Главная » Книги

Тургенев Иван Сергеевич - Помещик, Страница 2

Тургенев Иван Сергеевич - Помещик


1 2 3 4

авно!
  
  
   Приятен жар - полезен холод.
  
  
  290 Итак, на бале мы. Паркет
  
  
   Отлично вылощен. Рядами
  
  
   Теснятся свечи за свечами,
  
  
   Но мутен их дрожащий свет.
  
  
   Вдоль желтых стен, довольно темных,
  
  
  295 Недвижно - в чепчиках огромных -
  
  
   Уселись маменьки. Одна
  
  
   Любезной важности полна,
  
  
   Другая молча дует губы...
  
  
   Невыносимо душей жар;
  
  
  300 Смычки визжат, и воют трубы -
  
  
   И пляшет двадцать восемь пар.
  
  
  
  
   XX
  
  
   Какое пестрое собранье
  
  
   Помещичьих одежд и лиц!
  
  
   Но я намерен описанье
  
  
  305 Начать - как следует - с девиц.
  
  
   Вот - чисто русская красотка,
  
  
   Одета плохо, тяжела
  
  
   И неловка, но весела,
  
  
   Добра, болтлива, как трещотка,
  
  
  310 И пляшет, пляшет от души.
  
  
   За ней - "созревшая в тиши
  
  
   Деревни" - длинная, худая
  
  
   Стоит Коринна молодая...
  
  
   Ее печально-страстный взор
  
  
  315 То вдруг погаснет, то заблещет...
  
  
   Она вздыхает, скажет вздор
  
  
   И вся "глубоко" затрепещет.
  
  
  
  
   XXI
  
  
   Не заговаривал никто
  
  
   С Коринной... сам ее родитель
  
  
  320 Боялся дочки... Но зато
  
  
   Чудак застенчивый, учитель
  
  
   Уездный, бледный человек,
  
  
   Ее преследовал стихами
  
  
   И предлагал ей со слезами
  
  
  325 "Всего себя... на целый век..."
  
  
   Клялся, что любит беспорочно,
  
  
   Но пел и плакал он заочно,
  
  
   И говорил ей сей Парис
  
  
   В посланьях: "ты" - на деле "вы-с".
  
  
  330 О жалкий, слабый род! О время
  
  
   Полупорывов, долгих дум
  
  
   И робких дел! О век! о племя
  
  
   Без веры в собственный свой ум!
  
  
  
  
   XXII
  
  
   О!!!.. Но - богиня песнопений,
  
  
  335 О муза! - публика моя
  
  
   Терпеть не может рассуждений...
  
  
   К рассказу возвращаюсь я.
  
  
   Отдельно каждую девицу
  
  
   Вам описать - не моему
  
  
  340 Дано перу... а потому
  
  
   Вообразите вереницу
  
  
   Широких лиц, больших носов,
  
  
   Улыбок томных, башмаков
  
  
   Козлиных, лент и платьев белых,
  
  
  345 Турбанов, перьев, плеч дебелых,
  
  
   Зеленых, серых, карих глаз,
  
  
   Румяных губ и... и так дале -
  
  
   Заставьте барынь кушать квас -
  
  
   И знайте: вы на русском бале.
  
  
  
  
  XXIII
  
  
  350 Но вот - среди толпы густой
  
  
   Мелькает быстро перед вами
  
  
   Ребенок робкий и немой
  
  
   С большими грустными глазами.
  
  
   Ребенок... Ей пятнадцать лет.
  
  
  355 Что за собой она невольно
  
  
   Влечет вас... за нее вам больно
  
  
   И страшно... Бледный, томный цвет
  
  
   Лица - печальный след сомнений
  
  
   Тревожных, ранних размышлений,
  
  
  360 Тоски, неопытных страстей,
  
  
   И взгляд внимательный - всё в ней
  
  
   Вам говорит о самовластной
  
  
   Душе... Ребенок бедный мой!
  
  
   Ты будешь женщиной несчастной...
  
  
  365 Но я не плачу над тобой...
  
  
  
  
   XXIV
  
  
   О нет! пускай трои желанья,
  
  
   Твои стыдливые мечты
  
  
   В суровом холоде страданья
  
  
   Погибнут... не погибнешь ты.
  
  
  370 Без одобренья, без участья,
  
  
   Среди невежд осуждена
  
  
   Ты долго жить... но ты сильна,
  
  
   А сильному не нужно счастья.
  
  
   О нем не думай... но судьбе
  
  
  375 Не покоряйся; знай: в борьбе
  
  
   С людьми таится наслажденье
  
  
   Неистощимое: презренье.
  
  
   Как яд целительный, оно
  
  
   И жжет и заживляет рану
  
  
  380 Души... Но мне пора давно
  
  
   Вернуться к моему "роману".
  
  
  
  
   XXV
  
  
   Вот перед вами в вырезном
  
  
   Зеленом фраке - шут нахальный,
  
  
   Болтун и некогда "бель-ом" {*},
  
  
   {* Красавец-мужчина (франц.).}
  
  
  385 Стоит законодатель бальный.
  
  
   Он ездит только в "высший свет".
  
  
   А вот - неистово развязный,
  
  
   Довольно злой, довольно грязный
  
  
   Остряк; вот парень средних лет,
  
  
  390 В венгерке, в галстуке широком,
  
  
   Глаза навыкат, ходит боком,
  
  
   Хрипит и красен, как пион.
  
  
   Вот этот черненький - шпион
  
  
   И шулер - впрочем, малый знатный,
  
  
  395 Угодник дамский, балагур...
  
  
   А вот помещик благодатный
  
  
   Из непосредственных натур.
  
  
  
  
   XXVI
  
  
   Вот старичок благообразный,
  
  
   Известный взяточник, а вот
  
  
  400 Светило мира, барин праздный,
  
  
   Оратор, агроном и мот,
  
  
   Чудак, для собственной потехи
  
  
   Лечивший собственных людей...
  
  
   Ну, словом - множество гостей.
  
  
  405 Варенье, чернослив, орехи,
  
  
   Изюм, конфекты, крендельки
  
  
   На блюдцах носят казачки...
  
  
   И, несмотря на пот обильный,
  
  
   Все гости тянут чай фамильный.
  
  
  410 Крик, хохот, топот, говор, звон
  
  
   Стаканов, рюмок, шпор и чашек...
  
  
   А сверху, с хор, из-за колонн
  
  
   Глазеют кучи замарашек.
  
  
  
  
  XXVII
  
  
   Об офицерах, господа,
  
  
  415 Мы потолкуем осторожно...
  
  
   (Не то рассердятся - беда!)
  
  
   Но перечесть их... Это можно.
  
  
   Чувствительный артиллерист,
  
  
   Путеец маленький, невзрачный,
  
  
  420 И пехотинец с виду мрачный,
  
  
   И пламенный кавалерист -
  
  
   Все тут как тут... Но вы, кутилы,
  
  
   Которым барышни не милы,
  
  
   Гроза почтенных становых,
  
  
  425 Владельцы троек удалых,
  
  
   И покровители цыганок -
  
  
   Вас не видать на тех балах,
  
  
   Как не видать помадных банок
  
  
   На ваших окнах и столах!
  
  
  
  
  XXVIII
  
  
   <. . . . . . . . . . . . . .>
  
  
  
  
   XXIX
  
  
  430 Бывало, в хлебосольный дом
  
  
   Из дальней северной столицы
  
  
   Примчится борзый лев; и львом
  
  
   Весьма любуются девицы.
  
  
   В деревне лев, глядишь, ручной
  
  
  435 Зверек - предобрый; жмурит глазки;
  
  
   И терпеливо сносит ласки
  
  
   Гостеприимности степной.
  
  
   В деревне - водятся должишки
  
  
   За ним... играет он в картишки...
  
  
  440 Не платит... но как разговор
  
  
   Его любезен, жив, остер!
  
  
   Как он волочится небрежно!
  
  
   Как он насмешливо влюблен!
  
  
   И как забудет безмятежно
  
  
  445 Всё, чем на миг был увлечен!
  
  
  
  
   XXX
  
  
   Но мой помещик? Не пора ли
  
  
   К нему вернуться, наконец?
  
  
   Пока мы с вами поболтали,
  
  
   Читатель, - староста, кузнец,
  
  
  450 Садовники, покинув тачки,
  
  
   Кондитор, ключник, повара,
  
  
   Мальчишки, девки, кучера,
  
  
   Столяр, кухарки, даже прачки -
  
  
   Вся дворня, словом, целый час
  
  
  455 Справляла "ветхий тарантас".
  
  
   И вот, надев армяк верблюжий,
  
  
   На козла лезет кучер дюжий;
  
  
   Фалетор сел; раздался крик
  
  
   Ребят; победоносно взвился
  
  
  460 Проворный кнут - и шестерик
  
  
   Перед крыльцом остановился.
  
  
  
  
   XXXI
  
  
   Выходит барин... целый дом
  
  
   За ним идет благоговея.
  
  
   Безмолвно - в шляпах с галуном,
  
  
  465 Надетых криво, два лакея
  
  
   Ведут его... Приятель наш
  
  
   Детей целует, на подножку
  
  
   Заносит ногу, понемножку,
  
  
   Кряхтя, садится в экипаж,
  
  
  470 И под его дворянским телом,
  
  
   Довольно плотным и дебелым,
  
  
   Скрипят рессоры. "Взят тюфяк
  
  
   На всякий случай! Ты, дурак,
  
  
   Смотри, под горку тише... Что вы
  
  
  475 Мне в ноги положили? стой!
  
  
   Где ларчик?" - "Здесь". - "А! Ну, готовы?
  
  
   Пошел!.. Я к вечеру домой".
  
  
  
  
  XXXII
  
  
   Уехал барин. Слава богу!
  
  
   Какой веселый, дружный гам,
  
  
  480 Какую шумную тревогу
  
  
   Все подняли! Спешит Адам
  
  
   Адамыч в комнатку... гитару
  
  
   (Подарок будущей жены)
  
  
   Снимает тихо со стены,
  
  
  485 Садится, скверную сигару
  
  
   С улыбкой курит... и не раз
  
  
   Из голубых немецких глаз
  
  
   Слеза бежит... и край любимый
  
  
   Он видит снова - край родимый,
  
  
  490 Далекий, милый... и, пока
  
  
   Еще не высохли те слезы,
  
  
   В убитом сердце старика
  
  
   Взыграли радостные грезы.
  
  
  
  
  XXXIII
  
  
   Помещик едет. Легкий сон,
  
  
  495 Надежный друг людей дородных,
  
  
   Им овладел... не видит он
  
  
   Равнин окрестных плодородных.
  
  
   О Русь! Люблю твои поля,
  
  
   Когда под ярким солнцем лета
  
  
  500 Светла, роскошна, вся согрета,
  
  
   Блестит и нежится земля...
  
  
   Люблю бродить в лугу росистом
  
  
   Весной, когда веселым свистом
  
  
   И влажным запахом полна
  
  
  505 Степей живая тишина...
  
  
   Но дворянин мой хладнокровно
  
  
   Поля родные проезжал;
  
  
   Он межевал их полюбовно,
  
  
   Но без любви воспоминал
  
  
  
  
  XXXIV
  
  
  510 О них... Привычка! То ли дело,
  
  
   Когда в деревню как-нибудь
  
  
   Мы попадем, бывало... Смело,
  
  
   Легко, беспечно дышит грудь...
  
  
   И дорога нам воля наша,
  
  
  515 Природа - дивно хороша,
  
  
   И в каждом юноше душа
  
  
   Кипит, как праздничная чаша!
  
  
   Так что ж? Ужели ж те года
  
  
   Прошли навек и без следа?
  
  
  520 Нет! Нет! Мы сбросим наши цени,
  
  
   Вернемся снова к вам, о степи!
  
  
   И вот - за бешеных коней
  
  
   Отдав полцарства, даже царство -
  
  
   Летим за тридевять полей
  
  
  525 В сороковое государство!..
  
  
  
  
   XXXV
  
  
   Раскинувшись на пуховых
  
  
   Подушках, спит самодовольно
  
  
   Помещик. Кучер пристяжных
  
  
   Стегает беспощадно. Больно
  
  
  530 Смотреть на тощих лошадей.
  
  
   Фалетор на кобыле тряской
  
  
   Весь бледный прыгает. Со связкой
  
  
   В руках храпит себе лакей.
  
  
   Бойка дорога. Все ракиты,
  
  
  535 Как зимним инеем, покрыты
  
  
   Тончайшей пылью. Жарко. Вдруг
  
  
   (Могу ль изобразить испуг
  
  
   Помещика?) на повороте
  
  
   Ось пополам - и тарантас
  
  
  540 (Прошу довериться работе
  
  
   Домашней...) набок... Вот те раз!
  
  
  
  
  XXXVI
  
  
   Поднявшись медленно с дороги,
  
  
   Без шапки, трепетной рукой
  
  
   Ощупал спину, нос и ноги
  
  
  545 Мой перепуганный герой.
  
  
   Всё цело... Кучер боязливо
  
  
   Привстал... и никаких речей
  
  
   Не произнес... Один лакей
  
  
   Засуетился торопливо -
  
  
  550 То вскочит сам на облучок,
  
  
   То вдруг возьмется за задок,
  
  
   То шляпу двинет на затылок...
  
  
   Но как ни ловок, он и пылок -
  
  
   Напрасно всё... Что делать! Сам
  
  
  555 Помещик вовсе растерялся,
  
  
   Не верил собственным глазам
  
  
   И, как ребенок, улыбался.
  
  
  
  
  XXXVII
  
  
   "Ах, чёрт возьми! Ну, что там?" - "Ось
  
  
   Сломалась". Барин для порядка
  
  
  660 Ее потрогал. "Да; хоть брось.
  
  
   Ох, эта бестия Филатка!
  
  
   (Филаткой звался старый плут
  
  
   Каретник.) До деревни сколько?"
  
  
   "Да будет верст пяточек". - "Только?
  
  
  565 Скачи за кузнецом... да кнут
  
  
   Возьми..." Но взоры в отдаленье
  
  
   Вперило хитрое творенье,
  
  
   Лакей... и вдруг он крикнул: "Э!
  
  
   К нам едет барыня..." - "Где? где?
  
  
  570 Какая барыня?" - "Полями,
  
  
   Знать, оне взяли... Точно так".
  
  
   "Не может быть!" - "Смотрите сами:
  
  
   Оне-с..."- "Ну, ну, молчи, дурак!"
  
  
  
  
  XXXVIII
  
  
   Действительно: в кибитке длинной,
  
  
  575 Подушками, пуховиком
  
  
   Набитой доверху, в старинной
  
  
   Измятой шляпке, с казачком,
  
  
   С собачкой, с девкой в казакине
  
  
   Суконном, едет на семи
  
  
  580 Крестьянских клячах "chere amie" {*}.
  
  
   {* Дорогая подруга (франц.).}
  
  
   Своей любезной

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 246 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа