Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Ларчик

Случевский Константин Константинович - Ларчик


1 2 3

  
  
   К. К. Случевский
  
  
  
  
  Ларчик --------------------------------------
  Случевский К. К. Стихотворения. Поэмы. Проза
  М.: Современник, 1988.- (Классическая библиотека "Современника"). --------------------------------------
  
  
  
  
  
  
  
   Памяти А. Н. Майкова
  
  
  
  
   I
  
   Лет этак тридцать назад, в год холерный,
  
   В мае, в тот трудный и памятный год,-
  
   Как совершили мы странный, примерный,
  
   Очень не хитрый венгерский поход,-
  
  
  На Петербургской, в невзрачном домишке,
  
  
  Там, где у нас огороды идут,
  
  
  Там, где на улицах строят мальчишки
  
  
  Крепости, рвы и канавы ведут,-
  
   Встав спозаранок, исправно побритый,
  
   Занят работой Петр Павлыч Зубков...
  
   Серый сюртук на нем, дешево сшитый,
  
   Хоть и не стар он, зато и не нов.
  
  
  При Канкрине был Зубков неотлучным,
  
  
  Вечным, бессменным присяжным писцом,
  
  
  Трезвым всегда, не болтливым, сподручным,
  
  
  Сиднем сидевшим и ночью, и днем.
  
   Знал по-немецки Зубков! Было счастьем,
  
   Что к Канкрину он случайно попал!
  
   Хмурый министр отличался пристрастьем
  
   К тем, кто язык его родины знал.
  
  
  Писывал ночью Зубков; кончив счеты,
  
  
  Прочь уходил! Кабинет затворив,
  
  
  Граф принимался за скрипку, за ноты,
  
  
  Шелковый зонт на глаза опустив;
  
   И говорили знакомые с домом,
  
   Будто, играя, граф цифры считал,
  
   И музыкальным, особым приемом
  
   Суммы отчетов и смет проверял!
  
  
  Ну, а Петр Павлыч, за то, что старался,
  
  
  В милость большую вошел Канкрина,
  
  
  Лучше других до конца дописался:
  
  
  Полная ранее срока дана!
  
   С пенсией, с крестиком и по прошенью!
  
   А через год получила жена
  
   На Петербургской в наследство именье:
  
   Дом деревянный в четыре окна.
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Лет Петру Павлычу меньше, чем кажет:
  
  
  Будет ему через год шестьдесят!
  
  
  Бодрый старик! Если зубы покажет,
  
  
  Чуть ли не все целиком заблестят...
  
   Эти-то самые зубы взлюбила -
  
   Так говорил он знакомым порой -
  
   Марья Петровна! Недолго водила,
  
   Был он ей по сердцу, стала женой.
  
  
  Прожил он с ней двадцать два года сряду;
  
  
  Семь дет вдовеет... И в нынешний день
  
  
  Так порешил он: что стыдно, мол, надо
  
  
  Хлам разобрать, чердака дребедень.
  
   После кончины года уходили...
  
   Все же Петр Павлы ч решиться не мог
  
   К рухляди старой коснуться: сложили
  
   Руки жены! Нету сил, видит бог!
  
  
  Ну, да ведь надо! Всю ночь спал он худо,
  
  
  Все он раздумывал: как приступить
  
  
  К священнодействию?! Тряпки, посуда!
  
  
  Много что надо продать, обменить!
  
   Хлам разбирать - это чувство больное!
  
   Вечером думал он; раз принялся...
  
   Свечка горела. Над белой стеною
  
   Очерк каких-то теней поднялся!
  
  
  Очерк какой-то такой непонятный!
  
  
  Черные хари! Рогатая тень!
  
  
  Нет уж, Петр Павлыч, скорей на попятный,-
  
  
  Лучше поутру и в солнечный день...
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Утро! Роскошное утро сияло!
  
   Лился в окошко открытое свет!
  
   Два сундучишка рука разбросала...
  
   Экий, однако, в вещах винегрет!
  
  
  Право! Ты б, Марьюшка, лавку открыла...
  
  
  Десять сорочек, кусок полотна,
  
  
  Фунта четыре иссохшего мыла,
  
  
  Съеденный молью остаток сукна!
  
   Помню: сюртук был такой! Вон и зайка!
  
   Весь он обглодан! Хвоста нет, ушей!
  
   Сбоку написано: Фединька пайка!..
  
   Не дал господь нам своих-то детей!
  
  
  Ну так чужого она полюбила...
  
  
  "Хоть бы да нам незаконный какой;
  
  
  Только бы свой! - так жена говорила.-
  
  
  Чай, ты несчастлив с бездетной женой?!"
  
   Гм, незаконный?! А если б у ней-то
  
   Был незаконный? Что ж я бы сказал?
  
   Значит, с другим прижила! Значит, чей-то...
  
   Тст! - тихо шепчет Зубков,- я бы взял!..
  
  
  И отошел он к окну; прислонился
  
  
  С новою, смутною думой своей;
  
  
  Над чердаком старый клен опустился
  
  
  Целою сетью зеленых ветвей.
  
   Думал он ветку достать; потянулся...
  
   Ворон громадный на ветке сидел,
  
   Вскинулся и, увидав, отшатнулся,
  
   Пыль поднял крыльями и отлетел!
  
  
  Будто бы взглядом вороньим пронзило
  
  
  Бедное сердце, лишенное сил!
  
  
  Будто бы в разум дохнула могила,
  
  
  С черных, едва не ударивших крыл.
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   И продолжает Петр Павлыч работу;
  
   Перебирает бумаги в руках;
  
   Письма он к письмам кладет, счет ко счету;
  
   В старой газете прочел в новостях
  
  
  Судное дело, когда-то большое...
  
  
  Вдруг! Что-то брякнуло! Глядь - медальон!
  
  
  Смотрит: мужчина, лицо молодое,
  
  
  Темнобородый! Совсем не дурен!
  
   Буквы Ф. Ф.!.. Что за притча? мелькали
  
   Только что, только что вот на глазах
  
   Эти же буквы! на письмах стояли...
  
   Фединькин зайчик! есть Ф. - в подписях!
  
  
  Где они? Где? Нет, не эти, другие?
  
  
  В этих, должно быть!.. Не тут, а вот там!..
  
  
  И захрустели бумажки сухие,
  
  
  Быстро забегав по нервным рукам...
  
   Подписи, подписи! В подписях было!
  
   Да, да, Ф. Ф.!.. Я видал, сам видал...
  
   А, наконец-таки! Захолонило
  
   В сердце... Недвижим, письмо он держал!
  
  
  И против воли глаза опустились,
  
  
  Точно их кто на письмо наводил...
  
  
  Почерк - чужой! Строчки густо теснились...
  
  
  Разных размеров и разных чернил!
  
   Молча читает Петр Павлыч, читает:
  
   "Скоро ль приедешь ко мне ты опять?
  
   Быстро наш милый сынок подрастает;
  
   Он уж и "мама" умеет сказать...
  
  
  Он у кормилицы-бабки остался;
  
  
  Крепок, здоров и тебя он все ждет...
  
  
  Только бы тот номерок сохранялся,
  
  
  Что воспитательный в руки дает".
  
   Это письмо он прочел, и другое,
  
   Третье... и много он их прочитал!
  
   Раз только как-то качнул головою...
  
   Собрал все письма, в пакетик связал,
  
  
  И, не закрывши окна, не коснувшись
  
  
  Прочих вещей, долго вниз не сходил,
  
  
  В тяжком раздумье сошел, не споткнувшись,
  
  
  И свой пакетик в комод положил.
  
  
  
  
  
  
   II
  
  
  
   Вовсе не дряхл и с почтенным сознаньем
  
   Полной свободы за долгим трудом,
  
   Жил наш Петр Павлыч своим состояньем,
  
   Жил он с женой, не нуждаясь ни в чем.
  
  
  Правда, порой удивлялся он сильно:
  
  
  Как это деньги всегда налицо?
  
  
  Гости придут - угощенье обильно;
  
  
  Дряхло крыльцо - обновится крыльцо!
  
   Также, порою, его удивляло,
  
   Что, ни с того ни с сего, иногда,
  
   К разным родным вдруг жена уезжала,
  
   В дальние даже совсем города!
  
  
  Вспомнил он тоже, ему так казалось,
  
  
  Будто он дома лицо то видал,
  
  
  Что в медальоне теперь красовалось!
  
  
  Родственник тоже! Мелькнул и пропал!
  
   Ах! И была же жена что колдунья!
  
   Все предусмотрит, умно говорит,
  
   И не капризна, нет, нет, не ворчунья:
  
   Сделает дело, а сделав, сидит.
  
  
  Ну и ласкаться, ей-богу, умела!
  
  
  Чтоб щепетильной назвать, а ничуть...
  
  
  А уж как песни цыганские пела,
  
  
  Как ямщику-то дуги не согнуть...
  
   Ну, потерял! Значит, было да сплыло!
  
   Память о ней он в душе схоронил...
  
   Раз предложенье женить его было:
  
   Этот пассаж старика оскорбил.
  
  
  Вдруг оказалось! Да нет! Как же это? ^
  
  
  Может ли быть? Нет, пойти расспросить...
  
  
  Только к кому? Все мертвы! С того света
  
  
  Надо советников в мир пригласить.
  
   Вспомнил о друге своем Поседенском;
  
   Умный, хороший он был господин!
  
   Только уж десять годов на Смоленском...
  
   Как! Неужели я вправду один?
  
  
  Так-таки вовсе один в целом свете!
  
  
  И никого, никого не найти,
  
  
  Кто бы сказался в хорошем совете,
  
  
  С кем бы мне душу свою отвести!
  
   Он до сегодня того не заметил,
  
   Что одиноким свой век коротал,
  
   Будто бы кто-то и ласков, и светел
  
   Всю пустоту вкруг него заполнял!
  
  
  И не живым существом заполнялась:
  
  
  Светлою памятью счастливых дней,
  
  
  Ею, женою! Жены не осталось -
  
  
  Бездна открылась - повис он над ней...
  
   Точно как будто бы все провалилось,
  
   Что окружало, ютило в себе;
  
   Зябкою стала душа, оголилась,
  
   Вышла на стужу во всей наготе...
  
  
  Все это в нем, как впотьмах, проступало
  
  
  И несознательно мысли гнело...
  
  
  Надо ж, однако, чтоб лениться стало!
  
  
  Вдруг, неожиданно, стало светло...
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Сына сыскать!.. Тут, во что бы ни стало,
  
   Надо тот ларчик дубовый добыть,
  
   Тот, что покойница, как умирала,
  
   В гроб свой велела с собой положить...
  
  
  Ларчик вдруг вспомнился!.. Малый, зеленый.
  
  
  Согнут, придавлен на верхних углах;
  
  
  Скобка! На скобке замочек мудреный!
  
  
  Как приказала - положен в ногах.
  
   К митрополиту пойти? Разрешенье
  
   Вскрыть мне могилу просить, а потом?..
  
   Нет, прежде справки собрать, без сомнения,
  
   Как отдают в воспитательный дом?
  
  
  Да! В воспитательный дом снарядиться!
  
  
  Только б скорее! Чего не забыть...
  
  
  Крест нацепить! Ничего, пригодится...
  
  
  Тише, Петр Павлыч, чего так спешить!
  
   Скверный извозчик! Кафтан - из заплаток,
  
   С музыкой дрожки, что камень-то звон!
  
   Вот уж и лебедь в кругу лебедяток
  
   Над воспитательным, выше колонн.
  
  
  "Что вам угодно?" Швейцар такой видный,
  
  
  Он в треуголке и весь в галунах;
  
  
  Взгляд величавый, а голос обидный...
  
  
  "Где-бы мне справку достать о детях?.." -
  
   "Вам это, что же, кормилицу нужно,
  
   Али дежурного, что ли, спросить?" -
  
   "Да, да, кормилицу..." - "Мне недосужно;
  
   Я вот сынишку пошлю проводить".
  
  
  Всюду швейцары родятся с задором;
  
  
  Вынул Петр Павлыч рублевую, дал;
  
  
  По бесконечно большим коридорам
  
  
  Юркому мальчику вслед зашагал.
  
   "Здеся во мамки!" Глядит: галерея,
  
   Точно аллея, что в Летнем саду.
  
   В длинных каких-то халатах пестрея,
  
   Были все мамки тогда на ходу.
  
  
  Час их прогулки... У каждой ребенок;
  
  
  Вместо повойника белый колпак;
  
  
  Плач ребятишек и запах пеленок...
  
  
  Шлепают туфли; размеренный шаг;
  
   Идут одна за другой вереницей,
  
   Говору нет, соблюдается чин...
  
   Счетом - десятки! Рост, плотность и лица
  
   Всяких характеров, всех величин!
  
  
  Были, что дети, совсем молодые!
  
  
  Где бы, казалось, ей матерью стать?
  
  
  Были и бабы, не в шутку седые:
  
  
  Годы большие; могла б перестать...
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Только Зубкову и в ум не входило
  
   Мамку позвать! Что же делать? Как быть?
  
   То, что увидел он,- ошеломило,
  
   Только и мог он - глазами водить!
  
  
  Бабы, в надежде на место, глядели
  
  
  Прямо в глаза, мимо гостя идя...
  
  
  "Вы бы кормилицу выбрать хотели?" -
  
  
  Доктор дежурный спросил, подойдя.
  
   "Нет-с, мне не это... Мне справиться надо...
  
   Ежели сдали дитя: как сыскать?" -
  
   "Это не здесь, а подалее, рядом,
  
   Впрочем, могу я вам правила дать.
  
  
  Вот - отпечатаны; к вашим услугам;
  
  
  Ищете разве кого?.." - "То есть... нет...
  
  
  Брат мой просил..." - с очень ясным испугом
  
  
  Цедит сквозь зубы Петр Павлыч в ответ.
  
   "Ежели номер у вас не утрачен,
  
   То разыскать не особенный труд;
  
   Впрочем, есть сроки! Тут срок обозначен;
  
   Только расходы обратно возьмут".
  
  
  Доктор, кивнув головой, удалился.
  
  
  Вышел Петр Павлыч за двери; сошел
  
  
  С лестницы, в заднем дворе очутился
  
  
  И до Казанской дворами добрел.
  
   Правила все прочитал! Не даются...
  
   Сроки пропущены... Где тут сыскать?
  
   Ноги слабеют, в коленках трясутся;
  
   Надо скорее извозчика взять.
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Если поранить себя где случится -
  
  
  Тотчас кругом воспаленье пойдет;
  
  
  Кровь к пораженному месту стремится...
  
  
  Будто бы знает: работа тут ждет!
  
   Надо чинить! Надо дело поправить...
  
   Есть затаенные силы души,
  
   Вдруг, мимо воли, идущие править,
  
   Если наличные не хороши!
  
  
  Мы приказанья тех сил исполняем -
  
  
  И, точно так же, как муху во сне,
  
  
  Сами не ведая как, отгоняем -
  
  
  Делаем то, что прикажут оне.
  
   Так это было и с бедным Зубковым:
  
   Свежее чувство раскрытой вины
  
   Быстро задвинулось более новым:
  
   Ищет он сына виновной жены!
  
  
  Точно корабль, окрылясь парусами,
  
  
  Ждать неспособен и должен поплыть,
  
  
  Едет Петр Павлыч, влекомый мечтами,
  
  
  К митрополиту о деле просить.
  
   К Смольному в лодочке он перебрался,
  
   Шел к Александровской лавре пешком;
  
   Колоколов перезвон раздавался,
  
   Как проходил он над лаврским мостом.
  
  
  Вот и кладбище в стенах отбеленных...
  
  
  И из-за стен на дорогу глядит
  
  
  Много столбов и крестов золоченых,
  
  
  Мраморы, бронза, порфир и гранит.
  
   Видит: монах-старичок осторожно
  
   С паперти сходит и книги несет,
  
   "Где мне владыку увидеть бы можно?"-
  
   "Митрополита?.. Уехал в Синод".-
  
  
  "Смею спросить, чтобы вас не обидеть,
  
  
  Каждый ли день и в какой это час
  
  
  Митрополита мне можно бы видеть?"-
  
  
  "С просьбою, что ли? О чем там у вас?"-
  
   "Дело большое к владыке имею..."-
  
   "Он принимает как бог приведет".-
  
   "Где же?" - "А вот, как пройдете аллею,
  
   Просьбу в подъезде дежурный возьмет".
  
  
  Как было сказано, так и случилось:
  
  
  Раза четыре пытался Зубков
  
  
  Лично представиться - не приходилось:
  
  
  Занят, уехал, заснул, нездоров...
  
   Подал дежурному и удалился!
  
   Ох!.. Уж чего-то он не испытал?
  
   Телом осунулся, весь изменился
  
   За две недели, которые ждал.
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Вышел - отказ! В синей рясе, воителем,
  
  
  Видом такой, что скорей уходи,-
  
  
  Вышел викарий к безмолвным просителям:
  
  
  Он панагией играл на груди.
  
   На панагии, блестя бирюзою,
  
   Лик богородицы кротко сиял!..
  
   Быстро покончил викарий с толпою...
  
   Только Петр Павлыч один ожидал.
  
  
  И подошел он к нему, улыбаясь:
  
  
  "Вы ли коллежский ассесор Зубков?"
  
  
&nbs

Другие авторы
  • Шахова Елизавета Никитична
  • Фигнер Вера Николаевна
  • Герсон И. И.
  • Карабчевский Николай Платонович
  • Репин Илья Ефимович
  • Новиков Николай Иванович
  • Лукьянов Александр Александрович
  • Львовский Зиновий Давыдович
  • Краснов Петр Николаевич
  • Эсхил
  • Другие произведения
  • Чуйко Владимир Викторович - Бронников Федор Андреевич
  • Карасик Александр Наумович - А. Н. Карасик: краткая справка
  • Дорошевич Влас Михайлович - Дуэль
  • Введенский Иринарх Иванович - И. И. Введенский: биографическая справка
  • Дмитриев Иван Иванович - Е. Лебедев. Ирония и слезы чувствительной поэзии
  • Желиховская Вера Петровна - Сон в руку
  • Диккенс Чарльз - Давид Копперфильд. Том Ii
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Воровский В. В.: биобиблиографическая справка
  • Веневитинов Дмитрий Владимирович - В. Осокин. Перстень Веневитинова
  • Барбашева Вера Александровна - Краткая библиография
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 271 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа