотели повиниться, была не к музыке?
   - Какая тут музыка! - отвечал сосед.- Бог с нею; стоит она, чтоб порядочные люди имели к ней страсть; нет, батюшка, не к музыке, а к собачкам (Захар Иваныч щелкнул языком и в то же время пальцами); вот к ним-то, голубушкам, у меня, признаться, такая страстишка, что хоть умирай. Да что с вами говорить: ведь вы и не поймете.
   - Почему ж? я сам люблю охоту.
   - Не знаю я разве, как ваша братья охотятся: небось
   311
    
   по-аглицки, на бекасиков да на всякую мелочь; с ружейцем - тибо, да адрет! (Земляк скорчил прежалкую физиономию.) Был у меня приятель,- продолжал он,- такой же франт, как вы; вот раз он и говорит мне: попробуй, брат, так и слюбится; я и послушал - что ж вышло? протаскал он меня только что не целые сутки по такому болоту, что я и сапоги-то там оставил, а в довершение всего, бог его знает, принял ли он меня за бекаса или за какую другую птицу, только и до сей минуты я по его милости ношу с ползаряда мелкой дроби в левом боку... и это вы называете охотиться? Хороша охота, нечего сказать! Нет, сударь, по-нашенски, как снимут хлеб да запахнет на дворе русаком, чуть зоричка - накормишь собак до оседлаешь коней, выпьешь чарку водки да и марш в отъезжее месяца на три... вот это охота!
   Глаза земляка разгорелись как уголья и щеки запылали. И чего бы не дал Захар Иваныч в эту минуту за свои родные поля, за пеструю стаю гончих и за серый денек нашей русской осени!
   - Надоел я вам, почтеннейший? - спросил меня после некоторого молчания сосед.
   - Не только не надоели, но я слушаю вас тем с большим удовольствием, что сам страстно люблю всякого рода охоту, преимущественно псовую.
   - Вы страстно любите, вы? - воскликнул с восторгом Захар Иваныч,- не может быть!
   - Уверяю вас.
   - Так вы постигаете то наслаждение, которое чувствуешь, когда после долгого ожидания вдруг где-нибудь в большом острову отзовется сначала одна гончая, а за ней закипит и зальется вся стая, и ты сломя голову скачешь на перелаз и видишь, как крадется косой по опушке,- вот выскочил на поляну, выставил ухо и слушает, а стая на хвосту; "шалишь, брат, не высидишь!" а борзые-то, борзые... Ну, понимаете ли теперь, почему я женюсь?
   - Нет, не понимаю.
   Захар Иваныч встал с постели, подошел к дверям, заглянул в коридор и, возвратясь на прежнее место, уселся так близко ко мне, что я должен был отодвинуться.
   - У нее, сударь мой, триста пятьдесят душ родовых да чистоганчиком наберется тысчонок около сотенки, в то время как у меня фу, фу, фу! Вот что-с! - прибавил земляк, взявшись за бока и раскачиваясь на стуле.
   Слушая его, я стал понимать еще меньше. Девушке
   312
    
   с независимым состоянием, красотой и молодостию решиться избрать человека, подобного Захару Иванычу, казалось мне не только сумасшествием, но даже делом непостижимым. За что же такое чудо совершается для Захара Иваныча, а не для другого, достойнейшего? за что же судьба, наделяя, к несчастию слишком редко, свои создания теми наружными совершенствами, которые отражались на нелживом дагерротипном портрете, и совершенствами, почти всегда соответствующими внутренним достоинствам, не начертает избранным своим путей достойнейших? Неужели такое прекрасное создание пройдет жизнь незамеченным, неоцененным? Сколько людей заплатили бы кровью за счастие обладать подобным сокровищем! Многие бросили бы к стопам ее груды золота, разделили бы с ней и блестящие имена, и значение в свете, и почести! Нет, вопреки русской пословице, судьба хуже индейки, говорил я сам себе. Судьба - лотерея. Тут я невольно вспомнил о петербургском трактирном маркёре, выигравшем в польской лотерее девятьсот тысяч злотых. Маркёр сначала заболел от радости, а выздоровев, нанял в том же трактире грязную каюту и продолжал проводить все дни свои в бильярдной, считая очки не по обязанности, а из удовольствия. Вот то наслаждение, которое извлек маркёр из посланного ему судьбой сокровища!
   - В половине сентября,- продолжал сосед,- окончится моей покойнице ровно полгода. До того времени мы полечимся на водах, а в октябре веселым пирком да и за свадебку.
   - Вам лечиться на водах? Смотрите, Захар Иваныч, чтоб не случилось того, что в Теплице.
   - Кто вам говорит про меня! не мне, а ей, от затвердения что ли велели лекаря попить карлсбадской воды.
   - Вашей невесте? - спросил я.
   - Ну да, невесте.
   - И она будет сюда?
   - Разве на возвратном пути, теперь же самое время лечения, и вряд ли она выедет из Карлсбада до половины августа.
   - Но где же невеста ваша?
   - Говорю вам: в Карлсбаде,- отвечал сосед,- тьфу какой рассеянный! Толкую ему тысячу раз одно и то же, а он думает себе о другом и удивляется, что ничего не слышит! Говорят вам, что она пробудет там до пятнадцатого августа; ну, понял ли? - сосед засмеялся.
   313
    
   - Не понимаю.
   - Опять не понимаете?
   - Конечно не понимаю, как вы можете таскаться по Теплицу и Дрездену, когда невеста ваша в Карлсбаде. Да я на вашем месте пешком бы побежал к ней... Ну, что вы тут делаете?
   Захар Иваныч хохотал, продолжая качаться на стуле, потом, как бы очнувшись, вдруг спросил меня: хочу ли ехать с ним вместе?
   - Куда?
   - В Карлсбад.
   - Вы смеетесь?
   - Нимало.
   - А если б я согласился?
   - Так едемте.
   - Когда?
   - Завтра.
   - Вы меня дурачите, сосед.
   - Ничуть! сейчас же посылаю прописать паспорт, расплачусь с Гайдуковым и к вашим услугам.
   Если бы дело шло не о невесте Захара Иваныча, я бы, кажется, задушил его от радости; но, понимая, что излияние чувств моих могло только повредить моим планам, я просто изъявил согласие на желание соседа, представив, впрочем, предварительно с полдюжины пустых невозможностей.
   Мы расстались в восхищении друг от друга. Он неоднократно заключал меня в свои жаркие объятия, смеялся и жал мне руку; я был по наружности холоден, зато в душе радовался как ребенок.
   Вся ночь прошла в самых заманчивых мечтах и сновидениях. Сколько раз в продолжение этой чудной ночи дагерротипный портрет красавицы, мгновенно оживляясь, начинал мне улыбаться! сколько раз, выходя из серых бумажных рамок портрета, невеста Захара Иваныча являлась предо мной во всей роскоши живого прелестного существа с глазами, полными страсти! я трепетно протягивал к ней руки и бил их немилосердно то об стену, то об дверь, просыпаясь же, переходил к рассуждениям, которые - увы! - клонились далеко не к спокойствию и не к счастию нового друга моего, Захара Иваныча.
   Настало утро, и часу в восьмом я почувствовал, что кто-то коснулся моего плеча. Открываю глаза - предо мной горничная.
   314
    
   - Какой-то пожилой господин желает говорить с вами,- сказала она мне, показывая на дверь.
   Я накинул на себя халат, соскочил с постели и приказал просить.
   В комнату вошел чопорный старичок, белый как лунь, в широком фраке старинного покроя, в белом галстухе с пребольшим жабо. Он на немецком языке извинился, что беспокоит меня так рано; но дело, о котором имел он переговорить со мной, было, по его мнению, так важно, что он мог позволить себе такого рода невежливость.
   Я пододвинул гостю кресло и просил его сесть. Старик дождался выхода горничной, пристально посмотрел на меня и качал речь свою как с кафедры.
   - Вы русский? - сказал он.
   - Точно так.
   - Вы благородный человек, а сделали ужасное дело,- проговорил старик.
   Я посмотрел на него с удивлением.
   - Да, ужасное,- повторил он,- и это дело, которое для вас, конечно, шутка, повергло в отчаяние честное и доброе семейство.
   Любопытство мое дошло до высшей степени. Я хотел, по крайней мере узнать, в чем состоял поступок мой и кого привел в отчаяние, но старик не дал мне опомниться и продолжал:
   - В отчаяние, говорю я, потому что глаза мои не смыкались с тех пор, а бедная жена не переставала плакать?
   Гость-оратор возвел и взор и руки свои к потолку.
   - И вы уверены, что причиной всех этих несчастий - я? - спросил я.
   - Уверен ли? - повторил старик,- зачем же было бы мне приходить сюда?.. К тому же он никогда не лгал, мое бедное дитя.
   - Ваше дитя?
   - Да, мой сын, единственный сын, моя надежда, мое утешение, или, точнее, наше утешение, потому что у него есть и мать, нежная мать.
   - Позвольте, однако же, спросить, с кем я имею честь говорить в эту минуту? -перебил я, вставая.
   Я был уверен, что гость мой ошибся дверью, и драма начинала мне надоедать.
   - Я Христиан Зельфер,- отвечал старик.
   - Как? отец Александра-Фридриха Зельфера?
   315
    
   - К несчастию, да!
   - Я видел сына вашего вчера.
   - Его привезли ко мне от вас в отчаянном положении: он был пьян.
   - От нескольких стаканов шампанского! - воскликнул я с удивлением.
   - От нескольких стаканов?! - повторил с ужасом старик,- и в дитя мое влили несколько стаканов?
   - Не влили, а он выпил их с одним из моих соотечественников.
   - С извергом, с злодеем, с искусителем, с развратителем юношей, существ неопытных! и вы говорите об этом, милостивый государь, с таким убийственным хладнокровием? и вы смотрите на все это равнодушно?
   Старик заплакал.
   Как ни забавно-странны казались мне в эту минуту саксонские патриархальные нравы, тем не менее старик заслуживал полного участия, потому что слова и слезы его были искренни; а чувствуя то, что говорил, он не мог не страдать ужасно: он привык видеть в единственном, сорокапятилетнем сыне послушного и невинного юношу, и потому первая шалость, первый проступок этого сына должны были несомненно поразить как ум, так и сердце родителя. Я употребил все средства, чтобы успокоить старого Зельфера: уверял его, что случай этот не может иметь для детища его никаких дурных последствий, что приятель мой не только не имел намерения сделать дурное дело, а, видя в первый раз молодого человека, хотел, по русскому обычаю, угостить его.
   - Но вы не знаете главного моего несчастия,- перебил дрожащим голосом старик,- вы не знаете, что Александр, который, как я уже вам сказал, никогда не лжет, сознался мне, отцу, что ему понравилось шампанское и что опьянение очень приятное чувство; он прибавил - представьте себе! - что вряд ли откажется и в другой раз от подобной проделки, и во всем этом признается сын мой чистосердечно! Послал же на меня бог такое несчастие!
   Старик снова залился слезами.
   Я не имел еще времени ничего придумать для успокоения Зельфера, как дверь из коридора распахнулась и на пороге показалась монументальная фигура Захара Иваныча. Он был в своем ситцевом халате, в торжковских шитых золотом сапогах и в голубой полубархатной, обделанной бисером шапочке; в руках держал он один из зна-
   316
    
   комых мне жасминных чубуков с перышком. При появлении Захара Иваныча старый Зельфер утер поспешно глаза, медленно привстал и поклонился. Земляк отвечал на поклон легким наклонением головы и спросил у меня прегромко, кто этот антик. Я назвал гостя, надеясь, однако же, что земляк не вспомнит сына и избавит тем меня от возобновления драмы, но не тут-то было: едва я произнес имя старика, как лицо Захара Иваныча оживилось радостию.
   - Ба!-закричал он,- уж не отец ли этот вчерашнего?..
   И, не дав мне произнести ни одного слова, сосед обратился к старику.
   - Ир зон тринкен гут, зер гут!1 - сказал Захар Иваныч, трепля гостя по плечу.
   Зельфер сначала не совсем понял, но сосед знаками и словами добился-таки того, что старик догадался, с кем имеет дело, и брови его начали сдвигаться.
   Предвидя последствия несчастной встречи раздраженного отца с искусителем сына, я почел за лучшее предоставить им все поле сражения и вышел вон из комнаты, затворив за собой дверь.
   Прохаживаясь скорыми шагами по длинным коридорам гостиницы, я с беспокойством поглядывал в ту сторону, откуда, по мнению моему, должен был или раздасться крик, или появиться один из гостей моих. Прошло с четверть часа, но крику не раздавалось и никто не появлялся. Я подозвал горничную и просил ее взглянуть, что делается в моем нумере; возвратясь, она объявила, что толстый русский объясняет что-то старику немцу и оба смеются. Не поверив горничной, я сам пошел, желая лично удостовериться в справедливости слов ее: действительно, я застал обоих в самом веселом расположении духа; сосед махал руками и, примешивая к цельным русским фразам немецкие слова, рассказывал что-то Зельферу на таком наречии, которое определить было крайне трудно; в свою очередь старик мерными наклонениями головы показывал, что понимает, и улыбался. "Что за чудо?" - подумал я и стал вслушиваться: речь шла о преимуществе малороссийских сукон перед английскими.
   - Друг ваш прелюбезный и превеселый человек,- сказал мне старик, когда земляк кончил свой рассказ.- Объ-
   ___________________
   1 Ваш сын пьет хорошо, очень хорошо (искаж. нем.).
    317
    
   ясните ему, пожалуйста, по-русски, что я ему крайне обязан.
   Я посмотрел на Зельфера с удивлением.
   - Каким чудом превратили вы, соседушка, родительский гнев в благодарность? - спросил я у земляка.
   - Какой гнев?
   Вместо ответа я передал соседу со всеми подробностями предыдущую сцену мою со стариком.
   - Да ведь и мне, почтеннейший, крайне досаден этот случай,- сказал земляк,- знай я только, что сын его не пьет вина, стал ли бы я настаивать, господь с ним; да кому же, посудите сами, войдет в голову, что есть на свете такая страна, в которой пятидесятилетних малых водят на помочах и только что не кормят грудью. Забавно, в самом деле! не смей и поднести рюмки вина такому дитяти... Ай да народец! Впрочем, это ничего.
   - Как ничего?
   - Ничего,- повторил Захар Иваныч,- я научил старика самому простому средству предохранить дитятко от пьянства.
   - А в чем состоит этот способ?
   - В совершенных пустяках, в таком вздоре, что, право, смешно: надобно взять рюмку водки или вина и впустить в нее три капли крови слепого котенка.
   - Что? - спросил я, принимая слова соседа за шутку.
   - Надобно взять рюмку водки или вина,- повторил серьезно сосед,- и, впустя в нее три капли крови слепого котенка, дать выпить.
   - И этот способ успокоил старика?
   - Совершенно. Да как же иначе? я, по крайней мере, никогда другого средства не употреблял с пьяницами.
   - Ваш способ удавался вам?
   - То есть как вам сказать, не то чтобы каждый раз, а удавался-таки!
   Не желая поселить сомнения в отце юного Зельфера, Захар Иваныч произнес последние слова вполголоса, и как ни нелеп был способ земляка, но способ этот уничтожил до основания все беспокойства в сердце нежного родителя Александра-Фридриха, следовательно, и возвратил семейству его утраченное им счастие. Старик просидел у меня с полчаса, расстался с нами как с друзьями, а мы с соседом принялись за укладку наших чемоданов и за все приготовления к отъезду в Карлсбад.
   Решившись отправиться из Дрездена с вечерним поез-
   318
    
   дом по железной дороге, мы заказали обед к трем часам и пригласили разделить его с нами Степана Степаныча Выдрова.
   Все утро прошло в хлопотах, а в три часа я вошел в столовую; в ней ожидала меня новая сцена, нимало, впрочем, не похожая на утреннюю. У накрытого стола смирно сидел бледный, желтый и трепещущий как лист Выдров. Захар же Иваныч расхаживал по зале с такою скоростью, в таком гневе и с таким багровым лицом, какого я еще не видывал на соседе. У окна стоял Гайдуков, а поодаль от Гайдукова вся мужская и женская прислуга гостиницы.
   - Что это с вами? - спросил я с беспокойством у соседа.
   - Разбой и больше ничего! - отвечал, продолжая ходить, Захар Иваныч.
   - Но объясните наконец, в чем дело?
   - А вот, взгляните-ка на счет,- сказал Захар Иваныч, передавая мне предлинный кусок бумаги, исписанный очень мелко.
   - Сорок три талера в три дня, это много!- сказал я, взглянув на итог.
   - Обыкновенная цена всему, поверьте,- заметил униженно Гайдуков.
   - Дело не в сорока трех талерах и не в цене,- перебил, пыхтя, Захар Иваныч,- кому какое дело до того, что я много истратил или мало! а курьезно заплатить за ночлег Трушки по два талера в сутки, и за стол его столько же... вот что курьезно так курьезно!
   - Как за ночлег? - воскликнул я.
   - Так взгляните на счет: ну, видите: 27-го за нумер, то есть мой, полтора талера, за нумер слуги два и селедка, селедка, селедка и раки ему же-полтора талера; 28-го за мой нумер полтора, за нумер слуги два талера, селедка, селедка, селедка и раки - полтора; 29-го за мой нумер полтора, за нумер слуги два, селедка, селедка, селедка и раки - полтора; 30-го... сегодня ночлега, правда, не было, зато была селедка, селедка, то есть прибавь еще селедку и раки,- и опять полтора... каково?- спросил сосед, бросая счет на пол.- Ну, я у вас спрашиваю, каково?
   - Помилуйте, моя ли вина, ежели вам угодно было поместить слугу вашего в большом нумере, что противу лестницы? - сказал Гайдуков.
   319
    
   - И ты смеешь еще оправдываться?
   - Я не оправдываюсь, а только докладываю вам, что в первую ночь он приказал именем вашим пустить его в пустой нумер, а нумер ходит по два талера в сутки, всем известно,- прибавил Гайдуков, показывая на прислугу,- что же касается до кушанья, так это была ваша воля и вы лично изволили мне приказать отпускать ему преимущественно русские кушанья, а коли так, то что же может быть лучше, как не селедочка-с и раки.
   Последние слова произнес Гайдуков шуточным тоном.
   Я невольно вспомнил полуночный разговор соседа моего с Трушкой и чуть не лопнул со смеху. Гайдуков был не совсем не прав, потому что я действительно слышал, как Трушка изъяснял барину о своем намерении попроситься в пустой нумер, на что Захар Иваныч хотя и не отвечал утвердительно, но и не сказал "нет"; полагаю, что и земляк припомнил это обстоятельство, потому что, не отвечая на объяснение Гайдукова, он с сердцем вынул из кармана длинный кожаный мешок, достал из него горсть золотых монет и отсчитал сколько следовало по счету.
   Гайдуков взял золото и пустился было любезничать, но Захар Иваныч топнул ногой и указал на дверь.
   Почтенный хозяин гостиницы не заставил повторить немого приказания и вышел из столовой, склонив почтительно голову перед справедливым гневом грозного земляка.
   Захар Иваныч предложил своего Трушку в сопутники Выдрову, который, пользуясь благоприятными обстоятельствами, не отказался, но упомянул о дорожных издержках на возвратном пути, оценяя их приблизительно во сто пятьдесят франков, на что сосед отвечал восемью золотыми, и тем кончился прощальный обед наш в Дрездене.
   В пять часов пополудни кондуктор железной дороги протрубил сигнал к отъезду, и мы покатили в Лейпциг. В продолжение всего переезда Захар Иваныч, находясь еще под влиянием гайдуковского счета, не промолвил ни одного слова; мы переночевали в лучшей гостинице, а на другой день я показал земляку все, что было замечательного в городе. Между прочим, в Лейпциге есть сад, чрез который протекает Эльстер. В этой речке, как всем известно, утонул граф Понятовский, которого седло, стремя и шпоры показывают посетителям за два цванцигера с особы; дети не старее десяти лет платят половину. Захар Иваныч кстати заметил, что подобные редкости родители
   320
    
   должны были бы показывать детям своим прежде, чем они достигнут десятилетнего возраста.
   От Лейпцига до Цвиккау мы проехали по железной дороге, а в этом городке наняли почтовую коляску и отправились прямо в Карлсбад. Дорога эта очаровательна: то извивается она вдоль каменного берега живописного ручья, то, взбегая на зеленый холм, пробирается между высоких сребристых тополей и, коснувшись крыльца гостеприимной фермы, уклоняется в сторону и снова прячется в чаще виноградных лоз. На каждом шагу новая картина представляется взорам проезжающего.
   Из всех этих мест замечательнее прочих высокая и крутая гора Шнееберг. Отвесную высоту ее определяют семью тысячами футов.
   Подъехав к таможне, мы остановились; я вручил везшему нас немцу наши паспорты и приказал вынуть из коляски чемодан.
   - А вы разве непременно хотите, чтобы их осматривали? - спросил почтарь.
   - Нимало не хочу, но думаю, что это необходимо.
   - Необходимо? полноте,- продолжал, смеясь, почтарь,- дайте по два цванцигера - вот и все.
   Я последовал совету опытного немца и вручил ему требуемую им сумму, которую он преспокойно понес в заставный дом.
   По прошествии нескольких минут шлагбаум взвился; еще несколько часов езды, и карлсбадские трубы возвестили жителям этого города о нашем прибытии.
   Карлсбад построен в глубоком ущелье, опоясанном цепью гранитных скал, за скалами поднимаются к небу три крутые горы, покрытые сосновым лесом. Карлсбад обязан существованием своим оленю. Вот что повествует о том легенда: в XIV столетии император Карл IV, охотясь в дремучем лесу, напал на огромного оленя; измученное долгим преследованием собак, бедное животное бросилось с высокого каменного утеса в бездну и исчезло. Сбитая дерзким прыжком оленя, стая затеряла след и остановилась. Император приказал отыскать пропавшего зверя, и после долгих и тщетных розысков оленя нашли сваренным в горячем ключе, о существовании которого до той минуты никто не имел никакого понятия. Впоследствии император лишился употребления ног; врачи его вспомнили о ключе, и первый опыт кипучих вод его исцелил
   321
    
   Карла. Ключ назван Шпруделем1, а утес, с которого соскочил несчастный олень, и до сих пор зовется Гиршен-шпрунг2. Все же прочие карлсбадские ключи суть не что иное, как дети Шпруделя.
   Речка Тепель, изобилующая форелью, разделяет город на две части; правый берег реки, названный Визою, служит гуляньем аристократическому карлсбадскому обществу; дома, большею частию построенные для летнего времени, высоки, красивы и все без исключения украшены пребольшими вывесками, одна другой замысловатее, как-то: "Синяя щука", "Золотое руно", "Ласточки", "Воробьи", "Вильгельм" и т. п. Мы поместились под гостеприимными крыльями "Белого лебедя". Хозяин дома, честный и добрый старик, игольный мастер и в то же время капитан гражданской гвардии, встретил нас с распростертыми объятиями. В доме его я провел всю прошедшую весну. Он предложил мне мою прежнюю квартиру, обращенную окнами на Визу и мост, а земляку отвел три комнаты в одном со мной этаже.
   Пока я разбирал чемодан, Захар Иваныч успел не только познакомиться с капитаном-игольщиком, но даже приучил его понимать себя.
   На вопрос, намерен ли земляк идти к своей невесте, он отвечал, что не знает адреса, а если бы и знал, то не пошел бы до завтрашнего утра. Чем короче я знакомился с моим единоземцем, тем менее удивляли меня его выходки, а потому я ограничился советом поручить хозяину справиться о месте ее жительства.
   Захар Иваныч вытребовал лист бумаги и нацарапал на нем крупными и кривыми буквами: девица Анна Фадеевна Трущобова, дочь губернского секретаря. Я перевел адрес на немецкий язык и вручил его капитану, прося не замедлить исполнением поручения.
   Как мало согласовалось имя с красотой моей знакомой незнакомки! И думала ли она в эту минуту, что я, посторонний человек, взглянув случайно на портрет ее, прискакал в Карлсбад единственно для того, чтобы взглянуть на прелестный оригинал портрета? чувствует ли она, что все мысли мои стремятся к ней и сон давно бежал от глаза? И люди смеют уверять, что красота отдельно от всех прочих достоинств не может внушать страсти! Как же назвать то чувство, которое заставляет ездить из Дрездена
   _____________________
   1 Ключ, минеральный источник (нем.),
   2 Прыжок оленя (нем.).
   322
    
   в Карлсбад без всяких затвердений в печени, почках, селезенке, и притом в сообществе Захара Иваныча? как же назвать то чувство, которое возбуждается дагерротипным портретом? как же назвать его, повторяю я, как не любовью, не страстью?
   Земляк лег заснуть, а я умылся, оделся и пошел на Визу. На ней толпилась куча гуляющих; у самого берега Тепеля вкруг столов сидело множество дам; около каждой из них жужжал целый рой кавалеров; одни любезничали, другие смеялись, а я вспомнил прошлое, и мне стало грустно! С чем может сравниться то чувство, которое ощущаем мы при встрече нашей с знакомыми местами? Как красноречиво пересказывают нам наше прошлое безмолвные стены домов, где живали некогда друзья или женщины, нами любимые, где протекло несколько лет беспечной юности,- то же чувство ощущал я, идя вдоль Визы: давно ли, кажется, такая-то дверь отворялась передо мной ежедневно, в такой-то лавке покупался всякий вздор, а на такой-то скамейке, просиживая по целым вечерам, мечтали мы о несбыточном! сколько вздохов слышала эта самая Виза... и все прошло, и прошло невозвратно!
   Прохаживаясь в подвижной массе незнакомых лиц, я набрел наконец на жидовскую фигурку Боргиуса, преплохого врача, посещавшего меня некогда по нескольку раз в сутки.
   - Herr Graf!1 - воскликнул он, завидев меня.
   Г. Боргиус называл всех пациентов своих графами.
   - Откуда? давно ли? надолго ли?- кричал он, сжимая крепко мои руки.
   - Из Дрездена, сегодня и на несколько суток,- отвечал я врачу.
   - Но как вы пополнели, поздоровели!
   - Право?
   - Узнать нельзя!
   И Боргиус засыпал меня новыми вопросами, на которые я не успевал отвечать.
   - Что же у вас поделывается? - спросил я в свою очередь.
   - Все благополучно и идет своим порядком,- отвечал врач.
   - Каково здоровье того бедного австрийского графа, которого я, помнится, оставил едва живым?
   - Граф умер в то же лето.
   ________________
   1 Господин граф! (нем.)
   323
    
   - Жаль! Ну, а барыня с известковым лицом?
   - И барыня умерла.
   - Также умерла? и барыню жаль. Скажите же мне по крайней мере, доктор, здравствует ли тот забавный старичок, что заставлял мальчишек бегать на приз?
   - Но он лечился не у меня.
   - Все равно! Мне любопытно знать, где он и что с ним?
   - Здоров совершенно и по-прежнему проказит. Нынешний год,- продолжал он,- у нас множество приезжих, и дня не проходит без бала или праздника.
   - А русских много?
   - Нельзя сказать. Впрочем, если хотите, я назову вам некоторых.
   - Сделайте одолжение! Сердце мое забилось сильнее.
   - Во-первых,- продолжал Боргиус,- старуха-графиня N с двумя дочерьми и сыном; у графини пухнут ноги; дочери хорошенькие. Потом, тот седой барин, который, помните, любил, чтобы его называли генералом.
   - Как не помнить!
   - Еще два брата... фамилия мудреная... богатые люди, у одного завал в печени: он пьет воды; другой пьет водку.
   - Еще же кто, доктор?
   - Еще,- повторил Боргиус,- несколько русских, которых не знаю, и недавно приехавшая из Дрездена молоденькая дама.
   - Девушка? - спросил я.
   - А уж не знаю, девушка или дама, но прехорошенькая.
   - Фамилии не помните?
   - Слышал, слышал, даже читал в листке, но запомнить никак не мог.
   - Не Трущобова ли?
   - Может быть.
   - И вы говорите, что она приехала одна?
   - Вероятно, с горничной.
   - Кто ее лечит?
   - Некто Вульф, прусак.
   - Не знаете ли по крайней мере ее собственного имени?
   - Нет, не знаю.
   - Вы несносный человек, доктор!
   - Помилуйте, мог ли я знать, что дама эта вас интере-
   324
    
   сует,- отвечал, смеясь, Боргиус,- к завтрему обещаюсь расспросить обо всем подробно и сообщить вам на утренней прогулке.
   Разговаривая с врачом, я незаметно прошел всю Визу и очутился на дороге, ведущей в Постгоф; влево от нас струился Тепель; вправе подымалась гора, обложенная у подошвы рядом каменьев с различными надписями. Общий смысл их состоял в благодарности Карлсбаду за излечение от болезней. Каждый раз, как Боргиус снимал шляпу или останавливался, я невольно вздрагивал; в числе знакомых Боргиуса встречались шляпки, и тогда биение сердца моего усиливалось: под каждой из них я искал черты дагерротипного портрета!
   В Постгофе я предложил медику чашку кофе и приказал приготовить его на одном из столов, стоявших в саду. С этой точки видны были все лица гуляющих. Постгофом называется загородная гостиница, отстоящая от Карлсбада на расстоянии немецкой полумили. Дорога, соединяющая эти два пункта, пролегает частию по самому берегу Тепеля, частию по долине, лежащей между живописных холмов, покрытых лесом, извилистыми дорожками и павильонами. По известным дням у Постгофской гостиницы играет музыка и сад наполняется множеством людей всех сословий и возрастов; в день же моего приезда музыки в Постгофе не было, и лишь изредка показывалось кое-где несколько гуляющих. Начинало смеркаться, когда Боргиус вдруг толкнул меня локтем и указал на одну из проходивших мимо нас дам.
   - Вот она,- шепнул он мне.
   Я оглянулся, но лица ее уже не было видно. Бросив на стол мелкую монету, я в сопровождении врача отправился догонять незнакомку. На ней было шелковое железного цвета платье с пелеринкою такого же цвета и соломенная шляпка. Поравнявшись с дамою, я повернулся в ее сторону; хотя нижняя часть лица была закрыта зонтиком, но глаза, глаза принадлежали портрету: я узнал их потому, что сердце мое судорожно сжалось; оглянуться вторично я не имел духу.
   Проходя скорыми шагами вдоль реки, я не замечал ни несчастного Боргиуса, бежавшего со мной рядом, ни темных туч, бежавших к нам навстречу, как вдруг крупная капля воды упала мне на нос, а за нею прыснул такой дождь, что по прошествии нескольких минут не осталось
   326
    
   на нас ни одной сухой нитки. Я прибежал домой, переменил платье и отворил окно.
   Туча промчалась; догоравшее солнце заблистало на металлических шпицах церквей и отразилось пламенем в окнах высоких домов. Недавно опустелая Виза начала снова наполняться гуляющими.
   Смотря на все это, я невольно предался самым поэтическим мечтам и предпочитал магнитический взгляд встреченной мной дамы бесцветным глазам дагерротипа; я думал уже не о портрете, а о самой Анне,- о ручке Анны, о талии Анны и о всех движениях ее гибкого стана.
   - А вот и адрес,- раздалось у моего уха, и мне предстал Захар Иваныч.- Спасибо господину капитану-игольщику,- продолжал сосед,- место жительства открыто, и представьте себе, почтеннейший, что в пяти шагах отсюда.
   - И вы нейдете? - спросил я.
   - А как вы думаете, сходить надобно?
   - Надеюсь.
   - Не хочется одеваться,- сказал, потягиваясь, земляк.
   Я пожал плечами и отвернулся. Захар Иваныч становился невыносим.
   - Разве сходить? - повторил он,- как вы думаете?
   - Я думаю, Захар Иваныч, что на вашем месте я не позволил бы себе войти ни под какую крышу прежде, чем не узнал бы лично о здоровье той женщины, которая готовится составить ваше счастие. Вот мое мнение.
   Земляк вздохнул, зевнул и лениво потащился в свои комнаты; а я вздохнул еще глубже и остался один. "По совести,- думал я,- ну, стоит ли он, чтобы хорошенькая ручка Анны касалась его медвежьей лапы и чтобы сама Анна... страшно вымолвить... принадлежала ему!"
   Вплоть до ночи просидела у меня толстая супруга моего хозяина, она вязала одеяло и рассказывала что-то, я слушал хозяйку и не слыхал из рассказа ее ни полслова. Часу в двенадцатом мы расстались, и я лег в постель. Вписав в путевую тетрадь все происшествия и впечатления последних трех дней, я хотел было потушить свечу, как дверь отворилась и появился Захар Иваныч; на нем был сизого цвета сюртук, пестрый жилет и коричневые панталоны; лицо его было красно и мокро.
   - Ну, что новенького? - спросил я, усаживая соседа на стул.
   327
    
   - Уф, как утомился! Дайте дух перевести,- отвечал он, расстегивая жилет,- проклятая лестница: ступень будет с полтораста, да здесь не дома, а голубятни.
   - Невесту видели?
   - Как же! видел слегка.
   - Как слегка?
   - Измочилась до костей, простуда, должно быть, сильно кашляет и жар.
   - Следовательно, она гуляла в этот дождь?
   - Дождь застал ее в версте отсюда. Ба! чуть не забыл! ведь вы, почтеннейший, ее встретили.
   - Кто вам сказал, Захар Иваныч?
   - Она сама; этого мало: она узнала вас, то есть когда я рассказал ей, что мы приехали вместе; ну, бранил, разумеется, говорил: урод, маленький, низенький, горбатый (земляк расхохотался); словом сказать, только я кончил описание, как Анюта и говорит мне, что повстречала вас вдвоем с одним из здешних докторов, ведь правда?
   - Действительно, я прогуливался с доктором Боргиусом. Когда же вы, Захар Иваныч, представите меня вашей невесте?
   - Когда хотите: всегда рад.
   - А рады, так завтра.
  &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 198 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа