Главная » Книги

Толстой Алексей Константинович - Сатирические и юмористические стихотворения, Страница 2

Толстой Алексей Константинович - Сатирические и юмористические стихотворения


1 2 3 4

me=772>

78

  Итак, начавши снова,
  Столбец кончаю свой
  От рождества Христова
  В год шестьдесят восьмой.

    79

  Увидя, что всe хуже
  Идут у нас дела,
  Зело изрядна мужа
  Господь нам ниcпосла.

    80

  На утешенье наше
  Нам, аки свет зари,
  Свой лик яви Тимашев -
  Порядок водвори.

    81

  Что аз же многогрешный
  На бренных сих листах
  Не дописах поспешно
  Или переписах,

    82

  То, спереди и сзади
  Читая во все дни,
  Исправи правды ради,
  Писанья ж нe кляни.

    83

  Составил от былинок
  Рассказ немудрый сей
  Худый смирениый инок,
  Раб божий Алексей.
  ___________
  1 Ведь это позор - мы должны убраться прочь (нем.).- Ред.
  2 Уйти было бы неприлично, может быть, это не так уж плохо (нем.).- Ред.
  3 Мы справимся, давайте попробуем (нем.).- Ред.
  4 Это был великий воин (нем.).- Ред.
  5 Такова была последовательность (нем.).- Ред.
  6 Тогда пришел конец старой религии (нем.).- Ред.
  7 Помилуй бог! (нем.).- Ред.
  8 Господа, вы слишком добры ко мне (франц.).- Ред.
  9 В полном составе (лат.).- Ред.

    1868

    x x x

  Стасюлевич и Маркевич
   Вместе побранились;
  Стасюлевич и Маркевич
   Оба осрамились.
  "Ты поляк,- гласит Маркевич,-
   В этом я уверен!"
  Отвечает Стасюлевич:
   "Лжешь как сивый мерин!"
  Говорит ему Маркевич:
   "Судишь ты превратно!"
  Отвечает Стасюлевич:
   "То донос печатный!"
  Размышляет Стасюлевич:
   "Классицизм нам кстати ль?"
  Говорит ему Маркевич:
   "Стало, ты предатель!"
  Октябрь (?) 1869

    x x x

  Как-то Карп Семенович
   Сорвался с балкона,
  И на нем суконные
   Были панталоны.
  Ах, в остережение
   Дан пример нам оный:
  Братья, без медления
   Снимем панталоны!
  22 декабря 1869

    x x x

  Рука Алкида тяжела,
  Ужасны Стимфалидов стаи,
  Смертельна Хирона стрела,
  Широко лоно Пазифаи.
  Из первых Аристогитон
  С Гармодием на перекличке,
  И снисходительно Платон
  Их судит странные привычки.
  Гомера знали средь Афин
  Рабы и самые рабыни,
  И каждый римский гражданин
  Болтал свободно по-латыни.
  22 декабря 1869

    МЕДИЦИНСКИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

   1
  Доктор божией коровке
  Назначает рандеву,
  Штуки столь не видел ловкой
  С той поры, как я живу,
  Ни во сне, ни наяву.
  Веря докторской сноровке,
  Затесалася в траву
  К ночи божия коровка.
  И, припасши булаву,
  Врач пришел на рандеву.
  У скалы крутой подножья
  Притаясь, коровка божья
  Дух не смеет перевесть,
  За свою страшится честь.
  Дщери нашей бабки Евы!
  Так-то делаете все вы!
  Издали: "Mon coeur, mon tout", -(*)
  А пришлось начистоту,
  Вам и стыдно, и неловко;
  Так и божия коровка -
  Подняла внезапно крик:
  "Я мала, а он велик!"
  Но, в любви не зная шутки,
  Врач сказал ей: "Это дудки!
  Мне ведь дело не ново,
  Уж пришел я, так того!"
  Кем наставлена, не знаю,
  К чудотворцу Николаю
  (Как то делалося встарь)
  Обратилась божья тварь.
  Грянул гром. В его компанье
  Разлилось благоуханье -
  И домой, не бегом, вскачь,
  Устрашась, понесся врач,
  Приговаривая: "Ловко!
  Ну уж божия коровка!
  Подстрекнул меня, знать, бес!"
  
  - Сколько в мире есть чудес!
  ___________
  (*) Сердце мое, жизнь моя (франц.).- Ред.
  Октябрь (?) 1868
   2
  Навозный жук, навозный жук,
  Зачем, среди вечерней тени,
  Смущает доктора твой звук?
  Зачем дрожат его колени?
  O врач, скажи, твоя мечта
  Теперь какую слышит повесть?
  Какого ропот живота
  Тебе на ум приводит совесть?
  Лукавый врач, лукавый врач!
  Трепещешь ты не без причины -
  Припомни стон, припомни плач
  Тобой убитой Адольфины!
  Твои уста, твой взгляд, твой нос
  Ее жестоко обманули,
  Когда с улыбкой ты поднес
  Ей каломельные пилюли...
  Свершилось! Памятен мне день -
  Закат пылал на небе грозном -
  С тех пор моя летает тень
  Вокруг тебя жуком навозным...
  Трепещет врач - навозный жук
  Вокруг него, в вечерней тени,
  Чертит круги - а с ним недуг,
  И подгибаются колени...
  Ноябрь (?) 1868
   3
  "Верь мне, доктор (кроме шутки!),-
  Говорил раз пономарь,-
  От яиц крутых в желудке
  Образуется янтарь!"
  Врач, скептического складу,
  Не любил духовных лиц
  И причетнику в досаду
  Проглотил пятьсот яиц.
  Стон и вопли! Все рыдают,
  Пономарь звонит сплеча -
  Это значит: погребают
  Вольнодумного врача.
  Холм насыпан. На рассвете
  Пир окончен в дождь и грязь,
  И причетники мыслете
  Пишут, за руки схватясь.
  "Вот не минули и сутки,-
  Повторяет пономарь,-
  А уж в докторском желудке
  Так и сделался янтарь!"
  Ноябрь (?) 1868
   4
  БЕРЕСТОВАЯ БУДОЧКА
  В берестовой сидя будочке,
  Ногу на ногу скрестив,
  Врач наигрывал на дудочке
  Бессознательный мотив.
  Он мечтал об операциях,
  О бинтах, о ревене,
  О Венере и о грациях...
  Птицы пели в вышине.
  Птицы пели и на тополе,
  Хоть не ведали о чем,
  И внезапно все захлопали,
  Восхищенные врачом.
  Лишь один скворец завистливый
  Им сказал как бы шутя:
  "Что на веточках повисли вы,
  Даром уши распустя?
  Песни есть и мелодичнее,
  Да и дудочка слаба,-
  И врачу была б приличнее
  Оловянная труба!"
  Между 1868 и 1870
   5
  Муха шпанская сидела
  На сиреневом кусте,
  Для таинственного дела
  Доктор крался в темноте.
  Вот присел он у сирени;
  Муха, яд в себе тая,
  Говорит: "Теперь для мщенья
  Время вылучила я!"
  Уязвленный мухой больно,
  Доктор встал, домой спеша,
  И на воздухе невольно
  Выкидает антраша.
  От людей ночные тени
  Скрыли доктора полет,
  И победу на сирени
  Муха шпанская поет.
  Между 1868 и 1870

    x x x

  Угораздило кофейник
  С вилкой в роще погулять.
  Набрели на муравейник;
  Вилка ну его пырять!
  Расходилась: я храбра-де!
  Тычет вдоль и поперек.
  Муравьи, спасенья ради,
  Поползли куда кто мог;
  А кофейнику потеха:
  Руки в боки, кверху нос,
  Надседается от смеха:
  "Исполати! Аксиос!
  Веселися, храбрый росс!"
  Тут с него свалилась крышка,
  Муравьев взяла одышка,
  Все отчаялись - и вот -
  Наползли к нему в живот.
  Как тут быть? Оно не шутки:
  Насекомые в желудке!
  Он, схватившись за бока,
  Пляшет с боли трепака.
  Поделом тебе, кофейник!
  Впредь не суйся в муравейник,
  Нe ходи как ротозей,
  Умеряй характер пылкий,
  Избирай своих друзей
  И не связывайся с вилкой!
  Ноябрь (?) 1868

    ПОСЛАНИЯ К Ф. М. ТОЛСТОМУ

    1

  Вкусив елей твоих страниц
  И убедившися в их силе,
  Перед тобой паду я ниц,
  О Феофиле, Феофиле!
  Дорогой двойственной ты шел,
  Но ты от Януса отличен;
  Как государственный орел,
  Ты был двуглав, но не двуличен.
  Твоих столь радужных цветов
  Меня обманывала приcма,
  Но ты возрек - и я готов
  Признать тиранство дуалисма;
  Сомкнем же наши мы сердца,
  Прости упрек мой близорукий -
  И будь от буйного стрельца
  Тобой отличен Долгорукий!
  Декабрь 1868

    2

  
  
  Красный Рог, 14 января 1869
  В твоем письме, о Феофил
  (Мне даже стыдно перед миром),
  Меня, проказник, ты сравнил
  Чуть-чуть не с царственным Шекспиром!
  О Ростислав, такую роль,
  Скажи, навязывать мне кстати ль?
  Поверь, я понимаю соль
  Твоей иронии, предатель!
  Меня насмешливость твоя
  Равняет с Лессингом. Ужели
  Ты думал, что серьезно я
  Поверю этой параллели?
  Ты говоришь, о Феофил,
  Что на немецком диалекте
  "Лаокоона" он хвалил,
  Как я "Феодора" в "Проекте"?
  Увы, не Лессинг я! Зачем,
  Глумясь, равнять пригорок с Этной?
  Я уступаю место всем,
  А паче братии газетной.
  Не мню, что я Лаокоон,
  Во змей упершийся руками,
  Но скромно зрю, что осажден
  Лишь дождевыми червяками!
  Потом - подумать страшно - ах!
  Скажи, на что это похоже?
  Ты рассуждаешь о властях
  Так, что мороз дерет по коже!
  Подумай, ведь письмо твое
  (Чего на свете не бывает!)
  Могло попасть к m-r Veillot,
  Который многое читает.
  Нет, нет, все это дребедень!
  Язык держать привык я строго
  И повторяю каждый день:
  Нет власти, аще не от бога!
  Не нам понять высоких мер,
  Творцом внушаемых вельможам,
  Мы из истории пример
  На этот случай выбрать можем:
  Перед Шуваловым свой стяг
  Склонял великий Ломоносов -
  Я ж друг властей и вечный враг
  Так называемых вопросов!

    x x x

    x x x

  Сидит под балдахином
  Китаец Цу-Кин-Цын
  И молвит мандаринам:
  "Я главный мандарин!
  Велел владыко края
  Мне ваш спросить совет:
  Зачем у нас в Китае
  Досель порядка нет?"
  Китайцы все присели,
  Задами потрясли,
  Гласят: "Затем доселе
  Порядка нет в земли,
  Что мы ведь очень млады,
  Нам тысяч пять лишь лет;
  Затем у нас нет складу,
  Затем порядку нет!
  Клянемся разным чаем,
  И желтым и простым,
  Мы много обещаем
  И много совершим!"
  "Мне ваши речи милы,-
  Ответил Цу-Кин-Цын,-
  Я убеждаюсь силой
  Столь явственных причин.
  Подумаешь: пять тысяч,
  Пять тысяч только лет!"
  И приказал он высечь
  Немедля весь совет.
  Апрель (?) 1869

    ПЕСНЯ О КАТКОВЕ,

  О ЧЕРКАССКОМ, О САМАРИНЕ,
  О МАРКЕВИЧЕ И О АРАПАХ

    1

  Друзья, ура единство!
  Сплотим святую Русь!
  Различий, как бесчинства,
  Народных я боюсь.

    2

  Катков сказал, что, дискать,
  Терпеть их - это грех!
  Их надо тискать, тискать
  В московский облик всех!

    3

  Ядро у нас - славяне;
  Но есть и вотяки,
  Башкирцы, и армяне,
  И даже калмыки;

    4

  Есть также и грузины
  (Конвоя цвет и честь!),
  И латыши, и финны,
  И шведы также есть;

    5

  Недавно и ташкентцы
  Живут у нас в плену;
  Признаться ль? Есть и немцы
  Но это: entre nous!(*)

    6

  Страшась с Катковым драки,
  Я на ухо шепну:
  У нас есть и поляки,
  Но также: entre nous;

    7

  И многими иными
  Обилен наш запас;
  Как жаль, что между ними
  Арапов нет у нас!

    8

  Тогда бы князь Черкасской,
  Усердием велик,
  Им мазал белой краской
  Их неуказный лик;

    9

  С усердьем столь же смелым,
  И с помощью воды,
  Самарин тер бы мелом
  Их черные зады;

    10

  Катков, наш герцог Алба,
  Им удлинял бы нос,
  Маркeвич восклицал бы:
  "Осанна! Аксиос!"
  _______
  (*) Между нами! (франц.).- Ред.
  Апрель или май 1869

    МУДРОСТЬ ЖИЗНИ

    1

  Если хочешь быть майором,
  То в сенате не служи,
  Если ж служишь, то по шпорам
  Не вздыхай и не тужи.

    2

  Будь доволен долей малой,
  Тщись расходов избегать,
  Руки мой себе, пожалуй,
  Мыла ж на ноги не трать.

    3

  Будь настойчив в правом споре,
  В пустяках уступчив будь,
  Жилься докрасна в запоре,
  А поноса вспять не нудь.

    4

  Замарав штаны малиной
  Иль продрав их назади,
  Их сымать не смей в гостиной,
  Но в боскетную поди.

    5

  Если кто невольным звуком
  Огласит твой кабинет,
  Ты не вскакивай со стуком,
  Восклицая: "Много лет!"
  
   б
  Будь всегда душой обеда,
  Не брани чужие щи
  И из уха у соседа
  Дерзко ваты не тащи.

    7

  Восхищаяся соседкой,
  По груди ее не гладь
  И не смей ее салфеткой
  Потный лоб свой обтирать.

    8

  От стола коль отлучиться
  Повелит тебе нужда,
  Тем пред дамами хвалиться
  Ты не должен никогда.

    9

  Коль сосед болит утробой,
  Ты его не осуждай,
  Но болящему без злобы
  Корша ведомость подай.

    10

  Изучай родню начальства,
  Забавлять ее ходи,
  Но игривость до нахальства
  Никогда не доводи:

    11

  Не проси у тещи тряпки
  Для обтирки сапогов
  И не спрашивай у бабки,
  Много ль есть у ней зубов?

    12

  Помни теток именины,
  Чти в кузинах благодать
  И не вздумай без причины
  Их под мышки щекотать.

    13

  Будь с невестками попроще,
  Но приличия блюди
  И червей, гуляя в роще,
  Им за шею не клади.

    14

  Не зови за куст умильно
  Дочерей на пару слов
  И с племянницы насильно
  Не тащи ее чулков.

    15

  На тебя коль смотрят люди,
  Не кричи: "Катай-валяй!"
  И кормилицыной груди
  У дити не отбивай.

    16

  Всем девицам будь отрада,
  Рви в саду для них плоды,
  Не показывай им зада
  Без особенной нужды.

    17

  Проводя в деревне лето,
  Их своди на скотный двoр:
  Помогает много это
  Расширять их кругозор;

    18

  Но, желаньем подстрекаем
  Их сюрпризом удивить,
  Не давай, подлец, быка им
  В виде опыта доить.

    19

  Также было б очень гадко
  Перст в кулак себе совать
  Под предлогом, что загадка
  Им дается отгадать.

    20

  Вообще знай в шутках меру,
  Сохраняй достойный вид,
  Как прилично офицеру
  И как служба нам велит.

    21

  Если мать иль дочь какая
  У начальника умрет,
  Расскажи ему, вздыхая,
  Подходящий анекдот;

    22

  Но смотри, чтоб ловко было,
  Не рассказывай, грубя:
  Например, что вот кобыла
  Также пала у тебя;

    23

  Или там, что без потерей
  Мы на свете не живем
  И что надо быть тетерей,
  Чтоб печалиться о том;

    24

  Потому что, если пылок
  Твой начальник и сердит,
  Проводить тебя в затылок
  Он курьеру повелит.

    25

  Предаваясь чувствам нежным,
  Бисер свиньям не мечи -
  Вслед за пахарем прилежным
  Ходят жадные грачи.
  Вторая половина 1870

    ОДА НА ПОИМКУ ТАИРОВА

  Царицын луг. Солнце светит во всем своем
  блеске. Хор дворян, купечества, мещан и
  
  почетных граждан.
  
   Х о р
   Таирова поймали!
   Отечество, ликуй!
   Конец твоей печали -
   Ему отрежут нос!
   О д и н д в о р я н и Н
  Близ лавок и трактиров,
  Скрываясь там и сям,
  Не раз злодей Таиров
  Пугал собою дам.
   О д и н к у п е ц 1-й
  
  г и л ь д и и
  С осанкой благородной,
  Бродя средь наших стен,
  Таиров..........
  Показывал нам....!
  
   Х о р
   Таирова поймали!
   Отечество, ликуй!
   Конец твоей печали -
   Ему отрежут нос!
   К у п е ц 2-й г и л ь д и и
  "Друзья мои,- к совету,
  Вздохнув, Кокошкин рек,-
  Здесь бегает по свету
  Какой-то человек.
  Забыл он, видно, веру,
  Забыл, бездельник, стыд,
  Начальство для примеру
  Поймать его велит -
  Не то, друзья,- на плаху
  Нам всем назначен путь -
  Нельзя ли хоть для страху
  Поймать кого-нибудь?"
  И вот велит он тайно
  Подсматривать везде,
  Не узрят ли случайно
  Хоть чьи-либо ....
  Напрасно! Бич злодеев,
  Неукротим, как рок,
  Полковник Трубачеев
  Увидеть их не мог.
  Близ лавок и трактиров,
  Скрываясь там и сям,
  По-прежнему Таиров
  Пугал собою дам.
  Мы все были готовы
  Бежать куда кто знал...
   К в а р т а л ь н ы й 2-й
  а д м и н и с т р а т и в н о й ч а с т и
   (перебивает купца 2-й гильдии)
   Потише! Что вы? Что вы?
  Услышит генерал!
  
   Х о р
  (перебивает квартального 2-й административной части)
   Таирова поймали!
   Отечество, ликуй!
   Конец твоей печали -
   Ему отрежут нос!
   К у п е ц 3-й г и л ь д и и
  (продолжает рассказ купца 2-й гильдии)
  Близ лавок и трактиров,
  Скрываясь там и сям,
  По-прежнему Таиров
  Пугал собою дам.
  Однажды шел он важно
  Вблизи Пяти углов,
  Его узрел отважный
  Сенатор Муравьев.
  Узрел лишь и мгновенно
  В полицью дал он знать:
  Таиров дерзновенный
  Явился-де опять.
  Покинув тотчас съезжу,
  Бегут они туда...
   К в а р т а л ь н ы й 2-й
  а д м и н и с т р а т и в н о й ч а с т и
   (перебивает купца 3-й гильдии)
  Вот я тебя уж съезжу,
  Послушай, борода!
  
   Х о р
  (перебивает квартального 2-й административной части)
   Таирова поймали!
   Отечество, ликуй!
   Конец твоей печали -
   Ему отрежут нос!
  
  О д и н м е щ а н и н
  (продолжает рассказ купца 3-й гильдии)
  И тише сколь возможно,
  Лишь кашляя слегка,
  Подходят осторожно
  Они издалека.
  "Скажите, вы ль тот дерзкий,-
  Все вместе вопиют,-
  Который дамам мерзкий
  Показывает...?"
  "Одержим я истомой,-
  Таиров им в ответ,-
  И ... хоть налицо мой,
  Но всe равно что нет!
  Да знает ваша шайка,
  Что в нем едва вершок,
  А сверх него фуфайка
  И носовой платок!
  Его без телескопа
  Не узрят никогда,
  Затем что он не...
  Прощайте, господа!"
   О д и н д в о р я н и н
   (обращаясь к мещанину)
  Уловка помогла ли?
  
  О д и н к у п е ц
   (обращаясь к дворянину)
  
  Не думаю, навряд!
  
  Один мещанин
  (обращаясь к почетному гражданину)
  
  Уловка-то? Едва ли!
   О д и н г р а ж д а н и н
   (обращаясь сам к себе)
   Хитер ведь, супостат!
  Х о р п о ч е т н ы х г р а ж д а н
   Таирова поймали,
   Таирова казнят!
  
  Х о р к у п ц о в
   Прошли наши печали,
   Пойдемте в Летний сад!
  
  O б щ и й х о р
   Таирова поймали!
   Отечество, ликуй!
   Конец твоей печали -
   Ему отрежут нос!
  1871 (?)
   [А. Н. МАЛЬЦЕВОЙ]
  Пью ль мадеру, пью ли квас я,
  Пью ли сливки я коровьи,
  За твое всегда, Настасья,
  Выпиваю я здоровье.
  Ныне "Тигра" пассажиры
  Мне вручили полномочье,
  Чтобы пил при звоне лиры
  За твою младую дочь я.
  Лиры нет у капитана,
  Лишь бутылки да графины,
  И при шуме урагана,
  И при грохоте машины
  Пью из этого стакана
  За обеих именины!
  29 октября 1869

    x x x

  Все забыл я, все простил,
   Все меня чарует,
  И приказчик стал мне мил,
   Что доход ворует,
  И бредущий ревизор
   Там через плотину,
  И свинья, что о забор
   С хрюком чешет спину,
  Сердце так полно мое,
   Так я стал незлобен,
  Что и самого Вельо
   Я 6 обнять способен!
  14 мая 1871

    x x x

  Я готов румянцем девичьим
   Оттого покрыться,
  Что Маркeвич с Стасюлевичем
   Долго так бранится.
  Что б ему на Стасюлевича
   Hе грозиться палкой?
  Стасюлевичу б Маркeвича
   Подарить фиалкой?
  14 мая 1871
  [М. Н. ЛОНГИНОВУ]
  Слава богу, я здоров,
  Но ведь может же случиться,
  Что к обители отцов
  Mне придется отлучиться.
  Если выйдет казус сей,
  Что сведет мне поясницу,
  Ты, прошу, жене моей
  Выдай паспорт за границу.
  Ты ей в том не откажи,
  Ибо это будет верно,
  Что стою я близ межи,
  Преступить ее же скверно.
  3 июля 1871

    ОТРЫВОК

  (РЕЧЬ ИДЕТ О БАРОНЕ ВЕЛЬО)

    1

  Разных лент схватил он радугу,
  Дело ж почты - дело дрянь:
  Адресованные в Ладогу,
  Письма едут в Еривань.

    2

  Телеграммы заблуждаются
  По неведомым путям,
  Иль совсем не получаются,
  Иль со вздором пополам.

    3

  Пишет к другу друг встревоженный:
  "Твоего взял сына тиф!"
  Тот читает, что таможенный
  Изменяется тариф.

    4

  Пишет в Рыльск Петров к Сазонову:
  "Наши цены поднялись" -
  Телеграмма ж к Артамонову
  Так и катится в Тифлис.

    5

  Много вышло злополучия
  Через это и вреда;
  Одного такого случая
  Не забуду никогда:
  
   б
  Телеграфною депешею
  Городничий извещен,
  Что "идет колонной пешею
  На него Hаполеон".

    7

  Город весь пришел в волнение,
  Всполошился мал и стар;
  Запирается правление,
  Разбегается базар.

    8

  Пошептавшись, Фекла с Домною
  Испекли по пирогу
  И за дверию огромною
  Припасают кочергу.

    9

  Сам помощник городничего
  В них поддерживает дух
  И к заставе с рынка птичьего
  Инвалидов ставит двух.

    10

  Вся семья купцов Ворониных
  Заболела наповал,
  Поп о древних вавилонянах
  В церкве проповедь сказал.

    11

  Городничиха сбирается
  Уж на жертву, как Юдифь,
  Косметиком натирается,
  Городничий еле жив.

    12

  Недоступна чувству узкому,
  Дочь их рядится сама;
  Говорит: "К вождю фран

Другие авторы
  • Линев Дмитрий Александрович
  • Гоголь Николай Васильевич
  • Языков Николай Михайлович
  • Радин Леонид Петрович
  • Зайцев Варфоломей Александрович
  • Гнедич Николай Иванович
  • Златовратский Николай Николаевич
  • Анучин Дмитрий Николаевич
  • Шумахер Петр Васильевич
  • Матюшкин Федор Федорович
  • Другие произведения
  • Невзоров Максим Иванович - Эпиграммы на М. И. Невзорова
  • Державин Гавриил Романович - Описание торжества бывшего по случаю взятия города Измаила...
  • Лунин Михаил Сергеевич - Общественное движение в России в нынешнее царствование
  • Попов Михаил Иванович - (О переводе)
  • Куприн Александр Иванович - Чары
  • Врангель Фердинанд Петрович - Врангель Ф. П.: Биографическая справка
  • Львов Николай Александрович - Письма князю А. Б. Куракину
  • Жуковский Василий Андреевич - Статьи
  • Светлов Валериан Яковлевич - На заре
  • Шекспир Вильям - Гамлет
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 463 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа