Главная » Книги

Стахович Михаил Александрович - Былое, Страница 2

Стахович Михаил Александрович - Былое


1 2 3

Дворовой девкой? Что за стать!
  
  
   Так нет, тому же не бывать:
  
  
   Он к барину пойдет с поклоном,
  
  
   Он деньги за себя отдаст,
  
  
   А там - Его святая власть...
  
  
   И так на ложе сна со стоном
  
  
   Он думу крепкую гадал
  
  
   И ночи целые не спал.
  
  
  
  
   22
  
  
   Томим предчувствием недаром,
  
  
   Большого он событья ждал
  
  
   И с дворней на поклон к боярам
  
  
   В хоромы трепетно вступал.
  
  
   И господин его заметил,
  
  
   Приветною улыбкой встретил:
  
  
   "Кирило, кстати, мне с тобой
  
  
   Сказать два слова, милой мой,
  
  
   Пойдем!" И в зале и в гостиной
  
  
   Кирило сроду не бывал
  
  
   И осторожно выступал,
  
  
   Любуясь зеркалом, гардиной.
  
  
   Под тяжестью его паркет
  
  
   Трещит, - он входит в кабинет.
  
  
  
  
   23
  
  
   И стал у притолки Кирило,
  
  
   И руки опустил по швам.
  
  
   Ему лицо не изменило:
  
  
   Ни по бровям, ни по усам
  
  
   Движения не пробегало.
  
  
   Хоть сердце билось и стучало,
  
  
   Но духом он не оробел
  
  
   И в землю пристально глядел.
  
  
   И начал барин: "Ну, Кирило,
  
  
   Не стало брата твоего.
  
  
   Заслуги прежние его
  
  
   Мне памятны; мне жалко было,
  
  
   Что я его уж не застал".
  
  
   Кирило кланялся, молчал.
  
  
  
  
   24
  
  
   "Итак, - помещик продолжает, -
  
  
   Я память Прохора почтить
  
  
   Хочу. - И он ему вручает
  
  
   Бумажник. - Начинайте жить.
  
  
   На первый раз я вас устрою.
  
  
   А вот тебе со всей семьею
  
  
   Отпускную дарую я,
  
  
   А эти деньги от меня
  
  
   Племяннице на воспитанье..."
  
  
   И думает Кирило мой:
  
  
   "Итак, прощай, господь с тобой,
  
  
   Мое былое состоянье!"
  
  
   Иконам кланяется он -
  
  
   И в ноги барину поклон.
  
  
  
  
   25
  
  
   Он в эту светлую минуту
  
  
   Всё счастье жизни испытал.
  
  
   Теперь, взирая на Аксюту,
  
  
   Он это время поминал.
  
  
   Уж лет тому минуло много.
  
  
   Но всякий день усердно бога
  
  
   За милость он благодарил;
  
  
   С тех пор он новой жизнью жил.
  
  
   Аксюта стариков любила,
  
  
   Веселый нрав ее живой
  
  
   Дарил им радость и покой.
  
  
   И вот любуется Кирило
  
  
   Племянницей - она прядет
  
  
   Волну и песенку поет.
  
  
  
  
   26
  
  
   Но кто ж в восторге молчаливом
  
  
   На эту деву не глядит!
  
  
   Румянцем ярким и стыдливым
  
  
   Лицо веселое горит;
  
  
   Как звезды тихой летней ночи,
  
  
   Светлы задумчивые очи;
  
  
   Как зорька, утра красота,
  
  
   Зарделись алые уста.
  
  
   Какие девственные звуки
  
  
   Из этой груди молодой
  
  
   И бьют и зыблются волной!
  
  
   Как полны плечи, белы руки,
  
  
   Здоровьем дышит вся она,
  
  
   Дородно, сильно сложена!
  
  
  
  
   27
  
  
   Рабочих зорь полезный холод
  
  
   И нивы сельские дают
  
  
   И свежий ум, и здравый голод;
  
  
   И крепкий сон покоит труд.
  
  
   Покой усталым людям нужен.
  
  
   Безмолвно совершивши ужин
  
  
   И мирно богу помолясь,
  
  
   Семья по лавкам улеглась;
  
  
   Луна веселыми лучами
  
  
   В окне играла; уж крылом
  
  
   Петух ударил; над двором
  
  
   Небесный свод сиял звездами,
  
  
   И час полночи наступал -
  
  
   Чу! кто-то в двери застучал.
  
  
  
  
   28
  
  
   Друзья! зачем в дремоте сладкой
  
  
   Семью тревожить нам теперь?
  
  
   Мне жаль, что в этот час украдкой
  
  
   Незваный гость стучится в дверь.
  
  
   Постой, Пегас, ты знаешь слово,
  
  
   Что и татарина лихова,
  
  
   И англичанина, ей-ей,
  
  
   Нам гость не вовремя скучней.
  
  
   Крылатый конь! Вздохни покуда, -
  
  
   Нам предстоит далекий путь:
  
  
   В Москву мне надо заглянуть, -
  
  
   Нам верст пятьсот тянуть отсюда!
  
  
   Там, в белокаменной, другой
  
  
   Живет для повести герой.
  
  
   1 ноября 1854
  
  
   Пальна
  
  
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  
  
  
   1
  
  
   Блистали ложи золотые,
  
  
   Народу тьма - и час настал,
  
  
   Желанный час, когда впервые
  
  
   Мочалов Гамлета играл!
  
  
   Я помню этот день чудесный!
  
  
   Шекспир, по слухам нам известный,
  
  
   И нашу сцену посетил:
  
  
   Как будто стройный ряд светил
  
  
   Прошли невиданные сцены.
  
  
   Нам открывался новый свет,
  
  
   Пока не выведал Гамлет
  
  
   Братоубийственной измены,
  
  
   Как _зверь подстреленный_ вскочил
  
  
   И смехом кровь заледенил!
  
  
  
  
   2
  
  
   Народ весь дрогнул - страх и холод
  
  
   Его объял! И раз за раз
  
  
   Тут сердце стукнуло как молот...
  
  
   Но миг прошел - и, разразясь
  
  
   Неслыханным, безумным треском,
  
  
   Толпа и воплями и плеском
  
  
   Взгремела! Этот страшный гул,
  
  
   Казалось, своды пошатнул!
  
  
   А он, он, гордый, с ликом бледным,
  
  
   В красе трагической своей,
  
  
   Стоял как некий чародей,
  
  
   Смеялся хохотом победным,
  
  
   И вечно памятен для всех
  
  
   Остался этот грозный смех!
  
  
  
  
   3
  
  
   Тогда как, действие кончая,
  
  
   Над сценой занавес упал
  
  
   И, вновь "Мочалова!" взывая,
  
  
   Партер стучал, раек стонал, -
  
  
   Тогда, шумящею толпою
  
  
   Сбегая лестницей витою,
  
  
   Внизу сошелся сонм друзей
  
  
   Тогдашней сцены и искусства.
  
  
   Неясен был их речи звук,
  
  
   В объятиях, в пожатье рук
  
  
   Спешило выразиться чувство -
  
  
   И вот в кофейную, теснясь,
  
  
   Толпа их шумно понеслась.
  
  
  
  
   4
  
  
   Уж там стояла мгла седая,
  
  
   В дыму тускнел огонь свечей
  
  
   И, сотней трубки набивая,
  
  
   Шнырял услужливый лакей.
  
  
   Уж в угол отдаленный залы
  
  
   Собрались дружно театралы -
  
  
   И тише стал их разговор:
  
  
   Их занял всех ученый спор.
  
  
   Тот спор еще до их прихода
  
  
   Вели два зрителя давно,
  
  
   Усевшись с чаем на окно,
  
  
   Вдали от праздного народа,
  
  
   Один, расчетливый в словах,
  
  
   В перчатках белых и в очках.
  
  
  
  
   5
  
  
   "Нет, нет, профессор! как хотите, -
  
  
   Его противник говорил, -
  
  
   Не так на дело вы глядите!
  
  
   Вас Тик и Шлегель с толку сбил,
  
  
   Совсем не в этом наша сила..."
  
  
   - "Да что ж, нельзя смотреть, мой милый,
  
  
   Шекспира в этом тени нет!
  
  
   Ваш средний круг, и высший свет,
  
  
   И ваш народ - такие дети!
  
  
   Что так в восторг приводит их?
  
  
   Плох перевод, неверен стих,
  
  
   Балетные костюмы эти!..
  
  
   Да где ж вам и актеров взять
  
  
   В Шекспире роли понимать?"
  
  
  
  
   6
  
  
   - "Где взять? У нас! В том наша слава,
  
  
   Что быстро школу мы прошли;
  
  
   Не в ней своим талантам право,
  
  
   А в силе собственной нашли.
  
  
   Значенье наше тем велико!
  
  
   Не он ли начал с Полиника,
  
  
   Мочалов наш? С недавних пор
  
  
   Он был и Фердинанд, и Мор,
  
  
   Но чьим он формам покорился?
  
  
   Везде его таланта луч
  
  
   Своеобычен и могуч.
  
  
   Как метеор, он нам явился
  
  
   И одиноко догорел -
  
  
   Но в нем дар русский уцелел!
  
  
  
  
   7
  
  
   Затем, в нем что-то есть такое,
  
  
   То, чем игра его жива.
  
  
   И на него, как на героя,
  
  
   Смотреть стекается Москва
  
  
   И ценит дар его высоко!
  
  
   Так сам Шекспир, когда глубоко
  
  
   Художника с Гамлетом слил,
  
  
   Актера нам определил.
  
  
   Вот эти чуйки, лисьи шубы,
  
  
   Им разве надобен Гамлет?
  
  
   Им до Гамлета дела нет,
  
  
   Как и Гамлету до Гекубы!
  
  
   Но верьте мне, из роду в род
  
  
   Меж них Мочалов не умрет!"
  
  
  
  
   8
  
  
   И тут, в молчании глубоком,
  
  
   Раздался резкий звон в дверях,
  
  
   И ринулся народ потоком
  
  
   По коридорам и в сенях.
  
  
   Начался акт - и опустела
  
  
   Кофейная. Едва горела
  
  
   Во мгле печальная свеча.
  
  
   Один наш ритор сгоряча
  
  
   Всё речь держал: "Друзья, оставим
  
  
   Себе на память этот час!
  
  
   Гамлет пойдет еще сто раз,
  
  
   Теперь Мочалова прославим -
  
  
   Налейте в честь ему со мной
  
  
   Вы первый кубок круговой!"
  
  
  
  
   9
  
  
   Сказал - и тихо и спокойно
  
  
   Студенты вышли на подъезд.
  
  
   Колонны там белели стройно;
  
  
   Лучи морозных, ярких звезд
  
  
   Над темной площадью горели;
  
  
   И там и сям костры виднели,
  
  
   Бросая красный полусвет;
  
  
   За ними черный ряд карет
  
  
   Казался тучею густою;
  
  
   И сквозь оконное стекло
  
  
   Игриво, весело, светло,
  
  
   Огнистой, длинной полосою
  
  
   Иллюминованный кругом,
  
  
   Сиял направо белый дом.
  
  
  
  
   10
  
  
   Куда, куда пора девалась,
  
  
   Как из театра завсегда
  
  
   К тебе обычно направлялась
  
  
   Студентов истых череда,
  
  
   Дом Полторацкого! Давно ли?..
  
  
   Ах, лет пятнадцать или боле, -
  
  
   Я должен с грустию сказать!
  
  
   Друзья, о чем нам воспевать,
  
  
   Когда теперь без оговорок
  
  
   Что прожито - осуждено,
  
  
   Об чем не вспомнишь - всё давно,
  
  
   Когда нам скоро будет сорок,
  
  
   А он, великий наш поэт,
  
  
   Грустил невступно в тридцать лет!
  
  
  
  
   11
  
  
   Но пусть же радость вдохновенья
  
  
   Меня покинет навсегда,
  
  
   Когда предам я вас забвенью,
  
  
   Протекшей юности года!
  
  
   Хоть иногда текли вы шумно,
  
  
   Хоть увлекались неразумно
  
  
   Подчас мы страстью и мечтой,
  
  
   Зато с какою теплотой
  
  
   Мы убеждения хранили,
  
  
   Сознанья первого плоды!
  
  
   Надежды пылкие, мечты,
  
  
   Друзья, всё вместе мы делили,
  
  
   И силой юных, общих дум
  
  
   Мужал тогда свободный ум.
  
  
  
  
   12
  
  
   Бурливое минуло время,
  
  
   А с ним шум оргий позатих;
  
  
   И полежаевское племя
  
  
   Гуляк талантливых, лихих
  
  
   Уж выбывало. В наши годы
  
  
   Уже квартир казенных своды
  
  
   Не оглашал свирепый вой
  
  
   Речей за чарой круговой.
  
  
   Не тот уж был трактир "железный",
  
  
   Когда, бывало, "пунш хлестал!", {*}
  
  
   {* Стих из поэмы А. Полежаева.}
  
  
   Кружок студентов тише стал,
  
  
   Науки новой труд полезный
  
  
   Крутые нравы усмирил,
  
  
   И чай им пиво заменил.
  
  
  
  
   13
  
  
   _Шесть пар_ разбавивши водою,
  
  
   Тесняся за одним столом,
  
  
   Бывало, мы, своей семьею,
  
  
   Беседу за полночь ведем!
  
  
   И на застольном нашем вече
  
  
   Те неподслушанные речи
  
  
   Уже не повторятся вновь,
  
  
   Как наша младость, как любовь!
  
  
   Блажен, кто стих невозвратимый,
  
  
   Стих юный другу передал!
  
  
   Блажен, кто счастие знавал
  
  
   С подругой верной и любимой
  
  
   Себя забыть, весь свет забыть
  
  
   И долго, долго говорить!
  
  
  
  
   14
  
  
   Но что всегда вперед светило
  
  
   Младым друзьям наук и муз,
  
  
   Что навсегда определило
  
  
   Тогдашней юности союз,
  
  
   То было - полное равенство!
  
  
   Ро

Другие авторы
  • Нечаев Степан Дмитриевич
  • Осиповский Тимофей Федорович
  • Дитмар Карл Фон
  • Крыжановская Вера Ивановна
  • Курсинский Александр Антонович
  • Дрожжин Спиридон Дмитриевич
  • Магницкий Михаил Леонтьевич
  • Гомер
  • Койленский Иван Степанович
  • Максимов Сергей Васильевич
  • Другие произведения
  • Соболь Андрей Михайлович - Когда цветет вишня
  • Перовский Василий Алексеевич - Письмо к нижегородскому военному губернатору Бутурлину
  • Мольер Жан-Батист - Скупой
  • Чернышевский Николай Гаврилович - М. Г. Петрова. "Негласная беседа о Чернышевском"
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Освобождение Толстого
  • Кун Николай Альбертович - Эсхил
  • Ильф Илья, Петров Евгений - Тоня
  • Зелинский Фаддей Францевич - Про нечистую силу
  • Чарская Лидия Алексеевна - В.Приходько. "Скачи, мой конь, во весь опор..."
  • Добролюбов Николай Александрович - Сватовство Ченского, или Материализм и идеализм. - "О неизбежности идеализма в материализме" Ю. Савича
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 268 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа